Как побеждали Наполеона. Непокорный Дунай, Асперн и Эсслинг, 21-22 мая 1809 года

12 неудач Наполеона Бонапарта. Эрцгерцог Карл, которого иногда называют Тёшенским, сумел настолько оперативно реорганизовать полуопереточную армию империи Габсбургов, что это стало настоящим сюрпризом для императора французов. После побед в кампаниях 1805 и 1806-1807 годов, которые Наполеон одержал над австрийцами, пруссаками и русскими, он нисколько не сомневался, что быстро поставит неожиданно взбрыкнувший Шёнбрунн на место.

Как побеждали Наполеона. Непокорный Дунай, Асперн и Эсслинг, 21-22 мая 1809 года

Эрцгерцог Карл Габсбург и император Наполеон I Бонапарт — все признают их достойными противниками



Ошибки и просчёты


Вопреки сложившимся традициям разбор одного из самых болезненных поражений Наполеона всё-таки стоит начать сразу с его причин. Уже хотя бы потому, что под Асперном и Эсслингом главную роль сыграли отнюдь не объективные факторы. В неудаче первого в компании 1809 года сражения на левом берегу Дуная прежде всего виноват сам Наполеон.

Впрочем, именно в битве у Асперна и Эсслинга у французского императора был едва ли не самый достойный противник – эрцгерцог Карл, один из многочисленных братьев австрийского императора Франца. Он не раз побеждал французов, но уже был разбит Наполеоном в пятидневной серии сражений в окрестностях Регенсбурга.



Повествуя об Асперне, бонапартисты очень любят ссылаться на то, что Дунай неожиданно превратился в непреодолимый бурный поток, словно забывая, как умело этим воспользовались австрийцы. Поклонники Наполеона сетуют и на то, что атакующим французам было очень непросто ориентироваться на незнакомой местности, хотя это почти неизбежно для наступающей стороны.

Практически больше никогда великий полководец, который неизменно делал всё для того, чтобы все свои силы в кулак, так не разбрасывал целые корпуса и дивизии. Сумев собрать для начала компании в Баварии вместе с тремя французскими корпусами и гвардией ещё четыре с половиной корпуса союзников, Наполеон привёл к австрийской столице для переправы через Дунай всего два корпуса. Даже вместе с гвардией и кавалерией этого было явно мало для решительной победы.

Безусловно, для этого были свои объективные причины. Растянутые коммуникации, которым в первую очередь могла угрожать сумевшая раствориться в горах Богемии армия эрцгерцога Карла. К тяжёлым последствиям привело преждевременное выделение на северный берег сильнейшего 3-го корпуса маршала Даву – вместо того, чтобы давить на армию Карла, Даву фактически выпустил её для схватки с главными силами Наполеона.



Наполеон, конечно же, рассчитывал и на подход из Северной Италии армии вице-короля Евгения, почти вдвое превосходившей противостоящие силы эрцгерцога Иоанна. Наконец, императора явно подвела невозможность форсировать Дунай непосредственно в Вене. Австрийцы взорвали все мосты в столице и жёстко держали их под прицелом мощных батарей. Такая переправа вполне могла стоить Наполеону всех его великолепных сапёров и инженеров.

И наконец, практически обнажённый тыл, совершенно враждебный, в отличие от 1805 года, и к тому же переполненный партизанскими отрядами и диверсантами. Только три года спустя, уже в России, Наполеону пришлось выделять такие же крупные силы для охраны коммуникаций, баз и магазинов.

В итоге более 40 тысяч Даву ушли куда-то в Богемию, и даже вернувшись на южный берег Дуная, оставались слишком далеко от главных сил. 22 тысячи баварцев под началом Лефевра в составе 7-го корпуса остались в окрестностях Зальцбурга, где наблюдали за Елачичем и эрцгерцогом Иоганном. А его вообще-то должны были преследовать войска вице-короля Евгения. Наконец, ещё два корпуса – 9-й саксонский и 8-й вюртембергский, имея около 35 тысяч, на реке Траун прикрывали левый фланг от генерала Коловрата, у которого было не больше 22 тысяч человек.

Переправа


Разброс сил у французов тем более удивителен, что Наполеону после пятидневных боёв в Баварии, удалось занять позицию между австрийской армией и Веной. Нельзя не отдать должного главнокомандующему австрийцев, который затем сумел вывести свою армию из Богемии навстречу Наполеону. Мира в Вене Наполеону никто, однако, не предложил. Победу надо было искать на северном берегу Дуная.


Вариант с переправой выше по течению от Вены, у Нусдорфа, Наполеон и его начальник штаба Бертье отклонили сразу, так как там было очень быстрое течение, а на господствующих высотах тоже расположились сильные австрийские батареи. К тому же манёвр к Нусдорфу грозил потерей контроля над столицей и окрестностями. Оставалось лишь достаточно сложное сужение Дуная к югу от Вены, у острова Лобау, куда планировалось доставить необходимые для форсирования понтоны.

Двигаясь на некотором удалении вдоль северного берега Дуная, чтобы оставаться незаметной, армия эрцгерцога Карла уже к 16 мая вышла на высоты Мархфельда – местность к северу от Лобау. Похоже, это стало неожиданностью для французов. Наполеон вряд ли мог поверить в то, что под давлением 40-тысячного корпуса Даву эрцгерцог решится идти на соединение с войсками Иоганна, подходившими из Италии. Если бы Иоганн сумел соединиться у Линца с корпусом Коловрата, он вообще привёл бы к Вене до 60 тысяч войск, причём достаточно свежих.

И это вдобавок к 100 с лишним тысячам у самого эрцгерцога Карла. С такими силами уже не страшно сразиться и с самим Наполеоном. Впрочем, соединиться с Коловратом эрцгерцог Иоганн не сумел, наткнувшись на заслоны, выставленные Наполеоном, и это говорит о том, что разброс сил для французов оказался совсем не лишним. Впрочем, австрийский главнокомандующий сумел использовать войска Коловрата для связи с Нижней Австрией и Тиролем, фактически вынудив Наполеона тоже держать там значительные силы.

Позиции на Бизамбергских высотах позволяли эрцгерцогу Карлу отразить наступление французов, однако, имея достоверные сведения о явно недостаточных силах Наполеона, он решил наступать. Если к нему подоспеет армия Иоганна, ей предстояло занять позицию, расположенную практически в тылу Наполеона, на линии его коммуникаций, причём на самом высоком месте.



Наполеон не ждал подкреплений и рассчитывал дать эрцгерцогу сражение ещё до прибытия к нему подкреплений. Впрочем, повторим, что силы австрийцев, император явно недооценивал. Остров Лобау уже с вечера 18 мая по первым же понтонам начали заполнять войска 4-го корпуса маршала Массены, прикрывавшие строительство переправы через северный рукав Дуная. На сооружение мостов ушло два дня – 19 и 20 мая, и уже с утра 21-го числа французы стали выдвигаться на левый берег.

Дивизия Молитора из корпуса Массены первой вошла в Асперн, который тут же покинули разъезды венгерских гусар, за ней следовали 10 батальонов дивизии Леграна. Правый фланг и селение Эсслинг заняла дивизия Буде из 2-го корпуса маршала Ланна. Но к вечеру с острова Лобау успели подтянуться только мощная дивизия генерала Кара Сен-Сира в составе 18 батальонов и 8 эскадронов кирасир генерала Сен-Жермена. Наполеон сумел переправить на северный берег не более 35 тысяч солдат, которых могли поддержать только 50 пушек.

Мост, построенный французскими понтонёрами из самых прочных материалов на 68 больших лодках и 9 огромных плотах, тогда ещё держался, но пропускная способность его была очень низкой. Понтоны разрывало течением, к тому же австрийцы уже начали спускать по Дунаю брандеры – суда и лодки с тяжелым грузом и горючими веществами, которые, впрочем, ещё не могли всерьёз помешать переправе.

Начало конца


Гораздо страшнее оказалась угроза с севера. Уже в три часа после полудня с Бизамбергских высот начали спускаться густые колонны австрийцев – у эрцгерцога Карла было под рукой не меньше 75 тысяч, которых поддерживали огнём почти триста орудий. Сразу пять мощных колонн – генералов Гиллера, Бельгарда, Давидовича и Розенберга, а также принца Гогенцоллерна, подкреплённые кавалерией князя Лихтенштейна обрушились на французов.

Со своей возвышенной позиции австрийский командующий успел вовремя заметить опрометчивый манёвр Наполеона, который пытался переправлять многотысячную армию по единственному мосту. Дунай в мае, когда ещё сходят потоки с гор – это очень широкая и быстрая река, позволявшая лишь очень медленное движение всех родов войск друг за другом. И это — по протяжённым узким мосткам, по ним даже кавалерия передвигалась с трудом, а на переправу пушек уходили драгоценные часы.

В качестве пути отхода мост и вовсе не годился. Всего за два года до этого Наполеон блестяще воспользовался похожей ошибкой русских в сражении у Фридланда, но в этот раз показал удивительную самоуверенность. Эрцгерцог Карл не замедлил воспользоваться случаем уничтожить половину французских сил на северном берегу, пока остальные войска Наполеона, а особенно артиллерия, были ещё заняты переправой. Огромные силы, почти 50 тысяч французов, вообще зависли на южном берегу Дуная.

От австрийского командующего тут же понеслись адъютанты к генералам Коловрату, Нордману и другим, которые командовали войсками, расположенными выше по течению Дуная. Им было приказано готовить новые брандеры для разрушения мостов, наведённых французами. Эрцгерцог Карл всё утро тщательно укрывал свои главные силы, приказав кавалерии и аванпостам оказывать сопротивление только для вида. Он вовсе не собирался громить французские авангарды или вообще бить по пустому месту.



Ключевыми объектами для австрийской атаки стали Асперн и Эсслинг, расположенные на флангах французов. Между этими двумя укрепленными пунктами были разбросаны многочисленные здания, в основном каменные, в окружении огороженных стенами и изгородями садов, где тут же обосновались мощные австрийские батареи под прикрытием кавалерии. В тылу у них, в качестве резерва расположилась пехота Гогенцоллерна – 23 батальона, заблаговременно выстроенные в каре.

На обоих флангах сразу разгорелись ожесточённые бои, как писали современники, «ярость нападения, как и упорство обороны, почти не имеют примеров в истории войн». Асперн и Эсслинг по нескольку раз переходили из рук в руки. Генерала Молитора в Асперне поддержала дивизия Марюла, а к Эсслингу Ланн успел подтянуть несколько батальонов из дивизии Удино.



Многочисленная австрийская артиллерия буквально выкашивала ряды французов, как только их колонны пытались провести атаки, выходя из узких улочек Асперна и Эсслинга. Пехота несла настолько тяжёлые потери, что Наполеон приказал маршалу Бессьеру произвести общую кавалерийскую атаку с целью отбить у австрийцев батареи.

Атака гвардейских кирасиров была, как обычно, блестящей – безудержная смелость сочеталась со стремительностью и мощью этих «железных людей». Конницу Лихтенштейна, в большинстве своём – лёгкую, они попросту опрокинули, но короткая схватка дала австрийцам время увести артиллерийские батареи.



Удар разогнавшейся кавалерии Бессьера пришёлся как раз на каре Гогенцоллерна, которые, несмотря на прорыв двух или трёх каре, всё же сумели отбиться и удержать единый строй. Порыв французской конницы вскоре иссяк, хотя говорить о том, что её разбили, ещё не приходилось. Бессьер был вынужден отступить, хотя и в расстройстве, и с немалыми потерями.

К этому времени австрийцы в очередной раз захватили Асперн. В центре потрёпанные каре Гогенцоллерна перестроились в колонны, и их поддержала конница Лихтенштейна, снова пришедшая в себя. Они стали медленно, но верно теснить тонкие линии французских стрелков, прикрывавших отступление Бессьера. Маршал со своими гвардейцами ещё не раз вновь и вновь предпринимал атаки, и сумел предотвратить прорыв французских линий.


Таким был маршал Бессьер в битве с русскими под Бородино



А таким его в сражении под Асперном изобразил современный художник


Ночь лишь на короткое время прервала борьбу; но все признаки общего поражения французы были налицо. На левом фланге австрийцы окончательно взяли Асперн и практически завершили обход, угрожая атаковать уже саму переправу. Французский центр, несмотря на все подвиги кирасиров Бессьера, оказался отброшен почти к мостам. И только маршал Ланн, почти окружённый врагом, ещё цеплялся за Эсслинг, хотя это могло привести к тому, что австрийцы, снова начав наступать, отрежут его от переправ.

Все надежды Наполеона были связаны с тем, что его свежие войска, а главное, пушки, продолжали переправляться через мосты, выходя в долину Мархфельд. Несмотря на страшные потери 21 мая, к утру следующего дня Наполеон имел на левом берегу Дуная более 70 тысяч человек и 144 орудия, а к переправам уже успел привести свои 30 с лишним тысяч из 3-го корпуса неутомимый маршал Даву.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

8 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти