Тяжелые танки СССР в послевоенный период

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Тяжелые танки ИС-3 на Красной Площади. 1 мая 1949 года


После окончания Великой Отечественной войны на вооружении бронетанковых и механизированных войск Красной Армии (с 1953 г. — Советской Армии) состояли тяжелые танки ИС-1, ИС-2 и ИС-3"5, а также небольшое количество ранее выпущенных танков KB-1С и КВ-85'78.

Серийное изготовление танков ИС-3 продолжалось в 1945—1946 гг. на ЧКЗ (единственном в то время в стране заводе по производству тяжелых танков) и было прекращено в связи с началом выпуска танка I4C-4. Всего в послевоенный период собрали 1430 танков ИС-3 .


В ходе серийного производства в конструкцию танка ИС-3 вносились различные улучшения, а также был выполнен ряд НИОКР, направленных на повышение его боевых и технических характеристик. Так, например, в 1945—1946 гг. для увеличения скорострельности танка велись работы по использованию в боекомплекте унитарных 122-мм выстрелов с размещением их укладки в боевом отделении. Кроме того, наряду с оценкой возможности использования в ИС-3 более мощного артиллерийского вооружения, чем Д-25Т, рассматривались вопросы автоматизации заряжания пушки, электропривода поворота башни с системой командирского управления (целеуказания) и улучшения вентиляции боевого отделения, а также обзорности из танка. Был разработан проект установки в башне спаренного крупнокалиберного пулемета (12,7-мм ДШК) ленточного питания вместо 7,62-мм пулемета ДТМ.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Танк ИС-2, дульный тормоз снят. Послевоенные годы. Боевая масса —46 т; экипаж —4 чел.; оружие: пушка — 122 мм, 3 пулемета — 7,62 мм, 1 пулемет — 12,7 мм; броневая защита—противоснарядная; мощность двигателя — 382 кВт (520 л.с); максимальная скорость — 37 км/ч.


Однако работы по размещению унитарных 122-мм выстрелов и проверочной укладки их макетов показали невозможность размещения данных выстрелов и отсутствие удобства использования вследствие ограниченных внутренних обьемов башни. Что касается введения спаренного крупнокалиберного пулемета ДШК, то для его установки требовалась переделка башни, подвижной бронировки, а также изменение укладки снарядов и зарядов (гильз). В связи с большим объемом требуемых изменений в конструкции башни эту работу в 1946 г. прекратили.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Танки ИС-3 на учениях. На первых двух машинах дульный тормоз снят. 1950-е гг. Боевая масса — 46т; экипаж—4чел.; оружие: пушка— 122 мм, 1 пулемет—7,62мм, 1 пулемет—12,7мм; броневая защита —противоснарядная; мощность двигателя —382 кВт (520 л.с.}; максимальная скорость — 40 км/ч.


Производство танков ИС-3 с усовершенствованным электроприводом поворота башни было организовано в соответствии с постановлением СНК СССР №3217-985 от 30 декабря 1945 г. (приказ НКТП №8 от 17 января 1946 г.). Конструкцию электропривода конструкторское бюро ЧКЗ разработало совместно с заводом №255 Нарком-трансмаша по принципиальной схеме Леонардо в сочетании с устройством командирского управления башней, предложенного Опытным заводом №100. Монтаж привода на первых 50 танках ИС-3 был выполнен ЧКЗ в марте 1946 г. С 1 апреля того же года электропривод поворота башни с командирским целеуказанием устанавливался на всех выпускавшихся машинах.

Работы по повышению защищенности танка на поле боя велись в направлении усиления его защиты от кумулятивных снарядов (гранат) и противоминной стойкости, а также создания огнега-сительной установки (системы ППО).

С целью повышения подвижности машины были развернуты исследования по совершенствованию силовой установки (увеличение надежности работы двигателя, эффективности системы охлаждения, отработка и испытание воздухоочистителей с автоматическим удалением пыли, пародинамического подогревателя). Приступили к созданию электромеханической трансмиссии («Объект 707») и гусениц высокой износоустойчивости — не менее 3000 км.

В ходе эксплуатации танков ИС-3 выпуска 1945 г. выявился перегрев двигателя в условиях, при которых двигатели танков ИС-2 работали нормально. Проведенные в конце 1945 г. сравнительные полигонные испытания танков ИС-2 и ИС-3 подтвердили данный факт.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период


Система охлаждения двигателя танка ИС-3 отличалась от системы охлаждения ИС-2, главным образом, конструкцией и размерами воздушного тракта (особенно входа и выхода охлаждающего воздуха), а также конструкцией воздушно-масляных радиаторов, КБ ЧКЗ внесло ряд изменений в конструкцию системы охлаждения двигателя танка ИС-3 и внедрило их в серийное производство на танках выпуска 1946 г. Сравнительные полигонные испытания машины пробегом, состоявшиеся в том же году, подтвердили эффективность проведенных мероприятий.

В танках ИС-3 последнего года выпуска, в отличие от машин первых серий, устанавливались два воздушно-масляных радиатора, располагавшихся перед вентиляторами, вместо четырех воздушно-масляных радиаторов, монтировавшихся за вентиляторами. Это позволило получить большие внутренние сечения воздушного тракта системы охлаждения двигателя за счет сокращения высоты внутренних топливных и масляного баков. Выпускные трубы выполнили удобообтекаемой формы и улучшили конфигурацию коллекторов воздушных вентиляторов. Кроме того, были даны рекомендации по размещению десанта на машине в летнее время (при температуре окружающего воздуха +20 — ЗО'С), поскольку его расположение на крыше МТО (входных жалюзи для охлаждающего воздуха) при больших нагрузках двигателя могло привести к его быстрому перегреву.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период


Что касается электромеханической трансмиссии для танка ИС-3, то требования к ней начальник ГБТУ ВС СССР генерал-лейтенант танковых войск Б.Г. Вершинин утвердил 16 декабря 1946 г. За счет ее использования предполагалось улучшить динамические качества танка, применить систему автоматизированного управления, а также более полно реализовать мощность дизеля.

Трансмиссия должна была обеспечить:
- повышение средней скорости движения танка по сравнению с механической трансмиссией;
- легкость и простоту управления танком;
- время разгона танка до максимальной скорости на 30—40% меньше, чем время разгона для танка с механической трансмиссией;
- скорость движения танка в пределах от 4 до 41 км/ч с плавным ее регулированием;
- поворот танка с любым радиусом на различных скоростях движения, с наименьшей потерей мощности, затрачиваемой на поворот;
- преодоление танком подъемов таких же, как и с механической трансмиссией.

Однако большинство этих работ в связи со снятием с производства ИС-3 так и не было завершено, но продолжалось уже применительно к новому тяжелому танку ИС-4. Кроме того, в процессе интенсивной эксплуатации танка ИС-3 в мирных условиях дополнительно выявился ряд конструктивных ошибок, допущенных при его проектировании.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Схема измененной системы охлаждения танка ИС-3 выпуска 1946 г.


Одним из существенных дефектов машины являлась недостаточная жесткость корпуса в районе МТО, что приводило к нарушению центровки его агрегатов. Так, например, ни один танк выпуска 1946 г. не выдержал гарантийных испытаний на 300 и 1000 км пробега. В том же году на ЧКЗ из войск последовал поток рекламаций в связи с выходом из строя двигателей. На испытаниях шести танков ИС-3 была выявлена неисправная работа вертикального валика привода топливного насоса двигателя В-11 из-за разрушения сепаратора шарикоподшипника этого валика. В результате ЧКЗ провел соответствующие мероприятия по повышению надежности его работы (заменили шарикоподшипник подшипником скольжения на двигателях последующего выпуска).

Кроме того, в процессе длительной эксплуатации машин стали проявляться трещины не только в сварных швах корпуса, но и в корпусах литых башен (в районе установки пушки, а также в скуловых и других частях). Низкую прочность сварных соединений корпуса ИС-3 подтвер-

дили и результаты испытания обстрелом в 1946 г. на НИИБТ полигоне пяти корпусов, изготовленных челябинском заводом №200 и Уралмаш-заводом. Для более подробного изучения дефектов танков ИС-3 завод направил в войсковые части бригады квалифицированных конструкторов и эксплуатационников.

В соответствии с распоряжением Совета Министров СССР №3540 от 30 марта 1948 г. и приказом Министерства транспортного машиностроения СССР №81 от 31 марта 1948 г. на ЧКЗ и ЛКЗ в сжатые сроки провели большую исследовательскую работу по выявлению причин разрушения опор и коленчатых валов дизелей танков ИС-3. Прежде всего, специалисты заводов проанализировали весь материал по дефектам моторно-трансмиссионной установки, поступивший из войсковых частей за период с 1945 г. по 1948 г., а также всесторонне изучили отчеты о специальных испытаниях танков ИС-3 на НИБТ полигоне в Кубинке,

На основе полученного материала конструкторское бюро ЧКЗ (как головное по машине) во исполнение постановления Совета Министров СССР №2312-901 от 10 июня 1949 г. разработало ряд мероприятий по устранению конструктивных недостатков (УКН). Они были осуществлены и проверены испытаниями двух танков ИС-3, а затем выполнены еще на десяти машинах, модернизированных заводом и представленных на войсковые испытания в августе 1949 г. Согласно приложению к постановлению, мероприятия по УКН танка ИС-3 реализовывались в два этапа.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Размещение десанта на танке ИС-3. Испытания на НИИБТ полигоне, 1946 г.


Мероприятия первого этапа модернизации включали:
- разработку и изготовление новой конструкции опор двигателя, обеспечивавшей увеличение их жесткости и предотвращавшей их расшатывание;
- улучшение стабильности крепления двигателя и подмоторной рамы;
- замену ручного подкачивающего насоса подкачивающим агрегатом с электродвигателем;
- доведение до кондиционного состояния опор коленчатого вала двигателя В-11;
- введение в масляном баке клапана;
- установку вентиляторов улучшенной конструкции;
- совершенствование крепления главного фрикциона на коленчатом валу за счет его посадки на конусах;
- введение центровки двигателя и коробки передач с замером торцевого и радиального зазора в двух плоскостях для обоих агрегатов;
- использование полужесткого соединения между ведомым валом главного фрикциона и продольным валом коробки передач;
- изменение крепления передней горловины картера коробки передач за счет использования длинных шпилек или болтов, изъятия шарнира в левой части траверзы с усилением ее крепления к днищу путем введения средней опоры (для улучшения установки коробки передач);
- усиление задней опоры коробки передач.

Кроме того, завод провел усиление кронштейна подъемного механизма пушки, подбашенного листа, укомплектовал танки траками из стали ТВМ, перенес венец стартера с вентилятора на муфту полужесткого соединения.

Войсковые испытания десяти модернизированных танков ИС-3 прошли в 4-й Кантемировской дивизии со 2 сентября по 16 октября 1949 г. Результаты испытаний показали, что внедренные мероприятия по устранению конструктивных дефектов, выполненные ЧКЗ и направленные на повышение эксплуатационных качеств машин, обеспечили нормальную работу узлов и агрегатов. Однако надежность танков ИС-3 все еще оставалась недостаточной, поскольку за время испытаний наблюдались случаи выхода из строя коробок передач, бортовых редукторов, течи масляных радиаторов и др.

Для окончательной доводки конструкции танков ИС-3 заводам предлагалось немедленно проработать все мероприятия, полностью устранявшие выявленные дефекты, обратив при этом особое внимание на совершенствование коробки передач, бортовых редукторов, отводок и масляных радиаторов. Все новшества надлежало внедрить на трех танках, испытания которых (в соответствии с постановлением Совета Министров СССР №2312-901 от 10 июня 1949 г.) следовало завершить до 1 января 1950 г.

К указанному сроку ЧКЗ выполнил работы по второму этапу модернизации, включавшему доработку конструкции коробки передач, зенитно-пулеметной установки и уплотнений опорных катков. С учетом этих мероприятий были изготовлены и прошли испытания на гарантийный километраж три танка, по результатам которых завод выполнил окончательную отработку чертежно-технической документации для проведения модернизации.

Модернизация танков ИС-3, поступавших из войсковых частей, осуществлялась на ЧКЗ (с 1950 г. по 1953 г.) и ЛКЗ (с 1950 г. по 1954 г.) в соответствии с постановлением Совета Министров СССР №4871-2121 от 12 декабря 1950 г. Модернизация машин в этот период заводами-изготовителями производилась без изменения марки машины.

Танки ИС-3, поступавшие для проведения УКН на заводы из войск, должны были быть полностью укомплектованными, не требующими капитального ремонта, но при этом допускались машины, отработавшие гарантийный срок службы (1000 ч). Однако эти требования зачастую ГБТУ ВС не соблюдались, и на заводы поступали танки в разукомплектованном состоянии, подлежавшие капитальному ремонту. Поэтому ЛКЗ и ЧКЗ были вынуждены параллельно с УКН производить первоначально капитально-восстановительный ремонт, заменяя при этом до 80% всех деталей машин.

В ноябре—декабре 1951 г. при проведении контрольных испытаний танка ИС-3 на ЛКЗ после реализации УКН (в соответствии с постановлением Совета Министров СССР №4871-2121) вновь был обнаружен дефект, связанный с поломкой деталей привода топливного насоса двигателя В-11М, который не проявил себя при испытании десяти танков в 1949 г. (приводы топливного насоса работали исправно). Эти поломки имели место при последующих испытаниях пяти танков ИС-3 на ЛКЗ, а в дальнейшем и при эксплуатации машин в войсках.

Вследствие наличия повторяющегося дефекта, связанного с разрушением привода топливного насоса двигателя, приемка танков ИС-3 после проведения УКН на ЛКЗ и ЧКЗ была прекращена до выяснения причин возникновения дефекта и разработки мероприятий по его устранению. Одновременно на ЧКЗ прекратили и приемку двигателей В-11М.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Танк ИС-3 после проведения первых мероприятий по УКН, Наро-Фоминск, август 1956 г.


Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Танки ИС-3 на марше (машины после проведения мероприятий по УКН 1952г.), 1960-егг.


Неоднократное разрушение привода топливного насоса двигателя объяснялось тем, что мероприятия по УКН позволили эксплуатировать танки ИС-3 на более высоких средних скоростях движения (около 25 км/ч) с максимальной загрузкой двигателя, удельная мощность которого не превышала 7,72 кВт/т (10,5 л.с./т). В этих условиях двигатель при переключении с низшей передачи на высшую более длительное время находился на режиме резонансной частоты вращения коленчатого вала, что и приводило к дефекту'78.

Испытания десяти танков ИС-3 в 1949 г. проходили в других дорожных условиях, когда средние скорости движения не превышали 10—15 км/ч. При этом двигатели машин фунуционировали вне опасной зоны, что обеспечило нормальную работу приводов их топливных насосов.

Комиссия, назначенная Министерством транспортного машиностроения, а также привлеченные специалисты из ленинградских институтов и НИИД пришли к выводу, что дефект привода топливного насоса можно устранить путем придания муфте привода дополнительной эластичности и подключения к топливному насосу дополнительных масс. К такому же выводу пришли и специалисты ЧКЗ. В результате для замены жесткой серийной муфты изготовили несколько вариантов упругих муфт, из которых в процессе стендовых испытаний выбрали одну — конструкции ЧКЗ, получившую наименование ЧКЗ-45.

В период с 5 по 25 марта 1952 г. в районе Ленинграда междуведомственной комиссией были проведены испытания четырех танков ИС-3, приводы топливных насосов двигателей которых имели упругие муфты. Выхода из строя приводов топливных насосов двигателей не отмечалось, однако испытания пришлось прекратить из-за разрушения прицепных шатунов в двигателях трех машин. По заключению комиссии, причиной разрушения прицепных шатунов послужила длительная работа двигателя на режиме максимального крутящего момента, который совпадал с зоной резонансных частот вращения коленчатого вала у данного типа двигателя.

С целью определения надежности работы привода топливного насоса и шатунов двигателя в период с 14 апреля по 23 мая 1952 г. в районе Челябинска междуведомственной комиссией вновь были проведены ходовые испытания (на 200 ч работы двигателя и 3000 км пробега) уже шести танков ИС-3 с упругими муфтами в приводах топливных насосов двигателей, измененным углом подачи топлива и с соблюдением инструкции по эксплуатации машин (ограничение времени работы на резонансном режиме). При этом на двух танках были установлены серийные двигатели В11 -ИСЗ, на третьем и четвертом — двигатели с двухрежимным регулятором без корректора подачи топлива, на пятом и шестом — двигатели без корректора подачи топлива; крутящий момент двигателей был отрегулирован на 2254 Нм (230 кгм) при частоте вращения коленчатого вала 1300 мин '; максимальная мощность составляла 415 кВт (565 л.с.) при частоте вращения коленчатого вала 2000 мин.

К участию в испытаниях из войсковых частей привлекли механиков-водителей различной квалификации — от начинающих до мастеров вождения.

За время испытаний танки прошли от 3027 до 3162 км, все двигатели надежно отработали по 200 ч5. Случаев разрушения деталей приводов топливных насосов и прицепных шатунов двигателей не было. Таким образом, проведенные мероприятия при соблюдении инструкции по эксплуатации обеспечили надежную работу двигателей за указанное время. Тем не менее, после отработки танками гарантийного срока службы имели место отдельные случаи выхода из строя агрегатов трансмиссии и системы охлаждения двигателя, по которым завод осуществил мероприятия, обеспечившие более длительную и надежную работу танка ИС-3 в целом.

Выход из строя отдельных агрегатов трансмиссии и систем охлаждения двигателей танков ИС-3 при этих испытаниях был обусловлен тем, что они проходили в условиях большой запыленности. Из-за отсутствия пылезащитных щитков на надгусеничных полках в течение 5—6 ч работы МТО и танки в целом забивались пылью настолько, что двигатели быстро перегревались, а из-за запыленности тормозных мостиков и тяг не выключались главные фрикционы, плохо переключались передачи в коробках передач — в результате машины теряли управление. По этой причине снижались средние скорости движения, а трансмиссии раньше срока выходили из строя.

Для устранения этих недостатков в ОГК ЧКЗ разработали новую конструкцию пылезащитных щитков (по типу опытного танка «Объект 730»)

для надгусеничных полок машины, которые стали устанавливаться с 1 июля 1952 г. (выпуск щитков был организован на заводе №200).

Надежность работы тормозных лент ПМП (от них зависела управляемость машины) повысили за счет изменения конструкции тормозных лент и их установки в танке. В серию на заводах промышленности они были внедрены с 1 июня, а на военных ремонтных заводах — с 1 июля 1952 г.

На основании результатов испытаний шести ИС-3 весной 1952 г. комиссия пришла к выводу о возможности возобновления приемки танков этого типа с УКН на ЛКЗ и ЧКЗ и о необходимости замены на всех ранее выпущенных машинах жесткой серийной муфты привода топливного насоса двигателя на упругую муфту ЧКЗ-45. В результате приемка танков на заводах (а также дизеля В-11М на ЧКЗ) была возобновлена с 30 мая 1952 г.

Одновременно командованию БТ и MB Советской Армии предлагалось в течение 1952—1953 гг. провести всесторонние войсковые и полигонные испытания в различных климатических условиях десяти танков ИС-3 с двигателями повышенной мощности. По результатам этих испытаний совместно с Министерством транспортного машиностроения следовало решить вопрос о возможности перерегулировки всех двигателей В-11М на мощность 419 кВт (570 л.с).

В декабре 1952 г. на НИИБТ полигоне состоялись испытания трех танков ИС-3 с двигателями повышенной мощности (419 кВт (570 л.с). Однако эти испытания были прекращены ввиду выхода из строя коробок передач. При этом одна коробка передач была восстановлена силами и средствами полигона, а две коробки требовали замены с поставкой с ЛКЗ к 10 января 1953 г. Однако вопрос об установке в танках ИС-3 при УКН двигателей повышенной мощности так и остался открытым"9.

За все это время на заводах постоянно велась отработка и корректировка технических условий по УКН, которые еще не были окончательно согласованы и утверждены с ГБТУ ВС. Главным являлся вопрос де-фектации и объема ремонта сварных швов броневого корпуса, а также вопрос о допустимой величине дефектов в корпусах литых башен.

Дефектацию сварных швов корпусов на ЛКЗ производили наружным осмотром и исправляли только швы, которые имели трещины или подколы (все остальные швы исправлениям не подлежали). Однако ГБТУ ВС поставило под сомнение надежность всех швов корпуса и потребовало исправления почти всех возможных дефектов изготовления. Был предложен вариант штампованного днища в случае изготовления новых корпусов танков ИС-3, однако это противоречило постановлению правительства по проведению УКН, и замена днища на ремонтных корпусах танков штампованным была признана излишней. С ноября 1951 г. к ремонту корпусов танков ИС-3, помимо ЛКЗ и ЧКЗ, подключили завод №200.

В отношении ремонта корпусов литых башен Министерство транспортного машиностроения также ограничивалось только требованием заварки трещин, считая после этого все башни исправными. В свою очередь, ГБТУ ВС также поставило ограничения по глубине и месту расположения трещин, что приводило к переводу большого количества танковых башен в брак.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Ремонт танка ИС-ЗМ с проведением УКН на 61 БТРЗ (Ленинград), 1960-е гг.


Согласно постановлению Совета Министров СССР №4871-2121 Министерство транспортного машиностроения должно было провести УКН в корпусе танка ИС-3 только по подмоторному фундаменту, укреплению косынками подбашенного листа и проварке появившихся трещин сварочной аустенитовой проволокой. К другим, дополнительным работам, как правило, относились ремонт сваркой деталей и узлов ходовой части, днища и заварка трещин в швах. По башне — проварка трещин. Работа ЛКЗ в этом направлении в 1951 г. не вызывала никаких нареканий со стороны ГБТУ ВС. Танки после ремонта успешно проходили испытания пробегом до 2000 км.

Карты дефектации, разработанные ЛКЗ и ЧКЗ, согласованные в середине 1951 г. с военной приемкой, обеспечивали устранение всех существенных дефектов сварных швов (включая швы с трещинами и подколы).

До конца своего жизненного циклаэти машины при проведении последующих капитальных ремонтов оснащались двигателями штатной мощности - 382кВг (520л.с.). Кроме того, были введены: дополнительное усиление кронштейнов торсионов (увеличены швы с 10 до 15 мм), второй шов на стыке днища, установлены накладки жесткости по днищу и выполнены другие более мелкие усиления.

Однако в начале 1952 г. представители ГБТУ ВС выдвинули новые требования, которые вели к исправлению всех отклонений по качеству сварных швов: кроме удаления швов с трещинами, исправлялись швы, имевшие повышенную пористость, подрезы основного металла, незначительные непровары или наплывы, уменьшенные габариты и другие мелкие дефекты.

Тем не менее, техническая документация на ремонт корпусов и башен танка ИС-3 была отработана ЧКЗ на основании совместного решения Министерства транспортного машиностроения и командования БТ и MB Советской Армии от 29—31 марта 1952 г. и в апреле того же года разослана в адреса ЛКЗ и завода №200 и внедрена в серийное производство.

Помимо проварки трещин на башнях танков ИС-3, планировалось на части ремонтных машин заменить старые башни новыми. Так, например, выпуск 15 новых башен в IV квартале 1952 г. был поручен заводу №200. Новые башни отливались из стали 74Л и подвергались термической обработке на среднюю твердость (диаметр отпечатка по Бринелю 3,45—3,75). Изготовление башен осуществлялось комплектно с погонным устройством по чертежам и техническим условиям, утвержденным на 1952 г. с учетом изменений, принятых ГБТУ ВС и Министерством транспортного машиностроения в процессе работ по УКН, т.е. с усиленными кронштейнами пушки и прицела ТШ-17, креплениями боеукладки и т.п. При этом в целях увеличения конструктивной прочности башен ГБТУ ВС потребовано от КБ ЧКЗ ввести приварку подпогонного основания башни с наружной и внутренней сторон, усилить сечения сварных швов приварки опорных кронштейнов цапф пушки и опорных планок съемной крышки люка для монтажа пушки.

Кроме того, предполагалось к 15 сентября 1952 г. для проверки качества проварки трещин при проведении УКН произвести испытания обстрелом двух башен ИС-3 (высокой и средней твердости), имевших наибольшее количество трещин в районе установки вооружения, в скуловых и др. частях как по длине, так и по глубине залегания, включая и сквозные трещины.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Модернизированные танки ИС-2М и ИС-ЗМ выпуска 61 БТРЗ (Ленинград).


Новые башни должны были быть поставлены ГБТУ ВС полностью укомплектованными (за исключением артсистемы и радиостанции) деталями, узлами, приборами электрооборудования, механизмом поворота башни, ТПУ и т.д. с таким расчетом, чтобы в случае мобилизации в войсковых частях можно было быстро осуществить на танках ИС-3 замену старых башен.

Помимо башен, в ноябре 1952 г. был поднят вопрос о замене радиостанций 10РК-26, устанавливавшихся в танке ИС-3, радиостанцией 10РТ-26Э, поскольку размещение радиостанции 10РК-26 сильно затрудняло действия командира танка и заряжающего. Выполнить более удобное размещение ее в башне танка оказалось невозможно, так как она не подвергалась разблокировке, а конфигурация и внутренний объем башни не позволяли изменить ее расположение на более удобное. Кроме того, радиостанции 10РК-26 по времени их эксплуатации уже устарели, а их гарантийный срок службы истек. Почти каждая радиостанция требовала капитального ремонта. Замена радиостанций стала осуществляться с 1953 г. (объем первой партии радиостанций 10РТ-26Э составил 540 комплектов).

Одновременно на ЧКЗ не прекращались работы по дальнейшему повышению надежности отдельных узлов танка ИС-3. Так, например, в 1953 г. на одной из опытных машин (заводской №366) для проведения ходовых испытаний установили дизель В11-ИСЗ с антивибратором конструкции завода №77. В процессе испытаний танк прошел 2592 км, а двигатель отработал 146 ч без замечаний. На машине были опробованы и другие усовершенствованные опытные узлы и агрегаты.

Впоследствии мероприятия по модернизации танка осуществлялись ремонтными заводами Министерства обороны СССР: 7 БТРЗ (г. Киев), 17 БТРЗ (г. Львов) и 120 БТРЗ (г. Кирхмезер, ГСВГ), а также 61 БТРЗ (г. Ленинград).

С учетом опыта работ по модернизации танка ИС-3 руководством ГБТУ ВС было принято решение, начиная с 1957 г., провести при капитальном ремонте УКН и для танков ИС-2, как ставших менее надежными в эксплуатации. Объем УКН по заданию Управления ремонта и снабжения (УРиС) ГБТУ ВС был разработан ремонтными заводами Министерства обороны СССР - 7 БТРЗ (г. Киев), 17 БТРЗ (г. Львов) и 120 БТРЗ (г. Кирхмезер, ГСВГ). При этом была выполнена задача не только по усилению отдельных слабых узлов, но и по оснащению машины более современным оборудованием, а также по унификации ряда агрегатов и приборов с другими танками (например, установка дизеля В-54К-ИС, форсуночного подогревателя, новых воздухоочистителей с эжекцион-ным удалением пыли из бункеров, коробки передач с системой охлаждения масла в ней, электростартера, призменного прибора наблюдения механика-водителя, электрических контрольных приборов, прибора ночного видения механика-водителя, новой радиостанции, увеличение боекомплекта пушки и др.). Все эти мероприятия были реализованы в 1957—1959 гг. в опытных образцах, которые прошли длительные пробеговые испытания в ГСВГ.

С 1960 г. при проведении мероприятий по УКН на танкоремонтных заводах Министерства обороны модернизированный вариант танка ИС-2 получил наименование ИС-2М. С конца 1962 г. изменили марку и у модернизированного варианта танка ИС-3 на ИС-ЗМ. На базе танка ИС-ЗМ танкоремонтными заводами Министерства обороны СССР выпускался командирский вариант — ИС-ЗМК. Часть танков ИС-2М в процессе капитального ремонта была переоборудована в танковые тягачи. Модернизация танков ИС-2М и ИС-ЗМ осуществлялись танкоремонтными заводами вплоть до конца 1970-х гг.

В 1946 г. на вооружение Советской Армии поступил новый тяжелый танк ИС-4, разработка которого, как и танка ИС-3, началась еще в годы Великой Отечественной войны. Эта боевая машина создавалась в соответствии с ИТ, заданными к новому тяжелому танку в последние годы войны, и в отличие от ИС-3 не являлась модернизацией танка ИС-2. Новый танк разрабатывался как наступательное оружие для прорыва подготовленной обороны противника и предназначался для уничтожения живой силы, огневых средств противника, а также для борьбы с его тяжелыми танками и артиллерией.

Танк ИС-4 выпускался на ЧКЗ в 1947—1949 гг. и за время серийного производства был подвергнут модернизации с изменением марки на ИС-4М. Небольшую партию танков ИС-4М завод изготовил в 1951 г. В том же году по доработанной технической документации ЧКЗ осуществил модернизацию всех ранее выпущенных машин.

Танк Т-10, принятый на вооружение Советской Армии в 1953 г., как и его последующие модификации Т-10А, Т-10Б и Т-10М, представлял собой дальнейшее развитие танка ИС-3 в соответствии с концепцией, принятой для боевых машин этого класса. Серийное производство танков Т-10 различных модификаций было организовано в 1953—1965 гг. на Челябинском Кировском заводе (с 15 мая 1958 г. — Челябинском тракторном заводе), а с 1958 г. до 1963 г. — на Ленинградском Кировском заводе, где выпускался тяжелый танк Т-10М («Объект 272»).

Послевоенные отечественные тяжелые танки ИС-4 и Т-10 различных модификаций состояли только на вооружении Советской Армии и в другие страны на экспорт не поставлялись.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период


Наряду с серийным выпуском тяжелых танков ИС-4, Т-10 и их модификаций в первый послевоенный период велись НИОКР по созданию нового поколения тяжелых танков с повышенной огневой мощью, высоким уровнем защищенности и подвижности. В результате были разработаны и изготовлены опытные образцы танков: «Объект 260» (ИС-7), «Объект 265», «Объект 266», «Объект 277», «Объект 770» и «Объект 279». Не был завершен постройкой опытный тяжелый танк «Объект 278» с газотурбинным двигателем.

Для развития тяжелых танков рассматриваемого периода было характерным:
- применение классической схемы общей компоновки с продольным расположением двигателя в МТО'82;
- увеличение боевой массы машин до 50—68 т в связи с усилением их защищенности от оружия массового поражения и мощных противотанковых средств противника;
- увеличение максимальной толщины брони лобовой части корпуса танка до 305 мм;
- повышение максимальной скорости до 42—59 км/ч и увеличение запаса хода по шоссе до 200—350 км;
- рост калибра пушки до 130 мм и пулеметов — до 14,5 мм;
- увеличение мощности двигателя до 772 кВт (1050 л.с);
- приспособление серийных танков к действиям в условиях применения ядерного оружия.

Важной особенностью развития тяжелых танков был поиск, разработка и внедрение оригинальных компоновочных и конструктивных решений, часть из которых послужила основой для дальнейшего совершенствования различных по назначению и боевой массе образцов бронетанкового вооружения. К числу таких наиболее важных решений относились:
- по огневой мощи — 122- и 130-мм нарезные танковые пушки с эжекционным устройством для удаления пороховых газов из канала ствола; полуавтоматический механизм заряжания кассетного типа для 130-мм пушки, гидрообъемный привод управления механизмом поворота башни и оптический дальномер («Объект 277»); стабилизация линии прицеливания в двух плоскостях (танки Т-10Б, Т-10М, «Объект 265», «Объект 277», «Объект 279», «Объект 770»); дистанционное управление пулеметной установкой («Объект 260»); использование ПТРК 9К11 «Малютка» в качестве дополнительного оружия («Объект 272М»);
- по защищенности — литой броневой корпус («Объект 770»), гнутые бортовые листы корпуса, автоматические системы ПАЗ и ППО, ТДА (танк Т-10М), противокумулятивный экран («Объект 279»);
- по подвижности — дизель типа В-2 с наддувом, эжекционная система охлаждения, планетарная коробка передач, механизм поворота типа «ЗК», система гидросервоуправления, рычажно-поршневой гидроамортизатор, пучковая торсионная подвеска, оборудование для подводного вождения (танк Т-10М), газотурбинный двигатель («Объект 278»), гидромеханическая трансмиссия («Объект 266», «Объект 279», «Объект 770»), гидропневматическая подвеска, опорные катки с внутренней амортизацией, штурвальный привод механизма поворота танка («Объект 770»).

Кроме того, были исследованы и испытаны система продувки сжатым воздухом канала ствола, радиолокационные дальномеры (в том числе сопряженный с прицелом), дизели мощностью 735—809 кВт (1000—1100 л.с), гидравлическая подвеска, релаксационный гидроамортизатор, четырехгусеничный движитель, навесное инженерное оборудование (плавсредства и минные тралы).

Помимо конструкторских бюро ЧКЗ (ЧТЗ), ЛКЗ и челябинского Опытного завода №100, в разработке тяжелых опытных танков, а также испытаниях и доводке серийных машин, их узлов и агрегатов непосредственное участие принимал ВНИИ-100, созданный в 1948 г. на базе ленинградского филиала Опытного завода №100'83.

Первоначально на основании постановления СНК СССР №350-142 от 12 февраля 1946 г. о развертывании работ по конструированию и изготовлению опытных образцов танка «Объект 260» приказом В.А. Малышева было проведено слияние коллективов двух конструкторских бюро — ОКБ филиала завода №100 и Отдела Главного конструктора (ОГК) танкового производства ЛКЗ. Руководители групп, инженеры-конструкторы и обслуживающий персонал были объединены в соответствии с квалификацией и специальностью каждого из них и независимо от их формальной подчиненности. Вновь сформированный конструкторский коллектив насчитывал 205 человек (из них: руководящий состав и инженеры-конструкторы — 142, техники — 28, копировщики и чертежники — 26 и обслуживающий персонал — 9 человек). Большинство сотрудников имело большой стаж работы по проектированию и изготовлению танков.

В связи с тем, что основные кадры высококвалифицированных конструкторов и производственников-танкистов на тот момент оказались сосредоточены в филиале завода №100, производственная деятельность которого была тесно связана с ЛКЗ, расходы по проектированию и выполнению опытных работ между двумя организациями распределили в пропорции 60/40 от общей суммы соответственно.

В мае 1946 г. в составе ОГК была организована специальная группа, которая занималась проектированием стендов и нестандартного оборудования для испытательного цеха (ИСЦ-100). Основная задача, стоявшая перед этой группой, заключалась в оперативном решении вопросов, возникающих при проектировании нового тяжелого танка («Обьект 260»), проведении испытаний отдельных узлов и агрегатов машины. Поэтому одним из важнейших направлений работы коллектива филиала завода №100 стало создание собственной опытной научно-исследовательской и лабораторной базы.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Танк ИС-3, подготовленный для проведения исследований по излучению МТО. НИИБТ полигон, 1947 г.


Для размещения всех научно-исследовательских лабораторий и стендов по опытной танковой тематике ИСЦ-100 отвели часть корпуса Филиала завода №100, которая представляла собой комплекс из десяти шахтных боксов с помещениями пультов.

В июне 1946 г. на филиале завода №100 заложили собственную опытно-производственную базу в составе механического, сборочного, испытательного и инструментального цехов, отдела Главного технолога, и отдела Главного механика со вспомогательными службами. Началась последовательная работа по расширению этой базы, укомплектованию цехов квалифицированными кадрами рабочих и ИТР, по расширению и улучшению состава оборудования.

В течение 1946 г. организация ленинградского филиала завода №100 была завершена. Основные кадры конструкторов, технологов, испытателей и рабочих переехали в Ленинград, где в составе механического, сборочного, испытательного и вспомогательных цехов с полным комплектом металлорежущего оборудования и с большим количеством стендов и лабораторий создали собственную производственную базу для опытных работ. К концу года личный состав ленинградского филиала (вместе с ОГК ЛКЗ) насчитывал 754 человека.

8 соответствии с предложением В.А. Малышева с 1 января 1947 г. Отдел главного конструктора по тяжелым танкам на ЛКЗ и ОКБ при филиале завода №100 слили в один Отдел главного конструктора при филиале завода №100. При этом Отдел главного конструктора по тяжелым танкам на ЛКЗ был упразднен. Следующим шагом стало создание на базе ленинградского филиала завода №100 (на территории ЛКЗ) Всесоюзного научно-исследовательского танкового и дизельного института №100 (ВНИИ-100) Министерства транспортного машиностроения СССР. Постановление Совета Министров СССР №2026-795 о его организации было подписано 11 июня 1948 г. (приказ Министерства транспортного машиностроения №180 от 16 июня 1948 г.).

9 марта 1949 г. Совет Министров СССР утвердил первоочередные мероприятия по обеспечению работы ВНИИ-100. Руководству Министерства транспортного машиностроения и института вменялось в обязанность наряду с НИР проводить и ОКР, а также в кооперации с цехами ЛКЗ изготавливать опытные образцы по своим проектам. Уже 19 марта того же года заместитель председателя Совета Министров СССР В.А. Малышев своим приказом установил подчиненность института 1 Главному управлению Министерства, назначив директором института Ж.Я. Котина с сохранением за ним должности главного конструктора ЛКЗ.

4 июня 1949 г. вышел приказ №1 директора о начале деятельности ВНИИ-100. В соответствии с утвержденной схемой управления институт располагал пятью конструкторскими, десятью научно-исследовательскими и общеинститутскими отделами, опытной производственной базой (механический, инструментальный и сборочный цеха), вспомогательными службами и танкоиспытательной станцией. Первоначальный кадровый состав ВНИИ-100 насчитывал 1010 человек.

До середины 1951 г. ВНИИ-100 выполнял двоякую функцию — как отраслевого, так и заводского уровня. Однако ОКР превалировали над научно-исследовательской тематикой. Интересы ЛКЗ ставились выше отраслевых. В соответствии с распоряжением Совета Министров СССР №13081рс от 31 июля 1951 г. на ЛКЗ было организовано Особое конструкторское бюро по тяжелым танкам (ОКБТ) с опытно-экспериментальной базой. В состав ОКБТ помимо сотрудников ЛКЗ вошли инженерно-технические работники, служащие и рабочие (в необходимом количестве), переведенные из ВНИИ-100 в соответствии с приказом Министерства транспортного машиностроения №535 от 10 августа 1951 г. Начальником ОКБТ и главным конструктором завода был назначен Ж.Я. Котин. С его переходом на ЛКЗ директором ВНИИ-100 стал П.К. Ворошилов, а заместителем директора по НИР - ВТ. Ломоносов'86.

Одновременно ЧКЗ распоряжением Совета Министров СССР №13605рс от 4 августа 1951 г. в качестве опытно-экспериментальной базы был передан Опытный завод №100. Конструкторским бюро на ЧКЗ (ЧТЗ) последовательно руководили Н.Л. Духов, М.Ф. Балжи и П.П. Исаков.

Активное участие в создании тяжелых танков и научном сопровождении НИОКР по ним принимали сотрудники НТК ГБТУ (УНТВ), Академии бронетанковых войск им. В.И. Сталина и НИИБТ полигона.

Необходимо отметить, что ряд НИОКР, связанных с повышением боевых и технических характеристик послевоенных тяжелых танков, был выполнен с использованием ИС-2 и ИС-3 военного года выпуска и после проведения мероприятий по УКН.

Так, например, еще в 1946 г. на полигоне Ленинградской высшей офицерской бронетанковой школы (ЛВОБШ) им. Молотова в период с 20 августа по 5 сентября прошли испытания двух трофейных немецких танковых дальномеров: стереоскопического горизонтальнобазного (база 1600 мм) и моноскопического вертикальнобазного типа «Конци-денц» (база 1000 мм), установленных на танках ИС-2 и ИС-3, по программе Арткома ГАУ ВС и НТК ГБТУ ВС'87. Танк ИС-2 выделялся ЛВОБШ им. Молотова, танк ИС-3 — ЛКЗ. Монтаж дальномеров в танках был произведен на ЛКЗ в период с 10 по 20 августа 1946 г.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Танк ИС-3, подготовленный для проведения исследований __по излучению МТО. НИИБТ полигон, 1947 г.


Испытания проводились с целью выявления эффективности стрельбы с использованием дальномеров, определения преимущества того или иного типа дальномера, а также выбора типа дальномера для его использования в танках и САУ. Как показали результаты испытаний, эти дальномеры обеспечивали измерение дальности и стрельбу из пушки на дистанциях от 400 до 6000 м.

В 1947 г. с целью исследования энергетических характеристик танков в период с 11 сентября по 4 октября на НИИБТ полигоне прошли испытания образцов бронетанковой техники, в том числе, тяжелого танка ИС-3 на тепловое излучение. Работы велись совместно ИРиАП и НИИИ ВС. Как показали результаты испытаний, танк ИС-3 обладал наилучшей конструкцией и расположением выпускных труб по сравнению с другими машинами (Т-44, СУ-76, БА-64, американский легкий танк М-24). При движении машин нагреваемыми частями являлись выпускные трубы,броневые листы, находившиеся вблизи этих труб, а также броневые листы, располагавшиеся рядом с радиаторами системы охлаждения двигателя. Так, например, нагрев выпускных труб танка ИС-3 до 85'С происходил через 50 мин после пуска двигателя, в дальнейшем температура труб на холостом ходу достигала ЮО'С, при движении танка — 220—270'С, при этом величина максимальной интенсивности излучения составляла 127 Вт/стер.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Полярная диаграмма излучения танка ИС-3.


Обнаружение танков по их тепловому излучению осуществлялось с помощью теплоблока «Леопард 45», при этом максимальная дальность обнаружения составляла до 3600 м. На основании результатов проведенных исследований были сделаны выводы о необходимости использования экранировки выпускных труб и их рационального размещения на машинах (по типу танка ИС-3), так как от их расположения зависела направленность и интенсивность теплового излучения.

С учетом результатов испытаний трофейных оптических дальномеров в 1946 г. на НИИБТ полигоне в период с 30 марта по 10 августа 1948 г. на танке ИС-2 прошли испытания отечественных дальномеров: горизонтальнобазного ПЦТ-13 и вертикальнобазного ПЦТ-13а конструкции ГОИ им. Вавилова.

Дальномер ПТЦ-13 (база 800 мм, увеличение 10") монтировался в установочном макете (стальная броневая коробка) на крыше командирской башенки, при этом смотровой прибор командира МК-4 и ту-рельная установка зенитного пулемета ДШК снимались. Для прохода нижней части дальномера внутрь командирской башенки в основании стальной коробки имелось прямоугольное отверстие. Крепление дальномера в установочном макете (в специальных цапфах с резиновыми амортизаторами) обеспечивало возможность наблюдения и измерения дальностей до цели с углами места от -5 до +16'. Искатель дальномера, имевший поле зрения 12' и увеличение 4", позволял распознать цель на дистанции свыше 2000 м. Однако крепление дальномера в установочном приспособлении было ненадежным. При движении танка или при работе двигателя на холостом ходу имелась сильная вибрация нижней части поля зрения, что не позволяло производить измерение дальности. При стрельбе с коротких остановок определение дальности производилось с заглушённым двигателем. Тем не менее количество пораженных целей при стрельбе с места и коротких остановок при использовании дальномера ПТЦ-13 было в среднем в 2 раза больше, чем при глазомерном определении дальности, а время, затрачиваемое на стрельбу и поражение цели, — меньше (при стрельбе с места — 104 с вместо 125 с, с коротких остановок, соответственно, 80 и 100 с). Наряду с танком ИС-2 была признана возможной и установка дальномера ПТЦ-13 в танке ИС-3. При монтаже дальномера, высота машины увеличивалась на 180 мм.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Дальномер ПТЦ-13. Установка дальномера ПТЦ-13 в командирской башенке танка ИС-2. Установочный макет (броневая защита) дальномера ПТЦ-1 3 (крышка снята) на командирской башенке танка ИС-2.


Дальномер ПТЦ-13а (база — 500 мм, увеличение — 10") крепился в шаровой опоре установочной плиты, которая монтировалась вместо штатного смотрового прибора заряжающего. В шаровую опору дальномер вставлялся снизу, из башни танка, и удерживался в ней тремя роликами. Шариковая опора обеспечивала свободную наводку дальномера по всем направлениям и установку линии раздела перпендикулярно линиям цели. К недостаткам дальномера относились несовершенство способа измерения дальности — за счет наводки центра линии раздела на цель и совмещения горизонтальных линий изображения в одно целое наклоном дальномера. Кроме того, дальномер не имел механизмов выверки по высоте и дальности, а наличие трех выходных зрачков (из которых только средний являлся рабочим) затрудняло наблюдение. Два крайних при работе с дальномером мешали наблюдению (особенно при слабом освещении). Крепление дальномера с помощью трех роликов было ненадежным (в процессе работы имели место случаи выпадения дальномера).

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Дальномер ПТЦ-13а. Установка дальномера ПТЦ-13А в башне танка ИС-2.


Меткость стрельбы при использовании дальномера ПТЦ-13а была выше, чем при глазомерном определении дальности, но ниже, чем с дальномером ПТЦ-13. Количество пораженных целей при стрельбе с места и коротких остановок в 1,5 раза превышало количество аналогичных целей при глазомерном определении дальностей. Среднее время на стрельбу и поражение целей соответственно составляло 123 и 126 с — при стрельбе с места, 83 и 100 с — при стрельбе с коротких остановок. Работа с дальномером ПТЦ-13а при установке на тяжелых танках ИС-2 и ИС-3 (по оценке) была затруднена из-за малых габаритов командирских башенок. Кроме того, возвышающаяся над танком часть дальномера (630 мм) не имела никакой защиты от поражения пулями и осколками снарядов. В процессе испытаний дальномеры ПТЦ-13 и ПТЦ-13а не обеспечили требуемой точности при замере дальности. Тем не менее, лучший результат по меткости стрельбы и точности измерения дальностей продемонстрировал горизонтальнобазный дальномер ПТЦ-13. Срединная ошибка измерения дальностей (выраженная в % к истинной дистанции) превышала 4,75% для дальномера ПЦТ-13 и 5,4% — для дальномера ПТЦ-13а (при допустимой ошибке для оптических дальномеров — 4%). Однако после конструктивной доработки (увеличение базы до 1000 мм, кратности до 12—15х) и устранения выявленных недостатков комиссией, проводившей испытания, было рекомендовано представить дальномер ПЦТ-13 для дальнейших испытаний.

В период с 1 октября по 10 декабря 1948 г. на НИИБТ полигоне вместе со средним танком Т-54 прошел испытания танк ИС-3 с установками ТКБ-450А и ТКБ-451, приспособленными для крепления 7,62-мм пулемета Калашникова с криволинейной насадкой ствола и 7,62-мм пистолета-пулемета ПП-41 (обр. 1941 г.) с криволинейным стволом и прицелом ППКС. При проведении испытаний монтаж установок осуществлялся в специальном основании, крепившемся в проеме входного люка заряжающего. Использование этих установок обеспечивало ведение кругового огня и поражение живой силы противника в непосредственной близости от танка. По результатам испытаний наиболее удобной для использования в танке ИС-3 была признана установка ТКБ-451 вследствие малых габаритов. Одним из основных недостатков установок ТКБ-451 и ТКБ-450А являлась невозможность заряжания пушки при установленных автомате (пистолете-пулемете) и прицеле и необходимость перемещения стреляющего при переносе огня по горизонту. Дальнейшие работы в этом направлении применительно к танку ИС-3 были прекращены.

С целью определения влияния некоторых факторов на прицельную скорострельность танка ИС-3 на НИИБТ полигоне при участии НИИ-3 ААН в период с 20 июня по 12 июля 1951 г. были проведены соответствующие испытания, результаты которых показали, что средняя прицельная скорострельность пушки при большой натренированности заряжающего может достигать 3,6 выстр./мин (по ТТХ — 2—3 выстр./мин). Среднее время одного цикла выстрела составляло 16, 5 с и складывалось из удаления стреляной гильзы из откидного ограждения пушки (2,9 с), заряжания пушки (9,5 с), исправления наводки и производства выстрела (3,1 с), отката и наката пушки (1,0 с). Исходя из этого, скорострельность из танка ИС-3 могла быть повышена за счет устранения зависания стреляной гильзы и исключения сбиваемое™ наводки орудия в процессе заряжания.

Для устранения зависания гильзы в откидном ограждении пушки было рекомендовано проработать вопрос об установке на откидном ограждении отражателя гильз, а для исключения сбивания наводки и колебаний пушки при ее заряжании — создать небольшой перевес на дульную часть орудия при наличии выстрела в каморе ствола. Дальнейшее повышение прицельной скорострельности можно было обеспечить за счет введения механизации процесса заряжания.

Кроме того, в процессе испытаний была проведена оценка возможности доступа заряжающего к боеукладкам пушки и отработаны приемы ее заряжания. Наилучшими для доступа являлись 17-местная снарядная боеукладка на полке башни в откидных лотках, размещавшихся от вентилятора в сторону заряжающего, и пятиместная гильзовая боеукладка, располагавшаяся на раме, прикрепленной к центральной колонке ВКУ, поскольку позволяли заряжать пушку при всех показаниях башенного угломера и при любых углах вертикальной наводки пушки.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Танк ИС-3 с установкой ТКБ-450А и ТКБ-451. НИИБТ полигон, 1948 г.


Опыт эксплуатации двигателей типа В-2, устанавливавшихся на танках ИС-2 и ИС-3, показал их достаточную надежность. Вместе с тем, несмотря на строгое соблюдение в войсках условий пуска двигателей в условиях низких температур окружающего воздуха на данных танках наблюдались случаи выплавления свинцовистой бронзы коренных подшипников. Причем выплавление подшипников часто происходило при пуске и прогреве двигателей В-2 при температуре окружающего воздуха — 10—15'С. Эти обстоятельства указывали на то, что для безаварийной эксплуатации двигателей В-2 в условиях низких температур на танках, не имевших надежных индивидуальных средств обогрева, было недостаточно предварительно разогреть двигатель до такого теплового состояния, при котором обеспечивался его пуск. Для нормального функционирования подшипников коленчатого вала после пуска двигателя и его работы под нагрузкой необходимо было непрерывное и достаточное поступление масла на трущиеся поверхности подшипников, обеспечивавшееся безотказностью масляного насоса.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период

Тяжелые танки СССР в послевоенный период

Тяжелые танки СССР в послевоенный период

Тяжелые танки СССР в послевоенный период

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Испытания танка ИС-3 на скорострельность. НИИБТ полигон, 1951 г.
1) выемка второго осколочно-фугасного снаряда из 17-местной укладки башни;
2) вывод второго осколочно-фугасного снаряда из 17-местной укладки на линию заряжания;
3) выведение первой гильзы из 5-местной гильзовой боеукладкикорудию;
4) вынимание шестого осколочно-фугасного снаряда из 17-местной боеукладки;
5) вынимание первой гильзы из боеукладки, расположенной на моторной перегородке.


Проведенные в 1952—1953 гг. исследования на НИИБТ полигоне показали, что при пуске двигателя В-2 в условиях низких температур окружающего воздуха на танках ИС-2 и ИС-3 не всегда обеспечивались необходимые условия для нормальной работы подшипников, вследствие наличия застывшего масла в заборном необогреваемом маслопроводе (от масляного бака к масляному насосу). В 1954 г. для танков ИС-2 и ИС-3 был разработан ряд конструктивных изменений в системах смазки и охлаждения данных машин. Так, специалисты НИИБТ полигона предложили удалять пробки загустевшего масла из забортного трубопровода без предварительного его обогрева перед пуском двигателя путем закачки горячего масла в бак через заборный трубопровод с помощью специального приспособления. Оно представляло собой трубу, вваренную в заборный трубопровод системы смазки в непосредственной близости около масляного насоса. Другой конец трубы закреплялся на моторной перегородке и оканчивался штуцером с накладной пробкой. При использовании приспособления на штуцер навертывалась накидная гайка шланга маслозакачивающего агрегата, в качестве которого могли использоваться топливоперекачивающие насосы танков Т-10 и Т-54 или маслозакачивающий агрегат ВРЗ-1.

Изготовить это приспособление и выполнить его монтаж в танке можно было силами ремонтных средств войсковых частей. Для дооборудования системы смазки двигателя следовало демонтировать масляный бак из корпуса танка, с предварительным отсоединением заборного трубопровода.

Кроме того, для сокращения времени на подготовку и обеспечение безаварийного пуска двигателей танков ИС-2 и ИС-3 в условиях низких температур окружающего воздуха было предложено производить откачку масла из заборного маслопровода после слива масла из масляного бака. Произведенные опыты по освобождению заборного маслопровода от масла на данных танках с помощью ручного или электрического маслозакачивающего насоса показали вполне удовлетворительные результаты.

Испытания танка ИС-3 с внесенными изменениями в систему смазки были проведены в холодильной камере, где он выдерживался до заданной температуры в течение времени, необходимого для поступления теплового равновесия деталей двигателя. Разогрев двигателя перед пуском осуществлялся путем заправки горячим антифризом, нагретым до +90—95*С, в систему охлаждения. Пуск двигателя В-11 производился при температуре -40—42'С. Для подготовки двигателя к пуску требовалось произвести четыре последовательных заправки в систему охлаждения горячего антифриза.

Двигатель надежно пускался в том случае, если температура антифриза последнего пролива (по штатному термометру) была не ниже +30—35*С. При данном тепловом состоянии двигатель можно было провернуть от руки с помощью спецломика и от электростартера. После этого производилась закачка горячего масла в бак через заборный трубопровод. Время на заправку масла в бак через заборный трубопровод составляло 7—10 мин. Общее время, необходимое на подготовку двигателя к пуску, достигало 110 мин.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Конструктивные изменения системы смазки танков ИС-3 и ИС-2 по обеспечению безаварийного пуска двигателей в условиях низких температур окружающего воздуха.


Перед пуском производилась прокрутка коленчатого вала двигателя от стартера. Если величина давления масла на входе в двигатель равнялась 196—343 кПа (2—3,5 кгс/смг), это указывало на наличие жидкого масла и нормальную работу масляного насоса. Штатный маслоподкачивающий насос (шестеренчатый), как правило, при низких температурах не работал вследствие загустения масла. Таким образом, внесенные в систему смазки изменения для обеспечения безаварийного пуска двигателя в условиях низких температур окружающего воздуха показали достаточную надежность и эффективность в работе.

В 1953 г. На НИИБТ полигоне на танках ИС-3 и ИС-2 была проведена проверка установки приборов ночного видения механика-водителя ТВН конструкции ВЭИ им. Ленина. На некоторых танках ИС-2 (в зависимости от конструкции носовой части корпуса и наличия смотрового лючка «пробки» механика-водителя) этот прибор мог устанавливаться только без верхней и нижней призм (впоследствии этот прибор получил название БВН. — Прим. авт.). Отсутствие призм уменьшило потери инфракрасных лучей и света в них, поэтому изображение в этом приборе было ярче при прочих равных условиях, чем в приборе ТВН. Для подсветки местности использовалась фара ФГ-10 с инфракрасным фильтром. С 1956 г. прибор ТВН (ТВН-1) был введен в комплект танка ИС-3.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Установка прибора ночного видения механика-водителя ТВН-1 «по-походному» (вверху) и «по-боевому» в танке ИС-3.


В 1954 г. на НИИБТ полигоне на одном из танков ИС-3 (№18104Б) были проведены испытания по проверке загазованности боевого отделения и влияния средств вентиляции и устройства для эжекционной продувки канала ствола на концентрацию пороховых газов. Так, в период с 28 мая по 25 июня 1954 г. машина была последовательно испытана стрельбой с начала со штатной пушкой Д-25Т (произведено 13 выстрелов), а затем путем перестволения — с пушкой Д-25ТЭ (произведено 64 выстрела), оснащенной эжекционным устройством продувки канала ствола конструкции завода №172 (главный конструктор — М.Ю. Цирюльников).

Результаты испытаний показали, что кучность боя из пушки Д-25ТЭ как в начале, так и в конце испытаний находилась в пределах табличных норм. Установка эжектора существенно повлияла на момент неуравновешенности ствола, величина которого возрасла почти в 5, 5 раз (с 4,57 до 26,1 кгм).

При стрельбе из пушки без использования штатных средств вентиляции боевого отделения, эжекционное устройство для продувки канала ствола действовало достаточно эффективно: средний уровень концентрации пороховых газов в зоне дыхания заряжающего снижался с 7,66 до 0,16 мг/л или в 48 раз, в зоне дыхания командира танка — с 2,21 до 0,26 мг/л или в 8,5 раз.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Прибор ночного видения механика-водителя БВН для установки втанке ИС-2.


Эффективность продувки при стрельбе с работающими двигателем (на режиме частоты вращения коленчатого вала 1800 мин"1) и вентилятором, создававших наибольшее разряжение воздуха в боевом отделении машины, по сравнению с такой же стрельбой из пушки без эжекционной продувки — практически отсутствовала.

Наличие эжекционного устройства значительно сократило число случаев появления обратного пламени и потребовало размещения на неподвижном ограждении груза массой 50—60 кг. После некоторой доработки и решения вопросов уравновешивания орудия эжекционной устройство продувки канала ствола после выстрела было рекомендовано для серийного производства и установки на новых орудиях тяжелых танков Т-10.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Танк ИС-3 с пушкой Д-25ТЭ.


Для определения действия взрыва новой противотанковой мины ТМВ (тротилового и аммато-лового снаряжения) конструкции НИИ-582 при различном перекрытии ее гусеницами, а также противоминной стойкости различных объектов бронетанковой техники на НИИБТ полигоне в период с 29 июля по 22 октября 1954 г. был подвергнут испытаниям танк ИС-210*. Перед началом испытаний машину полностью укомплектовали, довели до боевой массы и установили новые гусеницы, которые были собраны из траков, изготовленных ил стали КДЛВТ (с содержанием молибдена (Мо) и без него), а также из стали ЛГ-13'89.

Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Танк ИС-2 с установленными датчиками, подготовленный к испытаниям по подрыву ходовой части. НИИБТ полигон, июль 1954 г.


Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Характер повреждений танка ИС-2 при взрыве мины (с перекрытием 1/3 диаметра) под первым левым опорным катком. НИИБТ полигон.


Тяжелые танки СССР в послевоенный период
Характер разрушения ходовой части танка ИС-2 от взрыва мины тротилового снаряжения с перекрытием 1 /2 диаметра (траки из стали КДЛВТ (сМо).


Всего в ходе испытаний под гусеницами танка ИС-2 произвели 21 подрыв мин ТМВ тротило-вого снаряжения массой 5,5 кг как без заглубления, так и с заглублением при различных перекрытиях гусеницей. Для определения влияния подрыва на экипаж при некоторых опытах использовались подопытные животные (кролики).

Как показали результаты испытаний, при взрыве мины под траком, изготовленным из стали КДЛВТ (без Мо)'91, с перекрытием 1/3 диаметра мины, гусеница перебивалась полностью. Как правило, от трака, лежащего на мине, и траков, с ним сопряженных, отбивались куски примерно до уровня бандажа опорного катка, дальше разрушение шло по проушинам. После каждого подрыва обязательной замены требовали только разбитые траки (в среднем пять штук).

У опорного и поддерживающего катков незначительно деформировались бандажи, срезались болты крепления броневого колпака и броневые пробки. В дисках опорного катка иногда появлялись трещины, но подшипники катков и балансиров повреждений не имели. У корпуса машины по сварке рвались надгусеничные полки и подкрылки, разрушались стекло и лампочка фары, при этом звуковой сигнал оставался целым.

Траки гусеницы, изготовленные из стали КДЛВТ (с Мо), обладали несколько большей противоминной стойкостью. Так, при подрыве мины с перекрытием 1/3 ее диаметра под такими траками имели место случаи, когда гусеница не перебивалась, несмотря на то, что от траков отрывались куски по 150—160 мм (до уровня бандажа опорного катка). В этих случаях танк не получал повреждений после взрыва, которые приводили бы к его остановке.

При взрыве тротиловой мины с перекрытием 1/2 ее диаметра траки, изготовленные из стали КДВЛТ (с Мо), перебивались полностью. Разрушение траков происходило как по телу, так и в местах перехода проушин и цевок в тело трака. Другие повреждения танка были аналогичны повреждениям при подрыве на мине с перекрытием 1/3 ее диаметра, с той лишь разницей, что при взрыве с перекрытием 1/2 диаметра сбивался ограничитель хода катка. Ограничитель разрушался по сечению, расположенного около сварочного шва, а также в плоскости отверстия стяжного болта. Кроме того, происходила выпрессовка из балансира оси опорного катка (вместе с катком).

В случае подрыва мины тротилового снаряжения массой 5,5 кг, установленной с заглублением (8—10 см ниже поверхности грунта) под гусеницами с траками из стали КДЛВТ (с Мо) при перекрытии 1/3 ее диаметра, также наблюдалось полное перебитие гусеницы, а танк получал повреждения, как при подрыве мины без заглубления с тем же перекрытием. При взрыве мины под вторым опорным катком ось катка вместе с катком выходила из отверстия балансира, и разрушались ограничители хода балансиров второго и третьего опорных катков. Под траками из стали КДЛВТ был произведен один подрыв мины, снаряженной тротилом массой 6,5 кг с перекрытием 1/3 диаметра в грунте с повышенной влажностью. От взрыва мины гусеницу полностью разорвало в двух местах: под опорным катком и над ним. Причем кусок гусеницы отбросило от машины на 3—4 м. От взрыва разрушился наружный подшипник опорного катка, сорвало болты крепления броневого колпака и поддерживающего катка, а также был сбит ограничитель хода балансира. Поскольку полное перебитие гусениц с траками из стали КДЛВТ минами ТВМ, снаряженными тротилом массой 5,5 кг и перекрытием 1/3 диаметра, происходило практически в большинстве случаев, то дальнейшие испытания на подрыв минами большей массы для данных гусениц танка ИС-2 не производились (согласно ТУ было достаточным, чтобы мина перебивала гусеницу с перекрытием 1/3 диаметра).

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 18
  1. Iraclius 4 марта 2013 09:43
    Очень мощные и грозные машины, не лишённые технической красоты. Горжусь тем, что родился в такой стране, люди которой создали такое оружие.
    1. newnutella 4 марта 2013 10:49
      ИС-3 внешне мне,конечно, очень нравится, но однажды откопал в инете скан побликации под названием "Отчет комиссии по устранению деффектов и конструктивных недостатков" помоему так. Так вот после прочтения ее, немного испортилось мое мнение касательно этой машины.
      newnutella
      1. Nayhas 4 марта 2013 15:33
        Тут нужно учитывать те условия при которых он производился в последние годы войны и после неё, отсутствие квалифицированных рабочих, несколько заниженные требования для техники идущей в войска. Когда закончилась война оказалось, что танки не вырабатывая ресурс ломаются, была большая проблема с этим. Во время войны танк прослуживший 6 месяцев был диковиной (если вообще такое было), в мирное же время то на что махали рукой стало выходить боком. ИС-3 был танк для войны, а не для мирной эксплуатации, т.е. для короткой, но яркой жизни. Если же сравнивать к чему пришли противоборствующие страны к концу войны, то СССР явно обошёл Германию в танках. Т-44, ИС-3 против Пантера и Тигр-Б выглядели намного практичнее, при лучших характеристиках меньшая масса...
    2. ShturmKGB 4 марта 2013 11:06
      Очень подробный анализ, спасибо, с интересом прочитал.
    3. Deniska999 4 марта 2013 21:02
      Повторюсь ,гордитесь что всем этим обладала наша Родина ,и сожалейте ,что такого положения вещей уже не будет.
  2. avt 4 марта 2013 10:14
    Статье + good Хороший исторический экскурс и иллюстрирован хорошо .
    avt
  3. klimpopov 4 марта 2013 10:24

    Воспарил? Как так получилось?
    Статье однозначно плюс!
  4. Iraclius 4 марта 2013 11:13
    Щучий нос придавал ИС-3 характерный узнаваемый вид. Так причину появления трещин в литых башнях до УКН и не выснили? Что это было? Дефект сплава? Дефект термоупрочнения?
    Поражает скрупулёзность, с какой работала междуведомственная комиссия. Только-только побороли один недостаток, как выявился второй. И так далее, до победы.
    Вот так и надо работать. А то заладили некоторые "деятели" - "Отечественная БТВ не соответствует мировым стандартам". Надо свою технику до ума доводить, а не бросаться на бездумные закупки импортной техники.
  5. Krilion 4 марта 2013 12:06
    западные "партнёры" буквально усрались, когда увидели ис-3 на параде в Берлине....
    1. 755962 4 марта 2013 12:25
      Цитата: Krilion
      когда увидели ис-3 на параде в Берлине.

      А вот и сам Парад!
      755962
      1. Iraclius 4 марта 2013 12:39
        Хороший фильм! Поразила стенограмма торжественной речи маршала Г.К.Жукова - перечисление стран-победительниц он уважительно начал не с СССР. Вот это и есть настоящая политкорректность, а не потакание скотским страстям педерастов и лесбиянок.
        1. scrabler 4 марта 2013 14:02
          Полностью поддерживаю, скромность только украшает, и что бы там не говорили и что бы там не преподавали, мы то знаем кто нанес главный удар... и какой ценой(((
      2. KonstantM 4 марта 2013 21:07
        Отличный фильм. Это надо показывать по всем каналам и печатать во всех учебниках. А Сталин И.В. всё-таки Умница.
  6. Iraclius 4 марта 2013 12:13
    Цитата: Krilion
    увидели ис-3 на параде в Берлине



    После того, как раздался рёв дизелей и земля затряслась от тяжести новых наших танков, почти бывшие союзники пришли в ужас и начали лихорадочно думать, что же делать. И, в свойственной им манере, не придумали ничего лучше, как наклепать жутких уродцев М103 и Конкерор. lol

    Свидетель парада английский бригадный генерал Фрэнк Хаули позднее написал в своих мемуарах: "Что касается бронетехники, то союзники ограничились демонстрацией, легких танков и бронеавтомобилей. А русские превзошли всех - оглушительно скрежеща гусеницами, по бетону шоссе мимо трибуны проследовала сотня (для эффекта генерал удвоил число танков) гигантских новейших танков типа "Иосиф Сталин". По сравнению с русскими танками все на Унтер-ден-Линден как бы уменьшилось в размерах. Держа строй, танки проехали мимо, жерла их мощных пушек дырявили небо".

    После парада Жуков отправил Сталину рапорт, в котором, в частности, было сказано следующее: "... Наши танки ИС-3 произвели неизгладимое впечатление на иностранцев. Танки прошли ровными рядами и хорошо показали себя".

  7. 755962 4 марта 2013 12:20
    Весьма подробный отчёт ,деловой подход поражает.Ну а как же без тест драйва..

    755962
  8. Ch0sen1 4 марта 2013 13:17
    Танк безусловно красив, сразу видно - хищник smile
  9. mr.Man 4 марта 2013 21:39
    И...
    Пришла концепция ОБТ на основе среднего танка и поставила крест на тяжах, и теперь почти все танки потенциального противника на 10-20 и даже 30 тонн тяжелее...
    Для самолета вишь тяжелы оказались.., как будто все танки в союзе авиа-передислокацией занимались постоянно... angry
    Любимое в наше время сравнение танков считаю не корректным, когда сравнивают Т-90 (~46,5 т.) с Leopard-ами (62 т.), Abrams (63 т.), Меркава Mk.4M (70 т.)
    Возможно пора России вспомнить про сих красавцев и начать производство таких танков этого семейства.
    Почему Западу дается такая фора по весу, ну в советское время (возможно) на количество.. и простоту.. ставки были, а сейчас времена другие.. (продукт штучный), а на добавочные (по сравнению с остальными) 15-20 т. можно многое чего усилить-разместить было бы?
    1. bask 4 марта 2013 22:45
      Цитата: mr.Man
      озможно пора России вспомнить про сих красавцев и начать производство таких танков этого семейства

      Однозначно надо создавать свой тяжёлый танк.
      При штурме укреп-районов: Кёнегсберга ,Берлина, во время ВОВ именно ИС-2и ИСУ 152 проявили себя наиболее эффективно.
      Современный тяжелый танк должен быть массой 65-75 тонн.Усиленное бронирование ,обитаемой башни и бортов ,кормы танка.Орудие не мение 140 мм.
      ИС -7 . вершина танкостроения в СССР.Лучший танк..130 мм нарезная пушка С-70 ,68 тонн .Супертанк.И сегодня остро требуется именно такая высокозащищенная бронетехника с орудием,большого калибра..

      bask
  10. Serg812 5 марта 2013 00:32
    Согласен полностью. И сейчас нужны тяжёлые танки.
    Serg812
  11. georg737577 5 марта 2013 03:32
    А я еще успел покататься на последних Т10...Спасибо автору статьи, столько вспомнилось...До сих пор считаю его самым красивым танком. Дослуживал на Т64 - но это уже совсем другое.
    georg737577
  12. Илья Гуренко 21 марта 2013 18:38
    ИС-2 Оружие Победы небыло ни одного танка в тот период который сравнился с ИС-2.(Немцы шли в атаку на ИС-2 в соотношении 3тигра/1ис-2) ИС-3 триумф советских конструкторов. Слава им!
    Илья Гуренко

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня