Железный кулак РККА. Механизированные корпуса в бою

С первого дня войны механизированные корпуса оказались вовлеченными в ожесточенные бои с немецкими войсками. Им не пришлось прорывать оборону противника, входить в прорыв и действовать в глубине тыла, как это предусматривалось предвоенными планами. Основным видом их боевой деятельности стало нанесение контрударов по прорвавшимся ударным группировкам противника, что само по себе до войны считалось маловероятным.

В первые дни войны боевая деятельность мехкор-пусов определялась приказом Народного комиссара обороны СССР №3, отданным в 22.07 22 июня 1941 г. Он гласил:


"1. Противник, нанося главные удары из Сувалк-ского выступа на Олита и из района Замостье на фронте Владимир-Волынский, Радзехов, вспомога- ' тельные удары в направлениях Тильзит, Шауляй и Седлиц, Волковыск в течение 22 июня, понеся большие потери, достиг небольших успехов на указанных направлениях... 2. Приказываю:

а) Армиям Северного фронта продолжать прочное прикрытие государственной границы, граница слева — прежняя;

б) Армиям Северо-западного фронта, прочно удерживая побережье Балтийского моря, нанести мощный контрудар из района Каунас во фланг и тыл Сувалкской группировки противника, уничтожить ее во взаимодействии с Западным фронтом и к исходу 24 июня овладеть районом Сувалки, граница слева — прежняя;

в) Армиям Западного фронта, сдерживая противника на Варшавском направлении, нанести мощный контрудар силами не менее двух мехкорпусов и авиации фронта во фланг и тыл Сувалкской группировки противника, уничтожить ее совместно с Северо-западным фронтом и к исходу 24 июня овладеть районом Сувалки...

г) Армиям Юго-западного фронта, прочно удерживая государственную границу с Венгрией, концентрическими ударами в общем направлении на Люблин силами 5 и 6 армии, не менее 5 мехкорпусов, и всей авиации фронта окружить и уничтожить группировку противника, наступающую на фронте Владимир-Волынский, Крыстынополь, к исходу 24 июня овладеть районом Люблин, прочно обеспечить себя с Краковского направления;

д) Армиям Южного фронта не допустить вторжения противника на нашу территорию; при попытке противника нанести удар в черновицком направлении или форсировать реки Прут и Дунай мощными фланговыми ударами наземных войск во взаимодействии с авиацией уничтожить его двумя мехкорпусами в ночь на 23 июня сосредоточиться в районе Кишинев и лесов северо-западнее Кишинева".


Эта директива НКО отражала скорее желаемое, чем реальное положение вещей на фронте. Начальник Генштаба Г.К.Жуков, находившийся в это время в штабе ЮЗФ, не принимал участия в ее подготовке и в телефонном разговоре со своим заместителем Ватутиным заметил: "Но мы еще точно не знаем, где и какими силами противник наносит свои удары. Не лучше ли до утра разобраться в том, что происходит на фронте, и уж тогда принять нужное решение". Однако вопрос был уже решен Сталиным и Тимошенко.

Больших успехов в этих боях мехкорпусам добиться не удалось, но замедлить продвижение вражеских войск на направлениях главных ударов они сумели, хотя и ценой огромных потерь. В первые недели войны мехкорпуса потеряли практически все танки, большинство личного состава — итогом этого стало директивное письмо Ставки ВГК от 15 июля 1941 г., которым предусматривалось упразднение мехкорпусов. Танковые дивизии передавались в подчинение командующих армиями, моторизованные переформировывались в стрелковые.

Танкисты выбирают место для переправы. Командир подразделения плавающих танков КОВО ст. лейтенант Гунников и командир машины Подхальзин.


БТ-7 образца 1937 г. 7-го мк МВО на учениях в октябре 1940 г.


Северо-западный фронт

Всостав войск Прибалтийского военного округа накануне войны входили 3-й и 12-й мехкорпуса. Выдвижение к границе 12-й мехкорпус начал по приказу командующего округом г-п Ф.И.Кузнецова еще 18 июня. После начала боевых действий командиры мехкорпусов получили приказ уже командующего фронтом о нанесении контрудара по прорвавшейся группировке противника: "12-му мехкорпу-су - ликвидировать 23-й тд танки противника в Кретинге, главные силы корпуса развернуть на фронте Тельтяй — Повентис для удара по флангу и тылу противника, прорывающемуся на Тауроген, 3-му мехкорпусу, оставив 5-ю тд в распоряжении командующего 11-й армией, 2-й тд и 84-й мд в ночь на 23 июня выйти заранее в путь движения район Росиены для удара во взаимодействии 12-м мк с 9-й артбригадой ПТО по противнику". 12-й мех-корпус и части 10-го стрелкового корпуса из района Варняй, Ужвентис и 2-я танковая дивизия 3-го мк совместно с 48-й стрелковой дивизией из района Кейданяй, Расейняй ударом по сходящимся направлениям на Скаудвиле должны были разгромить тильзитскую группировку немцев. Но, вследствие плохой организации и обеспечения, контрудар 23—24 июня свелся к поспешным, не согласованным по месту и времени действиям.


Боевые действия на северо-западном направлении (22 июня -15 июля 1941 г.)


Командующий АБТВ СЗФ П.П.Полубояров так описывал эти события:
"Выдвижение войск для контрудара происходило в условиях, когда дивизии первого эшелона 8-й армии отходили под натиском противника... Дивизии 12-го мехкорпуса еще при выдвижении на исходные рубежи подверглись сильному воздействию авиации врага. В районе Жаренай произошло неожиданное столкновение частей 23-й танковой дивизии с противником. Врагу удалось отрезать от боевых подразделений тылы её 46-го танкового полка. И тем не менее полки этой дивизии все же смогли вовремя сосредоточиться для контрудара в районе Лаукува. Что же касается 28-й танковой дивизии, то её части вышли в намеченные районы с опозданием на три часа. Часть её сил оказалась связанной отражением танковых атак врага в районе Кельме. Здесь же ожесточенные бои с противником вела и 202-я мд корпуса. Начало контрудара пришлось сдвинуть натри часа. Действия 12-го мехкорпуса практически вылились во встречное сражение без должной подготовки".


2-я танковая дивизия 3-го мк вместе с частями 48-й и 125-й стрелковых дивизий контратаковала врага с утра 23-го июня, но и её действия территориального успеха не принесли. 24-го июня на направлении контрудара развернулось ожесточенное встречное танковое сражение. На фронте примерно около 60 км и в глубину до 25 км в боях с обеих сторон одновременно участвовало до 1000 танков. К вечеру 2-я танковая дивизия была окружена немецкими войсками и 26 июня разгромлена.

Накануне войны: БТ-7 ЛенВО на первомайском параде 1941 г. Майская метель тогда многими была воспринята как плохая примета...


БТ-5 и БТ-7 на учениях перед войной.


27 июня был разгромлен штаб 12-го мехкорпуса. Комкор Н.М.Шестопалов захвачен в плен (вместо него с 1.07 командиром 12-го корпуса назначен п-к В.Я.Гринберг). 4 июля корпус выведен в резерв фронта.

А вот взгляд с другой стороны — начальника Генштаба вермахта Гальдера:
"Войска группы армий "Север" почти на всем фронте (за исключением 291-й пехотной дивизии, наступающей на Либа-ву, отражали танковые контратаки противника, которые, предположительно, вел 3-й танковый корпус русских при поддержке нескольких мотомеханизированных бригад. Несмотря на это, усиленному правому крылу группы армий удалось продвинуться до Виилькомира (Укмерге). На этом участке фронта русские также сражаются упорно и ожесточенно» (запись от 24 июня). 25 июня Гальдер делает следующую запись: "Ясно лишь, что только 3-й танковый корпус противника, с самого начала находившийся в этом районе, разбит танковым корпусом Рейнгардта и что танковый корпус Манштейна настолько далеко продвинулся на восток, что вынудил русских начать отход за Западную Двину. Противник организованно отходит, прикрывая отход танковыми соединениями". Результаты оказались незначительными, а потери в танках велики. Только 12-й мех-корпус к 29 июня потерял до 80% матчасти. Уже с 25 июня мехкорпуса вели арьергардные бои отдельными частями, прикрывая отход 8-й, 11-й и 27-й армий СЗФ.

В результате прорыва 4-й танковой группы войска СЗФ отходили в расходящихся направлениях - 8-я армия на Ригу, 11-я на Полоцк, а дорога на Даугавпилс и к переправам через Западную Двину оказалась открытой. Уже утром 26 июня 8-я танковая дивизия 56-го мк Манштейна подошла к Дау-гавпилсу. Для ликвидации прорыва из МВО на СЗФ был переброшен 21-й мехкорпус г-м Д.Д.Ле-люшенко, получивший приказ прикрыть даугав-пилсское направление, а частью сил уничтожить войска противника в районе Резекне. С утра 28-го июня соединения 21-го мк, имевшие всего 98 тан-

ков, перешли в наступление. Итогом трехдневных боев стала остановка немецкого наступления до 2-го июля, вплоть до подхода главных сил германской 4-й танковой бригады. Командир 56-го моторизованного корпуса Манштейн в своих мемуарах так описывал эти события: "Как можно было предвидеть, противник подтянул свежие силы и не только от Пскова, но и от Минска и Москвы. Вскоре нам пришлось на северном берегу Двины обороняться от атак противника, поддержанных одной танковой дивизией. На некоторых участках дело принимало серьезный оборот... Наконец, 2 июля мы смогли вновь выступить после того, как в корпус прибыло третье механизированное соединение — дивизия СС "Totenkopf", а слева от нас 41-й танковый корпус перешел Двину у Якобштад-та (Екабпилс)".



Снимки, сделанные немецким военным корреспондентом Артуром Гриммом утром 22 июня у деревни Судень. Бронетранспортеры SdKfz 251/1 и "тройки" из 1 -й тд проходят мимо горящих БТ. SdKfz 251/1 оборудованы креплениями для запуска реактивных снарядов.


В июле для срыва намерений немцев прорваться к Новгороду на СЗФ был отправлен 1-й мехкорпус г-м М.Д.Чернявского, входивший до войны в состав ЛенВО. К этому моменту в нем оставалась одна 3-я танковая дивизия, да и та без одного танкового батальона, мсп и озадн. Еще перед войной, 17 июня, из его состава была изъята 1-я танковая дивизия. 30 июня корпус вошел в состав СЗФ, и на следующий день 163-я мд была передана 27-й армии. 5.07 части 1-го мехкорпуса после тяжелого боя заняли город Остров, но к вечеру были вынуждены оставить его. 14—15 июля корпус нанес удар по 8-й танковой дивизии 56-го мк в районе города Сольцы, отбросив ее на 40 км. Этот контрудар имел следствием приостановку немецкого наступления на Ленинград до выхода на рубеж р.Луга основных сил 18-й армии немцев и полного приведения в порядок 4-й тф. Но и сам 1-й мехкорпус перестал существовать как танковое объединение, потеряв большую часть танков.

К середине июля все четыре мехкорпуса, действовавшие в полосе СЗФ, в результате огромных потерь (с 22 июня по 9 июля - 2523 танка) превратились в ослабленные стрелковые части, прикрывавшие отход войск фронта, а вскоре были расформированы.

Боевые действия на западном направлении (22 июня - 10 июля 1941 г.).


Западный фронт

Здесь директива №3 НКО Тимошенко вечером 22 июня поставила перед командирами мехкорпусов задачу — ударами в районе Гродно в направлении Сувалки совместно с войсками СЗФ окружить и к исходу 24 июня уничтожить сувалки некую группировку немцев. Для контрудара привлекались 6-й мехкорпус 10-й армии, 11-й мехкорпус 3-й армии и 6-й кавалерийский корпус. Общее руководство механизированной группой возлагалось на заместителя командующего фронтом генерала И.В.Болдина.

11-й мехкорпус генерала Д.К.Мостовенко уже 22 июня вступил в бой на правом фланге Западного фронта, связь с ним была потеряна. 6-й мехкорпус генерала М.Г.Хацкилевича 23 июня начал выдвижение из района Белостока в направлении Гродно, понеся потери от ударов немецкой авиации. 4-я и 7-я танковые дивизии вышли на рубеж развертывания к полудню 23 июня, где были встречены сильным противотанковым огнем и подверглись ударам авиации. В результате ожесточенного боя им удалось отбросить прорвавшиеся юго-восточнее Гродно части вермахта и к вечеру выйти в полосу обороны 27-й стрелковой дивизии 3-й армии. На следующий день, после захвата немцами Гродно, 6-й мехкорпус наносил удар в северном направлении. Натолкнувшись на мощную противотанковую оборону, корпус понес большие потери.

Во второй половине дня 24 июня танковые дивизии 6-го мехкорпуса были перенацелены на юго-восток от Гродно, где вечером вступили в бой с соединениями 3-й танковой группы Гота, пытаясь остановить ее продвижение на минском направлении. Введя в сражение 8-й и 20-й армейские корпуса, 25 июня противнику удалось расчленить дивизии 6-го мехкорпуса, которые были вынуждены вести разрозненные, не связанные общим замыслом бои. Генерал Болдин со своим штабом оказался в окружении и потерял связь с командованием 6-го мк. Командующий ЗФ Павлов вечером 25 июня отдал командиру 6-го корпуса приказ: "Немедленно прервите бой и форсированным маршем, следуя ночью и днем, сосредоточьтесь в Слоним" (который еще 24 июня был захвачен 17-й тд генерала фон Арнима). 6-й и 11-й мехкорпуса, действовавшие против двух армейских корпусов 9-й армии немцев, понесли значительные потери и из-за отсутствия должного материально-технического снабжения в разгар боя оказались без горючего и боеприпасов. Под ударами немецких войск они вместе с частями 3-й армии были вынуждены отходить в сторону Налибокской пущи, что привело к образованию большого разрыва между флангами СЗФ и ЗФ. В конце июня дивизии 6-го и 11-го мехкорпусов попали в окружение западнее Минска.

БТ-7 на марше. Танк оснащен парой фар "боевого света" на маске пушки для подсветки цели при ночной стрельбе.


T-26 образца 1939 г. с конической башней и подбашенной коробкой с наклонными бронелис-тами. На танке, принадлежавшем НИИБТ, необычным образом нанесен бортовой номер -не только на башне, но и на переднем листе корпуса.


14-й мехкорпус генерала С.И.Оборина, входивший в состав 4-й армии генерала А.А.Коробкова, вечером 22 июня получил боевой приказ командующего войсками 4-й армии №02, который гласил: "14-му мехкорпусу (22-я и 30-я тд, 205-я мед) с утра 23 июня нанести удар с рубежа Крывляны, Пелища, Хмелево в общем направлении Высоке-Литовски с задачей к исходу дня уничтожить противника восточнее реки Западный Буг". В шесть часов 23 июня части 14-го мехкорпуса, 28-го ск, 75-й сд начали контратаки против 47-го, 24-го мк и 12-го армейского корпуса. К началу атаки 30-я танковая дивизия имела до 130 танков, 22-я тд около 100. В ходе боя дивизии понесли большие потери от огня артиллерии, авиации, танков. Оказавшись под угрозой окружения в результате обхода с севера силами 17-й танковой дивизии немцев, сов. войска вынуждены были отходить. Общие потери 14-го мехкорпуса в танках составили 120 машин. Контрудар успеха не имел, а 4-я армия была расчленена войсками Гудериана и начала отход в направлении Слуцка. 14-й мехкорпус прикрывал ее отход. К 28 июня в нем осталось всего 2 танка Т-26, корпус был выведен в тыл и расформирован. В неудаче обвинили генерала С.И.Оборина (25.06 ранен, а командование 14-м мк принял п-к И.В.Тугаринов), его арестовали, а затем расстреляли.

Т-26 прокладывает себе дорогу через лесную чащу. На надгусеничной полке закреплены запасные опорный и поддерживающий катки.


Т-26 подразделения капитана Хомякова движутся через деревню под Ельней. Западный фронт, июль 1941 г.


Танкисты осматриваются перед выходом на рубеж.


Т-34 под прикрытием противотанковой артиллерии идет в атаку. Западный фронт, июль 1941 г.


13-й, 17-й и 20-й мехкорпуса к началу войны находились еше в процессе формирования, поэтому в боях использовались как стрелковые части, оставшись к июлю без танков.

В начале июля в состав войск Западного фронта вошли 5-й мехкорпус генерала И.П.Алексеенко, ранее предназначавшийся для ЮЗФ, и 7-й мехкорпус генерала В.И.Виноградова из МВО, имевшие в своем составе 924 и 715 танков соответственно. Их включили в состав 20-й армии генерала П.А.Курочкина, который получил приказ командующего ЗФ: "Прочно удерживая рубежи реки Западная Двина, Днепр, с утра 6 июля 1941 г. перейти в решительное наступление для уничтожения лепельской группировки противника". Глубина ударов была определена для 5-го мехкорпуса до 140 км, для 7-го — до 130 км. Утром 6 июля 5, 7-й мехкорпуса вступили в бой. Вначале их действия развивались довольно успешно: оба корпуса, преодолевая сопротивление врага, достигли района севернее и южнее Сенно. Противник выдвинул сюда 17-ю и 18-ю танковые дивизии. В течение двух дней наши корпуса отражали натиск этих соединений, чем задержали продвижение всей 3-й танковой группы противника к Днепру... Однако контрудар механизированных корпусов не получил развития. Гитлеровцы бросили сюда крупные силы авиации, и наши корпуса оказались в тяжелом положении, понеся потери. Они вынуждены были начать отход в тяжелых условиях под ударами танков и авиации противника.

Колонна Т-26 выдвигается на позиции для контратаки.


Увязший в грязи и брошенный БА-20М.


Железный кулак РККА. Механизированные корпуса в бою
Танковая часть, накрытая на дороге ударом с воздуха. Заметна высокая точность бомбометания немецких пикировщиков: рассеивание бомб не превышает нескольких метров, а большинство БТ-7 и KB уничтожены прямыми попаданиями.


Отступавшая артиллерийская часть после атаки немецких танкистов.


Экранированный КВ-1 "Бей фашистов".


Колонна БА-10 выдвигается из Кишинева к западной границе. 24 июня 1941 г.


Тягач "Комсомолец", доставшийся немцам с боекомплектом.


Генерал-майор танковых войск А.В.Борзиков в докладе начальнику ГАБТУ РККА так оценивал их действия: "Корпуса (5-й и 7-й) дерутся хорошо, плохо только то, что штабы малооперативны и неповоротливы, и еще плохо, что много машин достается противнику из-за неисправности пустяшной. Организовать ремонт, эвакуацию не умеют ни дивизия, ни мехкорпус, ни армия, ни фронт. Нет запрая должна была с воздуха прикрывать мехкорпуса, из-за огромных потерь выполнить эту задачу не могла. В силу вышеперечисленных причин, мехкорпуса вступали в бой в разное время, по мере подхода к полю боя.

Главной целью контрудара был разгром 1-й танковой группы Э.Клейста, прорвавшейся на стыке 5-й армии генерала М.И.Потапова и 6-й армии генерала И.Н.Музыченко. Встречное танковое сражение развернулось в районе Луцк, Дубно, Ровно с 23 июня.;Со стороны Луцка и Дубно по левому флангу 1-йтр наносили удар 9-й мехкорпус Рокоссовского и 19-й мехкорпус генерала Н.В.Фек-ленко. С юга, из района Броды, на Радехов и Бе-рестечко наступали 15-й мехкорпус генерала И.И.Карпезо и 8-й мехкорпус генерала Д.И.Рябышева. 23 июня немецкие войска продолжали наступление на Луцк, Берестечко, расширяя разрыв между 5-й и 6-й армиями. В этот же день началось проведение контрудара. Утром в районе Радехова на фронте шириной 70 км перешел в наступление 15-й мехкорпус, но, понеся большие потери, был вынужден отойти. 4-й мехкорпус г-м А.А.Власова, вместо участия в ударе по 1-й танковой группе, был направлен для ликвидации прорыва противника на стыке 6-й и 26-й армии в районе Мостиска (кроме 32-й тд, которая действовала совместно с 15-м мк). Перешедший в наступление 24 июня 22-й мехкорпус с рубежа Войница — Богуславская продвинулся на 7—10 км до Локаче. Но, действуя самостоятельно, без авиационной поддержки, корпус потерял более 50% танков и отошел на исходные позиции. 41-я танковая дивизия 22-го мк вообще не участвовала в контрударе.

Боевые действия на юго-западном направлении (22 июня -15 июля 1941 г.).


В "Описании боевых действий 22-го мехкорпуса ЮЗФ за период с 22 по 29.06.1941 г." об этом говорится так:
"24 июня 1941 г. 19-я танковая дивизия в 13.30 контратаковала наступающие части противника в районе высоты 228.6, Александровка, Мар-ковицы. В атаку были выведены танки Т-26, старых — 45 штук, бронемашины БА-10 — 12 штук. Большинство этих танков было уничтожено противником и выведено из строя. По достижении танками района леса южнее высоты 228.6, севернее Каневичи, пехота противника начала отступать, а из леса был открыт сильный артиллерийский и ру-жейно-пулеметный огонь, с последующим выходом средних и тяжелых танков. Завязался сильный танковый бой, длившийся 2,5 часа. Оставшиеся после боя танки стали выходить из боя. Пехота начала беспорядочный отход... 19-я тд отошла на рубеж р.Сержа. В этом бою был убит командир 22-го мк г-м Кондрусев (его сменил начштаба г-м Тамручи)...

С утра 25 июня перешли в наступление с севера 9-й и 19-й мехкорпуса, отбросив части 3-го мк немцев на юго-запад от Ровно. Но развить успех не удалось из-за того, что удар с юга, ввиду неготовности войск, был перенесен на следующий день. 26 июня по войскам 1-й тгр и 6-й армии наносили контрудары 9-й и 19-й мк с севера, 8-й и 15-й мк с юга, вступив во встречное танковое сражение с 9-й, 11-й, 14-й и 16-й тд немцев. 9-й и 19-й мехкорпуса в течение 26—27 июня вели бои с дивизиями 3-го мк, но под ударами авиации вынуждены были отойти в район западнее Ровно. 8-й мехкорпус нанес удар по 16-й тд, продвинувшись на 12 км. В ночь на 27.06 он был выведен из боя и начал сосредоточение за 37-м ск."


Немецкие солдаты проходят мимо танков, подвергшихся бомбардировке. Северозападный фронт, июль 1941 года.


Брошенный на улице литовского города Т-38.


Оперативная сводка штаба ЮЗФ №09 от 26.06.1941 г. сообщала:
"8-й мехкорпус в9.00 26 июня нерешительно атаковал мехчасти противника из района Броды в направлении Берестечко и, не имея достаточной поддержки авиацией и со стороны соседа слева — 15 мк, остановлен противником в исходном для атаки районе. 15-й мехкорпус действует также нерешительно, не выполняя приказа на атаку. К 9.00 26.06 — начало атаки — мк еще не был сосредоточен в исходном для атаки районе." Штаб ЮЗФ, видя низкую результативность контрударов, решил фронтовым резервом (31-й, 36-й, 37-й ск) укрепить оборону на рубеже Луцк, Кременец, а мк вывести из - боя для подготовки нового мощного контрудара. Ставка не утвердила этого решения, приказав с утра 27 июня продолжать атаки. Отходившие дивизии 8-го мк были повернуты назад, но их усилия не были поддержаны другими мк, а сам 8-й мехкорпус попал в окружение. Командир 8-го мк г-м Д.И.Ря-бышев в боевом донесении от 28.06.1941 г. сообщал: "Положение частей тяжелое, прошу поддержать авиацией на 28 июня. Части противника находятся на дороге Верба, Дубно. Танки, вышедшие в район Дубно, отрезаны от 7-й дивизии, какое положение — неизвестно, сильно бомбит авиация. 7-я дивизия понесла большие потери".


Зенитная САУ Sd Kfz 10/4 с 20-мм автоматической пушкой Flak 30 ведет огонь по советским танкам. Малокалиберные скорострельные зенитки на полугусеничных и автомобильных шасси оказались грозным противником легкобронированных БТ и Т-26.


Танки Pz Kpfw III Ausf E ворвались на советскую артиллерийскую батарею.


Контрудары мехкорпусов ЮЗФ на неделю задержали наступление 1-й танковой группы и сорвали планы противника прорваться к Киеву и окружить 6-ю, 12-ю и 26-ю армии ЮЗФ на Львовском выступе, но добиться перелома в боевых действиях не удалось.

Одной из главных причин неудачных действий советских мехкорпусов в этом сражении было отсутствие связи и взаимодействия между ними. Командир 9-го мехкорпуса К.К. Рокоссовский:
"...с информацией войск о положении на фронте дело обстояло из рук вон плохо. Информацию приходилось добывать самим. И если о событиях на нашем направлении удавалось более-менее узнавать и догадываться, то о происшедшем или происходящем на участке других армий Юго-Западного фронта мы ничего не знали. По-видимому, и штаб 5-й армии тоже ничего не знал, ибо он нас не информировал. Связь корпуса со штабом 5-й армии чаще всего отсутствовала, а с соседями периодически прекращалась".


Сгоревший Т-34 образца 1940 года. Западный фронт, июль 1941г.


Подбитые и сгоревшие грузовики, танки БТ-7 и KB после боя под Великой. KB ранних выпусков с пушкой Ф-32 и экранированной башней. Северо-западный фронт, Псковское направление, август 1941 г.


Т-28, вышедший из строя после взрыва пушки.


Командир разведывательного батальона 43-й танковой дивизии 19-го мк В.С.Архипов:
"...связь была самым слабым нашим звеном. И не только связь между двумя группами мехкорпусов, наносившими удар с юга (8-й и 15-й мк) и с севера (9-й и 19-й мк), но и связь высших штабов с этими группировками — штаба ЮЗФ... и штаба 5-й армии. Слабая, с длительными перерывами радиосвязь была причиной опозданий информации, направляемой с линии фронта в высшие штабы. Поэтому и решения, которые принимались в штабах и, в свою очередь, передавались на фронт, часто не соответствовали изменившейся боевой обстановке. К примеру, вечером 26 июня, когда, смяв правый фланг 11-й немецкой тд и разгромив один из ее танковых полков, наша дивизия вышла к Дубно, никто из нас не знал, что с юга, нанеся огромные потери другим соединениям 48-го немецкого моторизованного корпуса, успешно продвигается нам навстречу 8-й мехкорпус генерала Д.И.Рябышева... подобная ситуация повторилась и на следующий день, когда все три корпуса — 36-й стрелковый, 8-й и 19-й механизированные — опять наступали на дубненском направлении. Опять мы и наши соседи, стрелки 36-го корпуса, вышли на подступы к Дубно, но не знали, что в город уже ворвалась 34-я танковая дивизия п-ка И.В.Васильева из 8-го мехкорпуса. Таким образом, 26 и 27 июня советские танковые клинья дважды и очень глубоко — до 30 км — врезались в оба фланга немецкого 48-го мк. Однако отсутствие связи между этими клиньями и взаимная неосведомленность не позволили довести дело до логического конца — до окружения 48-го мк между Бродами и Дубно".
34-я танковая дивизия, занявшая Дубно, была окружена немецкими войсками и разгромлена — все танки уничтожены, командир п-к И.В.Васильев погиб.

Танк Pz Kpfw II Ausf F, разбитый артиллерийским огнем и полузатонувший в реке.


Красноармейцы у захваченного легкого штабного броневика Sd Kfz 261. Западное направление, август 1941 г.


Вообще, руководство боевыми действиями мехкорпусов оставляло желать лучшего. Приказы командиров разного уровня часто противоречили один другому. Это ярко видно на примере 8-го мехкорпуса. Вот выдержка из краткого обзора действий механизированных соединений фронтов за период с 22.06 по 1.08.1941 г.:
"22 июня 1941 г., не дав корпусу выполнить приказ 26-й армии, командующий фронтом назначает новый район сосредоточения и подчиняет корпус 6-й армии. Командующий 6-й армией, не учитывая, что корпус совершает марш, выполняя приказ командующего ЮЗФ, дает новый район сосредоточения. В силу этого приказа, командир должен был поворачивать совершающие марш части в новом направлении. 24 июня командующий 6-й армией перебрасывает корпус в новый район. 26 июня приказом командующего фронтом №0015 корпус перебрасывается в новый район. Таким образом, не участвуя в боевых действиях, а совершая "сверхфорсированные" марши по замкнутому кругу, выполняя последовательно приказы командующих 26-й, 6-й армиями и фронтом, корпус прошел в среднем 495 км, оставив на дорогах за время маршей 50% имевшейся в наличии боевой материальной части, изнуряя оставшуюся материальную часть и водительский состав. 26 июня, выполняя приказы фронта №0015 и 0016, командир мк, не сосредоточив все части, вводит в бой свой корпус по частям без разведки противника, не выяснив его расположения и силы. В результате этого части нарываются на сильную ПТО и болота и несут немалые потери, не выполнив поставленной задачи. Действия корпуса с воздуха не прикрывались, взаимодействие в масштабе фронта организовано не было. Нервозность высших штабов в управлении и постановке задач, обилие приказов, не связанных один с другим, несоблюдение элементарных уставных норм в организации и проведении маршей явились главной причиной потери боеспособности корпуса и потери материальной части".


Отбитый советскими войсками Pz Kpfwlll Ausf G с 50-мм пушкой Kwk L/42.


Киевляне осматривают трофейное штурмовое орудие StuG III Ausf С, захваченное у села Вита-Почтовая и отбуксированное в город. На самоходке в центре стоит заместитель военкома Киевского Укрепрайона батальонный комиссар М.В.Паньковский. Киев, 10 августа 1941 года.


Не лучше обстояло дело и в 15-м мехкорпусе.
"Частое изменение задач корпусу и доставка приказов из штабов фронта и 6-й армии с большим опозданием вносили неясность, путаницу и излишнюю затрату моторесурсов. Например, 24 июня был получен приказ штаба фронта о выходе 15-го мехкорпуса с рубежа Колесники-Холоюв в район юго-западнее Броды для нанесения совместного удара с 8 мк в направлении Берестечко, Дубно. Части корпуса приступили к выполнению этого приказа и находились в пути следования, а некоторые уже достигли района своего сосредоточения. 25 июня последовал приказ на обратное возвращение частей корпуса на ранее занимаемый рубеж с целью подготовки наступления в направлении Радзехов, Со-коль совместно с 4-м мк. В 23.00 26 июня получен новый приказ штаба фронта: разгромить мехгруппу противника, действующую на Дубно, нанося удар в направлении Лопатынь, Берестечко, Дубно. 27 июня был получен опять новый приказ, в корне меняющий задачу корпуса: отойти в район Злочувских высот. Корпус приступил к выполнению приказа, но последовал новый приказ фронта: "Невзирая ни на какие трудности и техсостояние матчасти, 28 июня наступать в направлении Берестечка."
Комментарии здесь излишни.

Подбитый Pz Kpfw И Ausf С. Июль 1941 г.


Подбитый артиллеристами Pz Kpfw 38(t), известный у нас как "Прага". Июль 1941 г.


Начав контрудар, 8-й мехкорпус глубоко вклинился в рубежи немцев, выйдя в тыл их 11-Й танковой дивизии и угрожая складам противника, развернутым в Дубно. Наступление немцев было задержано на несколько дней, однако уже к 1 июля основные силы корпуса оказались в окружении, оставшись без горючего и боеприпасов. О продолжении контрудара уже не было речи. Танкисты перешли к обороне, отбиваясь из окопанных танков, Судьба корпуса была плачевной, как отметил через пару дней Гальдер, "в ходе продолжительных упорных боев силы противника оказались перемолотыми и большая часть его соединений разбита". 30 июня войска фронта получили приказ отойти на линию укрепрайонов вдоль старой государственной границы.

В начале июля войска группы армий "Юг" сумели прорвать советскую оборону. 7 июля 11-я танковая дивизия немцев достигла Бердичева, а 3-й моторизованный корпус 1-й танковой группы и 6-я армия вышли к Житомиру. В результате этого прорыва возникла угроза захвата Киева и окружения частей 6-й и 12-й армий ЮЗФ юго-западнее Киева. Гитлер требовал уничтожить возможно более крупные силы противника западнее Днепра, чтобы отнять у него возможность ведения организованных операций крупными массами войск восточнее Днепра.

Командование ЮЗФ было вынуждено предпринимать срочные меры для противодействия немецким войскам. В районе Бердичева контратаки вели сводные отряды дивизий 4-го и 15-го мехкорпусов. Сюда же был направлен 16-й мехкорпус, переброшенный на Западный фронт с Южного. Его дивизии вступали в бой прямо из эшелонов. Из частей 4-го, 15-го, 16-го мк была сформирована Бердичев-ская группа под командованием комдива А.Д.Соколова. В результате контратак удалось заставить немцев перейти к обороне, остановив их продвижение на Белую Церковь. При этом только 11-я тд немцев, по германским данным, потеряла в боях более 2000 человек. Ценой кровопролитного сражения удалось задержать наступление группы армий "Центр" на юг на целую неделю (18.07.1941 г. Гальдер фиксировал проблему фланга 1-й танковой группы: "Он все еще топчется в районе Бердичева и Белой Церкви."). В боях у Бердичева особенно отличились 8-я и 10-я танковые дивизии, на неделю сковав главные силы танковой группы Клейста. В это время тяжелые бои шли в районе Новоград-Волынского, где войска 5-й армии ЮЗФ наносили контрудары по северному флангу немецкой группировки, вышедшей к Киеву. Главной ударной силой 5-й армии были три мехкорпуса: 9-й г-м А.Г.Маслова (19.07 сменил К.К.Рокоссовского), 19-й г-м Н.В.Фекленко и 22-й г-м В.С.Тамручи, имевшие всего по 30—35 танков (в 19-м мк — 75 танков).

Однако силы мехкорпусов были исчерпаны контратаками, и группа под Коростенем была вынуждена перейти к обороне (как отмечали немцы, "танков больше не наблюдается").

К этому времени от мехкорпусов осталась лишь тень былой мощи. По данным справок штаба Главного командования Юго-Западного направления о состоянии стрелковых и танковых дивизий фронтов от 22 июля 1941 г., "танковые дивизии насчитывали: меньше 1 тыс. человек — около 20% всех дивизий, по 1-2 тыс. человек — около 30%, по 3-5 тысяч человек — около 40%, по 10—16 тысяч человек — 10% всех дивизий. Из 12 танковых дивизий только две имеет по 118 и 87 танков. Большинство остальных имеет всего по несколько танков". Во второй половине августа соединения 5-й армии, в том числе и мехкорпуса, отошли за Днепр.

Атака кавалеристов при поддержке Т-26.


В целом, действия мехкорпусов в первую неделю войны против ударных группировок противника с целью изменения хода событий не увенчались успехом ни на одном из стратегических направлений. Немецкое командование, оценивая действия советских войск при нанесении контрударов, отмечало:
"Перед группой армий "Юг" противник оказался на высоте в вопросах общего руководства и ведения наступательных действий оперативного масштаба. Перед группами армий "Центр" и "Север" в этом отношении противник показал себя с плохой стороны. Управление войсками в тактическом уровне и уровень боевой подготовки войск — посредственные".


Южный фронт

В полосе ЮФ советские мехкорпуса имели огромное превосходство над противником — 769 танкам 2-го и 18-го мехкорпусов противостояли 60 румынских. Соотношение было 12,8:1. Но командующий фронтом Тюленев полагал, что его войскам противостоят 13 танковых и моторизованных дивизий немцев, хотя на самом деле их не было. Здесь в июне—июле наиболее активно действовал 2-й мехкорпус генерала Ю.В.Новосельского. Совместно с 48-м стрелковым корпусом генерала Р.Я.Малиновского он наносил контрудары по немецким и румынским войскам на рубеже реки Прут. 8 июля ударом в стык между 4-й румынской и 11-й немецкой армиями 2-й мехкорпус остановил наступление противника. 22 июля 2-й мехкорпус нанес контрудар из района Христиановки на Умань по 11-й и 16-й танковым дивизиям немцев, отбросив их на 40 км, ликвидировав угрозу окружения 18-й армии.

18-й мехкорпус 30 июня из Аккермана был выведен в район Вопнярки для укомплектования и 4 июля передан в состав ЮЗФ. 19 июля он вошел в состав 18-й армии и нанес контрудар по правому флангу 52-го армейского корпуса 17-й армии южнее Винницы, имея 387 танков. 25 июля дивизии 17-й армии прорвали оборону в полосе 18-го мк и 17- го ск в районе Гайсин — Тростянец. До 30 июля 18- й мехкорпус занимал оборону у Гайворона, а в августе был переброшен в Павлоград.

В конце июля дивизии 2-го мехкорпуса пытались помочь полуокруженным в районе Умани 6-й и 12-й армиям ЮФ, но прорвать фронт немецких войск не смогли. К тому же танковые части ЮФ к этому времени понесли ощутимые потери, хотя боевой потенциал их еще был довольно велик. Согласно донесению помощника командующего войсками ЮФ по АБТВ г-м Штевнева от 31 июля 1941 г., в мехкор-пусах ЮФ имелось:
во 2-м мк боеспособных: 1 KB, 18 Т-34, 68 БТ, 26 Т-26, 7 огнеметных, 27 Т-37, 90 БА-10, 64 БА-20 (всего танков — 147, на 22.06. — 489);
18 мк: 15 БТ и Т-26, 5 Т-28, 2 огнеметных, 1 БА-10, 4 БА-20 (всего танков - 22, на 22.06. - 280);
16 мк: 5 Т-28, 11 БА-10, 1 БА-20 (на 22.06. - 608 танков);
24 мк: 10 БТ, 64 Т-26, 2 огнеметных, 10 БА-10, 5 БА-20 (всего танков — 76, на 22.06. — 222).

Там же говорилось:
"В результате израсходования материальных ресурсов, аварий, поломок требует среднего капремонта: по 2-му мк — до 200 ед., в 18-м мк — до 200 ед."


О состоянии мехкорпусов можно судить по боевому донесению штаба 6-й армии ЮФ от 26 июля:
"16-й мехкорпус с минимальными остатками: 240-й мд, 15-й и 44-й тд, из которых сформирован отряд пехоты силою до батальона, мцп, силою до батальона. 16-й мехкорпус совершенно не представляет из себя сколько-нибудь реальной силы".


Ремонт Т-26 силами экипажа и бригады рабочих.В дни отступления вывести поврежденную машину удавалось, лишь если она сохраняла ход -буксировать вышедшие из строя танки было нечем и некогда.


Одесские танки-тракторы на базе СТЗ-5 с бронировкой из корабельной стали. Передний бронетрактор вооружен пехотными пулеметами ДП. Обратите внимание на фигуру моряка -флот активно участвовал в изготовлении этих машин, и их часто водили -в бой матросские экипажи.


Ремонт БТ-2 в цеху одного из заводов Ленинграда.


КВ-1 со сварной башней и пушкой Ф-32.


Экипаж маскирует свой Т-34 в укрытии.


Мехкорпуса, дислоцированные во внутренних округах, после начала войны были расформированы, и на их основе созданы десять танковых дивизий новой организации. Основной же причиной переформирования принявших немецкий удар мехкорпусов становилось "полное исчерпание материальной части".

При рассмотрении событий первых недель войны возникает вопрос, почему, обладая огромным количественным превосходством в танках (в полосе ЗФ соотношение было 2,7:1, ЮЗФ — 5,6:1, ЮФ — 12,8:1), имея танки не уступающие, а то и превосходящие по своим боевым качествам немецкие, советские бронетанковые войска потерпели столь сокрушительное поражение? Объяснить его превосходством противника в боевой технике и внезапностью нападения, как это делалось раньше, будет очень неубедительно. Поэтому приведем здесь соображения командиров танковых войск, непосредственных участников описываемых событий.

П. П. Полубоя ров, командующий АБТВ СЗФ:
"В большинстве своем контрудары наносились нашими войсками фронтально, зачастую разрозненно, не сосредотачивая основных усилий на решающих направлениях, по нерасстроенным и сильным группировкам противника. У врага хорошо действовала воздушная разведка. Гитлеровские летчики быстро вскрывали перегруппировки и сосредоточения наших войск, особенно они следили за перемещениями танковых соединений".


К.К.Рокоссовский, в июне 1941 г. командир 9-го мехкорпуса ЮЗФ:
"Войска этого округа (КОВО) с первого же дня войны оказались совершенно неподготовленными к встрече врага. Их дислокация не соответствовала создавшемуся у нашей границы положению явной угрозы возможного нападения. Многие соединения не имели положенного комплекта боеприпасов и артиллерии, последнюю вывезли на полигоны, расположенные у самой границы, да там и оставили. То, что произошло 22 июня, не предусматривалось никакими планами, поэтому войска были захвачены врасплох в полном смысле этого слова. Потеря связи штаба округа с войсками усугубила тяжелое положение. Погибали в неравном бою хорошие танкистские кадры, самоотверженно исполняя в боях роль пехоты. Даже тогда, когда совершенно ясно были установлены направления главных ударов, наносимых германскими войсками, а также их группировка и силы, командование округа оказалось неспособным взять на себя ответственность и принять кардинальное решение для спасения положения, сохранить от полного разгрома большую часть войск, оттянув их в старый укрепленный район".


Танковый батальон майора Баранова выходит на позиции в районе Крымского вала. Открытый лючок в верхнем башенном люке предназначен для флажковой связи и пуска сигнальных ракет. Октябрь 1941 года.


Не будем мы касаться причин поражений, носящих стратегический характер, — им посвящено много литературы, особенно в последние годы. Причины же неудач оперативно-тактического уровня были оценены еще в 1941 г. В документах, не предназначенных для широкого пользования, они были изложены с исчерпывающей полнотой. В качестве примера приведем доклад помощника командующего войсками г-м танковых войск Вольского заместителю НКО СССР г-л Федоренко от 5 августа 1941 г. В нем идет речь о действиях мехкорпусов ЮЗФ, но выводы его распространимы на корпуса других фронтов. В этом документе основными причинами быстрого выхода танковых частей из строя названы:

"1. С первого же дня войны мехкорпуса были неправильно использованы, ибо все были приданы армиям...

2. Все боевые действия мехкорпусов происходили без тщательной разведки, некоторые части совершенно не знали, что происходит в непосредственной близости. Авиационной разведки в интересах мк совершенно не велось. Управление мех-корпусами со стороны общевойсковых командиров было поставлено плохо, соединения были разбросаны (8 мк) и к моменту наступления оторваны друг от друга. Штабы армий совершенно не были подготовлены к управлению такими крупными механизированными соединениями, как мехкорпус...

3. Штабы армий совершенно забыли, что материальная часть имеет определенные моточасы, что она требует просмотра, мелкого ремонта, дополнительного пополнения горючим и боеприпасами, а технический состав и начальники АБТО армий не подсказали им этого, и вместо того, чтобы после выполнения задачи отвести мехкорпуса, предоставив им время, необходимое для этой цели, общевойсковые командиры требовали только давай и больше ничего. Мехкорпуса совершенно не имели прикрытия как на марше, так и на поле боя.

4. Информация сверху вниз, а также с соседями была поставлена из рук вон плохо. Война с первого дня приняла маневренный характер, противник оказался подвижнее...

Это все, что касается общевойсковых командиров. Но много было недочетов, допущенных непосредственно и командирами механизированных частей и соединений. К ним относятся:

1. Штабы мк, тд и тп еще не овладели должным оперативно-тактическим кругозором. Они не смогли делать правильные выводы и полностью не понимали замысла командования армии и фронта.

2. Не было маневренности — была вялость, медлительность в решении задач.

3. Действия, как правило, носили характер лобовых ударов, что приводило к ненужной потере материальной части и личного состава...

4. Неумение организовать боевые порядки корпуса по направлениям, прикрывать пути движения противника, а последний, главным образом, двигался по дорогам.

5. Не было стремления лишить противника возможности подвоза горючего, боеприпасов. Засады на главных направлениях его действий не практиковались.

6. Не использовались крупные населенные пункты для уничтожения противника и неумение действовать в них.

7. Управление, начиная от командира взвода до больших командиров, было плохое, радио использовалось плохо, скрытое управление войсками поставлено плохо...

8. Исключительно плохо поставлена подготовка экипажей в вопросах сохранения материальной части. Имели место случаи, когда экипажи оставляли машины, имеющие боеприпасы, были отдельные случаи, когда экипажи оставляли машины и сами уходили.

9. Во всех частях и соединениях отсутствовали эвакуационные средства, а имеющиеся в наличии могли бы обеспечить мк и тд только в наступательных операциях.

10. Личный состав новой техники не освоил, особенно KB и Т-34, и совершенно не научен производству ремонта в полевых условиях.

11. ...Отсутствие штатной организации эвако-средств приводило к тому, что эвакуация боевой материальной части... отсутствовала.

12. Штабы оказались малоподготовленными, укомплектованы, как правило, общевойсковыми командирами, не имеющими опыта работы в танковых частях.

13. В высших учебных заведениях (академии) таких видов боя, с которыми пришлось встретиться, никогда не прорабатывалось".


Брошенные в мастерских БТ-7 образца 1935 и 1937 гг.


Эти Т-26 и Т-40 не успели вступить в бой и достались немцам прямо на железнодорожных платформах.


"Тридцатьчетверки", попавшие под бомбовый удар.


К этим выводам трудно что-либо добавить, можно лишь подтверждать конкретными фактами. Вот только несколько:
В 8-й тд 4-го мк ЮЗФ экипажами было уничтожено 107 танков, в том числе 25 KB, 31 Т-34. 18 Т-34 вообще пропало по неизвестной причине.
В 10-й тд 15-го мк ЮЗФ было брошено при отходе 140 танков, из них 34 KB и 9 Т-34. 6 машин пропало без вести.
7-я тд 6-го мк ЗФ только 22 июня от ударов авиации потеряла 63 танка.
13-я тд 5-го мк ЗФ в разгар контрудара встала из-за отсутствия горючего. В таком же положении оказались тд 6-го, 11-го, 12-го и других мк.
5-й и 7-й мк ЗФ в июле наносили контрудар на местности, совершенно не приспособленной для действий танков, что привело к большим потерям.
22- я тд 14-го мк ЗФ, дислоцировавшаяся в Бресте, уже утром 22 июня в результате артобстрела потеряла большую часть танков и артиллерии. Были уничтожены склады ГСМ и боеприпасов.
23- я и 28-я тд 12-го мк СЗФ, участвуя в контрударе по тильзитской группировке, вступали в бой в разное время, координация действий отсутствовала. 28-я танковая дивизия к тому же оказалась без ГСМ и вынуждена была полдня бездействовать.

KB, уничтоженный взрывом боеприпасов.


Т-34 после боя с немецкими танками. В борту - множество пробоин, видны следы пожара. Вырван опорный каток, и взрывом боекомплекта снесены башенный люк и вентилятор.


Продолжение следует ...
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

103 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти