Железный кулак РККА. Танковый парк накануне войны

По сей день не поддается точной оценке общее количество танков в Красной Армии накануне войны. Долгое время в отечественной литературе о нем говорилось одной фразой: "Советская Армия имела в строю танки разных типов, из них 1861 танк Т-34 и КВ. Основную массу машин составляли легкие танки устаревших конструкций". Лишь в последнее время стали появляться цифры, реально оценивающие количество танков, имевшихся в РККА, однако и они расходятся, ввиду различия данных в разных архивных источниках (одной из причин этого является известное отечественное отношение к подаче сведений и объективности при составлении отчетности).

Генерал-майор Л.Г.Ивашов ("ВИЖ" №11'89) называет цифру 23457 танков, из них 30% — боеготовые. Издание Генштаба "Гриф секретности снят..." (М., 1993) определяет их количество в 22600 единиц (тяжелых — 500, средних — 900, легких — 21200). Эти данные по некоторым параметрам вызывают сомнение: во-первых, уже много лет хрестоматийным является количество танков KB к началу войны — 636, а ведь еще были тяжелые танки Т-35, которых выпустили около 60. В сумме число тяжелых танков получается значительно больше 500. Во-вторых, 1225 Т-34 (тоже устоявшаяся цифра) плюс несколько сотен Т-28 (в 3-й тд - 38, в 8-й - 68, в 10-й - 61 и т.д.) никак не равняются 900. Процент исправных танков определен в 27. А в общем, можно сказать, что в этой книге гриф секретности так и не снят.


Наибольшее доверие вызывает "Сводная ведомость количественного и качественного состава танков и САУ, находившихся в военных округах, на рембазах и складах НКО по состоянию на 1 июня 1941 г." Н.П.Золотова и С.И.Исаева ("ВИЖ" №1 Г93). Согласно ей, в РККА на вооружении состояло 23106 танков и САУ. Из них боеготовые — 18691 или 80,9%. Но и это число не окончательно — с 31 мая по 21 июня 1941 г. с заводов было отгружено 206 новых танков (KB - 41, Т-34 - 138, Т-40 -27). К боеготовым машинам здесь отнесены танки, входящие в 1-ю и 2-ю категории, согласно Наставлению по учету и отчетности в Красной Армии:

1- я категория — новое, не бывшее в эксплуатации, отвечающее требованиям технических условий и вполне годное к использованию по прямому назначению имущество;

2- я категория — бывшее (находящееся) в эксплуатации, вполне исправное и годное к использованию по прямому назначению. Сюда же относится имущество, требующее войскового ремонта (текущий ремонт, осуществляемый силами самой части).

Авторы оговариваются, что достоверной информации, раскрывающей состояние танкового парка РККА на 22 июня, нет. Но из всех встречающихся данных эти представляются наиболее правдоподобными, хотя и противоречат многим устоявшимся показателям, особенно качественного состояния советских танков (согласитесь, между 27% исправных и 80,9% разница довольно большая).

БТ-5 на осенних тактических маневрах 1939 г.


T-26 образца 1933 г. на учениях МВО зимой 1937 г. К началу войны T-26 продолжали служить "рабочей лошадкой" танковых частей и соединений, оставаясь самой массовой машиной АБТВ РККА.


Несмотря на поступление новых танков, к июню 1941 г. в строю еще находилось более 500 танков БТ-2.


В общее количество танков здесь включены машины мехкорпусов, танковых полков кавалерийских дивизий, танковых батальонов воздушно-десантных корпусов и стрелковых дивизий. Оценивая численность машин на западном направлении, следует учитывать, что танковые силы КОВО, ПрибОВО, ОдВО, ЛенВО и ЗапВО с началом войны пополнились техникой, переброшенной из тыловых округов.

Таблица № 4. Количественный и качественный состав танкового парка РККА к 1 июня 1941 г.



БТ-7 и Т-26 на окраине села во время предвоенных учений.


Танкист в защитном костюме и противогазе осматривает танк после учебной химической атаки.



А как немецкое командование оценивало состояние АБТВ РККА? Перед войной главное командование вермахта определяло количество танковых дивизий в 7, плюс 38 танковых (мотомеханизированных) бригад. Недостоверность этих сведений была вызвана тем, что формирование мехкорпусов продолжалось, а штатная материальная часть отсутствовала. Уже после начала войны начальник Генштаба сухопутных войск Германии Г.Гальдер в служебном дневнике сделал следующую запись: "Количество танков, имеющихся у противника, предположительно, составляет 15000 машин. Это соответствует 35 танковым дивизиям. Из них на фронте обнаружено 22. Численность танковых войск у противника оказалась большей, чем предполагалось" (25.07.1941). В целом, представления немцев о численности противостоящих им в западных округах танковых сил были достаточно достоверными, и остается только удивляться, как они рискнули начать войну, выдвинув против этой армады свои 3329 танков, в большинстве своем легких.

Т-35 на Манежной площади в Москве 7 ноября 1940 г. В колонне находятся танки разных образцов, выпущенные мелкими сериями — с цилиндрическими и коническими башнями, прямыми и наклонными подбашенными коробками, поручневыми антеннами радиостанций и без них.


Т-35 выпуска 1939 г. с конической башней и утолщенной броней. Обращает внимание заделка масок пулеметов в пулестойких сферических сегментах.


Почти весь наш огромный танковый парк (см. табл. 5) был потерян в боях лета—осени 1941 г. Общие потери советских танков также остаются под вопросом. Цифры из разных источников, включая донесения частей и соединений, поданные в суматохе отступления, значительно различаются, поэтому приведем здесь официальные данные Генштаба, обнародованные в 1993 г.:

Таблица № 5. Потери бронетанковых и механизированных войск в 1941 г.



Таблица № 6. Потери бронетанковой техники в операциях 1941 г.



Большое количество техники было просто брошено при отходе советских войск. Так, только на складе в Дубно немецкими войсками было захвачено 215 танков, 50 противотанковых пушек и много другого имущества. В 10-й танковой дивизии 15-го мк оставлено при отступлении 140 танков (для сравнения, боевые потери составили 110 машин). В 8-й танковой дивизии 4-го мк экипажами было уничтожено 107 танков, 10 пропало без вести, 6 застряло в болоте и было брошено. Зная все это, уже можно не удивляться среднесуточным потерям ЮЗФ в 292 танка. Такого уровня потерь не было даже в самых крупных танковых сражениях войны, к примеру, в Курской битве этот показатель колебался от 68 (в Орловской наступательной операции) до 89 (в Белгородско—Харьковской наступательной операции).

Тяжелый танк КВ-1, принятый на вооружение АБТВ РККА 19 декабря 1939 г. На фото-KB-1 выпуска декабря 1940 г. с пушкой Л-11 и сварной башней во дворе Кировского завода.


Т-34 образца 1941 г. выпуска СТЗ, освоившего производство "тридцатьчетверок" с начала 1941 г. На фото - танки с пушкой Ф-34 и упрощенными катками (без резиновых бандажей), введенными с началом войны. Характерная особенность сталинградских машин — собранный "в шип" бронекорпус.


Т-34 образца 1941 г. завода №112 "Красное Сормово". Почти на всех сормовских танках первых серий устанавливался бензиновый двигатель М-17Т из-за катастрофической нехватки дизелей В-2 в момент эвакуации заводов за Урал. Запечатленный на фото танк в учебном подразделении дожил до конца войны и оставался на ходу еще в 1947 г.


Командир танка Иршавский ставит учебно-боевую задачу механикам-водителям. Танкисты одеты в черные комбинезоны, зимние бушлаты, перчатки с раструбами и шлемы двух типов - жесткие и мягкие, с очками-консервами. Обязательным предметом снаряжения в предвоенные годы была наплечная сумка с противогазом.


Продолжение следует...
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти