Грядущий ужас революции. Или СССР 2.0? Идеология и экономика

Обсудив в предыдущей статье капитализм и социализм, мы приходим к двум весьма интересным выводам.

Первый из них заключается в том, что капиталистическая и социалистическая экономические системы в своем чистом виде к настоящему времени исчерпали себя. К концу ХХ века социалистическая экономика проиграла соревнование капиталистической. Но и капитализм постепенно превратился из двигателя развития общества в его тормоз, и постепенно перестает быть полезным обществу: в ряде областей капитализм становится уже откровенно вредным. Таким образом, мир постепенно движется к очередной эпохе перемен, так как когда общество «перерастает» существующую экономическую систему, она меняется на новую. Увы, обычно этот процесс происходит достаточно болезненно. Переход от рабовладения к феодализму был медленным, мучительным и сопровождался множеством войн. Первые шаги к капитализму также были очень тяжелы: например, то же огораживание в Англии можно рассматривать как геноцид собственного населения, проживающего в сельской местности.


Второй вывод относительно капиталистической и социалистической экономик заключается в том, то обе системы имеют свои недостатки и достоинства, причем они как бы дополняют друг друга: социализм силен там, где слаб капитализм, и наоборот.

Отсюда возникает естественное желание каким-то образом увязать все-таки в одну упряжку «коня и трепетную лань», то есть создать такую экономику, в которой достоинства социализма и капитализма слились бы гармонично, дополняя друг друга, и тем самым минимизируя недостатки обеих систем. Сделать это сложно… но не невозможно. Как?

Автор настоящей статьи постарается сперва описать цель, то есть состояние общества, которое мы стремимся построить. Некоторые его утверждения могут показаться наивными, надуманными или непонятными. Для таких будут даваться пояснения, почему должно быть так, а не иначе, как это должно работать по мнению автора, и зачем это нам нужно именно в предлагаемом виде. И только после того, как будет дано описание общества, которое предлагает строить автор, только когда будет понятна цель, которую он призывает достигнуть, только тогда он перейдет к описанию методов достижения поставленной цели. Поэтому я настоятельно прошу: даже если Вам, уважаемый читатель, покажется, что автор рисует воздушные замки – не спешите упрекать его в безудержном прожектерстве, подождите, пока он дойдет до описания пути, следуя которому, мы достигнем поставленных нами целей.

Ну что же – поехали?

Первое, что нужно сделать – это как-то назвать общество будущего, которое автор берется описывать. Называть его «идеальным состоянием» нельзя, уже хотя бы потому, что оно все же неидеально, да и не будет у человечества никогда никакого идеального общества. Просто потому, что человечество будет существовать до тех пор, пока оно развивается, а пока оно развивается, существующие формы общественной организации будут рано или поздно устаревать, сменяя друг друга, и о каком идеале тут может идти речь? Поэтому мы назовем наше общество будущего проще: СССР 2.0.

Так вот, первым, и кардинальным отличием СССР 2.0 от сегодняшнего «общества победившего капитализма» должна стать «новая старая» идеология, во многом повторяющая принципы «Кодекса строителя коммунизма». Конечно, «во многом повторяющая» ни в каком случае не означает «дублирующая»: тем не менее, новая идеология будет значительно ближе к коммунистической, чем та, что существует сегодня.

Первое, принципиальное и ключевое отличие идеологии СССР 2.0 от существующей заключается в смене высшей ценности человеческого развития, то есть тому, чему, собственно, стоит посвящать человеческую жизнь. В капиталистическом обществе это деньги. В СССР 2.0 высшей ценностью должно стать познание. Почему так? Тому есть три основные причины.

Причина 1-ая. Человечеству, вообще говоря, во все времена было свойственно идти вперед и стараться познать мир вокруг себя. Первооткрыватели бороздили неизведанные моря, преодолевали тысячекилометровые пространства неисследованных материков, учились подниматься в воздух и погружаться ко дну океанов. Иногда ими двигала жажда наживы: тот же Колумб, открывая Америку, все-таки всего лишь искал другой путь в богатую Индию. Иногда — военная необходимость: первые подводные лодки, «потаенные суда» создавались как средство уничтожения вражеского флота. Иногда – тяга к знаниям, потому что не было, например, ни экономического, ни военного интереса достигать того же Северного полюса, но люди отдавали свою жизнь в попытках сделать это.

Но вот сейчас мы столкнулись с тем, что поверхность земли более-менее исследована, воздух и воду мы тоже более-менее освоили, и теперь перед нами космос. Однако же космические исследования иных планет неспособны дать в обозримой перспективе ни экономическую, ни военную выгоду, таким образом, по большому счету, капитализму не слишком интересно им заниматься. Результат – более-менее серьезные проекты в этом направлении фактически заморожены: сколько времени уже говорят о том же полете на Марс? А воз и ныне там.

Проблема в том, что на начальных этапах НТР могли двигать вперед (и двигали) энтузиасты. Первую «подводную лодку», способную погрузиться на несколько метров под воду, и приводимую в движение мускульной силой или «этажерку», способную пролететь пару сотен метров над землей, мог собрать один человек, или небольшая группа людей. Но для того, чтобы создать технологии и организовать, к примеру, исследование дна Марианской впадины, нужен уже совсем другой порядок ресурсов, доступный разве что крупной корпорации, а пилотируемый полет на Луну не под силу даже и ей.

Другими словами, каждый следующий шаг в изучении окружающего нас мира будет стоить много дороже предыдущего, но делать эти шаги необходимо – постепенно, конечно, разумно соотнося их с имеющимися у нас возможностями. Собственно говоря, это одна из задач науки: поиск путей, при помощи которых невозможное сегодня стало бы возможным в будущем.




Если же мы откажемся от этого… конечно же не сегодня, и не послезавтра, но подобное самоограничение в развитии может очень дорого нам обойтись. Не хотелось бы, конечно, упрощать ситуацию до уровня космического боевика, но если лет так через 300 сегодняшнего «развития» мы обнаружим крупную комету, чья траектория пересекается с планетой Земля, что мы будем делать? Предложим комете купить со скидкой новейшую модель айфона, способную варить кофе и делать тайский массаж?

В общем, человечество нуждается в познании окружающего его пространства и процессов, развитии фундаментальных наук даже в том случае, если это познание не гарантирует профита в обозримом будущем.

Причина 2-ая. В словосочетании «научно-технический прогресс» слово «научный» не зря поставлен на первое место. Техника все-таки только следует за наукой, реализуя ее достижения в металле, так что высокий приоритет науки станет отличной предпосылкой для роста благосостояния наших граждан. И, конечно, их защиты от внешних воздействий, потому что современное оружие представляет собой сложнейший сплав наукоемких технологий.

И, наконец, причина 3-я. Понятное дело, что мы никогда не сможем превратить всю нацию в ученых и инженеров – не у всех на это достанет желания или способностей, да это и совершенно не нужно. Но мы должны вернуться к подходам, которые декларировало (но, увы, не всегда исполняло) советское образование. В пику господину Фурсенко мы должны вернуть нашу систему образования к тому, чтобы готовить «человека-творца», а не «квалифицированного потребителя». Зачем это нужно обществу? Проще всего на этот вопрос можно ответить названием старой телепередачи: «Алло, мы ищем таланты».

Дело в том, что мы нуждаемся в первоклассных умницах-ученых, инженерах, технологах и представителях иных специальностей. Так вот, правильно построенная система воспитания «человека-творца» как раз и даст возможность искать и находить одаренных детей, помогать им развивать их таланты, обеспечивать поток «лучших из лучших». В то же время сегодняшняя система «квалифицированного потребителя» подобного совершенно не обеспечивает. Она не мотивирует на развитие интеллекта, на поиск и развитие талантов, в общем: «хочешь быть ученым – стань им, но это твои проблемы, бро!».

Сегодня мы широкими шагами идем в сторону кастовости в образовании. А это, в свою очередь, гарантирует большой кадровый провал в будущем. Для обеспечения страны высококвалифицированными кадрами в науке и наукоемких отраслях «элитные» школы «не для всех» никогда не смогут заменить полноценную и качественную всеобщую систему образования. Точно так же, как в деле подготовки олимпийской сборной несколько спортивных клубов, оборудованных по последнему слову науки и техники, никогда не смогут заменить массовый спорт.

Иными словами, в идеологии СССР 2.0 мы должны отказаться от высшей ценности капитализма — «успешности», мерилом которой является количество заработанных денег. В СССР 2.0 на первый план должно выйти гармоничное развитие личности, духовное и физическое, а жизненные достижения следует измерять успешностью в труде. Ученый, сделавший новое открытие в своей области науки, инженер, спроектировавший уникальную производственную линию, хирург, сумевший провести уникальную операцию – вот герои СССР 2.0. Иными словами, превыше всего в нашей новой идеологии следует ценить открытие, либо создание чего-то нового. На втором месте – высокий профессионализм в уже исследованном: опытный учитель, чьи подопечные постоянно добиваются успехов на олимпиадах, токарь, в совершенстве овладевший премудростями своей профессии, сантехник, после работы которого трубы не текут десятилетиями, да хотя бы и дворник, чей участок всегда сияет чистотой, а жильцы гололед видят только в кино…

А как же деньги? Деньги для человека СССР 2.0, конечно, чрезвычайно важны. Но не как самоцель, а лишь как средство обеспечения личных потребностей и потребностей семьи на уровне, который позволяет не беспокоиться о насущном. Иными словами, деньги в СССР 2.0 превращаются из цели в средство, призванное обеспечить человеку возможность спокойно заниматься любимым делом. Не больше, но и не меньше.

Интересно, что нечто подобное, в общем, декларировалось и в СССР, но… оно там не сработало. А, собственно, почему?

Дело в том, что подобную идеологию мало задекларировать. Ее еще надо поддерживать соответствующими мерами, выстраивать под нее определенные иерархии. В позднем СССР, за редким исключением, предлагаемые рационализаторские, новаторские идеи зачастую просто не находили применения, так как предприятия не были заинтересованы в их внедрении, предпочитая работать по старинке. Качественный, эффективный труд приводил лишь к тому, что человек начинал работать «за себя и за того парня», и все это почти не имело материального вознаграждения. Уже в раннем СССР в оплате труда возник феномен, называемый «уравниловкой». Как известно, труд людей неравноценен: работа руководителя конструкторского КБ и работа мойщика автомобилей приносит различную пользу обществу, и, по идее, должна вознаграждаться пропорционально этой пользе. В СССР же дифференциация оплаты была сравнительно невысока, и у людей, зачастую, отсутствовал достаточный материальный стимул браться за более трудную, более ответственную работу. Второй негативный аспект уравниловки заключался в том, что вознаграждался, если можно так сказать, труд, а не его качество. То есть, если взять людей одной профессии, работающих в одном коллективе и занимающихся одним делом, то поощрение за ударный труд было сравнительно невелико. Премирование конечно существовало, но оно было столь мизерным, что многим становилось проще махнуть рукой и работать «как все», чем надрываться ради дополнительной десятки.

Иными словами, получалось так, что в послевоенном СССР изобретатель и рационализатор часто так и не видел внедрения своих предложений, а качественный и ударный труд не вознаграждался в должной мере ни статусом в обществе, ни материально. И вот это-то в СССР 2.0 следует исправить. О том, как это сделать мы поговорим позднее, а пока просто вспомним опыт сталинского СССР: любой труд считался почетным, но вот вознаграждался этот почет совершенно по-разному. Рабочий, приехавший на только что построенный завод, вполне мог жить в бараке или землянке, но конструктор или инженер, если он имел какие-то заслуги перед Отечеством, вполне мог жить в многокомнатной комфортабельной квартире, пользоваться услугами домработницы, иметь в распоряжении служебный автомобиль. Кроме этого, важные изобретения и открытия поощрялись специальными премиями, размер которых по тем временам достигал астрономических величин. В то время как в 1939 г средняя заработная плата рабочих и служащих СССР составляла около 330 руб/мес, максимальный размер Сталинской премии достигал 100 000 руб., то есть доходу среднестатистического гражданина за 25 лет социалистического труда! Не стоит абсолютизировать систему сталинского материального поощрения, но многое из нее сохранило свою актуальность и сегодня.

Грядущий ужас революции. Или СССР 2.0? Идеология и экономика

Вручение Сталинской премии


Для того, чтобы СССР 2.0 заработал как следует, мало поменять одну только идеологию – необходима такая экономическая и внутриполитическая организация, при которой творческие и трудовые успехи людей вознаграждались бы и материально, и соответствующим ростом общественного статуса.

Все вышесказанное является основным, принципиальным отличием СССР 2.0 от того, что мы имеем сегодня. Я понимаю, что у уважаемых читателей уже давно крутится в голове вопрос: «а как же акулы капитализма?», но мы до этого еще дойдем, а пока – позвольте представить «Моральный кодекс строителя СССР 2.0»

1. Любовь к Родине. Надо отметить, что в СССР этот пункт включал в себя преданность делу коммунизма и любовь к социалистической Родине, но мы не будем мешать в одно любовь к Родине и к конкретному государственному строю.

2. Добросовестный труд на благо общества. Как это должно выглядеть в СССР 2.0 автор указал выше.

3. Уважение к жизни, свободе, правам человека, его материальной и интеллектуальной собственности. СССР 2.0 – что угодно, но только не страна «людей-винтиков» государственного механизма.

4. Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: один за всех и все за одного. Человек человеку друг, товарищ и брат. Понимать это следует так: СССР 2.0 строит свое общество в золотой середине между концепциями коллективизма и индивидуализма.

Есть непреложный факт – существование общества, социума, важнее, чем жизнь отдельных его членов. Именно поэтому во все века мужчины сражались, защищая не только своих родных и близких, но и других людей своего рода, общества, к которому принадлежали. Именно поэтому человек, с риском для жизни спасающий попавших в беду людей, вызывает в нас чувство неподдельного уважения и вопрос к самому себе: «А смог бы я поступить так же, оказавшись на его месте?». Но есть и другой непреложный факт: любое общество – это люди, его образующие, то есть общество существует во благо составляющих его людей.

Таким образом, граждане СССР 2.0 понимают приоритет общественных интересов над личными, но не допускают подавления личности обществом или государством. Индивидуализм склонен к соперничеству, коллективизму СССР 2.0 куда ближе максима «Добейся успеха на выбранном тобою поприще, и помоги добиться того же тем, кто рядом с тобой». Иными словами, коллектив в СССР 2.0 рассматривается, в первую очередь, как добровольное объединение людей, чьи личные цели совпадают для достижения этих целей. Соответственно, отношения в коллективе строятся на основах командной работы, уважительного отношения к другим и, конечно, взаимовыручки.

Граждан СССР 2.0 с детства учат общению с окружающими их людьми, то есть считается естественным хоть немного знать о тех, кто нас окружает – соседях по дому, коллегах по работе и т.д., быть готовым оказать им посильную помощь и не стесняться попросить о таковой в случае нужды.

5. Семья признается важнейшей ячейкой общества, она строится на взаимном уважении всех ее членов, совместном воспитании детей, которые и являются ее величайшей ценностью. Иными словами, государство всячески поощряет институт семьи, рождение и воспитание детей, причем речь идет в том числе и о материальном поощрении. Матери и отцы одиночки также пользуются уважением и поддержкой государства. Бездетные семьи и одиночество, разумеется, не запрещаются, но и не поощряются.

6. Нетерпимость к расовой, национальной, религиозной розни.
7. Честность и правдивость, нравственная чистота в общественной и личной жизни.
8. Нетерпимость к несправедливости.


Как все это должно работать? Ну вот, например, молодой солдат попадает в учебку и сталкивается с появлением в своем призыве некоего землячества, члены которого начинают вести себя невежливо по отношению к окружающим. Это несправедливо, а к несправедливости молодой воин нетерпим. Исходя из принципа коллективизма, он объединяет других бойцов с целью защиты их прав и свобод (еще один принцип!). Исходя из принципа товарищеской взаимопомощи к вновь сформированному коллективу примыкают не только те, кто уже пострадал от «земляков», но и другие, кого они пока не трогали. А затем этот новообразованный коллектив проводит обстоятельную воспитательную работу среди членов землячества, в популярной и доступной форме разъясняя им всю глубину их заблуждений. Включая, конечно, и разъяснения того, что подобные действия землячества приводят к разжиганию национальной розни, а это совершенно недопустимо.

Закончим на этом «политинформацию» об особенностях идеологии и перейдем к экономической системе. Ее достаточно легко описать… но вот объяснить, почему она будет эффективно работать значительно труднее. В этой статье уже не хватит места для подробного описания экономики СССР 2.0, поэтому упомянем лишь некоторые важные моменты.

Дело в том, что в теории рыночной экономики присутствует тезис, справедливость которого большинством ее адептов не подвергаются сомнению. И заключается он в том, что, за исключением каких-то очень специфических случаев, государственное управление предприятием, и тем более отраслью будет менее эффективно, чем управление частного собственника. Под это, разумеется, подводится теоретическая база, заключающаяся в том, что собственник, лично заинтересованный в экономических результатах, обеспечит лучший уровень управления, но… практикой данный тезис не подтверждается.

СССР создал множество образцов вооружения, которые находились вполне на уровне западных образцов. Создавали иной раз и такое, что по ряду параметров превосходили иностранные аналоги, а то и вообще нечто, не имевшее аналогов в мире — да вот, хотя бы сверхзвуковые противокорабельные ракеты. То есть, например, в области боевой авиации советские КБ, научные и производственные мощности достаточно успешно конкурировали с такими монструозными западными корпорациями, как «Боинг» и «Локхид Мартин». Достижения СССР в освоении космоса неоспоримы – причем, как ни странно, но ставка СССР на дешевые «одноразовые» транспортные ракеты полностью оправдала себя и показала безусловное экономическое преимущество над американскими программами многоразовых космических кораблей. Хотя когда возникло такое желание, СССР оказался в состоянии построить «Буран», который имел даже некоторые преимущества перед «Спейс Шаттлом».



И то же можно сказать о такой наукоемкой отрасли, как атомная промышленность. Технологии и научные заделы, доставшиеся нам от СССР, сделали нашу атомную промышленность не просто конкурентоспособной, но даже лидирующей в своей отрасли в мире.

Таким образом, мы видим, что и плановая экономика, и государственная собственность почему-то не помешали создать СССР экономически эффективную военную, атомную и космическую промышленности. Кто-то, конечно, может начать спорить с этим, однако это, в сущности, бессмысленно: достаточно посмотреть объемы экспорта вооружений, космических услуг и строительства атомных станций за рубежом в нынешние времена.

А это, в свою очередь, означает, что государственная собственность на средства производства – вовсе не табу, и при определенных условиях она может быть вполне конкурентоспособной с ведущими частными производителями. Получается, что если мы поймем и воспроизведем эти условия, то нашу государственную промышленность ждет коммерческий успех.

Есть и еще один интересный пример. Автор настоящей статьи не владеет всей полнотой информации (собственно говоря его информация, наоборот, весьма отрывочна и неполна), но не исключено, что в РФ уже сегодня есть достаточно мощная и весьма эффективная государственная корпорация. Речь идет о «Ростех», включающей в себя 14 холдингов, в которые входят более 700 компаний и трудится 445 тыс. чел. Конечно, трудно судить о ней, имея доступ лишь к внешним документам, но экономические показатели корпорации постоянно растут, она развивается, при этом выдавая «на-гора» такие сверхсовременные продукты, как, например, средства радиоэлектронной борьбы, те же «Хибины» (АО «Концерн Радиоэлектронные технологии»).

Более чем вероятно, что в «Ростехе» все далеко не так радужно, как показывает отчетность, и в ней навалом своих проблем, но у каких предприятий РФ их сегодня нет? Собственно, даже если бы корпорация просто оставалась на плаву, в условиях нашего диковатого капитализма и рывков долларового курса, это было бы уже огромным достижением. Тем не менее, вполне возможно, что «Ростех» не просто кое-как существует, но находит в себе силы идти вперед. Подобным могут похвастаться очень немногие частные предприятия, а это, опять же, говорит о том, что высокий уровень управления достижим и в госкорпорации. Еще раз повторюсь – пример, возможно, неточен, так как кроме открытых данных да бесед с несколькими людьми, работавшими в корпорации, никаких других данных у автора нет. Но все-таки.

Так вот, по мнению автора настоящей статьи, основу экономической системы СССР 2.0 должен составлять симбиоз плановой и рыночной экономики, в котором основу производительных сил составляли бы крупные производственные государственные корпорации. Частная собственность не отменяется, однако область частного бизнеса становится значительно более узкой. Собственно говоря, все отрасли, группы производств, подразделяются на 4 области, в которых:

1. Частный бизнес отсутствует совершенно;

2. Частный бизнес может присутствовать, но превалируют государственные корпорации;

3. Частный бизнес превалирует, но присутствуют и государственные корпорации;

4. Полностью отданы частному бизнесу

В первую область попадают, к примеру, такая сфера как внешняя торговля оружием – в СССР 2.0 частные предприятия могут быть производителем вооружений, но их экспорт должен быть сосредоточен в руках государства.

Добыча нефти и газа, конечно, должна вернуться государству, а кроме того, есть смысл исключить частный бизнес из естественных монополий, таких, например, как энергетика. Но тут есть некоторые нюансы.

Например, сегодня предприятия-недропользователи сами недрами не владеют, но добытые ими нефть и газ являются собственностью частных компаний, с которых государство удерживает налоги, акцизы и иные сборы. Так вот, в СССР 2.0 добытая нефть, безусловно, должна являться собственностью государства. Но при этом государственные компании, занимающиеся добычей нефти, могут пользоваться услугами частных предпринимателей по разработке месторождений и добыче полезных ископаемых.

То есть выглядит это так: государство оплачивает услуги сейсморазведки, которую выполняет частное предприятие, обнаруживается пригодное к разработке месторождение. Тогда государство может осуществить его разработку (бурение, добычу и т.д.) своими силами, но может поручить это частному предприятию. Однако, в этом случае, частник получит не нефть или газ, а всего только договор оказания промышленных услуг и оплату за него — по смете. Таким образом, исключаются сверхприбыли, которые частные компании получают при высоких мировых ценах на энергоносители, потому что их доходы больше не зависят от цен на нефть и газ. Тем не менее, частные компании все же могут присутствовать на этом рынке, оказывать государству услуги по сейсморазведке и добыче, и получать за это честную цену, извлекая разумную прибыль.

То же самое относится и к энергетике. По мнению автора настоящей статьи, такие серьезные и важные объекты, как гидроэлектростанции, не говоря уже об атомных, должны находиться в руках государства. В таких областях надежность будет, пожалуй, поважнее экономической эффективности, которую частники часто достигают путем «оптимизации» тех затрат, которых «оптимизировать» ни в коем случае нельзя. С другой стороны, обслуживание передающих сетей, таких, как линии электропередачи, трубопроводы подачи горячей и холодной воды и т.д. вполне могут быть доверены частному предпринимателю.

То же в значительной мере касается и многих областей обрабатывающей промышленности. Суть в том, что сложными, наукоемкими производствами должно заниматься государство, а частный бизнес может выполнять, в основном, обеспечивающие функции. Иными словами, например, производство транспортных самолетов должно быть прерогативой государства, но отдельные детали, запасные части к ним, могут производить и частные компании. А также оказывать всевозможные услуги – транспортные, аудиторские, и т.д.

И еще один немаловажный нюанс – если, к примеру, производство авиации автор настоящей статьи считает прерогативой государства, то эксплуатацию этой авиации, то есть компании, занимающиеся воздушными перевозками, стоит делать преимущественно частными. Объяснения, зачем это необходимо, будут даны позднее.

Основные банки должны быть государственными, но некоторое количество частных будет вполне допустимо. В сельском хозяйстве есть смысл опереться на частного производителя, но вот предприятия пищевой промышленности следует вернуть «под крыло» государства. А вот, к примеру, ряд услуг сфер обслуживания и социальной сферы, таких как транспортные и торговые услуги, услуги связи и общественного питания, бытовые услуги, развлечения и отдых, и др. можно «оставить на откуп» частному бизнесу. Причем, в каких-то областях государство может не участвовать вообще (не могу представить, какую полезность могли бы принести, например, государственные парикмахерские), а в каких-то – все-таки быть представлено только весьма незначительно, на уровне предприятий, которые автор решил назвать «эталонными», но что это такое и зачем нужно – мы рассмотрим уже в следующей статье.

Образование должно быть государственным, хотя некоторое количество частных школ, вузов и профессиональных училищ (особенно последних) вполне разумно и допустимо. То же касается и медицины. То есть охват государственной медицины должен быть таков, чтобы любой человек имел возможность получить медпомощь в государственной клинике. Однако, должна существовать и частная медицина, организация которой, тем не менее, должна существенно отличаться от сегодняшней. Частная, платная медицина должна быть, с одной стороны, способом получения гарантированно-высококвалифицированной помощи (понятно, что в государственных клиниках будут и выпускники медицинских вузов – троечники, и т.д.), а во-вторых – даст возможность квалифицированным врачам получать достойное вознаграждение за свой труд.

Для чего нужна описанная выше концентрация промышленности в руках государства, общий приоритет государственной экономики над частной? Этому есть три причины.

Во-первых, дело в том, что СССР 2.0 должен стать социально-ориентированным государством, чья экономика направлена на рост благосостояния всех его граждан (а не отдельных их представителей).

Во-вторых, экономика СССР 2.0 должна избежать ловушек современного капитализма, таких как снижение качества производимой продукции, снижение сроков ее службы и т.д.

И первого, и второго проще добиться в преимущественно государственной экономике.

И наконец, в-третьих – дело в том, что предлагаемые автором настоящей статьи изменения касаются далеко не только, и даже не столько изменения формы собственности, сколько изменения взаимоотношений между «хозяйствующими субъектами». Иными словами, экономика СССР 2.0, конечно, остается рыночной… но это будет совсем другой рынок, не такой, каким мы его видим сегодня.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

380 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти