Судостроительный завод имени 61 коммунара. Предыстория броненосца «Екатерина II»

Закончившаяся в 1878 году война России с Османской империей сопровождалась в финале острым кризисом в отношениях с Англией. Эта война выявила не только способность командования Черноморского флота к различным экстренным импровизациям (создание в короткие сроки флотилии минных катеров и первого в мире их носителя, постройка батарейных плотов и прочего), но показала всю шаткость положения России на Черном море.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Предыстория броненосца «Екатерина II»

Крейсер «Память Меркурия» на рейде Севастополя



Из ограниченного состава кораблей и судов, находившихся в строю в течение войны 1877–1878 гг., только два броненосца береговой обороны, построенных по проекту вице-адмирала Попова, были специальной постройки. Настоящий полноценный флот требовался в самые кратчайшие сроки. Тем более что уважаемые западные, и особенно островные, партнеры занимались не только диспутами на тему происхождения человека.

Добровольный флот

Резкое ухудшение отношений с Великобританией в конце русско-турецкой войны 1877–1878 гг. побудило русское правительство к экстренному принятию целого комплекса мер военного характера. В число последних входило приобретение за границей коммерческих пароходов с последующим переоборудованием их в крейсеры – истребители торговли. Довольно успешное применение рейдеров в недавней Гражданской войне в США наглядно показывало довольно недорогой и эффективный способ нанесения ущерба торговому судоходству противника.


Крейсер «Азия»


В завершающей стадии русско-турецкой войны и в преддверии вполне вероятного конфликта с Англией русское командование сделало американской фирме «Уильям Крамп и сыновья» заказ на переоборудование в крейсеры трех купленных в США пароходов. В итоге вышли высокоавтономные истребители торговли водоизмещением от 2250 до 3500 тонн, получившие названия «Азия», «Африка» и «Европа».


Крейсер «Африка»


Корабли прошли основательную переделку: на них были усилены водонепроницаемые переборки, оборудованы подкрепления под орудия и погреба боеприпасов к ним. Объем угольных бункеров позволял, например, самому крупному из троицы крейсеру, «Европе», пройти более шести тысяч миль 13-узловым ходом.


Крейсер «Европа»


Приобретение было в целом оценено как удачное, и руководство приняло вполне закономерное решение: в меру сил придать процессу превращения коммерческих судов в крейсеры массовый характер. В марте 1878 года Московским обществом для содействия русского торгового мореходства при полной поддержке правительства был организован всенародный сбор средств на создание «добровольного флота». Собранные деньги предполагалось пустить на закупку пароходов, которые могли быть превращены в крейсеры. Для координации действий и управление этим органом в апреле 1878 года был создан специальный Комитет под председательством цесаревича Александра, будущего императора.

Требования к закупаемым кораблям были выработаны довольно четкие. Они должны были иметь скорость не ниже 13 узлов, автономность по запасам до 20 суток и достаточную прочность корпуса, позволяющую устанавливать на них орудия калибров 203 и 152 мм. Приток поступающих средств позволил уже в июне 1878 года приобрести в Германии три парохода – это были «Москва», «Петербург» и «Россия».


В июле эти три корабля, снабженные вооружением и укомплектованные командами, приняли участие в царском смотре на рейде Кронштадта. В дальнейшем, когда международная обстановка после Берлинского конгресса несколько разрядилась, вся троица с демонтированными орудиями ушла на Черное море и использовалась для перевозки русских войск домой.

Успешная деятельность Комитета позволила преобразовать начинание в полугосударственную судоходную компанию, получившую название Добровольный флот. Используя поступающие от государства и частных лиц пожертвования, компания в мирное время занималась коммерческой деятельностью, но обязывалась по первому требованию правительства передать в его распоряжение пароходы для переоборудования их в военных целях.

Добровольный флот находился в ведении Министерства финансов и имел право безвозмездно пользоваться казенными землями для размещения на них своей инфраструктуры: верфей, складов и других сооружений. Команды пароходов общества «Добровольный флот» комплектовались из военных моряков, а в трюмах первоначально хранились орудия для быстрого вооружения.

Деятельность этой компании охватывала не только Балтику, но и Черное море. В качестве дополнительной меры поддержки Добровольному флоту была передана монополия на перевозку пассажиров и грузов на Дальний Восток из Одессы. Вплоть до открытия Транссибирской железнодорожной магистрали это был наиболее быстрый и экономически выгодный способ добраться до тихоокеанских рубежей России.

Поскольку строительство военных кораблей специальной постройки в Николаеве и Севастополе только подготавливалось, имелась настоятельная необходимость усилить фактически заново формирующийся Черноморский флот за счет «гибридных» пароходов. Тонкости ситуации придавал тот факт, что согласно международной конвенции, проход военных кораблей через Черноморские проливы был на тот момент запрещен. Пришлось прибегнуть к импровизации.

К услугам получавшей не только частное, но и государственное финансирование компании были лучшие иностранные верфи, поскольку строить на отечественных было дорого и долго. Вскоре вопросом строительства пароходов двойного назначения занялись напрямую. В мае 1879 года французской судостроительной фирме «Forges et chantiers de la Mediterranee» (Кузницы и верфи Средиземноморья), расположенной в Тулоне, было заказано проектирование и строительство парохода, способного в случае необходимости выполнять функции крейсера. Первоначально он должен был называться «Ярославль».

Уже в мае 1880 года пароход был спущен на воду. Водоизмещение «Ярославля» составило 3050 тонн; благодаря широкому применению стали, удалось облегчить конструкцию корпуса и довести максимальный запас угля до тысячи тонн. Механическая установка корабля состояла из шестицилиндровой паровой машины мощностью 2500 лошадиных сил, позволявшей развивать максимальную скорость в 16,5 узлов. По расчетам, учитывая емкость угольных ям, дальность плавания «Ярославля» экономическим ходом превышала 10 тыс. миль.

Закончив цикл достроечных работ и испытаний, новый пароход, груженный углем для нужд компании «Добровольного флота», отправился в Одессу. «Ярославль» шел под коммерческим флагом, однако, когда он проходил проливы, у турецкой стороны возникли некоторые небезосновательные сомнения в истинности его «коммерческого» использования – корпус парохода имел ярко выраженный конструктивный таран и спонсоны для орудий.

Пароход прибыл в Одессу, и после недолгой эксплуатации в составе Добровольного флота быстро выяснилось, что его военные характеристики значительно превалируют над экономическими. «Ярославль» как гражданское судно был очень дорог в обслуживании и вследствие этого нерентабелен. Учитывая все это, Морское министерство предложило выкупить пароход по контрактной цене, что вскоре и сделало.


Крейсер «Память Меркурия»


Весной 1882 года, переименованный в «Память Меркурия» и переклассифицированный в крейсер, он вступил в строй Черноморского флота. Корабль получил вооружение из шести 152-мм орудий и четырех 107-мм орудий на поворотных станках. Имелось несколько скорострельных мелкокалиберных орудия и четыре однотрубных торпедных аппарата. В трюмах было оборудовано место для 180 мин заграждения. Вплоть до вступления в строй первого эскадренного броненосца на Черном море – «Екатерины II» – «Память Меркурия» оставался самым мощным кораблем Черноморского флота. Находившиеся в строю поповки были ограниченны прибрежными районами плавания.

Первый эскадренный броненосец Черноморского флота

Прошедшая русско-турецкая война явственно показала, что, имея в распоряжении два тихоходных броненосца береговой обороны и несколько вооруженных торговых пароходов, трудно бороться даже с османским флотом, в котором уже имелось почти два десятка современных кораблей специальной постройки. Осуществление же главной задачи Черноморского флота: обеспечение захвата проливов Босфор и Дарданеллы – при такой расстановке сил выглядело маловероятным. В первые послевоенные годы все выделяемые средства шли прежде всего на реконструкцию портов и всей инфраструктуры Черноморского побережья, и на закладку новых кораблей денег, как обычно, не хватало.


Контр-адмирал Пещуров


В апреле 1881 года временно управляющий Морским министерством контр-адмирал Алексей Алексеевич Пещуров подал великому князю Алексею Александровичу докладную записку, в которой были тезисно изложены взгляды на развитие и усиление Черноморского флота. С этим документом были ознакомлены все члены Государственного совета.

На состоявшемся в августе 1881 года особом совещании под председательством великого князя Алексея Александровича были установлены основные направления отечественной военно-морской политики. Во-первых, развитие Черноморского флота ставилось главной задачей. Во-вторых, этот флот должен был по своей мощи как минимум не уступать османскому и иметь достаточное количество транспортов для погрузки на них десантного корпуса в 30 тыс. человек. На остальных акваториях вопросы наращивания сил формулировались обтекаемым выражением «увеличения по мере возможностей».

Что касается детального обсуждения корабельного состава, то окончательно он был утвержден на совещаниях, состоявшихся ближе к концу года. Согласно принятым решениям, Черноморский флот должен был состоять из 8 броненосцев 1-го класса водоизмещением в 8500 тонн и мощностью машины в 6 тыс. лошадиных сил, 2 крейсеров 2-го ранга и 20 миноносцев. На выполнение этой программы в течение ближайших двадцати лет предполагалось выделить 67 млн. рублей. Впоследствии эта программа неоднократно корректировалась.

Алексею Алексеевичу Пещурову как основному автору программы развития Черноморского флота было присвоено звание вице-адмирала с назначением его на пост Главного командира и военного губернатора Николаева. Он сменил недолго находившегося в этой должности адмирала Михаила Павловича Манганари. Начался довольно трудный и мучительный поиск прототипа для будущего черноморского броненосца 1-го класса.


Схема броненосца «Екатерина II»


В этом вопросе мнения разделились довольно существенно. Часть инженеров рассматривала как образец британский броненосец «Аякс» и французский броненосец среднего водоизмещения «Кайман». Однако, по настоянию управляющего Морским министерством вице-адмирала Ивана Алексеевича Шестакова, остановились на слегка уменьшенном балтийском «Петре Великом» с тремя 305-мм орудиями вместо четырех, меньшим запасом угля и с усиленным бронированием. Машину для головного корабля планировалось позаимствовать с императорской яхты «Ливадия», построенной в Англии по проекту вице-адмирала Попова, и которую в 1883 году планировали подвергнуть модернизации.

Летом 1882 года Морской технический комитет доложил вице-адмиралу Шестакову о начале проектных работ по броненосцу для Черного моря водоизмещением 8 тыс. тонн и вооруженному новейшими 305-мм орудиями весом в 45 тонн. Однако скоро в Морском министерстве стали известны подробности бомбардировки Александрии английским флотом в июле 1882 года.

Египетским военным кругам и общественности не нравилось засилье европейского влияния в стране, резко усилившееся после прорытия Суэцкого канала. Недовольство переросло в волнения, и страну покинуло большинство находившихся там европейцев. Для конструктивного диалога к берегам Египта была отправлена средиземноморская эскадра Ее Величества, которая 11 и 12 июля 1882 года – после предъявления ультиматума, оставшегося без ответа, – провела с берегом мирные переговоры, главным тезисом в которых использовался главный калибр. Для продолжения переговорного процесса в дальнейшем на берег были высажены войска.

Результаты перестрелки английских броненосцев и береговых батарей были тщательно изучены. На их основании в проект будущего черноморского броненосца были внесены многочисленные изменения, общий объем которых неуклонно возрастал. Возникшую было идею: вооружить корабль перспективными 85-тонными 381-мм орудиями – отвергли как технически мало осуществимую. Остановились на ставшем классическим для броненосцев калибре 305 мм.


Изменения в системе бронирования будущего броненосца «Екатерина II»


Расположение орудий также часто менялось. Примеры брались то с английских, то с итальянских кораблей подобного класса. В итоге главный калибр будущего черноморского броненосца представлял собой шесть 12-дюймовых орудий, расположенных попарно в трех барбетах на снижающихся станках. По просьбе контр-адмирала Пещурова была повышена автономность: увеличен объем угольных бункеров за счет некоторого снижения толщины брони борта. Водоизмещение корабля неуклонно росло.

В декабре 1882 года Морской технический комитет утвердил теоретический чертеж и спецификацию черноморского броненосца водоизмещением 9900 тонн, мощностью машины в 9 тысяч лошадиных сил, с шестью 305-мм орудиями на снижающихся станках, расположенными попарно на трех барбетах и позволяющими вести огонь в четыре ствола в носовом и бортовом секторе стрельбы. Семь 152-мм орудий вспомогательного калибра расположились на батарейной палубе. Вооружение дополнялось несколькими мелкокалиберными пушками. Толщина главного броневого пояса по ватерлинии составляла 457 мм сталежелезной брони.

Тем временем в Николаеве под руководством контр-адмирала Пещурова начались интенсивные работы по подготовке к строительству головного броненосца. Постройка таких крупных кораблей со сложной конструкцией корпуса требовала более совершенных и механизированных средств производства. Реконструкция Николаевского адмиралтейства, предпринятая во время постройки броненосцев береговой обороны по проекту вице-адмирала Попова, сильно затянулась, и ее предварительные итоги совершенно не соответствовали новым техническим заданиям.


Адмиралтейство. Северный берег Ингула, Николаев


Требовалось и возвести новый, обладающий большими размерами эллинг и стапель, и смонтировать развитое крановое оборудование большой грузоподъемности. На северном берегу Ингула началось возведение сложного инженерного сооружения, получившего в дальнейшем название эллинг №7.

Он представлял собой большое трехпролетное помещение размерами 47 на 120 метров, покрытое сплошной кровлей на сборных деревянных фермах, опирающихся на четыре ряда деревянных колонн. Колонны были встроены в фундамент из бутового камня. Средний пролет – там, где располагался стапель, – имел ширину 24 метра и высоту 25,5 метра. Вокруг эллинга были возведены разнообразные склады и мастерские. Одновременно велись работы над внешней и подводной частями стапеля, выступающего за пределы эллинга на 70 метров.


Модель броненосца «Екатерина II» в Музее судостроения и флота в Николаеве


К лету 1883 года работы над эллингом №7 и другими смежными объектами были в целом завершены. В феврале 1883 года в Николаевское адмиралтейство прибыла первая партия металла для корпуса, изготовленная Брянским акционерным сталепрокатным и механическим заводом. Рабочие верфи приступили к разметке и обработке днищевых конструкций. Так началось строительство первого броненосца для нового Черноморского флота. Его официальная закладка была еще впереди.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

4 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти