«Светлана». История создания

5 сентября 1905 г. был подписан Портсмутский мирный договор, поставивший точку в Русско-японской войне. Российский Императорский флот понес тяжелейшие потери, корабли 1-й и 2-й Тихоокеанских эскадр почти полностью погибли или были захвачены противником. Уцелело лишь несколько единиц, прорвавшихся во Владивосток или в нейтральные порты. Конечно, наибольшие потери понесли броненосцы, из 18 кораблей уцелел только один. Пострадали и корабли других классов.

Перед войной в составе Балтийского флота числилось 35 крейсеров, правда в это число входили и безнадежно устаревшие бывшие фрегаты и корветы постройки 1870-х гг., которые не решились послать на Дальний Восток даже с эскадрой Небогатова. В 1906-1907 гг. все оставшиеся на Балтике устаревшие крейсера были переделаны в минные заградители, учебные суда или списаны. 14 крейсеров погибли в боях с японским флотом или от снарядов осадных орудий в гавани Порт-Артура. После окончания Русско-японской войны в составе русского флота на Балтике и Тихом океане осталось в строю всего 9 боеспособных крейсеров. Два крейсера находились в составе Черноморского флота.

Чтобы приступить к возрождению флота и строительству новых крейсеров (как, впрочем, и кораблей других классов), необходимы были концепция использования флота и программа его строительства, под которую выделяются бюджетные средства. Нужен был также проект корабля, отвечающий концепции использования флота. Ничего этого после окончания войны не было. Морской министр А.А.Бирилев в апреле 1906 г. на заседании Особого совещания отметил, что в стране нет четкой программы вооруженных сил страны.


Период 1905 - 1909 гг. явился переходной эпохой споров и пререканий о морских проблемах России. Реально же дело воссоздания морских сил за это время не продвинулось. Новые корабли, в проектах которых в полной мере был бы учтен опыт войны, не закладывались. Достраивались, причем крайне низкими темпами, корабли, заложенные еще до начала или в ходе Русско-японской войны. Так, например, заложенные еще в 1903 г. линкоры «Император Павел I» и «Андрей Первозванный» вступили в строй в 1912 г. Всего было сдано по два линкора для Балтийского и Черноморского флотов и четыре крейсера на Балтике.

Прекращение судостроительной деятельности в момент небывалого ослабления флота приводило ко все возраставшему неравенству морских сил России по сравнению с флотами ее возможных противников и прежде всего Германии. И это в то время когда Германия, Англия и другие страны строили в больших количествах корабли всех классов, но новых типов с учетом Русско-японской войны.

В Англии в 1906 г. вступил в строй «Дредноут» - линейный корабль принципиально нового типа, а в 1907 был спущен первый корабль нового класса - линейный крейсер «Инвинсибл», еще раньше, в 1903 г. строится легкий крейсер «Аметист» с турбинами в качестве главных двигателей. Германия ответила строительством дредноутов типа «Нассау» и линейных крейсеров «Фон-дер-Танн» и «Мольтке».

В России же развернулись дискуссии по поводу того какой ей нужен флот - мощный флот открытого моря, который бы дал возможность продолжить империалистическую политику России, прерванную неудачной войной или оборонительный флот, который был бы в состоянии обеспечить безопасность наших побережий. В итоге споров возобладала теория Мэхена и Коломба. В результате было решено строить линейный флот в первую очередь на Балтике, т.к. это давало возможность отправки сильной эскадры в любой район, кроме того наличие эскадры обеспечивало господство в Финском заливе, избавляя столицу империи от угрозы возможного немецкого десанта.

В июне 1906 г. на базе стратегического и организационного отделов Главного морского штаба был создан Морской генеральный штаб (МГШ). На этот новый орган управления Российского флота были возложены задачи определения места и роли флота в системе вооруженных сил страны, разработка его структуры, составление кораблестроительных программ, определение основных требований для технических заданий на проектирование кораблей.

«Светлана». История создания
«Червона Украина» в середине 1930-х гг.


«Светлана». История создания
«Красный Кавказ» в сентябре 1945 г.


МГШ разработал «стратегические основания для плана войны на море», которые были представлены императору и утверждены им 19 марта 1907 г. По мнению МГШ флот должен был строиться целыми боевыми эскадрами, в зависимости от финансовых возможностей. На Балтике и на Черном море предполагалось иметь по одной боевой эскадре в составе двух бригад линейных кораблей, двух бригад линейных крейсеров, двух бригад легких крейсеров и от четырех до девяти дивизионов эскадренных миноносцев. Эта система формирования эскадр оказала влияние на разработку кораблестроительных программ. Так в программах появился численный состав отдельных классов кораблей, почти всегда кратный четырем: четыре линейных корабля, четыре линейных крейсера, четыре легких крейсера и тридцать шесть эскадренных миноносцев для Балтийского флота или четыре линейных корабля и четыре легких крейсера и семнадцать эсминцев для Черноморского. Предусматривалось строительство подводных лодок, а также более мелких кораблей и судов.

Считая, что решение задачи надежной обороны Балтийского моря может быть достигнуто при наличии флота, способного в открытом море бороться с флотом Германии Морской генеральный штаб полагал необходимым построить к 1920 году две эскадры, каждая в составе: 8 линейных кораблей, 4 линейных крейсеров, 9 легких крейсеров и 36 миноносцев. Рассматривая действия на Балтике Морской генштаб считал, что «задания для линейных кораблей должны быть таковыми, чтобы эту эскадру, в случае нужды, можно было послать куда угодно».

По Черноморскому театру МГШ считал одной из задач наступательную - овладение проливами для обеспечения своих границ и для выхода в Средиземное море. Для полного решения наступательной задачи был необходим флот способный нарушить равновесие морских сил в Средиземном море. Он должен был иметь в своем составе: 8 линкоров, 4 броненосных крейсера и 9 легких крейсеров. При оборонительной задаче следовало усилить минный флот, к которому должны быть добавлены, кроме того, 4 легких крейсера.

Не забывалась и вековая мечта овладеть Босфором и Дарданеллами. Строившиеся одновременно с легкими крейсерами, линейные крейсера типа «Измаил» предназначались не столько для мелководной Балтики, сколько для действий в Атлантике или Средиземноморье. Одной из задач легких крейсеров должно было быть их сопровождение.

Подсчитав, что к 1918 году русский флот будет состоять из 11 дредноутов, 8 старых линкоров, 15 крейсеров, 48 эсминцев МГШ подчеркнул, что «было бы нерациональным строить военный флот на суммы, превосходящие миллиард рублей, лишь для защиты побережья Финского залива от десанта двух немецких корпусов, десанта весьма проблематичного с точки зрения серьезного стратегического расчета».

В июле 1912 г. в Париже начальники Морских генеральных штабов подписали проект русско-французской морской конвенции. Она предусматривала перевод части Балтийского флота в Средиземное море, на французскую базу Бизерта.

Попытка разработать судостроительную программу была предпринята еще в 1906 г. Морской министр А.А.Бирилев поручил ее разработку МГШ. Но одновременно морской министр дал задание разработать программу Главному морскому штабу, в число функций которого не входили вопросы судостроения. В результате были разработаны две программы, противоречащие друг другу (следует отметить, что в обеих присутствовали легкие крейсера). Обе программы были отвергнуты Советом Государственной обороны, а А.А.Бирилев вскоре уволен с поста министра.

В апреле 1907 г. МГШ представил Николаю II четыре варианта судостроительной программы. Императором был утвержден тот, которым предусматривалось строительство одной эскадры для Балтийского моря. Однако программа была сильно видоизменена при рассмотрении ее Советом Государственной обороны. Переработанная программа получила название «Распределение ассигнований на судостроение». Однако Государственная дума, несмотря на убеждения Председателя Совета министров П.А.Столыпина, отказала выделить средства на строительство новых кораблей. Только после личного указания Николая II морское министерство получило, наконец, кредиты на новое судостроение и 30 июня 1909 г. были заложены четыре линкора для Балтийского флота.

Однако с осени 1909 г. до весны 1911 г. вопрос дальнейшего строительства новых кораблей не выходил из стадии обсуждений, переписки и волокиты. И.К.Григорович, назначенный в марте 1909 товарищем (заместителем) морского министра писал в своих воспоминаниях: «Точной обоснованной программы судостроения для воссоздания флота нет...» Более двух лет, несмотря на то, что политические события и весь курс внешней политики определенно вели к войне, потрачено на бесполезные переговоры.

Решительный перелом в ходе разработки судостроительных программ и строительстве флота произошел после назначения 18 марта 1911 г. на пост морского министра И.К.Григоровича.

В мае 1911 г. были приняты Думой и утверждены царем законы «Об ассигновании средств на постройку четырех линейных кораблей для Балтийского моря» и «Об ассигновании средств на усиление Черноморского флота». Вместе с законом 1908 г. они вошли в Малую судостроительную программу. В соответствии с ней предстояло достроить четыре ПК для Балтики, построить три ЛК для Черного моря, а также эсминцы и подводные лодки. Строительство крейсеров Малой программой не было предусмотрено.

Командующий Балтийским флотом вице-адмирал Н.О. фон Эссен (во время Русско-японской войны командир крейсера «Новик») 23 марта 1911 г. в докладной записке о судостроительной программе для Балтийского флота предлагал: «...9) В текущем 1911 году заложить на освободившихся от линейных кораблей стапелях Балтийского и Адмиралтейского заводов двух легких крейсера водоизмещением 6000 тонн с турбинными двигателями, способными иметь некоторый запас мин заграждения. Готовность этих судов должна быть весною 1914 года.

10) По спуске на воду упомянутых в пункте 9) легких крейсеров, заложить еще два таких же крейсера, коих готовность должна быть обусловлена весною 1915 года...»

К сожалению, предложения адмирала не были осуществлены (не был готов проект крейсера, не была утверждена программа, предусматривающая их строительство и не было финансирования). Иначе Балтийский флот к началу Первой мировой войны имел бы два новых легких крейсера, еще два вступили бы в строй в первый год войны.

6 июня 1912 г. состоялось историческое заседание Государственной думы, на котором рассматривался законопроект об ассигновании 500 000 000 руб на строительство флота. На нем с большим докладом выступил и И.К.Григорович утверждая в очередной раз что «Флот не может получать одностороннего развития одних типов судов в ущерб другим, надо иметь суда всех типов и в определенной пропорции». В итоге была утверждена «Программа спешного усиления Балтийского флота», которой предусматривалось строительство в числе других кораблей четырех легких крейсеров, а также двух легких крейсеров для Черноморского флота. В пояснительной записке к программе указывалось, что 1915 год должен быть принят за срок, к которому должна быть сформирована современная эскадра на Балтике.

Соперница России на Черном море Турция в 1913 г. заказала в Англии два новейших дредноута. В конце того же 1913 г. Германия направила в Средиземное море новейший линейный крейсер «Гебен» и легкий крейсер «Бреслау».

Обеспокоенный усилением турецкого флота, морской министр в декабре 1913 г. обратился к Николаю II со специальным докладом. Министр считал необходимым немедленно начать строительство одного линкора, двух легких крейсеров, 8 эсминцев и 6 подводных лодок.

Получив предварительное согласие императора, морское ведомство 17 марта 1914 г. вошло в Совет министров с представлением о постройке новых судов. В его объяснительной записке указывалось: «...Количество судов, постройка которых должна быть произведена спешно, определяется следующим образом:

б) для того, чтобы крейсеры могли выполнить свое назначение, освещать нужные районы моря и защищать линейные корабли от атак миноносцев во время сражения, их должно быть не менее четырех. Поэтому в дополнение к строящимся двум необходимо заложить еще два того же типа».

В июне 1914 г. «Программа спешного усиления Черноморского флота» была утверждена Думой. Вместе с программой 1912 г. они стали называться «Большой судостроительной программой». В соответствии с ней Балтийский и Черноморский флоты должны были получить по четыре новых легких крейсера.

Основные принципы,положенные в выполнение этой грандиозной программы -разработка проектов кораблей на конкурсной основе с привлечение отечественных и зарубежных предприятий и строительство кораблей на российских заводах. К созданию кораблей по утвержденным программам были привлечены десятки заводов-смежников, как в России, так и за рубежом.

Этой же программой было предусмотрено строительство двух малых турбинных крейсеров для Сибирской флотилии. Главной задачей этих кораблей являлось истребление эсминцев и других легких кораблей противника и разведка в неприятельских водах. Проектирование их велось параллельно с легкими крейсерами.

Представлены проекты Путиловского завода, Невского и Ревельского. Однако, заявления этих заводов о цене на постройку означенных крейсеров и срок их изготовления не могли удовлетворить Морское министерство, почему было решено обратиться за границу. Морское министерство заключило договор с германской фирмой «Ф.Шихау» на строительство двух крейсеров. Они должны были иметь водоизмещение 4300 т, длину 135 м, скорость 27,5 уз. Броневой пояс 50 мм, палуба - 20 мм. Вооружение 8 130-мм орудий.

«Светлана». История создания
Морской министр И. К. Григорович (фото 1914 г.)


Эти два крейсера, «Адмирал Невельской» и «Муравьев-Амурский», были единственными кораблями строившиеся за рубежом. После начала 1-й мироввой войны они были реквизированы Германией и вступили в состав ее флота (с германским вооружением) под названиями «Эльбинг» и «Пиллау».

Работы по созданию новых крейсеров начались еще в 1907 г., но по ряду причин затянулись.

Накануне Русско-японской войны в составе российского флота в соответствии с классификацией от 1 февраля 1892 г. находились крейсера 1 и 2 ранга.

К крейсерам 1 ранга относились такие корабли как «Россия» и «Громобой» водоизмещением до 14 ООО т, имевшие бронирование борта до 203 мм, вооруженные 203-мм, 152-мм и более мелкими орудиями. Этот тип кораблей представлял собой океанские рейдеры. Чаще их называли броненосными. К броненосным относились и корабли типа «Баян» водоизмещением 7800 т. Головной был построен в 1902 г. и участвовал в боях с японским флотом в составе порт-артурской эскадры. Он оказался наиболее удачным типом броненосного крейсера. По его типу в 1905 г. началось строительство трех единиц.

«Светлана». История создания
Внешний вид и планы палуб крейсеров «Муравьев-Амурский» и «Адмирал Невельской», строившихся для русского флота на верфи «Шихау» в Германии


На рубеже XIX и XX веков началось строительство сравнительно небольших быстроходных так называемых бронепалубных крейсеров, которые также числились крейсерами 1 ранга. Они предназначались для дальней разведки, охраны броненосцев от атак миноносцев. Не исключалось их участие в эскадренном бою, а также в операциях на торговых путях противника. Таким образом, они должны были стать универсальными кораблями. Они имели водоизмещение от 5900 до 6730 т и скорость хода от 20 до 24,5 узлов. Вооружение крейсеров состояло из орудий трех разных калибров - 152, 75 и 47 мм. Спроектированные и построенные на разных заводах, в том числе зарубежных, крейсера отличались размещением артиллерии главного калибра. На «Авроре» все 152-мм орудия размещались в палубных установках, на «Варяге» и «Ас-кольде» - в палубных установках и казематах, на «Богатыре» - в башнях, казематах и палубных установках. Различались крейсера и количеством главных паровых машин: «Варяг» и «Богатырь» - две машины, «Аскольд», «Аврора» - три. Боевые действия показали неперспективность бронепалубных крейсеров. Слабо бронированные и с артиллерией в палубных установках они несли большие потери в эскадренных боях и при встречах с японскими крейсерами. Большое количество малокалиберной артиллерии оказалось неэффективным даже против миноносцев.

Крейсера 2 ранга имели водоизмещение от 2000 до 3500 т, на вооружении 120-мм орудия и скорость 20-25 узлов. Для защиты машин, котлов, артиллерийских погребов и рулевых приводов они имели броневую карапасную палубу. Назначение - ближняя разведка, охрана крупных кораблей от атак миноносцев, поддержка своих миноносцев, действия на коммуникациях противника. После Русско-японской войны уцелели только два из них.

Все уцелевшие в Русско-японской войне броненосные и бронепалубные крейсера после ремонта и модернизации участвовали в Первой мировой войне на всех театрах: от Баренцева моря до Дальнего Востока.

После Русско-японской войны классификация кораблей русского флота была пересмотрена и приказом 10 октября 1907 г. заменена новой, в которой уже имелись броненосные крейсера и крейсера. Но и эта классификация уже при утверждении устарела. Уже в 1906 г. в официальных документах появились термины «линейный крейсер» и «легкий крейсер».

В большинстве флотов мира после Русско-японской войны специализация крейсеров продолжала углубляться. Строительство больших (6000-7000 т) бронепалубных крейсеров во всех странах прекращается. Дальнейшее развитие броненосных крейсеров сопровождалось как правило, увеличением водоизмещения, калибра главной артиллерии, заключенной в башни, толщины брони и скорости, что приближало их к новому типу крейсеров - линейным. Так в Германии строятся броненосные крейсера вооруженные 210-мм орудиями в 1906 г. «Шарнхорст» (водоизмещение 11 600 т, 8 210-мм орудий, из них 4 в башнях), в 1908 г. «Блюхер» (водоизмещение 15 800 т, 12 210-мм орудий в шести башнях), а в 1909 г. спущен первый линейный крейсер «Фон-дер-Танн» водоизмещением 18 700 т с 8 280-мм орудиями.

В России в 1909 г. (одновременно с крейсерами типа «Баян») вступил в строй крейсер «Рюрик» водоизмещением 15 200 т, имевший на вооружении 4 254-мм и 8 203-мм орудия в двух и четырех башнях соответственно.

В то же время строятся быстроходные (25-29 уз), турбинные крейсера водоизмещением 3600-5500 т. Причем по мере увеличения скорости и, как следствие мощности турбин, росло водоизмещение. В Англии это были крейсера типа «Бристоль» 1909 г. (4800 т, 2 152-мм и 10 102мм орудий), «Саутгемптон» 1912 г. (5400 т, 8 152-мм орудий), в Германии типа «Дрезден» 1907 г. (3600 т, 10 105-мм орудий), «Магдебург» 1912 г. (4570 т, 12 105-мм орудий).

В России этот процесс завершился к 1912 г., утверждением проектов линейных крейсеров типа «Измаил» и легких крейсеров типа «Светлана», окончательно утвержденных в новой классификации флота 1915 г. Таким образом, отечественное крейсеростроение повторяло тенденцию строительства крейсеров ведущих флотов мира, но с опозданием на несколько лет. Это опоздание стало роковым для русского флота, так и не получившего ни одного современного крейсера.

При составлении заданий на легкий крейсер МГШ руководствовался его назначением - он должен был выполнять следующие функции: разведка, дозорная и сторожевая служба, одиночный бой с неприятельскими легкими крейсерами, действия против миноносцев, поддержка своих миноносцев и участие в развитии успеха торпедной атаки, постановка минных заграждений в неприятельских водах. По мнению МГШ, это требовало усиленного развития таких элементов крейсера как скорость и район плавания, в ущерб артиллерийскому вооружению и бронированию. Задачи действия на морских коммуникациях противника и истребление его торговых судов не ставились.

Требования к вооружению также определялись исходя из назначения крейсера. Его артиллерия должна была состоять из орудий, способных поразить эскадренные миноносцы и равноценные легкие крейсера противника, т.е. из 102-мм и 203-мм пушек. Расположение артиллерии должно было отвечать требованию сосредоточения наиболее сильного огня на носовых и кормовых углах.

Для проверки возможности создания легкого крейсера по заданиям МГШ привлекли специалистов казенного Балтийского завода морского ведомства. В качестве прототипа был выбран крейсер 2 ранга «Новик», но при условии увеличения скорости 28 уз. Построенный по заказу в Германии этот крейсер был наиболее удачным из крейсеров 2 ранга. Имея водоизмещением 3080 т, он был самым быстроходным крейсером флотов того времени (1900 г.), трехвинтовой с машинами тройного расширения мощностью 18 ООО л.с. и водотрубными котлами он развивал до 25 уз. На вооружении он имел 6 120мм и 8 47-мм орудий. Именно «Новик» послужил прототипом для многочисленных легких крейсеров, построенных в Германии и Англии.

10 сентября 1907 г. завод представил свою проработку. По ней крейсер должен был иметь водоизмещение 4500 т, скорость 28 уз, трех- или четырехвальную турбинную установку мощностью около 29 тыс. л.с. Вооружение: одно 203-мм орудие в башне и шесть 120-мм орудий в трех башнях.

Параллельно с заводом варианты крейсера прорабатывались в кораблестроительном отделе Морского Технического комитета (МТК). МТК разработал четыре варианта крейсера водоизмещением 4500, 4600, 5800 и 6000 т со скоростью 27 - 28 уз. При этом мощность механизмов колебалась в пределах 27 000 - 34 600 л.с. в зависимости от водоизмещения с учетом полного запаса топлива.

Все варианты крейсера имели на вооружении одно 203-мм орудие и четыре-шесть 120-мм орудий в башнях.

Установка артиллерии в башнях и отказ от малокалиберной артиллерии - в этом сказался опыт войны: командир крейсера «Олег» Л.Ф.Добротворский считал, что надо или бронировать всю артиллерию, или всю ее оставлять открытой. Разнобой в степени защиты производит «удручающее впечатление» на тех комендоров, которые «оказываются под расстрелом у открыто стоящих орудий», тогда как часть их товарищей укрыта за броней башен и казематов. Не будет ущерба и от снятия 75-мм и более мелких орудий, так как отражать атаки миноносцев надо огнем более крупных пушек и «быстрым ходом». Эту же мысль единодушно высказали все офицеры в своих ответах на вопросы ГМШ: против миноносцев эффективны снаряды калибром не менее 120-152 мм. Пушки 75-мм и меньшего калибра - совершенно бесполезны, так как «слишком малокали-берны, чтобы остановить миноносец» Офицеры «Авроры» досадовали, что у них так много 75-мм пушек в ущерб 152-мм. Артиллеристы «Дианы» прямо указывали, что большинство минных атак они отражали огнем 152-мм пушек.

Тем не менее, в то время еще не решались на установку орудий одного калибра. Наличие 203-мм орудий явилось шагом назад. Одноорудийные башни стояли на крейсерах типа «Баян» и из-за своей сложности, не оправданной их мощью считались недостатком крейсеров.

Помощь в проработке турбинной установки оказывала германская фирма «Тур-биния», причем необходимая мощность энергоустановки определялась по результатам модельных испытаний в бассейнах Петербурга и Бремерсхафена.

Проработки были рассмотрены на совещании Адмиралтейств-совета 29 сентября 1907 г. В итоге было принято решение о разработке еще трех вариантов проекта: с единым 120-мм калибром при том же водоизмещении; с усиленным вооружением до двух 203-мм и двенадцати 120-мм орудий, установкой двух-трех подводных торпедных аппаратов, увеличением скорости до 29 уз, с 25,4-мм броневым поясом (водоизмещение не ограничивалось) и, наконец, с последовательным уменьшением этих характеристик (скорость не менее 28 - 28,5 уз), позволяющим уложиться в водоизмещение 6000 т. Доводка и переделка вариантов продолжалась и в 1908 г., однако проект так и остался неосуществленным из-за изменений в планах судостроения и загруженностью МТК проектами линкоров и турбинных эсминцев.

«Светлана». История создания
Английский турбинный крейсер «Бристоль»


Разработка заданий и технических условий на проектирование легкого крейсера возобновилось в феврале 1910 г. после назначения на должность инспектора кораблестроения А.Н.Крылова. Базой для нового задания послужил второй вариант, разработанный в 1908 г., но с усилением некоторых элементов. При этом выяснилось, что предусмотренные МГШ «тактические элементы» легкого крейсера (скорость 30 уз, 76-мм броневой пояс, вооружение из двух 203-мм и 12 120-мм орудий и т.д.) требуют увеличения водоизмещения до 7000 т, а мощности турбин - до 43,5 тыс. л.с.

В мае 1910 г. для облегчения крейсера МГШ решил отказаться от бортовой брони и других требований.

На конец июля 1911 г. в проекте-задании сохранялось лишь палубное бронирование, но полностью менялось артиллерийское вооружение: двенадцать 152-мм орудий с длиной ствола 50 калибров в четырех башнях. Расположение башен предполагалось сделать линейным в диаметральной плоскости, чтобы две средние башни возвышались над концевыми. Неукоснительным требованием оставалось и размещение на палубе мин заграждения (в разных вариантах заданий от 50 до 200): предусматривались рельсовые пути на большей части длины верхней палубы и транцевое образование кормы для лучшего сбрасывания. Эти требования МГШ к легкому крейсеру по артиллерии были положены в основу технических условий на проектирование в 1912 г. Фактически это был первый вариант условий, который затем подвергался неоднократным изменениям.

Водоизмещение крейсера технические условия не устанавливали. Полная скорость ограничивалась 30 уз при условии, что обводы корпуса позволят увеличить ее до 32 уз. Бронированию подлежали нижняя палуба (25-35 мм), ее скосы (50 мм), башни (75 мм), элеваторы подачи боеприпасов (50 мм), и боевая рубка (75 мм). Системы турбинных механизмов конкретно не указывалась, но подчеркивалось, что «главные механизмы должны быть турбинами одной из новейших систем, испытанных практически на военных судах такого же типа и оказавшихся при этом прочными и экономичными».

Турбины следовало приспособить для экономического хода 14 уз с наименьшим расходом топлива. Турбины заднего хода должны были обеспечить остановку корабля на полном ходу по прохождении им расстояния, равного не более шести длин крейсера. Система котлов и их количество строго не оговаривались, но рекомендовались усовершенствованные котлы треугольного типа модели английского Адмиралтейства.

В качестве источников электроэнергии на крейсере предлагалось установить четыре турбогенератора переменного тока напряжением 226 В с частотой 50 Гц и мощностью 150 кВт каждый, а также два дизель-генератора переменного тока по 75 кВт, однако идея перехода на сеть переменного тока не получила развития при дальнейшем проектировании.

Торпедное вооружение крейсера состояло из шести траверзных подводных аппаратов с запасом 18 торпед диаметром 450 мм.

Командовавший во время Русско-японской войны крейсером «Новик» капитан 2 ранга М.Ф.Шульц еще в 1905 г. предложил снять с достраивающихся кораблей («Память Меркурия» и «Кагул») подводные минные аппараты, не имеющие по его мнению никакого боевого значения. Это мнение поддержали многие специалисты и даже командующий (главный командир) Черноморским флотом. Однако Морской генеральный штаб 20 октября 1906 г. доложил министру, что этот взгляд ошибочный и «не соответствует требованиям современного состояния военно-морского искусства». В подтверждение этого приводились следующие доводы: минное (торпедное) вооружение на корабле позволяет удерживать слабого противника от стремления сблизиться на минный выстрел; удар мины имеет решающее значение в бою; мина прогрессирует в дальности, и пределов этого прогресса не видно; наши противники имеют и ставят на новых судах подводные минные аппараты; минные аппараты (подводные) признаются необходимым вооружением больших судов.

