Почему Т-34 проиграл PzKpfw III, но выиграл у "Тигров" и "Пантер". Часть 3

К сожалению, в прошлую статью «не влез» материал о средствах наблюдения за обстановкой, которыми обеспечивался Т-34, поэтому с него и начнем.


Надо сказать, что Т-34 довоенного выпуска и производства первых военных лет часто (и абсолютно заслуженно) упрекают в отсутствии командирской башенки, обеспечивающей командиру танка относительно хороший обзор поля боя. Можно задать вопрос, почему же наши танки не комплектовались подобными башенками?

Дело в том, что, по мнению отечественных танкостроителей, функции командирской башенки будет выполнять средство обзора, по принципу действия напоминающее перископ подводной лодки. Соответственно, если в распоряжении командира германского Т-3 имелась пять визирных щелей в вышеупомянутой башенке, и представлявших собой обычные прорези в броне, забранные триплексами, то командир Т-34 располагал панорамным прибором ПТ-К, который в некоторых случаях заменялся на панорамный прицел ПТ 4-7) и двумя перископическими прицелами, расположенными по бортам башни.

Почему Т-34 проиграл PzKpfw III, но выиграл у "Тигров" и "Пантер". Часть 3

Данная схема взята из статьи Григория Малышева "Приборы управления огнем советских и немецких танков Второй мировой войны. Мифы и реальность" опубликованной ранее на "ВО".


Таким образом, теоретически командир Т-34 должен был иметь преимущество перед своим германским «коллегой», но на практике именно русский танк оказывался «слепым», в то время как немецкий обладал вполне приемлемой обзорностью. Почему так?

Во-первых, это неудобное положение и малый сектор обзора у панорамного прицела. В него, банально, сложно было смотреть с командирского места — нужно было выворачивать голову под неестественным углом, и особенно этот недостаток проявлялся во время движения танка. Теоретически ПТ-К мог бы обеспечивать обзор на 360 град., но фактически делал это только на 120 град вправо от направления движения Т-34, при этом оставалась весьма значительная, не просматриваемая, «мертвая» зона у танка.

Следует отметить также и то, что некоторые недостатки панорамного прибора ПТ-К следовали из его достоинств. Так, он имел 2,5 кратное увеличение, что было весьма полезно для того, чтобы выявить замаскированные цели – кстати, подобной возможности командир Т-3 был лишен, что считалось заметным недостатком немецкого танка. Но с другой стороны, подобное увеличение при ограниченном угле видимости требовало от командира Т-34 медленно вращать маховичок привода механизма кругового наблюдения, в противном случае изображение смазывалось. И вот, в результате всего вышесказанного, германский командир танка имел хорошую возможность в любой момент, покрутив головой, осмотреть поле боя и выявить угрозы своему танку, в то время как командир Т-34 должен был медленно осматривать ограниченный сектор пространства впереди-справа своего "железного коня"…

Что же до боковых смотровых приборов башен, которыми располагал командир Т-34, то ему необходимо было сильно нагнуться, чтобы смотреть в тот, который располагался с его стороны. Автор настоящей статьи так и не смог разобраться, была ли у командира возможность смотреть в левый смотровой прибор, находившийся со стороны заряжающего, но по результатам испытаний для обоих приборов указывалось и неудобство пользования, и малый сектор обзора, и невозможность очистить стекла приборов, оставаясь внутри танка, и значительное мертвое пространство... В общем, несмотря на простоту обзорных «приборов» германского танка Т-3, его командир мог значительно лучше контролировать поле боя.

Наводчик германского танка помимо, собственно, прицела, имел также 4 визирные щели, таким образом, он мог осматривать пространство рядом с танком наряду с командиром. На Т-34 командир сам был наводчиком, и в качестве такового, располагал, в дополнение к описанным выше средствам обзора, еще и танковым телескопическим прицелом ТОД-6.

Надо сказать, что по конструкции наши прицелы были весьма совершенными, более того: американцы, изучавшие Т-34 на Абердинском полигоне, даже сделали вывод, что его прицел «по конструкции лучший в мире», но при этом отметили посредственную оптику. Собственно говоря, это было первым существенным недостатком нашего прицела в сравнении с германским: в принципе, они обеспечивали наводчику сопоставимые возможности, но выделку линз германского прибора отличало традиционно высокое качество германской оптики, в то время как у нас оно было несколько хуже и до войны, а в начальный ее период стало в какой-то момент совсем плохим, во время эвакуации выпускающим ее завода. Тем не менее, даже в самые худшие времена нельзя было говорить о неработоспособном прицеле у советских танков.

Второй недостаток заключался в том, что германские танковые прицелы были, если можно так выразиться, «переломными». То есть положение той части прицела, в которую смотрел наводчик, оставалось неизменным от угла возвышения орудия, а вот наводчик-командир Т-34 вынужден был нагибаться, или наоборот, приподниматься вслед за прицелом ТОД-6.

Механик-водитель на Т-34 имел целых три перископических прибора и, собственно, люк механика-водителя, который можно было приоткрыть. Мехвод Т-3 располагал одним «перископом» и одной визирной щелью. Но германские приборы обеспечивали очень хороший обзор «вперед-влево», при том что расположенный рядом стрелок-радист, имея в своем распоряжении две визирные щели, имел неплохой обзор «вперед-вправо», отчего мог что-то подсказать механику-водителю. В то же время три «перископа» Т-34 наши проектировщики расположили на разных уровнях (передний, смотрящий вперед перископ – 69 см от сидения, левый и правый – 71 см). С учетом того, что разница в 2 см в положении сидя требовала разного роста, так как передний перископ оказывался на уровне глаз мехвода, если последний был низкого роста, а боковые – если «ниже среднего», ни о каком удобстве наблюдения говорить не приходится. Кроме того, на боковых приборах отсутствовали налобники, они очень быстро загрязнялись при движении по целине до состояния полной потери видимости, а штатные «дворники» с их очисткой не справлялись совершенно.


На фотографии хорошо видны все три "перископа" механика-водителя


Не слишком удачная обзорность механика-водителя в Т-34 (при закрытом люке) дополнялась слепотой стрелка-радиста, у которого имелся только оптический прицел для пулемета. По факту он давал настолько мизерный угол обзора и был настолько неудобен, что практически не позволял вести прицельный огонь из пулемета в бою. Из мемуаров танкистов следует, что пулемет в подавляющем большинстве случаев выполнял функции либо «психологического» (стреляем в ту сторону!), либо съемного оружия.

Несмотря на все вышесказанное, хотелось бы отметить следующее. Конечно, смотровые приборы Т-3 и Т-4 обеспечивали лучший обзор, чем был у Т-34 выпуска 1940-1942 гг., но это не значит, что германские танкисты видели все, а наши – ничего. Все-таки нужно понимать, что обзор из танков тех лет, что английских, что немецких, что отечественных или американских был очень плохим. Но у Т-34 он был хуже, чем у немецких танков.

Вооружение

Артиллерия. Тут, вне всякого сомнения, Т-34 лидирует с огромным отрывом и от немецких, и от любых современных ему средних танков других держав. Оснащение новейшего советского среднего танка 76,2 мм артсистемами Л-11 и, впоследствии, Ф-34 с достаточно высокой для 1940 г. начальной скоростью снаряда, составлявшей 612 и 655-662 м/сек соответственно, стало огромным шагом вперед для мирового танкостроения. В сущности, речь шла о том, что именно Т-34 получил универсальную артсистему, пригодную для борьбы почти со всеми возможными целями танка: вражеской бронетехникой, полевой артиллерией, ПТО, пехотой, а также ряда полевых укреплений. В то же время в артвооружении немецких танков даже и в начале Великой Отечественной сохранялась еще известная специализация. Так, 37-мм и 50-мм пушки, устанавливаемые на Т-3 в силу малого веса снаряда, и, соответственно, малого содержания ВВ в нем, не слишком хорошо подходили для поражения пехоты и артиллерии противника и представляли по больше части противотанковое средство. Тем не менее, в борьбе против танков с отечественной Ф-34 могла поспорить разве что лучшее из них, длинноствольное 50-мм орудие KwK 39 L/60, бронепробиваемость которого была вполне сопоставима с советской пушкой. Но, не имея преимущества над Ф-34 по части борьбы с бронетехникой, KwK 39 L/60 уступала ей по воздействию по другим типам целей, а кроме того, на момент вторжения в СССР таким орудием располагало ровно 44 немецких танка.

Наоборот, по полевым укреплениям, пехоте и прочим небронированным целям неплохо могла действовать артсистема KwK 37 L/24, устанавливаемая на Т-4, но, в силу малой начальной скорости снаряда, составлявшей всего 385 м/сек, она сильно уступала и Л-11, и Ф-34 в возможностях поражения вражеской бронетехники. Пожалуй, единственным бесспорным преимуществом германских танковых артсистем над отечественными Л-11 и Ф-34 были их сравнительно малые размеры, оставлявшие больше места в башне для других агрегатов и экипажа.



О других странах и говорить нечего – французская 47-мм и британская 40-мм пушки Ф-34 категорически уступали по всем параметрам. Иное дело – американский М3 «Ли», получивший на вооружение 75-мм артсистему более-менее сопоставимых с отечественными 76,2 мм орудиями качеств, но американцы умудрились запихнуть ее в спонсон с весьма небольшим углом горизонтального наведения. Что же до отечественной Ф-34, то вердикт американцев, испытывавших ее на Абердинском полигоне, был таков: «…очень хорошая. Проста, безотказно работает и удобна в обслуживании». В минус нашей пушке ставили только относительно низкую скорость снаряда, что для 1942 г было вполне объяснимо.

Тем не менее, очень высокие для 1940-1941 гг. ТТХ наших 76,2-мм орудий в известной мере нивелировались мизерным количеством бронебойных снарядов, которые для них смогла изготовить наша промышленность. По всей видимости, важную роль сыграло то, что для таких снарядов долгое время не было цели – легкобронированные танки середины 30-х годов вполне могли быть уничтожены даже фугасным 76,2-мм снарядом, или же шрапнельным, выставленным на контактное действие.

До 1937 г у нас производился 76,2-мм бронебойный снаряд обр. 1933 г., причем темпы выпуска вовсе не поражали воображения: так, в 1936-37 гг. при плане выпуска 80 000 снарядов удалось произвести 29 600 ед. С учетом того, что в бронебойных снарядах нуждалась не только танковые, но и полевые орудия, даже плановые цифры выглядят совершенно незначительными, а фактический выпуск и вовсе представляет собой исчезающе малую величину. Затем, с появлением более прочной брони и разработки танков с противоснарядным бронированием, выяснилось, что снаряд обр. 1933 г. неэффективен против бронелиста толщиной 60 мм, так что пришлось срочно разрабатывать новый.

Однако производство бронебойных снарядов было полностью сорвано. При планах выпуска в 1938-1940 гг. 450 000 снарядов, произвести удалось 45 100 снарядов. И только в 1941 г. наметился, наконец, прорыв – при плане в 400 000 снарядов на начало июня удалось изготовить 118 000 снарядов.

Однако в масштабах боев 1941-1942 гг. и такие выпуски были каплей в море. В итоге, даже в июле 1942 г. НИИ-48, изучая воздействие отечественных снарядов на германскую бронетехнику, в отчете «Поражение брони немецких танков» отмечало:

«Ввиду отсутствия в настоящее время необходимого количества каморных бронебойных снарядов в артиллерийских подразделениях распространена стрельба по немецким танкам из 76,2-мм дивизионных пушек снарядами других типов…»


Не то, чтобы в СССР не могли спроектировать нормальный бронебойный снаряд, проблема заключалась в том, что массовое его производство требовало рабочих очень высокой квалификации, а такие были в большом дефиците. В итоге, даже и те снаряды, которые все же выпускались нашей промышленностью, были далеко не настолько хороши, как могли бы быть, но и даже их было мало. В известной мере ситуацию спасло решение производить бронебойные снаряды-болванки, не содержащие взрывателя и ВВ вообще. Разумеется, заброневое действие таких снарядов было недостаточным, полностью вывести вражеский танк из строя могли только в случае попадания в двигатель, топливные баки или боекомплект.

Но, с другой стороны, не стоит и преуменьшать возможности снарядов-болванок. В прошлой статье мы описывали, что Т-34 могли получать достаточно серьезные повреждения даже в тех случаях, когда снаряд не проходил полностью внутрь корпуса: ущерб наносили осколки танковой брони, выбитая снарядом «бронепробка» и головная часть снаряда, которая в целом виде или осколками попадала в заброневое пространство. При этом речь шла о снарядах калибра 37-45-мм. В то же время 76,2-мм стальные болванки, согласно отчету НИИ-48, пробивали германские танки «с любых направлений» и, очевидно, их заброневое действие было значительно выше.

Вспомним также и о том, что, по мере роста защищенности танков практически весь мир начал применять подкалиберные снаряды, чей поражающий элемент, в сущности, представлял собой малокалиберную стальную болванку. Ну так наши Т-34 стреляли болванками калибра 76,2-мм и, конечно, заброневой эффект "калиберного" боеприпаса был куда выше, чем у подкалиберных 50 и 75-мм германских орудий.

Другой вопрос – когда у нас появились такие снаряды? Точной даты поступления на вооружение «болванки» БР-350БСП автор настоящей статьи, к сожалению, не нашел, но А. Уланов и Д. Шеин в книге «Порядок в танковых войсках?» упоминают 1942 год.

Что же до пулеметного вооружения, то оно, в общем, было достаточно сходным у наших и немецких танков, включая в себя по 2 пулемета «винтовочного» калибра 7,62 мм. Детальное сравнение пулеметов ДТ и МГ-34, используемых в советском Т-34 и германских Т-3 и Т-4, пожалуй, все-таки выходит за рамки настоящего цикла статей.

Выводы по технической части

Итак, попробуем теперь подытожить все, рассказанное о технических данных Т-34. Его бронезащита однозначно превосходила любой средний танк мира, но вовсе не была «неубиваемой» — при большой удаче Т-34 мог быть выведен из строя даже 37-мм орудием, правда, для этого удачи у его расчета действительно должно было быть очень и очень много. На момент своего появления и в начальный период Великой Отечественной войны Т-34 с полным правом следует называть танком с противоснарядным бронированием, так как оно обеспечивало вполне приемлемые показатели защищенности против основных танковых и противотанковых пушек германского ПТО. Немецкие танки в 1941-42 гг. могли «похвастаться» подобным уровнем бронирования только в лобовой проекции. Защита Т-34 потеряла свой «противоснарядный» статус только поле принятия на вооружение 75-мм орудия Kw.k. 40, а оно на германских танках появилось лишь в апреле 1942 г., и опять же, следует понимать, что сколько-то серьезную роль она сыграла еще позднее, по мере того, как появилась в войсках в заметных количествах.

Вооружение Т-34 так же превосходило своих немецких «конкурентов», но положение советских танкистов осложняло почти полное отсутствие полноценных бронебойных снарядов. Это заставляло наши танки сближаться с противником для надежного его поражения на дистанцию, где артсистемы германских танков уже имели шансы нанести существенные повреждения Т-34. В общем, если бы Т-34 получили на вооружение полноценные бронебойные снаряды, то мы, по всей видимости, в начале войны имели бы «русские «Тигры»», приближаться к которым немецким танкам на дальность хоть сколько-то эффективной стрельбы собственных орудий было бы смертельно опасно. К сожалению, этого не произошло, но по причине, никак не связанной с конструкцией Т-34.



Безусловно, большая численность экипажа, благодаря которой командиру не было необходимости совмещать функции наводчика, лучшие условия работы и обзорность давали танкистам определенные преимущества, но вот насколько они были велики? Пожалуй, на этот вопрос смогли бы правдиво ответить только танкисты, имевшие возможность повоевать и на советских, и на трофейных германских машинах. Сегодня эти недостатки часто гиперболизируются, и можно встретить утверждения, что они в совокупности делали Т-34 никчемным танком, но ведь есть и другие точки зрения. Так, например, Д. Орджилл, английский журналист и писатель, автор ряда книг по военной истории и развитию бронетанковой техники, писал:

«Все эти недостатки, однако, в основном были незначительными. Они могли бы сыграть заметную роль лишь в том случае, если бы танки, с которыми Т-34 встретился на поле боя, были равноценны ему в более существенных отношениях».


Сложно сказать, насколько прав был Д. Орджилл, но нужно отметить, что писал он в годы холодной войны, не имея никаких оснований льстить боевой технике СССР. Автор настоящей статьи, безусловно, понимает всю важность эргономики и хорошего обзора в бою, но все же предполагает, что англичанин во многом прав и что указанные недостатки Т-34 по части обзора и эргономики все же не оказали решающего влияния на потери «тридцатьчетверок» в 1941-1942 гг.

Вероятнее всего, ключевыми техническими недостатками стала сложность управления Т-34 довоенного и раннего военного выпуска и их сравнительно низкая техническая надежность. На это наложились такие факторы, как слабая подготовка экипажей и не слишком удачная диспозиция наших механизированных корпусов (МК), и все это вместе дало кумулятивный эффект. Ведь что фактически произошло?

Расположение МК во втором и третьем эшелонах было теоретически правильным решением, так как именно оттуда, уже после того, как будут вскрыты направления германских ударов, им правильнее всего было бы выдвигаться для контратак. Размещение МК в первом эшелоне позволило бы немцам окружить их и лишить, тем самым, боевой подвижности и мощи.

Но на практике эта теория привела к тому, что нашим МК следовало выдвигаться и проходить большие расстояния для того, чтобы войти в соприкосновение с противником. Экипажи Т-34 в массе своей не имели достаточного опыта вождения этих танков, на подготовке экономили в силу относительно невысокого моторесурса танков. Доходило и до того, что мехводов Т-34 обучали вождению на других машинах! Конечно, это лучше, чем ничего, но при подобной «подготовке» освоить ранние Т-34 с их массой нюансов в управлении было совершенно невозможно.

Технические недостатки КПП и фрикционов требовали повышенного профессионализма механиков-водителей, а он, по факту, был понижен. Кроме того, далеко не все знали и умели своевременно проводить необходимую профилактику узлов и агрегатов, не знали особенностей своей техники. Все это, очевидно, не могло не привести к массовому выходу Т-34 из строя по техническим причинам еще до соприкосновения с противником. Так, например, в ходе знаменитого марша 8-го мехкорпуса КОВО было потеряно 40 танков из имевшихся 100, при том что еще 5 танков на момент начала войны не были исправны и их пришлось оставить в месте постоянной дислокации.

Конечно, на тот же самый факт можно посмотреть и с другой стороны – да, 8-ой МК потерял 45% имеющегося парка Т-34, в том числе 40% — на марше, но… в ходе переброски своим ходом почти на 500 км! Читая сегодняшние работы складывается впечатление, что имеющиеся в мехкорпусе Т-34 просто обязаны были развалиться на запчасти уже после первых 200-250 километров марша, однако этого не произошло. Может быть, не настолько плохо было у наших машин с ресурсом, как это может показаться на первый взгляд… Или командующий 8-ым МК, генерал-лейтенант Дмитрий Иванович Рябышев все же смог как следует подготовить экипажи своего соединения?

Но, во всяком случае, в условиях, когда до противника нужно было еще добраться (и, зачастую, «намотав» при этом не одну сотню километров), да еще на технике, требующей хорошо подготовленных экипажей, а их нет, то большие небоевые потери неизбежны по определению. В силу стратегических причин, описанных нами в первой статье цикла, СССР был обречен на проигрыш Приграничного сражения, а оно поглотило наиболее боеспособные войска приграничных округов. Соответственно, стратегическая инициатива оставалась за немцами, и они продолжали вполне успешно начатое наступление. А это, в свою очередь, означает, что выведенные из строя Т-34 оставались на территории, захваченной противником, даже в тех случаях, когда их вполне можно было бы ввести в строй. Известны случаи, когда приходилось уничтожать даже полностью боеспособные танки, у которых в результате маршей и боев не осталось топлива и/или боеприпасов.



Общеизвестно, что при прочих равных условиях, в вооруженном конфликте большие потери танков понесет сторона, вынужденная отступать и терять свою территорию. Верно это и для РККА: так, в Московской оборонительной операции, продолжавшейся два с небольшим месяца, с 30 сентября по 5 декабря 1941 г. мы потеряли в общей сложности 2 785 танков всех типов, или почти по 1 400 танков в месяц, но за один месяц наступательной Московской операции (5 декабря 1941 г – 7 января 1942 г.) потери составили всего 429 машин, то есть среднемесячно более чем в три раза меньше, чем в оборонительной (данные И. Шмелева). Связано это с тем, что танки, подбитые на полях сражений, как и вышедшие из строя по техническим причинам, остаются за тем, кто наступает, захватывая (отвоевывая) территорию. Соответственно, наступающая сторона имеет возможность вводить такие танки в строй, а отступающая – нет. Отступающая сторона может до известной степени компенсировать вынужденное оставление подбитой и поломавшейся бронетехники, но для этого ее бронетанковые части должны быть великолепно обучены, и обеспечены необходимым количеством тягачей, транспорта и т.д. Увы, танки мехкорпусов РККА, в противоположность вышесказанному, сплошь и рядом вынуждены были вступать в бой самостоятельно, в отрыве не то, что от тыловых служб мехкорпуса, но даже в отрыве от собственной пехоты и артиллерии.

Таким образом, мы приходим к выводу, что техническими причинами, заметно повлиявшими на потери Т-34 в начальный период войны, были сравнительно низкая надежность и требовательность к квалификации механика-водителя. И можно даже говорить о том, что в силу вышеназванных причин Т-34 довоенного выпуска и первых военных лет не отвечали самой концепции, ради которой они создавались. В то время как основной задачей для этих танков при их проектировании виделись активные действия в оперативной фронтовой зоне противника, то есть на глубину до 300 км., в 1940-1941 г технически они не были готовы к подобным операциям. Соответственно, не были они готовы и к той маневренной танковой войне, которую навязал нам вермахт.

Тем не менее, мы уже говорили ранее, и повторим еще раз – собственно технические проблемы Т-34 не были ни главными, ни сколько-то значимыми среди причин поражения автобронетанковых войск РККА на начальном этапе войны. Хотя, разумеется, они существовали и, конечно же, мешали воевать, поэтому в следующей статье мы рассмотрим историю совершенствования конструкции Т-34 – и, одновременно, изменение структуры танковых войск и роли «тридцатьчетверки» в бою.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

78 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. wooja 11 февраля 2019 05:52 Новый
    • 8
    • 1
    +7
    объективно на мой взгляд и без надрыва, все по делу.
    1. Юра 27 11 февраля 2019 07:59 Новый
      • 15
      • 4
      +11
      Всё смешалось в доме Облонских.

      На первой схеме отнюдь не ПТК, а прицел ПТ-4-7.

      А вот на второй фотке ПТК есть(на другой стороне башни), но смотрит в неё не командир, а заряжающий.

      ПТК, в отличие от мнения ТС, никогда прицелом не была.

      И не было такого, как пишет ТС : " но фактически делал это только на 120 град вправо от направления движения Т-34". ПТК имела круговой обзор(как и ПТ-4-7), если уж командир "вывернул голову под неестественным углом"(чего на самом деле не было).


      " была ли у командира возможность смотреть в левый смотровой прибор, находившийся со стороны заряжающего", - так где сидит командир и где заряжающий, а Андрюша ? При условии, что право-лево, определяется по ходу машины. Ну и конечно, смотреть в смотровой прибор противоположного борта башни ни командир , ни наводчик со своего места не могли, его от них отделяло орудие.

      При пространных рассуждениях о преимуществах/недостатков ПТК против триплексов в комбашне "немца", не отмечена главная причина "слепоты" Т-34-76, - это отсутствие освобождённого командира, пусть нет комбашни, но если есть освобождённый командир, с ПТК, то тогда Т-34 становится танком, а вот без вышеупомянутого, Т-34, - это вообще не танк, в понимании лета 41 года (с учётом его весовой категории). Танки, - это КВ, Pz III, Pz. IV, Т-50 и др. А вот Т-34-76, - это башенная САУ по факту и если её применять как танк, то получим одну из причин катастрофы 1941(другая, более главная причина, - это почти тотальная некомпетентность комсостава всех уровней).
      "KwK 39 L/60 уступала ей по воздействию по другим типам целей, а кроме того, на момент вторжения в СССР таким орудием располагало ровно 44 немецких танка." Это что за новости истории германского танкостроения ! Прям интересно услышать источник сего откровения.

      3"-ых бронебойных перед войной было около 180 тыс.шт.(точно не помню). Т.е., приблизительно по 90шт. на каждый немецкий танк с противоснарядной бронёй. Т.е. дело было в логистике и компетенции, а не в недостатке бронебойных снарядов.
      1. hohol95 11 февраля 2019 21:36 Новый
        • 5
        • 1
        +4
        А вот Т-34-76, - это башенная САУ

        Странно, что вы КВ-1 приписали к танкам, а не к самоходным ДОТам!
        1. Юра 27 12 февраля 2019 10:08 Новый
          • 1
          • 0
          +1
          Самоходный дот - это по критерию надёжности wink , а танк/САУ, - по критерию предназначения.
          1. hohol95 12 февраля 2019 10:12 Новый
            • 3
            • 0
            +3
            Чем дальше в лес...
            А обосновать свои "выводы" по предназначению Т-34 вы готовы?
            И ещё вопрос - усли в самоходной установке используется ГОТОВОЕ ПОЛЕВОЕ орудие или гаубица (естественно без колёсного или гусеничного лафета) - это САУ?
            А если для вооружения подобной машины создают СПЕЦИАЛЬНО разработанное орудие или гаубицу - это ТАНК?
            1. Юра 27 12 февраля 2019 17:00 Новый
              • 0
              • 0
              0
              Цитата: hohol95
              Чем дальше в лес...
              А обосновать свои "выводы" по предназначению Т-34 вы готовы?
              И ещё вопрос - усли в самоходной установке используется ГОТОВОЕ ПОЛЕВОЕ орудие или гаубица (естественно без колёсного или гусеничного лафета) - это САУ?
              А если для вооружения подобной машины создают СПЕЦИАЛЬНО разработанное орудие или гаубицу - это ТАНК?

              Дело не в том, откуда орудие, - с бронепоезда или космолёта. Дело в том, что при отсутствии освобождённого командира(пусть и с ПТК), танк не может эффективно выполнять свои функции : обнаружение и уничтожение целей на поле боя(т.е. по факту превращается в САУ).
              Можно башенную САУ по имени Т-34-76 назвать танком и использовать его как танк, только результатом этого, будут свои громадные потери при минимальных потерях противника.
              А можно использовать башенную САУ Т-34-76 по назначению поддержки атак и для засад. Тогда расклад свои/чужие потери будет совсем другой.
              Опять же, вопрос в компетентности комсостава : нет её и потеряли за ВОВ 83,5 тыс. танков(ну и ещё и 33,4 тыс САУ и 37,6 тыс другой бронетехники).
              1. hohol95 12 февраля 2019 17:15 Новый
                • 2
                • 2
                0
                По вашему самоходным установкам КОМАНДИР не требуется?
                Гвардии младший лейтенант Александр Малешкин, кем был?
                Тогда а в категорию СУ попадают ВСЕ довоенные танки от Т-37А до Т-34, кроме Т-28 и Т-35!
                И естественно БА начиная с ФАИ (там командир машины сидел рядом с водителем)!
                И тогда французские машины считаемые всем миром ТАНКАМИ оказываются самоходными установками...
                1. Юра 27 14 февраля 2019 05:41 Новый
                  • 1
                  • 0
                  +1
                  Цитата: hohol95
                  а вот без вышеупомянутого, Т-34, - это вообще не танк, в понимании лета 41 года (с учётом его весовой категории).

                  Конечно нужен, но его отсутствие не так критично, если САУ грамотно применять, а вот отсутствие освобождённого командира в танке сразу резко повышает потери.
                  По "французам" и прочим, процитирую сам себя ещё раз : "а вот без вышеупомянутого, Т-34, - это вообще не танк, в понимании лета 41 года (с учётом его весовой категории). " Постарайтесь понять, что здесь написано и не задавайте ненужных вопросов.
                  И кстати, как французские недотанки(они не САУ) отвоевали летом 1940 ?

                  Были ещё эрзац танки, напр. Pz 38(t), который не имел освобождённого командира, но воевал вполне прилично(учитывая его малый вес) из-за наличия комбашни с хорошими приборами наблюдения.
      2. Джон22 12 февраля 2019 12:02 Новый
        • 0
        • 0
        0
        Вы о бронебойных 3-х" к каким орудиям говорите? И откуда инфа?
      3. Alexey RA 12 февраля 2019 15:11 Новый
        • 2
        • 0
        +2
        Цитата: Юра 27
        3"-ых бронебойных перед войной было около 180 тыс.шт.(точно не помню).

        С 1936 года по 02.06.1941 г. было выпущено 192 700 бронебойных снарядов калибра 76 мм.
        При этом:
        Ведомость по войсковой части 9090 за 30 апреля 1941 года, в графе «76-мм бронебойно-трассирующий» – положено 33084, недостает 33084, процент обеспеченность – 0. Еще раз – 0, ноль, зеро, пустышка. А ведь под аббревиатурой «вэ че 9090» скрывается 6-й мехкорпус генерал-майора Михаила Георгиевича Хацкилевича.

        ... по состоянию на 25-го апреля 1941 г. 3-й мехкорпус Прибалтийского особого военного округа: танков КВ 79, танков Т-34 – 50, положено по табелю 17948 бронебойных 76-мм снарядов, имеется налицо ноль.

        Рапортует об обеспеченности вооружением и боеприпасами по состоянию на 1-е мая 1941 г. 4-й мехкорпус генерал-майора Андрея Андреевича Власова (того самого, будущего командующего 37-й, 20-й, 2-й ударной и Русской освободительной армиями): танков КВ корпус имеет 72, танков Т-34 – 242, положено иметь к 76-мм танковым пушкам 66964 артвыстрела, из них имеется в наличии ноль. Всех типов – хоть бронебойных, хоть осколочно-фугасных – все равно ноль. А вот в 8-м мехкорпусе генерал-лейтенанта Дмитрия Ивановича Рябышева немного бронебойных снарядов к танковым пушкам танков новейших типов есть: по состоянию 10-е июня корпус имеет 71 танк КВ, 100 Т-34, положено по табелю иметь 8163 бронебойных 76-мм снаряда, имеется налицо 2350.
        © Уланов/Шеин
        1. Юра 27 12 февраля 2019 17:03 Новый
          • 0
          • 0
          0
          Т.е. полнейшая логистическая некомпетентность, под двести тыщ бронебоев выпущено, а в будущих боевых частях фиг, да маленько.
          1. hohol95 12 февраля 2019 17:24 Новый
            • 2
            • 1
            +1
            Простите Юрий за грубость - на верблюдах везти надо было?
            Объясните мне пожалуйста, почему из Мурманска и Архангельска закупленная у "союзников" техника и материалы оставалась в портах прибытия в ПМВ? Верблюды железнодорожные наверно не ходили?
            Вы прав, что с логистикой были большие проблемы! Но и валить всё на головы командного состава танковых частей не следует! Они не ведали железными дорогами и складами в Военных Округах!
            А ВЕРБЛЮДЫ - честь им и ХВАЛА...Как и СЕВЕРНЫМ ОЛЕНЯМ...А уж лошадкам...
            1. Юра 27 14 февраля 2019 05:43 Новый
              • 0
              • 0
              0
              А причём здесь верблюды, командиры танковых частей и ПМВ ?
              Речь идёт о некомпетентных логистах всех уровней.
          2. Alexey RA 12 февраля 2019 17:39 Новый
            • 2
            • 0
            +2
            Цитата: Юра 27
            Т.е. полнейшая логистическая некомпетентность, под двести тыщ бронебоев выпущено, а в будущих боевых частях фиг, да маленько.

            Просто из 192700 76-мм ББС 118000 было выпущено в 1941 году. И распределять их по частям, с учётом полной забитости складов боеприпасов приграничных округов, было нетривиальной задачей.
            1. А кроме того ряд оценок в ноль бронебоев даны по состоянию на первые месяцы года - тот же апрель, впоследствии ситуация могла измениться. Но бронебоев во всяком случае не хватало
              1. Alexey RA 13 февраля 2019 13:06 Новый
                • 1
                • 0
                +1
                Цитата: Андрей из Челябинска
                А кроме того ряд оценок в ноль бронебоев даны по состоянию на первые месяцы года - тот же апрель, впоследствии ситуация могла измениться.

                Судя по отчёту НИИ-48, даже в 1942 году БР-350А отчаянно не хватало.
                Шрапнель по прежнему является одним из основных бронебойных снарядов
        2. hohol95 12 февраля 2019 17:05 Новый
          • 0
          • 0
          0
          С 1936 года по 02.06.1941 г. было выпущено 192 700 бронебойных снарядов калибра 76 мм.

          Правильно ли я понимаю, что это число ВСЕХ бронебойных снарядов калибра 76мм для полковых, дивизионных и танковых орудий?
          При этом часть (возможно незначительную истратили и потеряли в ходе войны с Финляндией.
          ...В первые дни боев при встрече с финнами танки действовали так: сначала обстреливали из пулеметов препятствия и укрытия вблизи препятствий, а затем проделывали проходы с помощью саперов. Кое-где гранитные надолбы разбивались бронебойными снарядами, но бывали случаи, когда танкисты выходили из машин и вручную ломами проделывали проходы в железобетонных надолбах.
          ...К моменту окончания артподготовки рота Хараборкина приблизилась к первым надолбам и по проходам, проделанным в них саперами, прошла препятствие. Затем с ходу была преодолена вторая линия надолбов, в которой отсутствовали проходы. Причем некоторые машины расстреливали надолбы из пушек, а другие, включая танк Хараборкина, прошли по верхам надолб, за которыми оказался противотанковый ров. С помощью фашин, лежавших на танках, танкисты сделали два прохода через ров и прошли по ним. Затем, развернувшись, танки завязали бой с дотами, сдерживавшими наступление пехоты. Танк командира роты оказался позади одного из дотов. Тремя бронебойными снарядами танкисты разбили его бронированные двери, и дот замолчал. Пользуясь поддержкой танков, пехотинцы перебрались через ров и пошли на штурм. К вечеру 11 февраля высота 65,5 была взята. Рота Хараборкина потеряла в этом бою четыре Т-28. За умелое руководство ротой и личное мужество старшему лейтенанту Хараборкину было присвоено звание Героя Советского Союза.
          1. Alexey RA 12 февраля 2019 17:36 Новый
            • 3
            • 0
            +3
            Цитата: hohol95
            Правильно ли я понимаю, что это число ВСЕХ бронебойных снарядов калибра 76мм для полковых, дивизионных и танковых орудий?

            Судя по всему - да, это все бронебойные снаряды калибра 76-мм, выпущенные в СССР.
            Можно ещё вспомнить "Записку по птабр" Кулика, в которой было дано количество 76-мм ББС для дивизионок на начало 1941 года:
            Кроме того, при формировании 20-ти противотанковых бригад, содержащих 1440 орудий калибра 76-мм, потребуется не менее 144 000 выстрелов с бронебойным снарядом, а в распоряжении артуправления в настоящее время имеется лишь немногим более 20000 выстрелов, или по 2,6 на каждое орудие калибра 76-мм.
            1. hohol95 12 февраля 2019 17:42 Новый
              • 1
              • 0
              +1
              Как в анекдоте - Надпись на дверях АПТЕКИ "АПЕЛЬСИНОВ В ПРОДАЖЕ НЕТ! Так и знал, что БЫЛИ"
              Были, но на складах заводов не отгруженные в округа.
              На складах округов, но не отгруженные в части, расстрелянные при учениях и испытаниях и так далее...
              1. Alexey RA 13 февраля 2019 13:17 Новый
                • 1
                • 0
                +1
                У Уланова/Шеина приведена переписка по поводу систематического срыва НКБ планов выпуска ББС. Кулик там жёг глаголом, уличая руководство НКБ в попытке скрыть за "объективными причинами" неумение организовать производство.
                Распределение заказа на изготовление снарядных корпусов НКБ произведено явно неправильно.
                Все задание дано одному только заводу №73 г.Сталино, который позже всех заводов (в конце 1939 г.) приступил к изготовлению 76-мм бронебойных снарядов. Не освоив технологии термообработки, имея высокий процент брака плавок, не выдержавших испытания по бронеплитам, не освоив изготовления баллистических колпачков, в апреле месяце 1940 г. полностью свернул производство этих снарядов.
                В настоящее время положение с изготовлением 76-мм снарядов на заводе №73 также крайне плохое. Механический цех изготовляет всего 50-100 корпусов в сутки, а термический цех не имеет печей достаточной мощности и всю обработку ведет в 2-х небольших печах, не гарантирующих хорошего качества бронепробиваемости.
                В то же время с заводов №70 - г.Москва, и №77 - г.Ленинград, которые гораздо лучше освоили технологию, имели полностью оснащенный парк механического оборудования на выпуск 40.000-45.000 корпусов в месяц - задание на 1941 г. по изготовлению этих снарядов снято.
                Часть оборудования на этих заводах уже переключается на изготовление других изделий, большая же часть полностью не использована.
                © Уланов/Шеин
                А с началом войны всё стало только хуже...
                Возросшая потребность в бронебойных выстрелах удовлетворялась недостаточно из-за низкого уровня промышленных поставок и отсутствия запасов. До войны 76-мм бронебойные снаряды изготавливали всего три завода - в Москве, Ленинграде и Донбассе. В начале войны южный завод свернул свое производство и был эвакуирован, Московский - развернул массовое производство только в декабре 1941 г., а на других заводах производство этой номенклатуры боеприпасов еще только налаживалось
                © Артиллерийское снабжение в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.
                1. hohol95 13 февраля 2019 15:10 Новый
                  • 0
                  • 0
                  0
                  Вот и вся суровая правда тех лет... И почему так поступали некоторые очень ответственные лица нам остаётся только гадать! Их ещё и за "вредительство" наверно не привлекли...
            2. Цитата: Alexey RA
              Судя по всему - да, это все бронебойные снаряды калибра 76-мм, выпущенные в СССР.

              Очень на то похоже - отчитывались-то артиллеристы
      4. Мих1974 13 февраля 2019 01:45 Новый
        • 0
        • 0
        0
        Спасибо, вот уж действительно красиво вываляли "аФтора" в его дерьме. good А то повелись тут мерять сфероконей из вакуума. Вот только как только выбили немцам "замечательные" довоенные танки и получили они по сути следующее поколение, "так сразу проблемы и начались". "Что ж такое то?", Ой а правда, как то с 42 у фашистов с Т-34 проблемы не закончились а только начались. Ммм оказывается когда фронт стабилизировали и началась нормальная а не "отступающая" война, тут как то и господство в воздухе у них "сломалось" и контрбатарейная "ответка" стала мешать безнаказанно наши позиции утюжить и "сразу начались проблемы". am
        А то "у Т-34 гофно а не обзор", ой а что в "фердинанды" то же советскую "говенную" оптику ставили или все же "замечательную" немецкую, ой а что ж тогда немцы на "фердинандах" СССР не победили?

        А то "у некоторых" получается : в СССР "говно" были - танки, винтовки, кирзовые сапоги, оптика, самолеты, корабли, подлодки, отсутсвовало комнадование, а потом "цивилизованные немцы" уже лапки к верху в Берлине поднимают, Ах да - "завалили трупами", вот только у одной только Германии военных потерь под 10 млн рыл и пусть не врут что меньше, на момент 22 июня 41 года вермахт был где то под 11 млн рыл, а 9 мая 45 как то "сильно меньше" при нескольких волнах мобилизации которые по сути ВСЕ мужское население загнали в окопы.
      5. Pushkowed 14 февраля 2019 00:42 Новый
        • 0
        • 0
        0
        И вдобавок, то что на 1-ой схеме названо "Телескопический прицел ТОД-6", на самом деле - оптический прицел спаренного пулемёта ДТ (под ним и амбразура пулемёта видна). А вот прицел ТОД-6 находится с противоположной стороны, слева от пушки, потому что наводчик-командир сидел слева. К тому же, пользоваться этим прицелом было проблематично. Выставить прицел можно было только при углах вертикальной наводки от +4 до +5,5 градусов, а также от +9 до +12 градусов; при других углах это было невозможно из-за того, что рычаги перископа перекрывали шкалу ТОД-6. Общий диапазон вертикальной наводки орудия составлял от -5 до +25 градусов, но по факту только на 4,5 градусах (15% от этого диапазона) можно было стрелять с прицелом ТОД-6.
  2. polpot 11 февраля 2019 05:55 Новый
    • 1
    • 1
    0
    Спасибо , ждем продолжение , очень интересно.
  3. Strashila 11 февраля 2019 06:14 Новый
    • 4
    • 1
    +3
    "Американские танкисты на «Шерманах» впервые вступили в бой во время высадки в Тунисе. Из-за отсутствия боевого опыта в первых боях было потеряно много машин, однако научившись, американцы смогли весьма эффективно использовать свои М4" из статьи "Другой ленд-лиз. Танк М4 «Шерман». Извечный соперник Т-34", так что в итоге приходим к одному знаменателю, практика и опыт лежат в основе применения техники.
    1. VictorZhivilov 11 февраля 2019 18:43 Новый
      • 0
      • 0
      0
      ... так что в итоге приходим к одному знаменателю, практика и опыт лежат в основе применения техники.

      Полностью согласен, тем более, что опыт применения И-16 это наглядно показал. smile

      Летчики 13-го истребительного авиполка ВВС Краснознаменного Балтийского флота обсуждают приемы воздушного боя у истребителя И-16. Cлева стоит заместитель командира 2-й эскадрильи лейтенант Петр Антонович Бринько (1915—1941), который в июле 1941 г. получил звание Героя Советского Союза. Второй справа — лейтенант Геннадий Дмитриевич Цоколаев (1916—1976).

      Источник: Wladimir Karpow. «Russland im Krieg 1941—1945». SV International Schweizer Verlagshaus. Zürich, 1988.

      Источники информации о фото:
      1. photo.rgakfd.ru
      2. Газета «Смена» №229 от 28 сентября 1941 года
      1. Alexey RA 12 февраля 2019 15:42 Новый
        • 2
        • 0
        +2
        Цитата: VictorZhivilov
        Летчики 13-го истребительного авиполка ВВС Краснознаменного Балтийского флота обсуждают приемы воздушного боя у истребителя И-16. Cлева стоит заместитель командира 2-й эскадрильи лейтенант Петр Антонович Бринько (1915—1941), который в июле 1941 г. получил звание Героя Советского Союза. Второй справа — лейтенант Геннадий Дмитриевич Цоколаев (1916—1976).

        А где-то за кадром - Василий Фёдорович Голубев-"тринадцатый". Будущий Герой Советского Союза, записавший на свой счёт успешный бой на И-16 против FW-190.
  4. Улиточник N9 11 февраля 2019 07:36 Новый
    • 6
    • 5
    +1
    Лучшая организация немецких войск, насыщенность их современной на тот момент качественной радио связью, тесное взаимодействие родов войск,особенно с авиацией поддержки и высокая выучка и подготовка офицерского и младшего командного состава-вот залоги побед немецкой армии на полях Второй мировой войны. Если говорить о танках, то немцы в наступлении широко применяли поддержку танков артиллерией и авиацией-встретив упорную оборону они не неслись на нее напролом, а вызывали авиацию и артиллерию для уничтожения и расстройства открывшихся узлов обороны. В обороне то же самое-на советские атакующие танки, в первую очередь, оказывали воздействие орудия ПТО и танки из засад, а потом на помощь приходила авиация и тяжелая артиллерия, в том числе и зенитная. По восспоминаниям как наших, так и немецких ветеранов, можно судить о том, что немцы не любили "лобовые" атаки танками всю войну и встретив сопротивление, тут же отходили, вызывая на помощь авиацию и артиллерию. Что собственно делали и американцы. Танки применялись лишь в случае прорыва и выхода на оперативный простор, а также при преследовании и уничтожении расстроенного противника. В Красной армии, к сожалению, было не так-танк по мнению ее командиров являлся именно средством прорыва-то есть он в одиночку должен был взламывать оборону противника или противодействовать его наступлению и потому бросались танки вперед практически всегда без всяческой поддержки со стороны других родов войск и поэтому они быстро уничтожались противником на подготовленных рубежах ПТО. Только к 1943 году в Красной армии появилось понимание того, что танк без поддержки пехоты и других родов войск -уязвимый род войск на современном поле боя. Это сильно проявилось в ходе наступления Красной армии в окончательный период войны, когда немецкие войска, особенно пехота были насыщены разнообразными и эффективными средствами ПТО (особенно "фаустами", "панцершреками" и пр.). Однако, это понимание не остановило командование Красной армии от практики массового использования танков как средства прорыва, без тесного взаимодействия с остальными родами войск-до конца войны танки массово бросались на подготовленную противником ПТО и несли при этом чудовищные потери, задавливая немецкую оборону численностью. Командование Красной армии считало, что потери бронетехники вполне компенсируются "сроками" проламывания обороны (типа-быстрее). В чем-то они конечно были правы, но уж очень дорогой ценой достигалась эта быстрота. Кроме того, на потери танковых экипажей в КА сильно сказывались и жесткие приказы не покидать даже, поврежденные танки если он могут или двигаться или вести огонь. С одной стороны это было правильно-появились они(приказы) не на пустом месте, а после потери практически всей бронетехники, накопленной перед войной, которая по большей части оказалась просто брошенной, по причине мелких неисправностей и пр. а так же было необходимо заставить танкистов максимально эффективно использовать свое оружие, повысить его устойчивость в условиях хронического недостатка поступления новой техники, когда заводы перевозились в другие места и выпуск оружия значительно сократился. Однако, возможно полезные на начальном этапе войны приказы "не покидать" машину" уже, не имели значения в конечный период войны и приводили только к излишним потерям среди экипажей.
  5. Snakebyte 11 февраля 2019 07:57 Новый
    • 6
    • 0
    +6
    Воюют не танки, сами по себе - воюют танковые соединения. А это в первую очередь люди.
    В упоминаемой книге "Порядок в танковых войсках" стоит обратить внимание на рапорт будущего маршала М.Е. Катукова. 30% личного состава было неграмотным, у большинства остальных 3-4 класса образования.
    1. Комментарий был удален.
    2. mark1 12 февраля 2019 12:57 Новый
      • 0
      • 0
      0
      Цитата: Snakebyte
      30% личного состава было неграмотным,

      Они наверное были из средней азии или староверами их Сибири-матушки. или цыгане. 24 года Советской власти и абсолютно не грамотные люди это экстремально непонятная ситуация. Катуков выразился образно а не буквально, исключительно для защиты своей чести и достоинства.
      1. Alexey RA 12 февраля 2019 16:48 Новый
        • 1
        • 0
        +1
        Цитата: mark1
        Они наверное были из средней азии или староверами их Сибири-матушки. или цыгане. 24 года Советской власти и абсолютно не грамотные люди это экстремально непонятная ситуация. Катуков выразился образно а не буквально, исключительно для защиты своей чести и достоинства.

        Скорее всего, это был не Катуков, а командир 17 МК Петров:
        Комплектование рядовым составом происходит главным образом за счет мартовского призыва новобранцев (70-90%). Отдельные части укомплектованы новобранцами на 100%
        Качество пополнения по образованию – до 50% с образованием не выше 4 классов.
        Наличие большого количества национальностей плохо владеющих и совершенно не владеющих русским языком затруднит подготовку

        У Катукова жалоба была более развёрнутой:
        В результате такого комплектования в настоящее время в частях вверенной мне дивизии имеются сотни людей по своему физическому состоянию, грамотности и знанию русского языка совершенно не пригодны для службы в танковых частях и фактически являются балластом, а именно:
        Уроженцев нац.республик не русской национальности 1914 чел. или 23.2% Из них совершенно не владеющих русским языком 236 чел…
        Неграмотных – 211 чел., малограмотных 622 чел., с образованием 3-4 группы 3571 чел.
        Старых возрастов (26-30 лет) 745 чел.
        Бывших под судом и осужденных – 341 чел…
        Негодных к строевой службе по заключению гарнизонной врачебной комиссии 81 чел. Негодных для службы в танковых частях и к строевой службе по заключению врачебной комиссии части, но еще не прошедших гарнизонной комиссии – 418 чел…

        В целом же ситуация с образованием в БТВ РККА была аховой. Вот статистика по КОВО:

        Неплохо, а?
        Рядовые 3-го года службы: всего 274 чел., из них у 168 чел. - 1-3 класса образования.
        Рядовые 2-го года службы: всего 26407 чел., 1-3 класса - у 14859 чел.
        Рядовые 1-го года службы: всего 52123 чел., 1-3 класса - у 32625 чел.

        И, вишенка на торте - младший комсостав: всего 16351 чел., из них у 6646 чел - 1-3 класса. А это те самые люди, которым учить вышеуказанных рядовых.
        1. mark1 12 февраля 2019 16:59 Новый
          • 0
          • 0
          0
          Конечно ситуация с грамотностью была "аховой" - но абсолютно безграмотных не было,письма они могли же писать, а дальше- подготовка личного состава, вот где проблема! Люди просто ни чего не усваивали в силу малого времени подготовки и уровня обучающих
          1. Alexey RA 12 февраля 2019 17:45 Новый
            • 1
            • 0
            +1
            Цитата: mark1
            Люди просто ни чего не усваивали в силу малого времени подготовки и уровня обучающих

            Вы ещё учтите, что обучение зачастую проводилось в условиях "наглядных пособий - нет, наставлений - нет, классов - нет, техника под брезентом, разрешено расходовать не более 10 моточасов в год, учебно-боевых машин - чуть больше сотни на 5 округов". Например, наставления на тот же Т-34 были запланированы на вторую половин 1941 года.
            В таких условиях на младший комсостав ложилась ещё большая нагрузка - он должен был буквально на пальцах разъяснить сложную технику. И если этот самый младший комсостав мало в ней понимал - жди беды.
            В пехоте подобная проблема убила перевооружение на СВТ - некому было подробно разъяснить и донести до подчинённых особенности сборки и разборки, чистки и регулировки газового регулятора.
        2. Вишневая девятка 13 февраля 2019 00:21 Новый
          • 0
          • 0
          0
          Цитата: Alexey RA
          И, вишенка на торте - младший комсостав: всего 16351 чел., из них у 6646 чел - 1-3 класса

          А просто начсостав, 3% вышка, 25% ЦПШ Вас не смущает?
          1. Alexey RA 13 февраля 2019 13:33 Новый
            • 0
            • 0
            0
            Цитата: Вишневая девятка
            А просто начсостав, 3% вышка, 25% ЦПШ Вас не смущает?

            После статистики по образованию курсантов начала 30-х (будущий начсостав конца 30-х) меня уже сложно чем-то смутить.
            Кажется, у нас до сих пор не осознают, насколько низок был уровень общего образования командиров РККА в 30-е годы - не только после репрессий, но и раньше таковых. Например, в 1929 году у 81,6 процента (а в пехотных школах - 90,8 процента) принятых в военные школы сухопутных войск было лишь начальное образование или не было вовсе никакого! В январе 1932 года начальное образование было у 79,1 процента курсантов военных школ, в январе 1936-го - у 68,5 процента (но в бронетанковых - у 85 процентов).
            © Смирнов
      2. Snakebyte 19 февраля 2019 06:32 Новый
        • 0
        • 0
        0
        Цитата: mark1

        Они наверное были из средней азии или староверами их Сибири-матушки. или цыгане. 24 года Советской власти и абсолютно не грамотные люди это экстремально непонятная ситуация. Катуков выразился образно а не буквально, исключительно для защиты своей чести и достоинства.

        Как раз в докладе Катукова есть свидетельство достижений Советской власти - он упоминает, что новички призыва 1940-го года настолько превосходят старослужащих, что лучше сержантами ставить их.
        Т.е., массовая образовательная программа большевиков перешла из количества в качество к 1940 году. Можно представить, что к 1942 году такими качествами бы обладал практически весь личный состав. Действительно, история отпустила нам мало времени.
  6. hohol95 11 февраля 2019 08:12 Новый
    • 6
    • 0
    +6

    Уважаемый Андрей! Вы пропустили самую ПЕРВУЮ попутку советских конструкторов обойтись без командирской башенки на танке Т-34! Вы не упомянули о "ПРИБОРЕ КРУГОВОГО ОБЗОРА".
    В течение ноября-декабря 1940 года первые три серийные машины Т-34 подверглись интенсивным испытаниям на НИБТПолигоне ГАБТУ Красной Армии. На отчёт об этих испытаниях в последнее время часто ссылаются в различных источниках, но, как правило, он никогда подробно не цитируется. А между тем его содержание может дать почву для серьёзных размышлений по поводу ещё одной легенды о Т-34. Вот этот отчёт:
    ...Смотровой прибор «кругового обзора» установлен справа-сзади от командира танка в крыше башни. Доступ к прибору крайне затруднён, и наблюдение возможно в ограниченном секторе: обзор по горизонту вправо до 120°; мёртвое пространство 15 м.
    1. Юра 27 11 февраля 2019 08:26 Новый
      • 4
      • 1
      +3
      Он не пропустил, он перепутал его с ПТК.
      1. hohol95 11 февраля 2019 08:37 Новый
        • 4
        • 0
        +4
        Так и прицел ТОД-6 применялся только для орудия Л-11. Для орудия Ф-34 использовался телескопический прицел ТОД-7 впоследствии заменённый на ТМФД-7.
  7. hohol95 11 февраля 2019 08:16 Новый
    • 3
    • 0
    +3

    Ещё 1940 году был отмечен и такой существенный недостаток танка, как неудачное размещение приборов наблюдения и их низкое качество. Так, например, смотровой прибор кругового обзора устанавливался справа сзади от командира танка в крышке башенного люка. Доступ к прибору был крайне затруднён, а наблюдение возможно в ограниченном секторе: обзор по горизонту вправо до 120°; мёртвое пространство 15 м. Ограниченный сектор обзора, полная невозможность наблюдения в остальном секторе, а также неудобное положение головы при наблюдении делали смотровой прибор совершенно непригодным к работе. По этой причине уже осенью 1941 года этот прибор был изъят. В итоге для кругового наблюдения можно было использовать только перископический прицел ПТ-4-7, но он позволял вести наблюдения в очень узком секторе – 26°.

  8. BAI
    BAI 11 февраля 2019 09:35 Новый
    • 2
    • 1
    +1
    1.
    наши прицелы были весьма совершенными, более того: американцы, изучавшие Т-34 на Абердинском полигоне, даже сделали вывод, что его прицел «по конструкции лучший в мире», но при этом отметили посредственную оптику. Собственно говоря, это было первым существенным недостатком нашего прицела в сравнении с германским: в принципе, они обеспечивали наводчику сопоставимые возможности, но выделку линз германского прибора отличало традиционно высокое качество германской оптики, в то время как у нас оно было несколько хуже и до войны, а в начальный ее период стало в какой-то момент совсем плохим, во время эвакуации выпускающим ее завода. Тем не менее, даже в самые худшие времена нельзя было говорить о неработоспособном прицеле у советских танков.

    Гальдер: "Прицел Т-34 плохой, оптика мутная". Не дословно, но слово "мутная" было точно.
    2.
    Пожалуй, на этот вопрос смогли бы правдиво ответить только танкисты, имевшие возможность повоевать и на советских, и на трофейных германских машинах.

    Есть воспоминания немецкого танкиста, воевавшего на Т-34. Он утверждает, что хотел бы воевать на немецком танке.
  9. Avior 11 февраля 2019 09:47 Новый
    • 8
    • 3
    +5
    Мне кажется , Андрей все же недостаточно внимания уделил удобству пользования Т-34, хотя и осветил многие аспекты этого вопроса..
    Это очень важный фактор, влияющий на боевое применения, и традиционо недооцениваемый.
    Малый заброневой объем т-34, являющийся следствием его корней, накладывал сильные ограничения на возможные конструктивные решения в том числе и в приборах наблюдения.
    Формально приборы есть- а пользоваться ими невозможно или очень неудобно.
    Пятый человек только усугубил проблему.
    Есть еще один нюанс, отличающий Т-34 от немцев.
    Танкисты, вследствие разных конструктивных решений, у немцев располагались близко к центру масс танка, в отличии от советских танкистов на т-34, к тому же немцы много внимания уделяли плавности хода, что приводило к тому, что на одной и той же пересеченной местности в бою немцы покачивались, а наши прыгали вверх- вниз, что сильно не способствовало наблюдению и удобству мехвода.
    Этот недостаток был неисправим в принципе.
    Недостаточно внимания традиционно уделяется и ресурсу, в первую очередь двигателя т-34, который даже к концу войны был очень небольшим, а в начале- просто мизерным.
    на практике это приводило к тому, что немцам было намного проще перебрасывать бронетехнику на разные участки фронта, создавая эффект большего числа танков, чем было на самом деле.
    Советский же стороне для выполнения тех же задач нужно было иметь заметно больше танков как раз в силу их ограниченного моторесурса, и идти на порочное с точки зрения тактики нерациональное расположение бронетехники вблизи передовой, что справедливо отметил Андрей.
    Справедливо отметил он и то, что слабая подготовка мехводов была следствием не вредительства, а мизерного моторесурса танка.
    Следствием чего были значительные боевые и небоевые потери.
    Вывод отсюда- советской стороне для решения тех же вопросов что и немцам нужно было намного больше танков, чем немцам. И это ситуация так и не была исправлена в ходе войны. Страна рвала пупок, строя больше танков, чем в аналогичной ситуации требовалось немцам, в том числе из-за присущих т-34 системных недостатков конструкции.
    Общеизвестно, что при прочих равных условиях, в вооруженном конфликте большие потери танков понесет сторона, вынужденная отступать и терять свою территорию. Верно это и для РККА: так, в Московской оборонительной операции, продолжавшейся два с небольшим месяца, с 30 сентября по 5 декабря 1941 г. мы потеряли в общей сложности 2 785 танков всех типов, или почти по 1 400 танков в месяц, но за один месяц наступательной Московской операции (5 декабря 1941 г – 7 января 1942 г.) потери составили всего 429 машин, то есть среднемесячно более чем в три раза меньше, чем в оборонительной (данные И. Шмелева).

    Спорно , на мой взгляд. Танки в наступлении как правило имеют дело не с танками, а с ПТО, поэтому потери намного больше. А что касается примера- так танки закончились. нельзя потерять больше, чем у тебя есть wink
    1. igordok 11 февраля 2019 10:59 Новый
      • 3
      • 0
      +3
      что на одной и той же пересеченной местности в бою немцы покачивались

      Немецкие танкисты обходились только пилотками, может альпийскими кепи, хоть в начале ВМВ у них имелись береты. Нашим же танкистам, без шлема никак. И тесно и трясет.

      1. hohol95 11 февраля 2019 21:34 Новый
        • 2
        • 0
        +2

        Американские танкисты так-же берегли свои головы...
      2. Alexey RA 12 февраля 2019 17:33 Новый
        • 2
        • 0
        +2
        Цитата: igordok
        Нашим же танкистам, без шлема никак. И тесно и трясет.

        Плюс к тому шлемофон - это не только защита головы, но и связь (не нужно напяливать наушники поверх головного убора).
        Тише, командир! Шапка разговаривает...
        ©
        Хммм... написал - и сразу вспомнился "плач о тангентах" kenigtiger-a и его же "самые популярные способы, коими убивается связь на БТТ".
    2. Alexey RA 12 февраля 2019 14:06 Новый
      • 1
      • 0
      +1
      Цитата: Avior
      Спорно , на мой взгляд. Танки в наступлении как правило имеют дело не с танками, а с ПТО, поэтому потери намного больше.

      Общие - да, больше. Но при удачном наступлении безвозврат меньше, поскольку свои повреждённые танки остаются на своей земле и эвакуируются. А чужие повреждённые танки уходят в трофеи - то есть, в безвозврат. Более того, в безвозврат уходят и вроде бы эвакуированные машины - вместе с захваченным СПАМом или прямо на марше, вместе с тягачом (как "пантеры" после Курска).
      Другое дело, что при неудачном наступлении повреждённые машины остаются на территории противника - и уходят в безвоврат. В этом отношении показателен северный фас Сталинграда, на котором после многомесячных безуспешных атак осталось чуть ли не вдесятеро больше наших уничтоженных танков, чем немецких (по подсчётам наших трофейщиков).
      Цитата: Avior
      А что касается примера- так танки закончились. нельзя потерять больше, чем у тебя есть

      Хе-хе-хе... а вот и нет - бывали операции, в которых общие потери бронетехники в несколько раз превышали её наличие в войсках. Причина - читеры-ремонтники, возвращавшие машины в строй зачастую по несколько раз.
      1. Avior 12 февраля 2019 22:59 Новый
        • 0
        • 1
        -1
        я о конкретной ситуации тогда. к концу 1941 танков сильно поубавилось.
        а том что танки захвачены в небоеспособном состоянии- понятно, такая ситуация более чем реально.
        но и ситуация при которой у нападавших большие потери именно от ПТА, а не танков противника- такая же реальная.
        просто пример не совсем удачно в статье выбран.
        в целом танковые потери у СССР выше были практически все годы войны, насколько я понимаю.
        что наступали, что оборонялись...
  10. Улиточник N9 11 февраля 2019 10:05 Новый
    • 0
    • 2
    -2
    Вот кстати, довольно интересное интервью корреспондента "Эха" с известным публицистом на "танковую тему" М. Барятинским под названием "Цена Победы"(название такое наверное потому, что интервью проходило на "Ухо Мацы")... https://echo.msk.ru/programs/victory/496844-echo/ wink
  11. colotun 11 февраля 2019 11:59 Новый
    • 2
    • 0
    +2
    Огромное спасибо автору за эту интересную статью, с нетерпением ждем продолжения.
  12. dgonni 11 февраля 2019 12:02 Новый
    • 2
    • 0
    +2
    Толково Толково ! Если поднять воспоминания танкистов то приборы наблюдения у Т-34 были никудышними. перескопические приборы представляли собой две отполированные полоски металла закрытые стеклом. Естественно они давали жуткие искажения! Что касается потерь в первые месяци войны. То основная часть техники была потеряна именно по причине отсутствия топлива и боеприпасов. Так как склады были выдвинуты к границам и в первые дни оказались захвачеными притивником.
  13. рюрикович 11 февраля 2019 12:05 Новый
    • 2
    • 1
    +1
    Наоборот, по полевым укреплениям, пехоте и прочим небронированным целям неплохо могла действовать артсистема KwK 37 L/24, устанавливаемая на Т-4, но, в силу малой начальной скорости снаряда, составлявшей всего 385 м/сек, она сильно уступала и Л-11, и Ф-34 в возможностях поражения вражеской бронетехники.

    Зато в плане поддержки пехоты, подавления огневых точек,укрытий,уничтожения живой силы за укрытиями у переднего края короткоствольная пушка с возможностями гаубицы подходит идеально! Борьбы с танками противника возлагалась у немцев на ПТА, а Т-4 должны были непосредственно исполнять прихоти пехотных командиров при прорыве обороны противника hi
    1. ангел-истребитель 11 февраля 2019 13:31 Новый
      • 0
      • 0
      0
      Т-4 говорите,должны были исполнять прихоти пехотных командиров?
      И при прорыве обороны противника?
      А зачем же тогда "артштурмы"- Stug3,Stug4,Stug40?
    2. Alexey RA 12 февраля 2019 14:45 Новый
      • 1
      • 0
      +1
      Цитата: рюрикович
      Зато в плане поддержки пехоты, подавления огневых точек,укрытий,уничтожения живой силы за укрытиями у переднего края короткоствольная пушка с возможностями гаубицы подходит идеально!

      Для этого идеально подходит штурмСАУ с крупнокалиберным орудием. Или нормальная артиллерия.
      Танк при стрельбе "в гаубичном режиме" будет зазря жечь снаряды - нужны пристрелка, корректировка, подготовка экипажа на артиллеристов и большой БК. Плюс к тому, калибр 75-76 мм даже для "разбора" полевых укреплений мал - тут нужно класть снаряд точно в амбразуру или дверь.
    3. VictorZhivilov 13 февраля 2019 10:48 Новый
      • 0
      • 0
      0
      Борьбы с танками противника возлагалась у немцев на ПТА

      Ещё для этого дела приспосабливали штурмовики с их аэродромами подскока. smile

      Немецкий пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ю-87 сбрасывает бомбу на французские танки. На фотографии немецкий пикировщик в модификации Ю-87А, который к 1939 году был уже выведен из состава немецких боевых частей и передан в учебные подразделения. В связи с этим, можно предположить, что на фотографии запечатлена учебная атака Ю-87А на полигоне.
      Источник: http://waralbum.ru/133269/
  14. brn521 11 февраля 2019 14:24 Новый
    • 0
    • 0
    0
    Доходило и до того, что мехводов Т-34 обучали вождению на других машинах!

    Немцев тоже обучали на списанных легких танках, на трофейных, и даже на механизированных макетах.
    Может быть, не настолько плохо было у наших машин с ресурсом, как это может показаться на первый взгляд…

    Тот же танковый дизель можно использовать еще долго после исчерпания заявленного ресурса. Просто резко упадет КПД. Танк еще будет способен двигаться по дороге, но по уклону ему придется подниматься задним ходом, а в канаве он и вовсе застрянет.
    собственно технические проблемы Т-34 не были ни главными, ни сколько-то значимыми среди причин поражения автобронетанковых войск РККА на начальном этапе войны

    Огромное количество небоевых потерь в танковых войсках в начале войны - притча во языцех.
    1. Alexey RA 12 февраля 2019 15:01 Новый
      • 0
      • 0
      0
      Цитата: brn521
      Немцев тоже обучали на списанных легких танках, на трофейных, и даже на механизированных макетах.

      Подобное возможно только для тактической подготовки подразделения (у нас для этого вместо новой техники использовали Т-27).
      Для "технической" подготовки экипажа конкретной модели машины его нужно обучать на ней же. Иначе тот же мехвод Т-34 будет крайне удивлён заглохшим при переключении передач движком или остановкой танка при переключении передач. А уж сколько радости ему принесёт главный фрикцион...
      И не надо забывать о том, что вождению танка должны были быть обучены все члены экипажа.
  15. ser56 11 февраля 2019 16:52 Новый
    • 0
    • 0
    0
    неплохо и взвешенно!
    " были сравнительно низкая надежность и требовательность к квалификации механика-водителя."
    просто не могли подготовить столько квалифицированных механиков, а главное не понималась важность, врпрочем последнее автор неплохо показал в тексте...
  16. Комментарий был удален.
    1. Mavrikiy 11 февраля 2019 21:02 Новый
      • 0
      • 0
      0
      Цитата: M.K.G.
      Я не знаю, что надо иметь в голове (а может быть наоборот, не иметь), чтобы нахваливать советские трехдюймовки.

      Некоторое подобие полноценной танковой пушки в СССР в 1937 г, кстати говоря, сделали (Л-10). Базировалась она на боеприпасах еще времен 1МВ (царского времени, и это важно) и для уровня 1937 г. ее можно признать неплохой танковой пушкой

      Ваш вопрос остается в силе. Пушка Л-10, длина ствола - 26 кал., скорость снаряда - 555 м/сек
      Пушка Ф-34, длина ствола - 41 кал., скорость снаряда - 655 м/сек.
      ...хотя ответ очевиден.
  17. Mavrikiy 11 февраля 2019 18:53 Новый
    • 1
    • 0
    +1
    Ну так наши Т-34 стреляли болванками калибра 76,2-мм и, конечно, заброневой эффект "калиберного" боеприпаса был куда выше, чем у подкалиберных 50 и 75-мм германских орудий.
    АВТОР, Вы точно знаете о чем пишете?
    Подкалиберный снаряд не крошку в забронном пространстве скалывает, а броню пробивает.
    Про корабли бы....
    1. Doliva63 11 февраля 2019 21:28 Новый
      • 1
      • 2
      -1
      Цитата: Mavrikiy
      Ну так наши Т-34 стреляли болванками калибра 76,2-мм и, конечно, заброневой эффект "калиберного" боеприпаса был куда выше, чем у подкалиберных 50 и 75-мм германских орудий.
      АВТОР, Вы точно знаете о чем пишете?
      Подкалиберный снаряд не крошку в забронном пространстве скалывает, а броню пробивает.
      Про корабли бы....

      А что, подкалиберный броню как нож сквозь масло проходит?
      И осколков должен давать море.
      1. Mavrikiy 12 февраля 2019 05:43 Новый
        • 1
        • 0
        +1
        Не стесняйтесь. Сравните с кумулятивным снарядом, подумаешь "крошка" расплавлена, но ведь крошка. И 76-мм болванка равна будет ему по эффективности.
      2. Mavrikiy 12 февраля 2019 12:17 Новый
        • 0
        • 0
        0
        Читайте внимательно. Сказано, что заброневой эффект калиберной болванки куда выше....
        Кувалдой по танку тоже эффективно, все ослепнут от окалины.
    2. Цитата: Mavrikiy
      АВТОР, Вы точно знаете о чем пишете?
      Подкалиберный снаряд не крошку в забронном пространстве скалывает, а броню пробивает.

      Речь вообще идет о том, что болванка 7,62 мм ПРОБИВШАЯ броню эффективнее 20 мм подкалиберной БЧ снаряда 50-мм сделавшей то же самое
  18. Doliva63 11 февраля 2019 21:17 Новый
    • 1
    • 0
    +1
    Смотрю на фото 34-ки - на кошку похож. Потом вспомнил: конструктор-то - Кошкин! laughing Сам кошачих с детства люблю. Наверное, поэтому танковое закончил. laughing
    1. роман66 12 февраля 2019 11:58 Новый
      • 2
      • 0
      +2
      но немцы-то звали-то его Мики Маусом
      1. hohol95 12 февраля 2019 12:21 Новый
        • 2
        • 0
        +2
        Первым советским танком прозванным германцами "Микки Маусом" был БТ-7!
        А затем возможно это прозвище перекочевало на Т-34 с шестигранными башнями "гайками" из-за двух посадочных люков в крыше башни!
        1. роман66 12 февраля 2019 12:29 Новый
          • 1
          • 0
          +1
          благодарю за уточнение hi
          1. hohol95 12 февраля 2019 12:31 Новый
            • 1
            • 0
            +1
            Пустяк! В литературе описана именно такая информация hi
  19. Февральск.Морев 12 февраля 2019 01:49 Новый
    • 0
    • 1
    -1
    Т-34 проигрывал Т-3 и Т-4 в тактическом плане, т.е на поле боя. Победа над "Тиграми" и "Пантерами" победа была в стратегическом плане. Прорыв линии фронта, стремительный охват, перерезание линий снабжений. Невозможно подвезти топливо и б/п. Книга "Танкист на иномарке", автор описывает бой, когда в колонне " Тигров" уничтожили бензовозы. Утром вошли в село, а там весь батальон "Тигров" сожженный самими немцами. Хотя атаковали колонну тремя "Шерманами". К победе Т-34 можно отнести многочисленные недостатки в "Тиграх" (новая техника), невозможность эвакуации с поля боя (отсутствие тягача)
  20. Mavrikiy 12 февраля 2019 12:35 Новый
    • 0
    • 0
    0
    Цитата: Юра 27
    3"-ых бронебойных перед войной было около 180 тыс.шт.(точно не помню). Т.е., приблизительно по 90шт. на каждый немецкий танк с противоснарядной бронёй. Т.е. дело было в логистике и компетенции, а не в недостатке бронебойных снарядов.

    Весьма спорное утверждение. Склады западных округов очень быстро стали достоянием немцев. А логистика в период отступления....
  21. DimerVladimer 12 февраля 2019 15:06 Новый
    • 1
    • 0
    +1
    в то время как командир Т-34 должен был медленно осматривать ограниченный сектор пространства впереди-справа своего "железного коня"…

    Что еще весьма сложно на ходу для оптического прибора с увеличением.
    Немецкие танкисты пользовались биноклем


    Распространенное ранение немецкого танкового командира - осколочное, при осмотре поля боя в бинокль.

    Кстати
    Пробовал в Т-34-85 послевоенного выпуска в триплексы командирской башенки смотреть - весьма скверный обзор. Перископические приборы хоть уже были с зеркальной поверхностью хорошего качества - не полированная сталь времен начала ВОВ. Все равно очень плохой обзор.
  22. Андрей из Челябинска? И про танки? Удивил.) А как же флот?
  23. DimerVladimer 12 февраля 2019 16:27 Новый
    • 0
    • 0
    0
    Еще одно событие ударило по нас, как тонна кирпичей: впервые появились русские танки «Т-34»! Изумление было полным. Как могло получиться, что там, наверху, не знали о существовании этого превосходного танка?

    «Т-34» с его хорошей броней, идеальной формой и великолепным 76, 2-мм длинноствольным орудием всех приводил в трепет, и его побаивались все немецкие танки вплоть до конца войны. Что нам было делать с этими чудовищами, во множестве брошенными против нас? В то время 37-мм пушка все еще была нашим сильнейшим противотанковым оружием. Если повезет, мы могли попасть в погон башни «Т-34» и заклинить его. Если еще больше повезет, танк после этого не сможет эффективно действовать в бою. Конечно, не очень-то обнадеживающая ситуация!


    Отто Кариус "Тигры в грязи"

    Он так же отмечает, малую осведомленность действий советских танкистов:
    Нам повезло, что русские действовали, задраившись наглухо, как делали всегда, и не успевали достаточно быстро оценить характер местности. Кершер тоже не заметил танка, потому что тот приближался практически с тыла. Он проходил мимо него на расстоянии не более 30 метров. [107]

    Я успел вовремя передать Кершеру: «Эй, Кершер, «Т-34» сзади тебя, берегись!» Все произошло в мгновение ока. Кершер встретил русских выстрелом в упор.

    Однако остальные пять танков «Т-34» не открыли огня — как видно, не могли взять в толк, кто их подбил и откуда стреляли.


    Отто Кариус упоминает о тактических ошибках советских танкистов:
    Правилами, которыми мы руководствовались, были: «Стреляй первым, а если не можешь этого сделать, по крайней мере, нападай первым». Предпосылкой для этого, конечно, было функционирование в полной мере связи от танка к танку, а также между членами экипажа. Более того, требовалось наличие быстро действующей и точной системы наводки орудия. В большинстве случаев у русских отсутствовали обе эти предпосылки. По этой причине они часто оказывались в невыгодном положении, даже при том, что не уступали нам в броне, вооружении и маневренности. С танками «Иосиф Сталин» они даже превосходили нас.
  24. DimerVladimer 12 февраля 2019 16:36 Новый
    • 0
    • 0
    0
    И по поводу приборов наблюдения Т-34
    у О Кариуса:

    Самое важное, когда все условия относительно техники соблюдены, — личная инициатива и решительность командира, наблюдающего за ходом боя. В этом заключался залог успеха в противостоянии имеющим значительное численное превосходство частям противника. Отсутствие надлежащего наблюдения у русских часто приводило к поражению крупных частей. Командиры танков, которые задраивают люки в начале атаки и открывают их лишь после того, как цель достигнута, никуда не годятся или, по меньшей мере, второсортные командиры. Есть, конечно, шесть или восемь смотровых приборов, установленных по кругу в каждой башне для обеспечения наблюдения за местностью, но они хороши только для наблюдения за отдельными участками местности, ограниченными возможностью каждого отдельно взятого смотрового прибора. Если командир смотрит в левый прибор наблюдения, в то время как противотанковая пушка открывает огонь справа, то ему потребуется много времени, прежде чем он распознает ее изнутри наглухо закрытого танка.

    К сожалению, попадания снарядов ощущаются прежде, чем слышится звук выстрелов вражеской пушки, потому что скорость снаряда выше скорости звука. Следовательно, глаза для командира танка важнее, чем уши. В результате того, что снаряды рвутся в непосредственной близости, в танке совершенно не слышно звуков орудийных выстрелов. Совсем другое дело, когда командир танка время от времени высовывает голову из открытого люка, чтобы наблюдать за местностью. Если он посмотрит на определенное расстояние влево, в то время как вражеская пушка открывает огонь с такого же расстояния справа, его глаз неосознанно уловит вспышку, которая желтым цветом окрашивает ствол орудия. Его внимание сразу же будет перенесено в новом направлении, и цель обычно распознается вовремя. Все зависит от быстрого распознавания опасной цели. Обычно все решают секунды. Все, о чем я сказал выше, относится и к танкам, оборудованным перископами.

    Что говорит об ошибках в тактике применения танков.
    Уничтожение противотанковой пушки часто рассматривалось дилетантами и солдатами других родов войск как дело, ничем не выдающееся. Только уничтожение других танков считалось успехом. Напротив, опытные танкисты считали, что противотанковые орудия представляли вдвойне более серьезную угрозу. Они были для нас гораздо опаснее. Противотанковая пушка находилась в засаде, хорошо замаскированная и мастерски установленная с учетом особенностей местности. По этой причине ее было очень трудно распознать и еще труднее попасть из-за ее небольшой высоты. Обычно мы не видели противотанковой пушки до тех пор, пока она не делала первого выстрела.


    Никто не станет отрицать, что многие офицеры и командиры танков погибли из-за того, что высовывали голову из танка. Но их смерть не была напрасной. Если бы они ехали с задраенными люками, то куда большее число людей нашло бы свою смерть или получило тяжелые ранения в своих танках. Значительные потери в танковых войсках русских свидетельствует о верности этого утверждения. К счастью для нас, они почти всегда ездили по пересеченной местности с наглухо задраенными люками.


    Ну и Кариус констатирует ныне общеизвестное:
    Долгое время у русских экипаж танка состоял только из четырех человек. Командир должен был сам все время вести наблюдение, наводить на цель и открывать огонь. По этой причине они всегда были в менее выгодном положении, чем противник, который разделял эти важные функции между двумя людьми. Вскоре после начала войны русские признали преимущества, которые давал экипаж из пяти человек. В итоге они изменили конструкцию своих танков — установили командирскую башенку на башне и добавили сиденье командира.


    Т.е. тактик танкового боя назвал помимо технических проблем и состав экипажа, еще и тактическую - малую оперативную осведомленность танковых экипажей как Т-34 так и ИС-2
  25. VictorZhivilov 13 февраля 2019 10:55 Новый
    • 1
    • 0
    +1
    ... поэтому в следующей статье мы рассмотрим историю совершенствования конструкции Т-34 – и, одновременно, изменение структуры танковых войск и роли «тридцатьчетверки» в бою.

    Будем ждать с нетерпением... Благо тема "совершенствования конструкции Т-34" очень обширная. smile

    Советские танкисты обслуживают средние танки Т-34. На снимке представлены машины различных годов выпуска: в глубине снимка машина выпуска завода №112 «Красное Сормово» образца 1941 года, вторая машина выпуска Омского завода №174 образца 1942 года, ближняя машина выпуска Омского завода №174 образца 1943 года (на башне командирская башенка).

    Источник информации о фото:
    1. Кирсанов С. Т-34-76 снизу доверху. Часть 1 (Фронтовая иллюстрация, 2006, №6). – М., ООО «Стратегия КМ», 2006
  26. mkpda 18 февраля 2019 21:10 Новый
    • 0
    • 0
    0
    Продолжение "балета"!
    На "классический" Т-34 ставили три типа орудий: Л-11 и Ф-32 (длина ствола 30,5 кал.), Ф-34 (длина ствола 41,5 кал.) с разной баллистикой. Л-11 имело врождённый дефект конструкции, который мог привести к разрушению противооткатных систем при интенсивной стрельбе в условиях танка. Перед войной из мехкорпусов изъяли для нужд пехоты бронебойные снаряды калибра 76 мм.
    Вывод про техническую сторону очень слабый на мой взгляд. Появление в массовых количествах Kw.k.38 уже создало много проблем для Т-34. Конструкция Т-34 была морально устаревшей и по многим решениям уступала Т-28, который появился на 7 лет раньше.
  27. mkpda 19 февраля 2019 13:12 Новый
    • 0
    • 0
    0
    Да, забыл указать на экономическую составляющую. Т-34 образца 1941 года (довоенный) стоил примерно на 100000 рублей дороже Т-28 образца 1939 года! И это при более массовом выпуске!