«Светлана». История создания
Германский турбинный крейсер «Дрезден» следует Кильским каналом


Доводы о минных аппаратах как о средстве самозащиты потерявшего управление корабля М.Ф.Шульц считал неубедительными. Противник знает расположение аппаратов, так что ему не составит труда подойти к кораблю в мертвой зоне. Бесполезность аппаратов на броненосцах и крейсерах вполне выявилась во время войны, когда из них с больших кораблей не было сделано ни одного выстрела. Только владивостокские крейсера применяли торпеды по японским транспортам. Но для этого были специфические условия: отсутствие противодействия, неподвижность цели и малая дистанция (почти в упор) стрельбы. В реальном бою таких условий конечно не будет. Но подводные торпедные аппараты на новые линкоры и крейсера продолжали устанавливать.

Крейсер должен был принимать на борт 150 мин. Удобство сбрасывания мин за борт обеспечивалось широкой кормой с транцем. Рекомендовалось также предусмотреть хранение мин не только на верхней палубе, но и на нижней.

Технические условия на проектирование легких крейсеров для Балтийского моря были утверждены 21 января 1912 г., а затем их разослали правлениям русских заводов и представительствам иностранных фирм в Петербурге с приглашением на участие в конкурсе.

Среди отечественных предприятий были Балтийский, Адмиралтейский, Путилов-ский заводы, Общество Николаевских заводов и верфей (ОНЗиВ), Русское судостроительное общество («Руссуд») в Николаеве и Русское общество для изготовления снарядов и боевых припасов (Русско-Балтийский завод) в Ревеле. Невский завод, специализировавшийся на постройке миноносцев и малых крейсеров, вынужден был отказаться от участия в конкурсе, т.к. построенный в соответствии с ТЗ крейсер не смог бы пройти невские мосты.

Приглашение на участие в конкурсе получили также многие известные иностранные фирмы. При этом все они информировались, что «постройка означенного крейсера должна производиться в России, и для получения этой постройки следует войти в соглашение с какой-либо русской судостроительной фирмой».

Ознакомившись с условиями конкурса и узнав, что легкие крейсера обязательно должны строиться в России, а присланные на конкурс проекты никак не вознаграждаются, все иностранные предприятия под тем или иным предлогом отказались от участия в проектировании крейсера. Некоторые из них изъявили желание оказывать техническую помощь русским заводам, которые будут строить легкие крейсера.

В конкурсе не участвовали Балтийский завод, загруженный проектированием линейных крейсеров, «Руссуд» и ОНЗиВ загруженные проектированием линейных кораблей и эсминцев. Кроме того, южные заводы рассчитывали получить готовый проект крейсера для Балтийского моря.

Однако в результате проработок по этим заданиям выяснилось, что при выполнении всех требований технических условий, водоизмещение крейсера должно составлять около 10 ООО т. Как разведчик такой корабль становился слишком заметным, а из-за отсутствия бортовой брони - уязвимым даже для орудий эскадренных миноносцев. Недостаточно подвижные для борьбы с маневренными миноносцами башенные установки предполагалось заменить палубными 152-мм или 130-мм, скорость увеличить до 32 (форсированная 34) уз, а водоизмещение ограничить 4000 - 5000 т.

3 апреля 1912 г. МГШ направил на утверждение морскому министру новые тактические задания для проектирования легкого крейсера для Балтийского моря взамен ранее утвержденных. В докладе, сопровождавшим ТЗ, говорилось: «Изменение заданий было вызвано желанием уменьшения водоизмещение крейсера, т.к. при прежних заданиях по сведениям, которые были получены от заводов, участвующих в конкурсе, оно возросло более 10 000 т, что не отвечает идее легкого крейсера. При новых тактических заданиях крейсер, хотя и будет немного слабее, но все же явится вполне достаточным для выполнения своих как стратегических, так и тактических задач. Водоизмещение же его уменьшится довольно значительно».

Снижение водоизмещения крейсера МГШ связывал с отказом от башенной артиллерии, но взамен предлагал усилить не менее важный тактический элемент - скорость, увеличив ее до 34 уз. Но механический отдел ГУК высказал сомнения в достижении такой скорости при рекомендованных котлах. Для достижения 34 уз потребовались бы котлы увеличенной мощности. Поэтому в ТЗ скорость понизили до 32 уз.

В новых заданиях МГШ ни главные раз-мерения, ни водоизмещение легкого крейсера не устанавливались. Обращалось особое внимание на обеспечение высоких мореходных качеств легкого крейсера в свежую погоду на большом ходу, которые, по мнению МГШ, могли быть достигнуты соответствующим образованием надводного борта в носовой части -достаточно высоким баком, полубаком или подъемом бортовой линии в носу. Вместе с тем требовалось предусмотреть ледокольное образование фор- и ахтерш-тевня для плавания в битом льду.

Отопление котлов предполагалось сделать чисто нефтяным. Нормальный запас топлива должен был обеспечить 30-узло-вый ход крейсера в течение 24 ч (720 миль), а полный запас - еще 48 ч со скоростью 24 уз (1870 миль) 32-узловый ход может быть дан только в экстремальных случаях с большим риском выхода котлов из строя.

Но наиболее важным отличием новых требований МГШ от предыдущих был отказ от башен и снижение калибра орудий. МГШ предлагал установить не менее пятнадцати 130-мм орудий со щитами или в казематах, а также четыре 63,5-мм пушки для борьбы с аэропланами. Это решение приближало русские легкие крейсера к обычному типу крейсеров-разведчиков, принятому в других флотах.

Для изменения состава артиллерийского вооружения по мнению МГШ было несколько причин. Во-первых в этот период он считал башенную артиллерию недостаточно подвижной и скорострельной для борьбы с высокоманевренными современными эскадренными миноносцами -главными противниками легких крейсеров. На бронепалубных крейсерах типа «Богатырь» скорострельность 152-мм башенных орудий была ниже, чем у палубных установок того же калибра. Скорострельность 203-мм казематных орудий линкора «Андрей Первозванный» (вступил в строй в 1912 г.) почти в два раза превышала скорострельность таких же орудий в башенных установках. Следует отметить, что башенные артиллерийские установки появились на легких крейсерах только после Первой мировой войны.

Во-вторых, изменение состава артиллерийского вооружения объяснялось стремлением снизить весовую нагрузку за счет артиллерии, обеспечив бронирование борта. Немалое значение имело и то, что новое 130-мм орудие, только разработанное Обу-ховским заводом и запущенное в серию, обладало хорошими баллистическими характеристиками. Орудие имело ручное заряжание, что исключало необходимость в лотке, механическом прибойнике, устройстве перегрузки и других механизмах, необходимых при механическом заряжании.

130-мм орудие предполагалось сделать универсальным - применять в качестве противоминного калибра на линкорах и линейных крейсерах и в качестве главной артиллерии на легких крейсерах.

«Светлана». История создания
Проект легкого крейсера водоизмещением 5200 т, разработанный Адмиралтейским заводом. 21 марта 1912 г.


Следует отметить, что германские легкие крейсера, построенные до начала Первой мировой войны имели на вооружении 105-мм орудия. Только после боевых столкновений с русскими крейсерами и эсминцами типа «Новик» их заменили на 150-мм.

Особое внимание обращалось на скорость подачи боеприпасов, которая в полной мере соответствовала бы скорострельности орудий. В нормальную нагрузку предлагалось включить 150-200 выстрелов на каждое орудие. При этом в каждом погребе разрешалось хранить боеприпасы не более чем для двух орудий.

Требования МГШ предусматривали усиленное торпедное вооружение: по три подводных аппарата с каждого борта. На крейсер возлагалась также задача постановки минных заграждений в неприятельских водах, для чего корабль должен был принимать на борт не менее 100 мин заграждения.

7 апреля 1912 г. состоялось заседание Технического совета ГУК, на котором были обсуждены задания МГШ. На нем были выработаны основные требования к проекту легкого крейсера. Водоизмещение корабля варьировалось в зависимости от системы бронирования и соответственно составляло 5600, 6000 и 6500 т. Первый вариант планировал бронированную палубу толщиной 25 мм и бронированные скосы на протяжении котельных и турбинных отделений толщиной 50 мм. Во втором варианте палуба была без скосов, но имелся бортовой бронированный пояс по КВЛ высотой 2,1 м и толщиной 75 мм, который закрывал только котельные и машинные отделения. В третьем варианте этот пояс распространялся на всю длину корабля.

Во всех вариантах крейсера имели одинаковое вооружение, предложенное в докладе МГШ морскому министру.

Участники совещания решили понизить скорость крейсера до 30 уз при 12-часовом испытании, но при этом установить норму сжигания топлива не более 3,5 кг нефти на 1 м2 нагревательной поверхности котлов в один час, чтобы иметь возможность форсировать (до 4,5 кг/м2) и в случае надобности развить скорость более 30 уз. Нормальный район плавания определялся 18 ч плавания полным ходом (540 миль) и наибольший - 50 ч (1500 миль). Совещание также обратило внимание на то, что если принять скорость плавания полным ходом не 30, а 29 уз, то появится возможность выполнить бронирование по всему борту, не выходя за пределы водоизмещения 6000 т. Это предложение показалось весьма заманчивым и получило дальнейшее развитие в проектах легких крейсеров, но при несколько увеличенном водоизмещении.

Выводы заседания Технического совета ГУК были доложены начальником кораблестроительного отдела Н.Н.Пущиным товарищу (заместителю) морского министра для принятия дальнейших решений. Контр-адмирал М.В.Бубнов направил этот доклад на казенный Адмиралтейский завод (Морского министерства) для проработки возможности создания проекта легкого крейсера на базе новых заданий.

Начальник завода представил в ГУК «эскизный проект легкого крейсера в 6500 т, составленный на основании секретного доклада начальника кораблестроительного отдела товарищу морского министра».

В справке составленной начальником кораблестроительного отдела ГУК Н.Н.Пущиным, по результатам рассмотрения проекта Адмиралтейского завода, указывалось, что он может быть признан удовлетворительным с незначительными замечаниями. Внесение изменений по этим замечаниям вызвало увеличение водоизмещения до 6800 - 7000 т, что по мнению Н.Н.Пущина, было весьма приемлемым.

На основании этой справки и эскизной проработки Адмиралтейского завода в первый вариант технических условий на проектирование легкого крейсера были внесены соответствующие исправления.

14 апреля 1912 г. после утверждения Морским министерством новые технические условия вновь разослали заводам, участвовавшим в конкурсе. Второй вариант условий содержал ряд принципиально новых положений, которые и определили ход дальнейшего проектирования легких крейсеров.

Водоизмещение крейсера ограничивалось 6800 т, а длина 156-158 м наряду с бронированием палуб вводились два броневых пояса: верхний толщиной 25 мм и нижний - 75 мм. В основу защиты корабля был положен принцип неуязвимости от попадания снарядов и осколков артиллерии его главных противников - эскадренных миноносцев и легких крейсеров.

Статьи нагрузки

варианты

1

II

III

Корпус (около 29% водоизмещения)

1600

1720

1880

Подкрепления под орудия

30

30

30

Дерево, краска, внутреннее

устройство и дельные вещи

300

300

320

Системы и устройства

380

400

430

Мачты

10

10

10

Шлюпки и катера

40

40

50

Артиллерия и боеприпасы

375

375

375

Механизмы и котлы с водой

1850

1880

1930

Нормальный запас топлива

460

480

500

Броня и боевые рубки

360

550

765

Снабжение

120

120

120

Команда

75

75

80

Итого

5600

6000

6500



Главная артиллерия - 15 130-мм орудий с башенноподобными или коробчатыми щитами. Более конкретно были изложены вопросы, связанные с энергетической установкой. В качестве главных механизмов планировалось установить четыре комбинированные турбины Кертиса (каждая турбина в одном корпусе) и расположить их в четырех машинных отделениях. Частота вращения турбин ограничивалась 450 об/мин на полном ходу. Технические условия предписывали применить на крейсере котлы типа Ярроу, шесть универсальных и семь чисто нефтяных. Расход пара не должен превышать 0,8-0,85 кг/л.с.

В итоге на конкурс в июле были представлены эскизные проекты Путиловского завода, Ревельского Русского общества по изготовлению снарядов и военных припасов (Русско-Балтийского) и казенного Адмиралтейского завода. В августе 1912 г. они были рассмотрены в МГШ и отделах ГУК и на заседании Технического совета. Все отделы выдали свои замечания по проектам.

Лучшим по обеспеченности бортового бронирования признали проект Адмиралтейского завода, а по надежности защиты носовой части - проект Ревельского завода.

Проект Путиловского завода, по мнению генерал-лейтенанта А.Н.Крылова и генерал-майора И.Г.Бубнова, отличался наиболее оптимальной конструкцией корпуса и обеспеченностью весовых данных. Полнее других удовлетворял он и новому требованию МГШ об «одновидности с типом эскадренного миноносца» в связи с отказом от башен.

Поскольку Адмиралтейский завод участвовал в конкурсе по приказания Морского министерства и заведомо знал, что легкие крейсера строить не будет (завод в это время строил линейные корабли и линейные крейсера), то он служил как некий регулятор цен и технического уровня разработки проекта. Таким образом конкурса как такового не получилось

18 сентября 1912 г. на заседании Технического совета ГУК было принято решение поручить Путиловскому и Ревельскому заводам разработать совместный окончательный проект легкого крейсера и представить его на утверждение Морскому министерству в октябре 1912 г. 26 октября состоялось расширенное заседание Технического совета с участием флагманских специалистов штаба командующего Балтийским флотом, офицеров МГШ, ГУК, представителей заводов. Совместный проект путиловцев и ре-вельцев был утвержден.

После пяти лет поиска оптимального технического задания на проектирование крейсера, в течение одного 1912 г. были выданы технические условия на проведение конкурса, затем переработаны и выданы вторично, проведен конкурс, разработан и утвержден эскизный проект легкого крейсера.

В соответствии с ним крейсер имел следующие характеристики: водоизмещение 6800 т, длина по ГВЛ 154,8 м, ширина 15,35 м, осадка 5,6 м, коэффициент общей полноты - 0,52, отношение длины к ширине 10,1, мощность механизмов 50 000 л.с, энерговооруженность 7,35 л.с./т, скорость 29,5 уз, число Фруда 0,39, адмиралтейский коэффициент 184, нормальный запас топлива 500 т нефти и 130 т угля, 1167 т -полный, дальность плавания 2000 миль (24 узловым ходом), вооружение 15 130/55-мм орудий и два подводных торпедных аппарата, масса металла в бортовом залпе - 295 кг, главный броневой пояс - 75 мм.

После его утверждения каждый завод приступил к детальной разработке проекта. Первоначально заводы запросили за строительство крейсеров по 9,6 млн. руб. за единицу. Но затем в начале 1913 г. между заказчиком и исполнителями была согласована окончательная цена за один крейсер - 8,3 млн. руб. Это удалось сделать за счет уступок в скорости, которая за время согласования эскизного проекта постепенно снизилась с 31,0 до 29,5 уз.

Проект крейсера Путиловского и Ревельского заводов стали основой для создания легкого крейсера на южных заводах. 6 марта 1913 г. начальник ГУК контр-адмирал П.П.Муравьев направил в правления «Руссуда» и ОНЗиВ в Петербурге чертежи легкого крейсера для Балтийского моря с просьбой приняв их за основание представить к 20 марта 1913 свои заявления о стоимости и сроках постройки таких же крейсеров для Черного моря.

Заводы не представили своего проекта, а воспользовавшись присланным ГУК проектом заявили ориентировочную цену, которая по расчетам «Руссуда» составляла более 10 млн. руб.

30 апреля 1913 г. «Руссуд» и ОНЗиВ организовали совместный рабочий орган -центральный комитет по проектированию и постройке легких крейсеров.

Нагрузка масс крейсера «Светлана» при нормальном водоизмещении

Статьи нагрузки

Масса т.

%

водоизм.

корпус

1730

24,9

судовые устройства и дельные вещи

790

11,4

бронирование

1330

19,2

вооружение

430

6,1

механизмы

1940

27,9

топливо

500

7,2

снабжение и запасы

230

3,3

Итого

6950

100



Месяцем раньше было заключено соглашение между «Руссудом» и английской фирмой «Дж. Браун» об оказании технической помощи в проектировании и постройке легких крейсеров. Фирма брала на себя обязательство испытать в своем бассейне модель легкого крейсера, изготовленного по теоретическому чертежу «Руссуда», определив при этом необходимую мощность механизмов, а затем спроектировать полностью всю энергетическую установку. Постройка котлов и машин возлагалась на ОНЗиВ или другие русские заводы. Отдельные части механизмов, которые не могли быть изготовлены в России, также заказывались фирме «Дж. Браун».

Получив проект крейсера для Балтийского моря, руководство «Руссуда» высказывало сомнение в том, что при водоизмещении 6800 т будет возможно выполнить все требования Технических условий на проектирование, которое Морское министерство предъявило к легким крейсерам. Совместно со своим консультантом - английской фирмой «Дж. Браун» оно обратилось в Морское министерство с докладом, что крейсера при указанном водоизмещении 6800 т могут развить не более 27,5 - 28,0 уз. В итоге ГУК разрешил представить на рассмотрение проект крейсера для Черного моря водоизмещением 7600 т. Опасения южных заводов, однако, не подтвердились, и балтийский крейсер «Профинтерн» (бывший «Светлана») Ревельского завода на испытаниях 1928 г. развил скорость 29 уз при водоизмещении 6800 т.

Основные проектные тактико-технические элементы черноморских крейсеров несколько отличающиеся от балтийских были следующими: водоизмещение 7600 т, длина по ГВЛ 163,2, ширина с броней 15,7, осадка 5,58; мощность четырехваль-ной паротурбинной энергетической установки 55 000 л.с. при 14 котлах, скорость до 29,5 уз. Бронирование в основном было такое же, как у балтийских крейсеров, но броневые пояса удлинялись за счет увеличения длины корпуса. Состав вооружения такой же, как и балтийских, (смотри таблицу)

Дополнительное водоизмещение 800 т было использовано главным образом на усиление набора корпуса, броню и корабельные системы. На 52 т увеличился запас жидкого топлива при снижении массы механизмов на 90 т. Мощность турбин повышена на 5000 л.с.

16 июля 1913 г. «Руссуд» направил Морскому министерству письменное заявление: «Предлагается построить крейсер по проекту, выработанному нами совместно с нашим консультантом - фирмой «Дж. Браун», водоизмещением 7600 т при выполнении всех заданий Морского министерства». В предложении также указывалось, что мощность механизмов несколько увеличивается и скорость 29,5 уз сохраняется. «За предлагаемый нами крейсер, говорилось в заявлении, в виде исключения назначается весьма умеренная цена - 8 600 000 руб.». В конце 1913 г. эскизный проект легкого крейсера для Черного моря был утвержден морским министром.

Поскольку опыта создания паротурбинных установок для крупных кораблей у заводов-строителей не было, они были вынуждены обратиться к иностранным фирмам. Поэтому корабли разных заводов различались типами турбин и котлов. На крейсерах Путиловского завода стояли турбины Парсонса, на Ревельских турбины системы «Кэртис-АЕГ-Вулкан», на черноморских крейсерах - «Броун-Бовери-Парсонс».

Работа над проектами крейсеров продолжалось и во время строительства. В декабре 1915 г. ГУК, по представлению артиллерийского отдела, потребовало увеличить предельные углы возвышения 130 мм орудий до 30°. Это влекло за собой устройство специальных банкетов под орудия и введение дополнительных подкреплений, что, в свою очередь, увеличивало массу корпуса и рост водоизмещения, а также вело к изменению метацент-рической высоты.

Баковая надстройка крейсеров, обеспечивающая хорошую мореходность, имела высоту 4 м. Поэтому решили разделить ее по высоте антресолями. В апреле 1917 г. последовало решение о прорезке дополнительных иллюминаторов в антресольном помещении баковой надстройки. Вот почему в чертежах технического проекта баковая надстройка имеет один ряд иллюминаторов, а в отчетных - два.

Еще большие переделки должно было вызвать требование ГУК о размещении на крейсерах двух гидроаэропланов. Предполагалось разместить на крейсерах по два гидросамолета: на балтийских «Дю-пердюссем», на черноморских - «Телье». Для этого необходимо было устроить площадки между второй и третьей трубами, установить краны и выгородить каюты для летчиков.

Строительство крейсеров типа «Светлана»

Выполнение судостроительной программы способствовало бурному развитию отечественной судостроительной промышленности и предприятий-смежников. На уже существующих к 1912 г. предприятиях возводились новые стапели, реконструировались цеха. По лицензиям иностранных фирм осваивалось производство судовых паровых турбин. Строились новые заводы. В Прибалтике в короткий срок было построено несколько заводов, оснащенных по последнему слову техники.

Однако русская промышленность не была готова к реализации столь грандиозной судостроительной программы. Не хватало стапельных мест, объемы производства турбин и вспомогательных механизмов на русских заводах не могли обеспечить потребность верфей. Поэтому пришлось заказывать турбины и механизмы, дальномеры и гирокомпасы за рубежом.

Крейсера для Балтийского моря

Особенностью постройки легких крейсеров для Балтийского флота было то, что разработав общий проект и утвердив его, выиграв конкурс на строительство крейсеров, Ревельский и Путиловский заводы еще не были готовы к строительству больших кораблей. Только после получения заказов на строительство кораблей по «Программе спешного усиления Балтийского флота» работы по строительству заводов развернулись в полную силу.

В 1910 г. в Петербурге было создано акционерное предприятие «Русское общество для изготовления снарядов и военных припасов». В декабре 1911 г. акционеры решили построить судостроительный завод в Ревеле. 13 мая 1913 г. на базе Ревельского судостроительного завода «Русского общества для изготовления снарядов и военных припасов» было создано акционерное общество «Русско-Балтийский судостроительный и механический завод». Работы по сооружению завода начались в полную силу только после получения заказов на строительство двух крейсеров и шести эсминцев.

Русско-Балтийский завод строился «с нуля» по заранее разработанному плану. Он должен был иметь четыре стапеля для эсминцев и два больших стапеля для строительства кораблей водоизмещением до 30 тыс т. Механический цех завода должен был выпускать по восемь судовых турбин в год. Сооружался и огромный достроечный бассейн.

Акционерное общество Путиловских заводов также получило крупный заказ на строительство крейсеров и эсминцев. К началу 1913 г. оно располагало несколькими небольшими стапелями и маломощными судостроительными мастерскими. Решено было построить вместо них новое первоклассное предприятие. 16 мая 1913 г. из акционерного общества была выделена новая Путиловская верфь.

К ноябрю 1913 г. строительство верфи в основном было завершено. Был построен открытый эллинг для постройки больших судов, 4 стапеля для эсминцев, большая и малая судостроительные мастерские, турбинная, котельная, электрическая и др. мастерские, оборудованные по последнему слову техники и не уступающие лучшим иностранным. Путиловская верфь представляла собой «судостроительный и механический» завод, хотя и называлась верфью.

14 февраля 1913 г. Морское министерство заключило контракт с Ревельским заводом на строительство двух крейсеров водоизмещением 6800 т. Поскольку турбинные и котельные мастерские еще не были закончены контракт разрешал «заказать за границей турбинные механизмы и половинное число котлов для первого крейсера». Готовность кораблей к испытаниям была установлена для головного - 1 июля 1915-го, второго - 1 октября 1915 г.

Контрактная осадка - 5,63 м, метацент-рическая высота - 0,9 м, за отступление от них заводы должны были выплатить штраф. Нижний предел скорости, при которой крейсер мог быть принят в казну, составлял 28 уз.

Контракт с Путиловским заводом был заключен одновременно с Ревельским в феврале 1913 г. Срок готовности к испытаниям первого корабля планировался 1 августа 1915 г., второго - 15 октября 1915 г.

На создание каждого крейсера (подготовка производства и строительство) заводам выделялось по 8 300 000 руб. без брони, артиллерии и мин. Заказ на изготовление брони для четырех крейсеров был выдан Ижорскому заводу. Стоимость брони для каждого крейсера - 558 695 руб.

Крейсера Русско-Балтийского завода и Путиловской верфи были идентичны не только по своим тактико-техническим характеристикам, но и по планировке помещений. Различались они только типом главных турбин и механизмов их обслуживающих. На кораблях Русско-Балтийского завода стояли турбины типа «Кэртис-АЕГ-Вулкан», на крейсерах Путиловской верфи -системы Парсонса. Техническую помощь

Ревельскому заводу оказывала германская фирма «Вулкан» в Штеттине.

В соответствии с Высочайшим приказом по морскому ведомству от 28 сентября 1913 г. легким крейсерам Ревельского завода были присвоены наименования «Светлана» и «Адмирал Грейг». Первый корабль унаследовал название крейсера «Светлана» геройски погибшего 28 мая 1905 г. в Цусимском сражении. Крейсер «Светлана» считался головным кораблем серии, которая стала называться по его имени. Этим же приказом крейсерам Путиловской верфи были присвоены названия «Адмирал Бутаков» и «Адмирал Спиридов».

Морской министр адмирал И.К.Григорович писал в своих воспоминаниях: «Постройка Ревельских заводов настолько продвинулась, что я нашел возможным сделать закладку заказанных им легких крейсеров эскадренных миноносцев подводных лодок, а также присутствовать на освещении и открытии мастерских этих заводов. Впечатление от построенных заводов великолепное...

Закладку судов на заводах в Петербурге я поручил товарищу Министра...» (И.К. Григорович. Воспоминания бывшего морского министра. СПб.1993).

24 ноября 1913 г. на больших, еще не окончательно достроенных стапелях Ревельского завода состоялась торжественная закладка крейсеров «Светлана» и «Адмирал Грейг». На церемонии присутствовали морской министр адмирал И.К.Григорович, губернатор Эстляндии И.В.Коростовец, начальник крепости Петра Великого вице-адмирал А.М.Герасимов и др. Однако завод еще не был полностью достроен. Сталь для корпусов не была заготовлена, разбивка теоретического чертежа на плазе только закончилась. Фактически сборка корпуса «Светланы» началась с 1 апреля, а «Адмирала Грейга» - с 1 августа 1914 г. Строительство завода продолжалось вместе с постройкой кораблей.

Неделей раньше - 16 ноября 1913 г. -на больших стапелях Путиловской верфи были заложены крейсера «Адмирал Бутаков» и «Адмирал Спиридов». На церемонии присутствовал товарищ морского министра вице-адмирал М.В.Бубнов, начальник ГУК вице-адмирал П.П.Муравьев, члены Государственной думы.

Наблюдающими за постройкой крейсеров на Путиловской верфи были назначены полковник И.Е.Храповицкий и инженер-механик капитан 2 ранга В.И.Войшвило.

Строителем крейсеров на Ревельском заводе был назначен В.А.Озаровский, наблюдающими от Морского министерства И.В.Благовещенский (по корпусу), Г.М.Хоментовский, затем А.А.Шафров (по механической части).

Турбины и котлы для крейсера изготавливались в механических мастерских Русско-Балтийского завода при технической помощи германской фирмы «Вулкан».

Неготовность верфи и задержки с поставкой материалов привели к тому, что к концу 1913 г. готовность крейсеров Путиловского завода составляла 1,7%, а Русско-Балтийского - 2,5%.

После большой задержки в начале постройки работы в 1914 г. велись довольно интенсивно. К концу 1914 г. готовность крейсеров программы 1912 г. составляла: «Светлана» - 31,9%, «Адмирал Грейг» -9,7%, «Адмирал Бутаков» 14,0%, «Адмирал Спиридов» - 10,1%.

Начало Первой мировой войны осложнило постройку крейсеров. Помощь германской фирмы «Вулкан» в постройке механизмов прекратилась, часть из них пришлось перезаказать в Англии, часть на отечественных заводах, и без того перегруженных выполнением судостроительной программы.

Сормовский завод изготовлял шпилевой и рулевой приводы, рижский завод Всеобщей компании электричества - электрооборудование, петроградские завод «Роберт Круг» - теплообменные аппараты, фирма «Пирвиц» - вспомогательные механизмы, завод «Г.А.Лесснер» - артиллерийские элеваторы и устройства аэро-рефрижерации системы Вестингауз-Леб-лан, завод «Н.К.Гейслер» - системы управления стрельбой и многие другие предприятия.

«Светлана». История создания
Сборка турбин для крейсеров «Адмирал Бутаков» и «Адмирал Спиридов» в турбинном цехе Путиловской верфи, 1915 г


К октябрю 1915 г. готовность «Светланы» по корпусу составляла 64%, а по механизмам - 73% (крейсера «Адмирал Грейг» - соответственно 46 и 15%). 28 ноября 1915 г. крейсер «Светлана» был благополучно спущен на воду. К ноябрю 1916 г. на крейсер были погружены котлы и турбины, завершены испытания почти всех водо- и нефтенепроницаемых отсеков, шел монтаж механизмов. Готовность корабля составляла по корпусу - 81%, по механизмам - 75%.

Через год после «Светланы» - 26 ноября 1916 г. на воду спустили «Адмирала Грейга». Разрыв в их готовности продолжал увеличиваться.

В конце 1916 г. на «Светлану» был назначен командир и часть команды, для освоения техники и механизмов. Корабль был приписан к Гвардейскому экипажу. До революции на крейсере сменилось три командира.

Предполагалось ввести «Светлану» в строй в сентябре-ноябре 1917 г. Дата готовности крейсера «Адмирал Грейг» неоднократно переносилась.

Темпы строительства крейсеров на Путиловской верфи отставали от ревельских. К началу войны готовность их по корпусам составляла 9,7%. Но темпы строительства турбин опережали готовность корпусов. По механизмам готовность «Адмирала Бу-такова» достигала 30%, поскольку все части турбин, их сборка и регулировка выполнялись в мастерских Путиловской верфи. Котлы, главные холодильники и часть вспомогательных механизмов изготовлялись машиностроительной частью верфи. Как и на Ревельском заводе, второй корабль - «Адмирал Спиридов» значительно отставал от «Адмирала Бутакова». К 1 октября 1915 г. их готовность составляла 38,9 и 46% соответственно. По мнению И.К.Григоровича постройка крейсеров на Путиловской верфи отставала от Ревельского завода по вине администрации верфи, которая не смогла должным образом организовать работу на стапелях. Спуск путиловских крейсеров состоялся с разницей в месяц - 23 июля 1916 г. со стапеля сошел «Адмирал Бутаков», а 27 августа -«Адмирал Спиридов».

Накануне революции постановлением Временного правительства от 11 октября 1917 г. была прекращена постройка большинства кораблей. Из восьми строившихся легких крейсеров разрешалось продолжить постройку только двух - «Светланы» на Русско-Балтийском заводе и «Адмирала Нахимова» на «Руссуде».

«Светлана». История создания
Крейсер «Адмирал Грейг» на стапеле, 1915 г.


В октябре 1917 г., после того как были оставлены Рига и Моонзундские острова, возникла реальная угроза Ревелю. Морское министерство приняло решение перевести все достраивающиеся в Ревеле корабли в Петроград. Для эвакуации недостроенных кораблей и оборудования заводов Прибалтики создали специальную эвакуационную комиссию. Затем при Морском министерстве была образована Междуведомственная «согласительная» комиссия под председательством генерал-майора Н.В.Лесникова, которая решала вопросы передачи недостроенных кораблей Ревельских заводов Петроградским и другим предприятиям для достройки. 3 ноября 1917 г. ГУК направило администрации Адмиралтейского и Русско-Балтийского заводов письма с просьбой срочно разработать с Адмиралтейским заводом соглашение о буксировке из Ревеля и достройки на нем крейсера «Светлана», где указать порядок передачи, стоимость достройки, установить ответственных за сдачу и определить новые сроки готовности. Предлагалось также определить количество мастеровых, которых необходимо доставить с Русско-Балтийского завода для этого.

Кроме «Светланы» с Русско-Балтийского завода эвакуировались крейсер «Адмирал Грйг», эскадренные миноносцы и четыре тральщика. К 13 ноября 1917 г. на крейсера были погружены все «им же принадлежащие готовые и полуготовые изделия и материалы», а также оборудование мастерских (турбинной, судостроительной, литейной, модельной и др.). «Светлана» приняла около 650 т ценного заводского оборудования и материалов, а «Адмирал Грейг» - около 1100 т. Рабочие эвакуировались на этих же кораблях. Буксиры привели «Светлану» в бассейн Адмиралтейского завода, где продолжалась ее достройка. 11 декабря крейсер «Адмирал Грейг» на буксире ледокола «Тармо» покинул Ревельскую гавань и направился в Петроград. Готовность легких крейсеров «Светлана» и «Адмирал Грейг» к этому времени по корпусу достигала соответственно 85 и 50%.

Готовность корпусов «Адмирала Бутако-ва» и «Адмирала Спиридова» к моменту прекращения работ составляла 45-50%. Часть главных механизмов и котлов была готова, но не погружена на корабли.

В первое время после Октябрьского переворота все учреждения Морского министерства, заводы - строители кораблей и их правления продолжали работать в прежнем режиме, но под контролем комиссаров или заводских комитетов. Продолжало функционировать правление Русско-Балтийского акционерного общества в Петрограде. Оно не прекращало усилий по достройке и сдаче крейсера «Светлана» и приобретало недостающее оборудование.

Но в конце марта 1918 г. работы на корабле окончательно прекратились. Готовность крейсера составляла 80%. Планировалось введение «Светланы» в строй действующего отряда Красного Балтийского флота весной 1919 г., но это оказалось неосуществленным.

Крейсера для Черного моря

В отличие от Русско-Балтийского завода и Путиловской верфи, «Руссуд» и ОНЗиВ к 1913 г. были готовы к строительству кораблей любого класса. Они уже строили линейные корабли, эсминцы подводные лодки. Сами заводы находились в Николаеве, но их правления размещались в С-Петербурге.

21 сентября 1913 г. были Высочайше утверждены названия крейсеров для Черного моря - «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Лазарев».

«Светлана». История создания
Корпус крейсера «Адмирал Спиридов» у достроечной стенки, 1917 г.


11 октября на заседании Совещания по судостроению было принято решение немедленно заложить два легких крейсера, не ожидая окончания проектных работ и заключения контрактов. 19 октября 1913 г., раньше Ревельского и Путиловского, на стапелях завода «Руссуд» в присутствии товарища (заместителя) морского министра вице-адмирала М.В.Бубнова и начальника ГУК вице-адмирала П.П.Муравьева были заложены крейсера «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Лазарев».

16 декабря 1913 г. на заседании Технического совета ГУК, на котором присутствовали представители администрации заводов, состоялось рассмотрение контрактов и установлен срок полной готовности крейсеров к испытаниям - 20 октября 1916 г.

Контракт на строительство крейсера «Адмирал Нахимов» был заключен с правлением «Руссуда» 11 марта 1914 г. В первой статье контракта говорилось, что «постройку механизмов разрешается передать ОНЗиВ, а изготовление котлов -другому заводу». Поскольку котельная мастерская ОНЗиВ была перегружена изготовлением котлов для эсминцев и линейных кораблей, котлы для «Адмирала Нахимова» заказали на Харьковском паровозостроительном и механическом заводе. На следующий день 12 марта был подписан контракт с ОНЗиВ на строительство крейсера «Адмирал Лазарев».

Контракты предусматривали предельную осадку крейсеров не более 5,6 м, ме-тацентрическую высоту в пределах 0,9-1,5 м и скорость 29,5 уз. За несоблюдение этих характеристик заводы должны были выплачивать штрафы. Минимальная скорость, при которой корабли могли быть приняты в казну, устанавливалась равной 28 уз. Стоимость каждого крейсера без брони, артиллерии и мин определялась в 8 600 ООО руб. Броня для этих двух крейсеров была заказана заводу Никополь-Мариупольского горного и металлургического общества за 1 650 000 руб.

В феврале 1914 г. правление «Руссуда» сообщило в ГУК, что между ним и ОНЗиВ достигнуто соглашение о разделении между ними работ по постройке крейсеров. Оба корпуса будут строиться «Руссу-дом», а механизмы - ОНЗиВ.

Вооружение, оборудование и большинство вспомогательных механизмов для черноморских крейсеров поставляли те же заводы, что и для балтийских.

После закладки работы на стапелях почти не велись, поскольку Коломенский завод, поставлявший сталь для корпусов, почти на два месяца задержал ее поставку. Только в июле 1914 г. началась интенсивная постройка корпусов крейсеров. К концу 1914 г. готовность крейсеров составляла: «Адмирал Нахимов» - 14,4%, «Адмирал Лазарев» - 14,2%.

Механические мастерские ОНЗиВ не имели ковочных прессов для производства поковок роторов турбин. В России также не было производства лопаток для турбин. Несбыточной мечтой морского министра И.К.Григоровича было основание в Николаеве ковочного завода для производства роторов турбин. Поэтому лопатки, поковки роторов, активные колеса Кэртиса и некоторые другие детали турбин пришлось заказать в Англии фирме «Дж. Браун». В Англии были также заказаны все вспомогательные механизмы для турбинных и котельных отделений, предохранительные клапаны и регуляторы питательной воды.

Доставка частей турбин и механизмов из Англии осуществлялась на английских и русских транспортах в Архангельск, а затем в Николаев по железной дороге. Последние поковки роторов и части турбин для «Адмирала Нахимова» были доставлены к концу 1915 г., а для «Адмирала Лазарева» поступали в течение 1916 г. Изготовление корпусов и других частей турбин и их сборка осуществлялась в мастерских ОНЗиВ по английской технологии.

К концу 1915 г. он изготовил четыре турбины для крейсера «Адмирал Нахимов». После испытания паром они были погружены на корабль. Стапельный период постройки крейсера завершился за 15 месяцев. 24 октября 1915 г. состоялся спуск «Адмирала Нахимова». К моменту спуска на корабль было установлено 2343 т стали, что составило 57% по массе корпуса.

По закону от 24 июня 1914 г. были отпущены средства на постройку ОНЗиВ крейсера типа «Адмирал Лазарев» и «Руссуд» - типа «Адмирал Нахимов»

В соответствии с программой спешного усиления Черноморского флота Морское министерство 29 августа 1914 г. заключило контракты на постройку еще двух крейсеров для Черного моря - «Адмирал Истомин» (ОНЗиВ) и «Адмирал Корнилов» («Руссуд»). Срок готовности кораблей к сдаче устанавливался февраль-март 1917 г. Стоимость их была утверждена как и первых двух крейсеров - по 8 600 000 руб. без брони, артиллерии и мин. Распределение работ между заводами в контракте было определено таким же как при постройке первых двух крейсеров - корпуса «Руссуд», механизмы - ОНЗиВ.

Официальная закладка крейсеров состоялась 11 ноября 1915 г. С начала строительства на всех заводах сложилась такая ситуация, что темпы постройки одного из крейсеров опережали темпы сборки второго. Причем после начала Первой мировой войны, в связи с возникшими трудностями в поставках от зарубежных и отечественных предприятий, с перебоями в работе транспорта этот разрыв увеличивался.

Аналогично обстояли дела и на южных заводах. Продвижение постройки крейсеpa «Адмирал Лазарев» несколько отставало от темпов строительства первого корабля. Это объяснялось тем, что администрация «Руссуда» стремясь как можно быстрее спустить «Адмирал Нахимов», направила на него часть мастеровых с «Адмирала Лазарева». В результате к моменту спуска «Адмирала Нахимова» на крейсере «Адмирал Лазарев» в кормовой части собрали только часть наружной обшивки, к установке брони вовсе не приступали. При сложившихся средних темпах работ на крейсерах «Адмирал Лазарев» отставал от своего собрата на 5-6 месяцев, причем этот разрыв имел тенденцию к увеличению.

«Светлана». История создания
«Светлана». История создания
Крейсер «Адмирал Нажимов» перед спуском на воду 24.10.1915


«Светлана». История создания
«Светлана». История создания
Спуск на воду крейсера «Адмирал Нахимов»


К концу 1915 г. работы по постройке крейсеров почти совсем прекратились. Большую часть рабочих перебросили на постройку плавучего дока для линейных кораблей и десантных барж. К 1 января 1916 г. готовность «Адмирала Лазарева» по массе корпуса составляла 54,2%, а к концу мая корабль был полностью готов к спуску. Для участия в церемонии на завод прибыл начальник кораблестроительного отдела ГУК П.Ф.Вешкурцев. В 19.00 28 мая 1916 г. крейсер «Адмирал Лазарев» после окончания традиционного ритуала стронулся с места и заскользил по стапелю. Но после первых 70 м скорость резко замедлилась и крейсер пройдя в общей сложности 106,7 м, остановился, имея на пороге стапеля переборку 81-го шп. Корабль был закреплен на стапеле, и начались подготовительные работы для повторного спуска. Созданная из представителей завода и ГУКа комиссия пришла к выводу, что наиболее вероятной причиной остановки стало возросшее трение спусковых полозьев о фундамент стапеля. Насалка сильно размягчилась вследствие высокой температуры (в Николаеве в эти дни температура воздуха в тени достигала 35°С, а на солнце - 50°С) и легко соскребалась передними гранями полозьев. В техническом бюро «Руссуда» был разработан проект сдвига крейсера с помощью талей с общей силой тяги 200 т, гидравлических домкратов по 200 т и буксирных судов с силой тяги 30 т. Полозья не вошедшие в воду были сняты и под ними возобновлена насалка. 7 июня при подъеме воды на 1 м выше ординара была предпринята попытка сдвинуть крейсер с помощью талей и домкратов, но к вечеру вода спала, и попытка не удалась. Утром 8 июня для перераспределения нагрузки два носовых отсека были заполнены водой общей массой 350 т. Корма крейсера была приподнята плавкраном грузоподъемностью 200 т. В 19.20, когда вода в реке поднялась на 2 м выше ординара, были пущены в ход все домкраты и тали при тяге их паровозами. В результате этих усилий крейсер сошел со стапеля.

Поскольку предстояло спустить еще два крейсера (в сентябре 1916 г. предполагалось спустить «Адмирал Корнилов»), был произведен углубленный анализ причин остановки «Адмирала Лазарева» на стапеле. В результате был разработан новый тип спусковых полозьев.

После спуска на воду «Адмирал Лазарев» был отбуксирован к стенке ОНЗиВ. На нем были разобраны листы настила верхней и нижней палуб, продольных и поперечных бимсов, а затем началась погрузка 14 котлов.

Председатель наблюдающей комиссии на Черном море контр-адмирал А.А.Данилевский, проанализировав вместе с руководством заводов ход постройки, в июне 1916 г. в очередной раз сообщил в ГУК «окончательные» сроки готовности легких крейсеров: «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Лазарев» - март и сентябрь 1917 г., «Адмирал Корнилов» и «Адмирал Истомин» - май и июль 1918 г. соответственно. Но приоритет отдавался линкору «Император Александр III» и эсминцам типа «Новик», строившимся на этих же заводах.

К 1 января 1916 г. готовность крейсеров по массе корпусов составляла: «Адмирал Нахимов» - 61,2%, «Адмирал Лазарев» -54,2%, «Адмирал Корнилов» и «Адмирал Истомин» - по 39,6%.

«Светлана». История создания
Линкор «Воля» незадолго до вступления в строй, Николаев, 1917 г. На заднем плане виден недостроенный крейсер


В турбинной мастерской приступили к обработке роторов турбин, доставленных из Англии. На «Руссуд» и ОНЗиВ поступало оборудование, заказанное на других предприятиях в России и за рубежом. К концу 1916 г. готовность крейсера «Адмирал Нахимов» по массе корпуса достигла 79,3%, на него были погружены все турбины и котлы. Готовность «Адмирала Лазарева» по корпусу - 71,7%, однако обеспеченность вспомогательными механизмами была не более 26%. На совещании 17 декабря 1916 г., которое состоялось в Петрограде под председательством начальника ГУК с участием представителей заводов, были намечены новые сроки сдачи крейсеров «Адмирала Лазарева» -1 декабря 1917 г. Но темпы работ все более снижались, из-за расстройства железнодорожного транспорта грузы на завод не доставлялись, по причине отсутствия угля электростанция не работала. Поэтому срок подготовки к сдаче был перенесен на первую половину 1918 г.

На заседании 11 октября 1917 г. Временное правительство утвердило представленную Морским министерством программу судостроения. В соответствии с ней на заводах Николаева следовало: достроить легкий крейсер «Адмирал Нахимов», приостановить постройку крейсеров «Адмирал Лазарев», «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов».

Директивным письмом от 17 ноября ГУК предписывал срочно спустить на воду все суда, приостановленные постройкой. Для спуска находившихся на стапелях «Руссуда» «Адмирала Истомина» и «Адмирала Корнилова» необходимо было испытать отсеки на водо- и нефтенепроницаемость, изготовить и установить кронштейны гребных валов, сами валы и винты, рули, якорные клюзы, а также подводную арматуру. На эти работы требовалось не менее двух месяцев, однако ОНЗиВ был перегружен работами по эсминцам.

Как ни старались заводы достроить хотя бы головные корабли но до Октябрьского переворота этого сделать им не удалось.

«Светлана». История создания
Крейсер «Адмирал Нахимов» в достройке


Название

Завод-строитель

Заложен

Спущен

% готовности на 1.1.1918

Судьба корабля после 1918

Время вступления в строй

«Светлана»

Русско-Балтийский

24 .11.1913

28.11.1915

85

Достроен как крейсер

1.7.1928

«Адмирал Грейг»

Русско-Балтийский

24. 11.1913

26. 11.1916

50

Достроен как танкер

1926

«Адмирал Бутаков»

Путиловский

16.11.1913

23.7.1916

45-50

Достроен не был

«Адмирал Спиридов»

Путиловский

16.11.1913

27.8.1916

45-50

Достроен как танкер

1926

«Адмирал Нахимов»

Руссуд

19.10.1913

24.10.1915

70

Достроен как крейсер

1927

«Адмирал Корнилов»

Руссуд

11.11.1915

28.10.1922

36

Разобран после спуска

1932

«Адмирал Лазарев»

ОНЗиВ

19.10.1913

28.5.-8.6.1916

55

Достроен как крейсер

«Адмирал Истомин»

ОНЗиВ

11.11.1915

разобран на стапеле

36



Была и еще одна причина. Оказалось, что еще более чем крейсера флотам необходимы тральщики, минные и сетевые заградители, сторожевые и десантные суда, плавбазы и т.д. Постройке этих судов перед Первой мировой (как и перед Великой Отечественной) войной не уделялось должного внимания. Морское министерство не включало их в судостроительные программы. Считалось, что в случае необходимости для этих целей могут быть использованы мобилизованные суда. Но ход боевых действий показал, что лучше всего задачи выполняются судами специальной постройки. Да и на переоборудование мобилизованных судов требовались финансовые средства и мощности заводов.

Задержка в принятии судостроительных программ, многочисленных переделок технических заданий на проектирование, неготовность заводов привели к тому, что до 1917 г. не были построены линкор для Черноморского флота, четыре линейных крейсера для Балтийского флота, восемь легких крейсеров, треть эсминцев «Большой кораблестроительной программы». Отсутствие легких турбинных крейсеров в составе действующих флотов пришлось компенсировать установкой на строящихся эсминцах типа «Новик» дополнительных орудий. Особенно остро ощущалось отсутствие новых турбинных крейсеров на Черном море, где имелось всего два крейсера с паровыми машинами и максимальной скоростью 21 уз, которые во время войны эксплуатировались «на износ». Пришлось также ускорить перевооружение «доцусимских» крейсеров новыми 130-мм орудиями.

Начало Гражданской войны застало крейсера в различной степени готовности. Дальнейшая судьба у них сложилась по-разному. И если в Петрограде с 25 октября 1917 г. советская власть установилась «всерьез и надолго», то в Николаеве власть неоднократно менялась: большевистские советы, Центральная Рада, немецкие оккупанты, петлюровская Директория, Антанта, банды Григорьева, Деникин, Советы. Никто из новых «хозяев» города не пытался наладить работу заводов, но стремился увести суда и корабли. Каждая новая власть поднимала на кораблях свои флаги, а некоторые давали им новые имена. Украинские националисты переименовали «Адмирала Нахимова» в «Мазепу».

В январе 1920 г., оставляя Николаев, белогвардейцы отбуксировали крейсер «Адмирал Нахимов» в Одессу, откуда намеревались перевести его в Крым, а затем в Константинополь. Но 8 февраля Одесса была освобождена Красной Армией. Перед сдачей города белогвардейцы попытались увести крейсер, но у них для этого не было достаточно мощных буксиров. В конце февраля того же года крейсер был успешно снят с мели и доставлен в Николаев.

Достройка крейсеров «Светлана» и «Адмирал Нахимов»

Четыре года прошло с тех пор как на крейсерах прекратились работы. Закончилась Первая мировая и Гражданская войны. «Светлана» и «Адмирал Грейг» стояли у стенки Адмиралтейского завода, «Адмирал Бутаков» и «Адмирал Спиридов» - в достроечном бассейне Путиловской верфи, «Адмирал Лазарев» - у стенки завода «Наваль», «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов» -на стапелях завода «Руссуд». Корабли ждали решения своей дальнейшей судьбы. А перспективы были весьма туманными.

В ноябре 1922 г., во время обсуждения программы ремонта и строительства военно-морских судов В.И.Ленин, который был уже болен и не мог лично участвовать в заседаниях, написал два письма И.В.Сталину по рассматриваемому вопросу. 25 ноября: «Я вчера подробно беседовал со Склянским* и несколько заколебался, но расход 10 миллионов так безобразно велик, что я все-таки не могу не предложить следующего:

Утвердить достройку крейсера «Нахимов», затем уменьшить на 1/3 остальные большие суда... Я думаю, флот в теперешних размерах хоть и представляется флотишкой... все же для нас непомерная роскошь.

«Светлана». История создания
Крейсер «Адмирал Лазарев» в Одессе, 1919 г.


Крейсер «Нахимов» надо достроить, ибо мы его продадим с выгодой, а в остальном я убежден, что наши морские спецы все же увлекаются непомерно. Флот нам не нужен».

В итоге на всю программу было выделено 7 миллионов.

29 ноября он вновь пишет Сталину: «Меня убедили вполне в том, что крейсер «Нахимов» должен быть в числе нашего флота, ибо на худой конец мы должны получить возможность продать его с выгодой...»

Приказом Реввоенсовета Республики от 7 декабря 1922 г. крейсеру «Адмирал Нахимов» было присвоено новое название «Червона Украина». На его достройку было выделено 250 тыс. руб. золотом, что было явно недостаточно. В этом же месяце состоялся Третий Всеукраинский съезд Советов, который принял постановление о шефстве Всеукраинского Центрального исполнительного комитета над этим кораблем. 8 мая 1923 г. Совет Народных Комиссаров УССР рассмотрел вопрос о дополнительном финансировании достроечных работ и принял решение выделить в фонд достройки корабля дополнительно 200 тыс. руб. золотом.

29 октября 1924 г. Совет Труда и Обороны СССР утвердил доклад Высшей правительственной комиссии о выделении ассигнований на достройку, капитально-восстановительный ремонт и модернизацию ряда кораблей, в том числе крейсеров «Червона Украина» и «Светлана». Существовали два варианта достройки крейсеров - по первоначальному проекту и по доработанному проекту с усиленным вооружением, состав которого приблизил бы их к аналогичным крейсерам зарубежной постройки. Второй вариант предусматривал увеличение калибра главной артиллерии до 180-203 мм (в башнях), установку надводных трехтрубных торпедных аппаратов калибра 533 мм, а также значительное усиление зенитного вооружения - замену 2,5-дюймовых пушек зенитными орудиями системы Лендера калибром 76,2 мм. Такой проект был разработан, но установка артиллерии более крупного калибра и новых торпедных аппаратов неизбежно влекла за собой большие переделки в уже полностью готовом корпусе. Это не позволяло осуществить достройку в короткие сроки (2-3 года) и уложиться в выделенные бюджетные ассигнования. После длительного обсуждения в конце

1925 г. вернулись к первому варианту, т.е. решили достроить оба крейсера по первоначальному проекту, но отказаться от старых 63-мм противоаэропланных пушек и заменить их 75-мм зенитными орудиями системы Меллера, а также дополнить минно-торпедное вооружение тремя тройными надводными торпедными аппаратами калибра 450 мм.

1 апреля 1923 г. начались работы по достройке крейсера «Червона Украина» на Николаевском государственном заводе им. А.Марти (б. ОНЗиВ, «Наваль»).

Первоначально необходимо было очистить от грязи и ржавчины. Затем предстояло закончить работы по монтажу главных и вспомогательных трубопроводов, турбогенераторов и электропроводки, произвести наладку всех механизмов и устройств, подготовить их к сдаче. В конце апреля 1926 г. «Червона Украина» успешно закончила заводское опробование механизмов и швартовные испытания. Корабль ввели в док для осмотра и окраски подводной части корпуса. 13 июня 1926 г. крейсер предъявили на ходовые испытания. Средняя скорость при пяти пробегах составила 29,82 уз, наибольшая скорость полученная на испытаниях приближалась к требованиям первоначальных Технических условий на проектирование (30 уз).

«Светлана». История создания
Продольный разрез крейсера «Профинтерн» (на момент ввода в строй) Музей истории Невского ПКБ


В процессе ходовых испытаний по решению приемочной комиссии завод выполнил работы по дополнительному подкреплению кормовой части корпуса в связи с ее сильной вибрацией на больших ходах. 24 ноября 1926 г. состоялся контрольный выход в море. 7 декабря приемные испытания успешно завершились, и завод приступил к устранению мелких замечаний приемной комиссии. 21 марта 1927 г. крейсер «Червона Украина» поднял военно-морской флаг и вступил в состав Морских сил Черного моря.

«Светлану», после семи лет стоянки в бассейне Адмиралтейского завода, в ноябре 1924 г. перевели к стенке Балтийского завода для достройки. 5 февраля 1925 г. приказом по Морским силам РККА крейсеру было дано новое название -«Профинтерн».

В октябре 1926 г. крейсер был переведен в Кронштадт и поставлен в док для осмотра и окраски подводной части корпуса. Докование затянулось и сдача корабля была отложена до начала навигации следующего года. 26 апреля 1927 г. Балтийский завод предъявил крейсер к сдаче. Несмотря на перегрузку в 200 т, крейсер развил на приемочных испытаниях скорость более 29 уз при мощности турбин 59 200 л.с. На испытаниях была

установлена и записана в формуляр скорость экономического хода: 14 уз при действии четырех турбин и 8 уз при двух. Район плавания при нормальном и полном запасе топлива соответственно для различных скоростей: 29,5 уз - 320 и 850 миль; 14,0 уз - 1250 и 3350 миль; 8,0 уз -1700 и 4400 миль.

Приказом от 1 июля 1928 г. легкий крейсер «Профинтерн» был зачислен в состав Морских сил Балтийского моря и поднял военно-морской флаг.

«Красный Кавказ»

В конце 1920-х годов были достроены два крейсера - «Адмирал Нахимов» (с 1922 г. - «Червона Украина») и «Светлана» (с 1925 г. - «Профинтерн»). Эти корабли достраивались почти по первоначальным проектам и вступили в строй в 1927 г. и 1928 г. соответственно.

«Светлана». История создания
Крейсер «Червона I Украина» вскоре после вступления в строй, 1928 г. Корабль несет бортовой гидросамолет МУ-1


Однако если для начала 20-х годов элементы этих крейсеров еще удовлетворяли самым скромным тактическим требованиям, то с развертыванием в иностранных флотах постройки быстроходных и сильных крейсеров так называемого «вашингтонского» типа «Профинтерн» и «Червона Украина» ко времени вступления в строй казались командованию флота материально и морально устаревшими.

Поэтому уже в 1925 г. Штаб РККФ считал достройку остальных легких крейсеров целесообразной только по измененным проектам, а именно - с усилением главного вооружения.

Для достройки по измененному проекту с усиленным вооружением на Балтике оставался «Адмирал Бутаков», спущенный на воду на Путиловской верфи в 1916 г., а на Черном море - «Адмирал Лазарев», который в том же 1916 г. сошел со стапеля николаевского «Руссуда».

В январе 1918 г. строительство «Адмирала Лазарева» из-за охватившей страну разрухи прекратилось (как и строительство других крейсеров). К этому времени на крейсер навесили броню, погрузили котлы, смонтировали носовую мачту, частично мостики, каютные переборки, шахты и выгородки в котельных отделениях. Изготовленные в Англии детали турбин успели доставить на завод, но сами турбины еще не были готовы.

26 ноября 1926 г. СТО СССР своим постановлением утвердил Программу строительства Морских сил РККА в две очереди. Первая очередь (1926/27- 1929/30 финансовые годы) включала достройку крейсера «Ворошилов» (бывший «Адмирал Бутаков») для МСБМ и крейсера «Красный Кавказ» (бывший «Адмирал Лазарев») для МСЧМ.

Учитывая насущные потребности Морских сил, Штаб РККФ в начале 1925 г. ориентировался на завершение постройки этих крейсеров в качестве быстроходных «эскадренных заградителей», способных принимать 600 мин заграждения и вооруженных новыми 180-мм орудиями в палубных установках за щитами. Через год - 16 марта 1926 г. - для «Адмирала Лазарева» в целях ускорения работ запланированных еще в 1924 г., но так и не начатых Реввоенсовет СССР утвердил проект НТК УВМС с вооружением из восьми 203-мм орудий, которые были сняты со старых балтийских кораблей, сданных на слом. Но вскоре от этого варианта как невыгодного в тактическом отношении отказались.

В 1925 г. конструкторское бюро завода «Большевик» (бывший Обуховский сталелитейный и орудийный завод Морского ведомства) разработало проект 180-мм орудия с длиной ствола 60 калибров. Оно должно было обеспечить снаряду весом 100 кг начальную скорость 1000 м/с, при давлении газов в канале ствола 4000 кг/см2 и дальностью стрельбы более 200 кбт. Это было первое после революции орудие, разработанное для морской артиллерии. Ленинградскому Металлическому заводу было выдано задание на создание башенных установок с этими орудиями. Новыми 180-мм одноорудийными башнями и намеревались вооружить оба крейсера.

«Светлана». История создания
Крейсер «Красный Кавказ» после спуска на воду, 9 сентября 1930 г.


«Светлана». История создания
Крейсер «Красный Кавказ» в достройке


Эскизные проекты НТК предусматривали установку пяти 180-мм башен в диаметральной плоскости и булей для увеличения остойчивости крейсеров, которая снижалась размещением 120-тонных артиллерийских установок на полубаке и верхней палубе. Предварительная стоимость работ на двух кораблях составляла 41 млн. руб.

Общий проект для «Адмирала Бутакова» (с 26 октября 1926 г. «Правда», с 24 ноября 1926 г. «Ворошилов») разрабатывался на Балтийском заводе под руководством П.Г.Гойнкиса. В его основу был положен вариант с расположением трех носовых башен по образцу английского линкора «Нельсон»: башня №2 над башней №1 и башня №3 на одном уровне с первой, все - впереди боевой рубки и фок-мачты. В корме башня №4 возвышалась над башней №5. Такое расположение обеспечивало одинаковый носовой и кормовой огонь - по два 180-мм орудия и бортовой залп из пяти. Балтийцами были разработаны и другие варианты - ступенчатое расположение носовых башен, вывод всех дымоходов в одну трубу.

Рассмотрение проектов 8 августа 1927 г. происходило скорее под влиянием финансовых, а не технических соображений. На оба крейсера было отпущено всего 25 млн руб., что не обеспечивало их достройку даже при сокращении числа башен до четырех и отказе от булей. Вскоре выяснилось, что два из четырех роторов турбин высокого давления на «Ворошилове» имеют трещины, что вызвало необходимость их замены. Это обстоятельство в сочетании с недостатком финансирования, и решило судьбу балтийского корабля.

Конструкторское бюро Николаевского государственного завода им. А.Марти приступило к разработке нового варианта перевооружения крейсера «Красный Кавказ» с четырьмя башнями. Ему был присвоен шифр «проект судна №815». В его проектировании участвовали инженеры Б.Я.Виноградов, И.А.Леваков, А.К.Емельянов. Проект достройки был утвержден начальником Военно-Морских сил Р.А.Мук-левичем 29 мая 1929 г.

1 марта 1927 г. началась подготовка к капитально-восстановительному ремонту крейсера «Красный Кавказ», а работы по достройке и модернизации корабля на заводе им. А.Марти (бывший ОНЗиВ) начались осенью 1927 г. после докования и очистки захламленного корпуса и заняли четыре года. Предъявленный в сентябре 1931 г. госкомиссии крейсер еще около 5 месяцев проходил испытания и только 25 января 1932 г. подняв военно-морской флаг, вступил в строй Морских сил Черного моря спустя 18 лет после закладки. Такие сроки объяснялись как необходимостью изготовления вновь утраченных деталей механизмов так и доработкой проекта, а главное проблемами в создании 180-мм башенных установок -основного вооружения крейсера.

Таким образом, как крейсер по корректированному проекту был достроен только один корабль - «Красный Кавказ».

«Светлана». История создания
«Красный Кавказ» вскоре после вступления в строй


Ни крейсера, ни танкеры

Из восьми строившихся крейсеров типа «Светлана» как боевые корабли были достроены три единицы. Оставались еще пять. Наибольший процент готовности имел «Адмирал Бутаков», стоявший у достроечной стенки Путиловской верфи.

«Адмирал Бутаков»

24 февраля 1927 г. начались работы по достройке корабля по новому проекту со 180-мм орудиями. Однако после обнаружения трещин в роторах двух турбин и в связи с недостаточным финансированием РВС СССР 28 декабря 1927 г. принял решение отказаться от его достройки. В 1928 г. крейсер был передан Кронштадтскому порту в готовности 40% от полной.

Руководители УВМС не оставляли надежды на завершение строительства «Ворошилова». 13.6.1930 Реввоенсовет СССР утвердил на оставшиеся три года пятилетки дополнения к плану строительства ВМС, принятые на заседании СТО 4.2.1929. Дополнения предусматривали достройку крейсера «Ворошилов» для МСБМ. В 1928-1929 гг. прорабатывался вариант превращения его в «минный заградитель и глиссероносец», а в начале 1932 г. - варианты сохранения «крейсера» со 180-мм или 130-мм артиллерией. Оценив целесообразность этих предложений, начальник Морских сил РККА В.М.Орлов в феврале 1932 г. выступил за постройку исключительно новых крейсеров.

К вопросу об использовании недостроенного корабля вернулись в конце 1930-х гг. В это время флот начал пополняться новыми кораблями, по своим характеристикам отличавшимся от кораблей дореволюционной постройки. Для комплектования экипажей новых кораблей требовались хорошо подготовленные специалисты. Учебных кораблей, оснащенных современными видами оружия и техники, в составе флота не было. Комиссия под председательством начальника Главного морского штаба флагмана 2 ранга В.А.Алафузова предложила переоборудовать «Ворошилов» в учебный корабль. Первоначальное тактико-техническое задание предусматривало вооружение корабля палубными 130-мм и 100-мм орудиями по аналогии с первоначальным проектом 1913 г. На стапелях судостроительных заводов по «Программе строительства Большого флота» закладывались линкоры, крейсеры и эсминцы, у которых не только главная артиллерия, но и противоминная и зенитная артиллерия размещались в башенных установках. Поэтому Научно-технический комитет (НТК) рекомендовал установить на учебном корабле 130-мм башенные миноносные установки, 76,2-мм и 37-мм зенитные орудия новых образцов в башнях и современные приборы управления артиллерийским огнем.

Главный военный совет флота 25 августа 1939 года утвердил основные тактико-технические элементы учебно-артиллерийского корабля, переоборудоваемого из недостроенного крейсера, и обязал НТК представить новое ТТЗ к 1 октября.

Согласно ему на корабле следовало разместить по четыре установки Б2-ЛМ (130-мм), ЗЭК (76,2-мм), две 46К (37-мм) и восемь пулеметов ДШК в башенках. Минно-торпедное вооружение должно было состоять из пятитрубного 533-мм торпедного аппарата, глубинных бомб и мин заграждения, принимаемых на верхнюю палубу. Двухвальная главная энергетическая установка эшелонного расположения должна была состоять из механизмов созданных для эсминцев типа «Огневой» (проект №30) или лидеров типа «Киев» (проект №48). Дальность плавания экономическим ходом - не менее 5000 миль.

Разработку эскизного и технического проектов планировалось завершить соответственно к 1 января и 1 мая 1940 г., а переоборудование корабля завершить в 1941 г. Однако, в связи с перегрузкой конструкторских бюро, Наркомат судостроительной промышленности мог выполнить в 1940 г. только эскизный проект. В связи с этим начало переоборудования отодвигалось на конец 1941 г. с возможным его окончанием в 1943 г.

18 февраля 1940 г. начальник ГМШ флагман 2 ранга Л.М.Галлер одобрил ТТЗ и 23 марта оно было направлено в ЦКБ-32 с нарядом на разработку проекта переоборудования «Адмирала Бутакова» в учебный крейсер с представлением эскизного проекта в IV квартале того же года.

Проект учебного корабля получил №78, его главным конструктором был назначен Л.М.Ногид. Разработка проекта оказалась весьма сложной, поскольку все вооружение и механизмы требовалось разместить в уже готовом корпусе. ЦКБ-32 старалось максимально использовать готовый корпус, и главным образом его подводную часть, с тем чтобы сохранить линии гребных валов и их мортиры и выкружки.

Завершив разработку эскизного проекта, ЦКБ-32 направило его на утверждение в Управление кораблестроения, где 23 августа состоялось его рассмотрение Техническим советом при НТК. В ходе обсуждения были выданы ряд замечаний и рекомендаций. С учетом рекомендаций тех-совет утвердил эскизный проект №78.

Одновременно техотдел КБФ со 2 по 14 сентября 1940 г. произвел осмотр корпуса и помещений «Адмирала Бутакова» в доке им. Митрофанова в Кронштадте. Обследование корпуса показало, что он имеет значительное оборжавление, особенно в районе переменной ватерлинии, где глубина раковин достигала 2,5-3 мм, что уменьшало толщину листов больше чем на 25%, 2/3 головок всех заклепок также были разъедены ржавчиной. В главном броневом поясе с каждого борта отсутствовало по две плиты. Примерно наполовину не была проклепана броня верхней палубы, а на остальной ее части надлежало заменить 90% заклепок из-за проржавевших заклепок.

Набор корабля находился в удовлетворительном состоянии. По мнению комиссии корпус мог быть использован для переоборудования в учебный крейсер. Но для этого требовалось полностью сменить два днищевых пояса наружной обшивки с каждого борта, отдельные части платформ, настил второго дна в турбинных отделениях, переклепать 75% всех заклепок.

Окончательное приведение корабля в порядок завершилось в конце декабря. С него сняли оставшееся оборудование, очистили трюмы и внутренние помещения от мусора. Подводную часть очистили от ржавчины и покрасили.

Между тем ЦКБ-32 внесло в проект последние рекомендации различных подразделений Военно-Морского флота, в том числе предусмотрело и свой вариант установки булей, и направило его на заключение в Управление кораблестроения. Таким образом основные элементы учебного крейсера «Аврора» (такое название кораблю присвоили 25 сентября), полученные в эскизном проекте выглядели следующими (в скобках вариант с булями): водоизмещение стандартное 7800 (6810), нормальное 8500 (7535) т, наибольшая длина 158,4 м, ширина по КВЛ без брони 15,18, высота борта до верхней палубы 9,03, осадка при нормальном водоизмещении 6,45 (5,55) м, поперечная метацентрическая высота при стандартном водоизмещении 0,36 (0,82) м. Общая мощность энергетической установки (две паровые турбины по типу проекта №30, шесть главных паровых котлов проекта №29 и вспомогательный котел проекта № 26) - 54 000 л.с, скорость полного и экономического хода около 28 и 14 уз при соответствующей дальности плавания 1300 и 4000 миль, полный запас топлива около 1200 т, автономность 15 сут.

Бронирование корпуса сохранялось по первоначальному проекту 1913 г. Башен-ноподобные установки главного калибра и 76,2-мм зенитных орудий защищались 8-мм, а 37-мм автоматов и 12,7-мм пулеметов - соответственно 14-мм и 10-мм броней.

«Светлана». История создания
Боковой вид и вид сверху учебного крейсера проекта 78, август 1940 г. Гангут №2


Артиллерийское вооружение: четыре 130-мм установки Б2-ЛМ с боезапасом 100 выстрелов на ствол, четыре 76,2-мм установки 39-К (300 выстрелов на ствол), две 37-мм установки 46-К (1000 патронов на ствол) и 8 пулеметов ДШК (2500 патронов на ствол). Приборы управления артиллерийским огнем главного калибра состояли из носовой группы КДП2-8 Б-41-3 с центральным постом по схеме проекта крейсера №68 (типа «Чапаев») и кормовой - КДП2-4 Б-43-1 - проекта № 30. Зенитные орудия правого борта управлялись с помощью стабилизированного поста наводки СПН-250, левого борта - СВП-29.

Минно-торпедное вооружение: два трехтрубных 533-мм торпедных аппарата типа 1-Н и сорок (в перегруз) мин заграждения типа АГ или КБ-3, противолодочное - по двадцать больших и малых глубинных бомб, противоминное - по два боевых и запасных паравана К-1.

Вооружение корабля дополнялось самолетом КОР-2 и дымовой аппаратурой ДА-2Б и ДА-1, тремя 90-см боевыми и четырьмя 45-см сигнальными прожекторами. Средства связи - типовые для легкого крейсера. Число практикантов состояло из 220 человек.

Корабль должен был иметь возможность самостоятельно возвращаться на базу при затоплении двух любых отсеков, однако в эскизном проекте это не относилось к случаю затопления смежных турбинных отделений, с чем Управлению кораблестроения пришлось согласиться, так как корабль имел линейное расположение машинно-котельной установки.

По заключению Управления кораблестроения предложенное в проекте №78 общее расположение получило одобрение при обязательном выполнении ЦКБ-32 следующих указаний: для достижения достаточной остойчивости для различных вариантов нагрузки разрешить установку булей; пересмотреть размещение надстроек и постов на фок-мачте, уменьшив ее высоту и громоздкость; принять в техническом проекте установку четырех турбогенераторов и двух дизель-генераторов по 165 кВт каждый; исполнить прочие замечания центральных управлений Военно-Морского флота.

Однако, согласившись с возможностью реализации данного проекта, начальник Управления кораблестроения инженер-контр-адмирал Н.В.Исаченков все же посчитал необходимым отказаться от переоборудования «Адмирала Бутакова» в учебный крейсер, поскольку общая трудоемкость работ по восстановлению корпуса в случае установки булей становилась сопоставимой с постройкой нового корабля, и таким образом срок переоборудования оказывался таким же, как и постройка головного крейсера (т.е. три-четыре года). К тому же предусмотренные проектом вооружение и механизмы, устанавливались и на новых строящихся кораблях, что могло вызвать напряженность в их поставках, а это отразилось бы на сроках готовности учебного крейсера. Кроме того стоимость переоборудования по предварительным подсчетам составила 110125 млн руб., в то время как стоимость серийного крейсера типа «Киров» с вооружением - всего 150 млн.

Помимо всего прочего, несмотря на установку механизмов и вооружения последних образцов, корабль все равно оставался с устаревшей системой бронирования и не отвечавшим современным требованиям плавучестью, остойчивостью и непотопляемостью.

Утверждая 30 декабря 1940 г. эскизный проект №78 учебного крейсера «Аврора» и тем самым признавая техническую возможность его осуществления адмирал Л.М.Галлер не мог оставить без внимания и мнение Н.В.Исаченкова. Поэтому после доклада наркому ВМФ адмиралу Н.Г.Кузнецову окончательное решение вопроса было возложено на Главный совет флота, заседание которого планировалось провести в январе 1941 г.

«Светлана». История создания
Сечения крейсера проекта 78, август 1940 г. Гангут №2


В итоге достройка учебного крейсера была отменена, главным образом из-за высокой стоимости будущего учебного крейсера, которая приближалась к стоимости новых крейсеров. Название «Аврора» перешло к новому крейсеру пр.68, намеченному к закладке в 1941 г. Таким образом, последняя попытка использования недостроенного крейсера «Адмирал Бутаков» так и не была реализована.

25 апреля 1942 г. при стоянке в Ленинградском морском торговом порту от попадания в подводную часть крупнокалиберного артиллерийского снаряда противника и близких взрывов нескольких авиабомб корпус недостроенного крейсера получил ряд пробоин и с большим креном затонул. В 1948 г. он был поднят АСО КВМК и к 1952 г. разделан на металл на Ленинградской базе Вторчермета.

Танкеры

Оставшиеся четыре корпуса находились в различной стадии готовности. В условиях разрухи, недостатка материалов и опытных кадров на судостроительных заводах, весьма заманчива была идея достроить и эти корабли если не в качестве боевых, то как транспортные суда.

Недостроенные крейсера «Адмирал Грейг» и «Адмирал Спиридов» в соответствии с пятилетнем планом строительства торгового флота, утвержденным в 1925 г. были переоборудованы в танкеры.

Проектирование танкеров началось в техническом бюро Балтийского завода, а затем к работам подключилась и Северная верфь. Так как готовность кораблей достигала 45 - 50% их корпуса решили кардинально не переделывать, ограничившись установкой продольной и ряда поперечных переборок, разделивших внутренний объем корпуса на несколько танков. В носовой части судов предусматривался сухогрузный трюм, а в кормовой - машинное отделение, где размещались два дизеля, каждый из которых работал на свой винт. Энергоустановка общей мощностью 1500 л.с. (два агрегата мощностью по 750 л.с. завода «Русский дизель») обеспечивала скорость 9,75 уз.

Работы по достройке выполняли Балтийский завод и Северная верфь. В качестве главных двигателей на них были установлены дизели отечественного производства. Танкера вмещали по 5000 т жидкого груза. В 1926 г. танкера получившие названия «Азнефть» и «Грознефть» были переданы флоту. Они перешли на Черное море для работы на линии Батум -Порт-Саид и Батум - Александрия. Однако сама идея переоборудования быстроходного крейсера в танкер была порочной. Узкие корпуса рассчитанные на высокую скорость оказались слабыми для перевозки большой массы грузов. Они испытывали нагрузки, превышающие допустимые.

«Светлана». История создания
Балтийский завод. На переднем плане корпус крейсера «Адмирал Грейг», за ним - «Профинтерн» и линейный корабль «Парижская Коммуна» Гангут №2


«Светлана». История создания
Корпус крейсера «Адмирал Спиридов», 1925 г.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 16
  1. Su-9 4 октября 2013 08:31
    Александр, большое спасибо. Статья - класс. Всегда было интересно узнать о наиболее боеспособных кораблях Красного Флота до ВМВ. А интересно, их кто-нибудь в авианосцы перестроить предлагал? Я как увидел фото Красного Кавказа после спуска на воду - аж вздрогнул. Или они слишком худые для авианосца?
    Su-9
  2. AlexVas44 4 октября 2013 09:45
    Спасибо автору. Таких подробностей о достройке заложенного флота ещё царской Россией не встречал.
    Правда не совсем понял что касается упоминания о наименовании "Аврора". В тексте статьи есть такие строки : "Утверждая 30 декабря 1940 г. эскизный проект №78 учебного крейсера «Аврора»..." и далее "...Название «Аврора» перешло к новому крейсеру пр.68, намеченному к закладке в 1941 г."
    Исторический крейсер с этим названием находился в это время в строю. Или планировалось его списание и передача имени новому кораблю?
  3. русс69 4 октября 2013 10:41
    Интересная статья, автору "+".
  4. Андрей из Челябинска 4 октября 2013 11:37
    Особая благодарность Автору за проект Алмиралтейского завода (легкий крейсер в 5200 т). Я такого не видел. good
  5. Voodoo 4 октября 2013 11:48
    Отличная статья! Очень познавательный материал. Автору респект)))
  6. Yarik 4 октября 2013 15:53
    Блестящая статья.Просто великолепно.Для меня, по крайней мере, т.к. РЯ знаю неплохо, а вот тут пробел в знаниях.
  7. gerafak 4 октября 2013 16:28
    Статью дочитал, все гуд, стоит добавить, что со времен и Профинтерн перешел на Черное море, где все крейсера приняли активное участие в войне, а Червона Украина геройски погибла.
    1. KGDU10 4 октября 2013 20:41
      Говоря честно, надо сказать, что "Червона Украина" погибла глупо. Стоя на якоре у Графской пристани (пишу по памяти, могу и ошибаться с точным местом) уберечься от попаданий авиабомб "Штукас" невозможно! Виновато командование крейсера, а моряки - конечно герои!!!
      KGDU10
  8. yan 4 октября 2013 16:49
    Большое спасибо автору за открытие новых фактов о дореволюционных войнах. Действительно большой пробел в знаниях по русско-японсокй
    yan
  9. Комментарий был удален.
  10. Улисс 4 октября 2013 17:58
    Добавлю от себя благодарность автору за статью.
    Интересно и познавательно. good
  11. обыватель 4 октября 2013 19:48
    "Оказалось, что еще более чем крейсера флотам необходимы тральщики, минные и сетевые заградители, сторожевые и десантные суда, плавбазы и т.д. Постройке этих судов перед Первой мировой (как и перед Великой Отечественной) войной не уделялось должного внимания..."
    Кдючевая фраза-ответ всем, кто кричит " Зачем всякие там буксиры и катера. Хотим корабли 1 ранга."
  12. xomaNN 4 октября 2013 20:19
    Трудная доля досталась этим крейсерам на переломе российских событий. Но на ЧФ повоевали. "Червона" погибла. Был в Севастополе, на Графской её мемориальная доска ( поблёкла, к сожалению. Плохо читается )
  13. КАРБОН 5 октября 2013 02:32
    За статью +.
    Крейсера типа "Светлана", не уступали никому (в залпе 8*130мм на борт, приличная скорость, броня достаточная против немецких "88" и "105"), всего этотого хватило бы , чтобы как минимум озадачить, дивизион хороших лидеров или какой-нибудь немецкий "город".
    Буду не прав, может не много сентиментален-эти крейсеры и " Измаилы"- лебединная песня российского императорского кораблестроениия. Они опоздали к 2 Отечественной войне, устарели и исчезли к Великой Отечественной.
    КАРБОН
    1. Ударник 5 октября 2013 18:31
      Спорно. ИМХО, переход на калибр 130 мм себя не оправдал, хотя на фоне современников Светки и Балашки смотрятся все же неплохо.
      1. Андрей из Челябинска 5 октября 2013 22:56
        130-мм - это очень хороший выбор для палубной установки, так как снаряд еще сохраняет большое могущество (33-36 кг) но при этом его вес не так быстро выматывает расчеты. Меньше - слишком уж слабый снаряд (по хорошему все же 152 надо) больше - проблемы со скорострельностью.
  14. Ударник 5 октября 2013 18:21
    Классная статья!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня