Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт

Кавказский фронт отличался от фронтов западного театра Великой войны тем, что не знал поражений. В любое время года здесь велась не окопная позиционная война, как в иных местах, а шли активные боевые действия с обходами, охватами, окружениями и решительными прорывами. Казаки составляли до половины численности войск этого фронта. Барон Будберг писал: «Численно небольшая, но сильная духом Кавказская армия в руках талантливого и волевого вождя генерала Юденича стала непоколебимой стеной на пути захватнических планов Энвер-Паши, мечтавшего не только о завладении Кавказом и Туркестаном, но и о дальнейшем вторжении в восточные пределы Poссии». Эту мечту о «Туранском царстве» от Казани и Урумчи до Суэца военный министр Турции Энвер-Паша пронёс через всю свою жизнь. Уже будучи побеждённым, свергнутым и изгнанным из Турции, он пытался реализовать её, пользуясь гражданской войной в России. Он метался между красными и белыми, националистами и сепаратистами, наконец, примкнул к басмачам, но был убит клинком красного конника и похоронен в Таджикистане. Однако обо всём по порядку.

С началом войны в Османской империи не было согласия - вступать ли в войну или придерживаться нейтралитета и, если вступать, то на чьей стороне. Большая часть правительства выступала за нейтралитет. Однако в неофициальном младотурецком триумвирате, олицетворявшем партию войны, военный министр Энвер-паша и министр внутренних дел Талаат-паша были сторонниками Тройственного союза, но Джемаль-паша, министр общественных работ, был сторонником Антанты. Однако присоединение Османии к Антанте было полной химерой, и Джемаль-паша это вскоре понял. Ведь уже в течение нескольких веков антитурецкий вектор был основным в европейской политике, а весь XIX век европейские державы активно рвали на куски османские владения. Об этом более подробно писалось в статье «Казаки и первая мировая война. Часть I, довоенная». Но процесс раздела Османии не был закончен и страны Антанты имели виды на турецкое «наследство». Англия настойчиво планировала овладеть Месопотамией, Аравией и Палестиной, Франция претендовала на Киликию, Сирию и Южную Армению. Обе они решительно желали России ничего не давать, но вынуждены были считаться и пожертвовать частью своих интересов в Турции во имя победы над Германией. Россия претендовала на черноморские проливы и турецкую Армению. Учитывая геополитическую невозможность вовлечения Османии в Антанту, Англия и Франция всячески стремились отсрочить начало вступления Турции в войну, чтобы боевые действия на Кавказе не отвлекали русские войска с европейского театра войны, где действия русской армии ослабляли главный удар Германии на Запад. Немцы же, наоборот, пытались ускорить нападение Турции на Россию. Каждая сторона тянула в свою сторону. 2 августа 1914 года, под нажимом турецкого военного министерства, был подписан германо-турецкий союзный договор, по которому турецкая армия фактически отдавалась под руководство германской военной миссии. В стране была объявлена мобилизация. Но в это же самое время турецкое правительство опубликовало декларацию о нейтралитете. Однако 10 августа в Дарданеллы вошли немецкие крейсеры «Гёбен» и «Бреслау», ушедшие из Средиземного моря от преследования британского флота. Эта, почти детективная история, стала решительным моментом в деле вступления Турции в войну и требует некоторого пояснения. Образованная в 1912 году, Средиземноморская эскадра кайзеровских ВМС под командованием контр-адмирала Вильгельма Сушона состояла всего из двух кораблей - линейного крейсера «Гёбен» и лёгкого крейсера «Бреслау». В случае начала войны эскадра, совместно с итальянским и австро-венгерским флотом, должна была препятствовать переброске французских колониальных войск из Алжира во Францию. 28 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии. В это время Сушон на борту «Гёбена» находился в Адриатическом море, в г. Пола, где крейсер проходил ремонт паровых котлов. Узнав о начале войны и не желая быть захваченным в Адриатике, Сушон вывел корабль в Средиземное море, не дожидаясь окончания ремонтных работ. 1 августа «Гёбен» прибыл в Бриндизи, где Сушон собирался пополнить запасы угля. Однако итальянские власти, вопреки прежним обязательствам, желали сохранить нейтралитет и отказывались не только вступать в войну на стороне Центральных держав, но и поставлять топливо для германского флота. «Гёбен» отплыл в Таранто, где к нему присоединился «Бреслау», после чего эскадра направилась в Мессину, где Сушону удалось получить 2 000 тонн угля с германских торговых судов. Положение Сушона было крайне тяжёлым. Итальянские власти настаивали на выводе германской эскадры из порта в течение 24 часов. Известия из Германии ещё более усугубили положение эскадры. Главком кайзеровского флота адмирал Тирпиц сообщал, что австрийский флот не намерен начинать боевые действия в Средиземном море и что Османская империя продолжает сохранять нейтралитет, вследствие чего Сушону не следует предпринимать поход к Константинополю. Сушон вышел из Мессины и направился на запад. Но британское Адмиралтейство, опасаясь прорыва германской эскадры в Атлантику, приказало своим линейным крейсерам направляться к Гибралтару и перекрыть пролив. Поставленный перед перспективой быть запертым в Адриатике до конца войны, Сушон решил, несмотря ни на что, следовать в Константинополь. Он поставил себе цель: «…вынудить Османскую империю, даже против её воли, начать военные действия в Чёрном море против её исконного врага – России». Эта вынужденная импровизация простого немецкого адмирала имела колоссальные негативные последствия, как для Турции, так и России. Появление двух мощных кораблей на рейде Стамбула вызвало бурную эйфорию в турецком обществе, подравнивало силы русского и турецкого флотов и окончательно склонило чашу весов в пользу партии войны. Дабы соблюсти юридические формальности, вошедшие в Чёрное море немецкие крейсера «Гёбен» и «Бреслау» были переименованы и «проданы» туркам, а немецкие моряки одели фески и «стали турками». В результате не только турецкая армия, но и флот оказались под командованием немцев.

Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Рис.1 Линейный крейсер «Гёбен» («Султан Селим Грозный»)


9 сентября последовал новый недружественный шаг, турецкое правительство объявило всем державам, что оно приняло решение отменить режим капитуляций (льготное правовое положение иностранных граждан), а 24 сентября правительство закрыло для судов Антанты проливы. Это вызвало протест со стороны всех держав. Несмотря на всё это, большинство членов турецкого правительства, в том числе великий визирь, всё ещё выступали против войны. Более того, в начале войны нейтралитет Турции вполне устраивал Германию, рассчитывавшую на быструю победу. А присутствие в Мраморном море такого мощного корабля, как «Гёбен», сковывало значительную часть сил британского Средиземноморского флота. Однако после поражения в Марнской битве и успешных действий российских войск против Австро-Венгрии в Галиции, Германия стала рассматривать Османскую империю как выгодного союзника. Она вполне реально могла угрожать английским колониальным владениям в Ост-Индии и британским и российским интересам в Персии. Ещё в 1907 году между Англией и Россией был заключён договор о разделе сфер влияния в Персии. Для России граница влияния простиралась в северной Персии до линии городов Ханекин на турецкой границе, Иезд и селение Зюльфагар на афганской границе. Тогда Энвер-паша вместе с немецким командованием решили начать войну без согласия остальных членов правительства, поставив страну перед свершившимся фактом. 21 октября Энвер-паша стал верховным главнокомандующим и получил права диктатора. Первым же приказом он дал указание адмиралу Сушону вывести флот в море и атаковать русских. Турция объявила «джихад» (священную войну) странам Антанты. 29-30 октября турецкий флот под командованием германского адмирала Сушона обстрелял Севастополь, Одессу, Феодосию и Новороссийск (в России это событие получило неофициальное название «Севастопольская побудка»). В ответ 2 ноября Россия объявила Турции войну. 5 и 6 ноября за ней последовали Англия и Франция. Вместе с тем, полезность Турции как союзника сильно уменьшалась тем, что Центральные державы не имели с ней сообщения ни по суше (между Турцией и Австро-Венгрией располагалась ещё не захваченная Сербия и пока что нейтральная Болгария), ни по морю (Средиземное море контролировалось Антантой). Несмотря на это, в своих мемуарах генерал Людендорф считал, что вступление Турции в войну позволило странам Тройственного союза сражаться на два года дольше. Втягивание Османии в мировую войну повлекло для неё трагические последствия. В результате войны Османская империя лишилась всех своих владений за пределами Малой Азии, а потом и вовсе перестала существовать. Не менее драматические последствия прорыв «Гёбена» и «Бреслау» в Константинополь и последовавшее за этим эмоциональное вступление Турции в войну повлек для Российской Империи. Турция закрыла Дарданеллы для торговых судов всех стран. Ещё ранее Германией были закрыты для России датские проливы на Балтике. Таким образом, было перекрыто около 90% внешнего товарооборота Российской империи. У России осталось два порта, пригодных для перевозки большого количества грузов - Архангельск и Владивосток, но провозная способность железных дорог, подходивших к этим портам, была невысокой. Россия стала похожа на дом, попасть в который можно только через дымовую трубу. Отрезанная от союзников, лишенная возможности экспортировать зерно и импортировать вооружение, Российская Империя постепенно начинала испытывать серьезные экономические затруднения. Именно экономический кризис, спровоцированный закрытием черноморских и датских проливов, весьма существенным образом повлиял на создание в России «революционной ситуации», которая в итоге привела к свержению династии Романовых, а потом и к Октябрьской Революции.

Вот таким образом Турция и Германия развязали войну на юге России. Между Россией и Турцией возник Кавказский фронт протяженностью в 720 километров, он простирался от Черного моря до озера Урмия в Иране. В отличие от Европейских фронтов, здесь не было сплошной линии окопов, рвов, заграждений, боевые действия сосредотачивались вдоль перевалов, узких трактов, горных дорог, часто даже козьих троп, где было сосредоточено большая часть вооруженных сил сторон. Обе стороны готовились к этой войне. Турецкий план операций на Кавказском фронте, разработанный под руководством военного министра Турции Энвера-паши, совместно с германскими военными специалистами, предусматривал осуществить вторжение турецких войск в Закавказье с флангов через район Батума и Иранский Азербайджан, с последующим окружением и уничтожением русских войск. Турки рассчитывали уже к началу 1915 года захватить всё Закавказье и, подняв на восстание мусульманские народы Кавказа, отбросить русские войска за Кавказский хребет. Для этой цели они располагали 3-ей армией, состоявшей из 9, 10, 11 армейских корпусов, 2-й регулярной кавалерийской дивизии, четырёх с половиной иррегулярных курдских кавалерийских дивизий, пограничных и жандармских частей и двух пехотных дивизий переброшенных из Месопотамии. Курдские формирования в боевом отношении были плохо подготовлены и слабо дисциплинированы. Турки относились к курдам с большим недоверием и не придавали этим формированиям пулемётов и артиллерии. Всего на границе с Россией турки развернули силы до 170 тысяч человек при 300 орудиях и готовили наступательные действия.

Поскольку основным фронтом для русской армии был русско-австро-германский, Кавказская армия для глубокого наступления не планировалась, а должна была активно обороняться на приграничных горных рубежах. Русские войска имели задачу удержать дороги на Владикавказ, Дербент, Баку и Тифлис, оборонять важнейший промышленный центр Баку и не допустить появления турецких сил на Кавказе. В начале октября 1914 года Отдельная Кавказская армия имела в своём составе: 1-й Кавказский армейский корпус (в составе 2-х пехотных дивизий, 2-х артиллерийских бригад, 2-х Кубанских пластунских бригад, 1-ой Кавказской казачьей дивизии), 2-й Туркестанский армейский корпус (в составе 2-х стрелковых бригад, 2-х артиллерийских дивизионов, 1-ой Закаспийской казачьей бригады). Кроме того было несколько отдельных частей, бригад и дивизий из казаков, ополченцев, рабочих, пограничников, полицейских и жандармов. Перед началом боевых действий Кавказская армия была рассредоточена на несколько групп в соответствии с операционными направлениями. Главных было два: Карское направление (Карс - Эрзерум) в районе Ольты – Сарыкамыш - Кагызман и Эриванское направление (Эривань - Алашкерт). Фланги прикрывались отрядами, сформированными из пограничной стражи, казаков и ополчения: правый фланг - направление вдоль Черноморского побережья к Батуму, а левый - против курдских районов. Всего в армии было 153 пехотных батальона, 175 казачьих сотен, 350 орудий, 15 сапёрных рот, общая численность достигла 190 тысяч человек. Но в беспокойном Закавказье значительная часть этой армии была занята охраной тылов, коммуникаций, побережья, некоторые части Туркестанского корпуса находились ещё в процесс переброски. Поэтому на фронте было 114 батальонов, 127 сотен и 304 орудия. 19 октября (2 ноября) 1914 года русские войска перешли турецкую границу и стали стремительно продвигаться вглубь турецкой территории. Турки не ожидали столь быстрого вторжения, их регулярные части были сосредоточены на тыловых базах. В бой вступали только передовые заслоны и курдские ополченцы.

Эриванский отряд предпринял стремительный рейд. Основой отряда была 2-я Кавказская казачья дивизия генерала Абациева, а в голове шла 2-я пластунская бригада генерала Ивана Гулыги. Пластуны, казачья пехота, были в то время своего рода частями специального назначения, которые выполняли дозорные, разведывательные и диверсионные задачи. Они славились исключительной выносливостью, могли двигаться почти без остановок, дорог, а на маршах порой опережали конницу, отличались отличным владением стрелковым и холодным оружием. Ночью предпочитали брать противника в ножи (штыки), без выстрелов, молча вырезая дозоры и небольшие подразделения противника. В бою их отличала холодная ярость и спокойствие, что внушало ужас врагу. Из-за постоянных маршей и переползаний, казаки-пластуны выглядели как оборванцы, что было их привилегией. Как заведено было у казаков, важнейшие вопросы пластуны обсуждали на кругу. 4 ноября 2-я Кавказская казачья дивизия и Закаспийская казачья бригада вышли к Баязету. Это была серьёзная крепость, которая в прошлых войнах играла стратегическую роль. Однако турки не успели расположить здесь большой гарнизон. Увидев, что приближаются русские войска, османский гарнизон бросил крепость и бежал. В результате Баязет заняли без боя. Это был серьёзный успех. Затем казаки двинулись на запад, в Диадинскую долину, в двух боях смели курдские и турецкие заслоны, и взяли город Диадин. Было захвачено много пленных, оружия и боеприпасов. Казаки Абациева продолжали успешное наступление и вошли в Алашкертскую долину, где соединились с пластунами генерала Пржевальского. Вслед за конницей продвигалась пехота, которая закреплялась на занятых рубежах и перевалах. Азербайджанский отряд генерала Чернозубова в составе 4-й Кавказской казачьей дивизии и 2-й Кавказской стрелковой бригады разгромил и выгнал турецко-курдские силы, вошедшие в западные районы Персии. Русские войска заняли районы Северной Персии, Тавриз и Урмию. На ольтинском направлении 20-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Истомина вышла на рубеж Ардос - Ид. Сарыкамышский отряд, сломив сопротивление противника, с боями 24 октября вышел к окрестностям крепости Эрзерум. Но Эрзерум был мощнейшим укрепрайоном, и до 20 ноября здесь происходило встречное Кеприкейское сражение. На этом направлении турецкая армия смогла отбить наступление Сарыкамышского отряда генерала Берхмана. Это окрылило германо-турецкое командование и придало им решимости начать наступательную операцию на Сарыкамыш.

Вместе с тем, 19 октября (2 ноября) османские войска вторглись на территорию Батумской области Российской империи и инспирировали там восстание. 18 ноября русские войска оставили Артвин и отступили в сторону Батума. Положение осложнялось тем, что аджарцы (часть грузинского народа, исповедующая ислам), восстали против русских властей. В результате под контроль турецких войск перешла Батумская область, за исключением Михайловской крепости и Верхне-Аджарского участка Батумского округа, а также город Ардаган Карской области и значительная часть Ардаганского округа. На оккупированных территориях турки, при содействии аджарцев, осуществляли массовые убийства армянского и греческого населения.

Таким образом, война на Кавказском фронте началась наступательными действиями обеих сторон и боестолкновения приняли маневренный характер. Кавказ стал полем брани для кубанских, терских, сибирских и забайкальских казаков. С наступлением зимы, которая в этих местах непредсказуема и сурова, учитывая опыт прошлых войн, русское командование намеревалось перейти к обороне. Но турки неожиданно предприняли зимнее наступление с целью окружения и уничтожения Отдельной Кавказской армии. Турецкие войска вторглись на российскую территорию. В Тифлисе воцарилось уныние и паника – о трёхкратном превосходстве турок в силах на Сарыкамышском направлении не говорил только ленивый. Граф Воронцов-Дашков, 76 летний наместник Кавказа, главнокомандующий войсками Кавказского ВО и войсковой наказной атаман Кавказских казачьих войск человек был бывалый, уважаемый и весьма заслуженный, но также пребывал в полной растерянности. Дело в том, что в декабре военный министр Энвер-паша, недовольный медлительностью командования армии, сам прибыл на фронт и возглавил 3-ю турецкую армию, а 9 декабря начал наступление на Сарыкамыш. Энвер-паша уже был наслышан и хотел на Кавказе повторить опыт 8-й немецкой армии по разгрому 2-ой русской армии в Восточной Пруссии. Но у плана было много слабых мест:
- Энвер-паша переоценил боеготовность своих сил
- недоучёл сложности горного рельефа местности и климата в условиях зимы
- фактор времени работал против турок (к русским непрерывно прибывали пополнения и всякое промедление сводило план на нет)
- у турок практически полностью отсутствовали люди знакомые с местностью, а карты местности были очень плохи
- у турок была плохая организация тыла и штаба.
Поэтому происходили страшные ошибки: так 10 декабря две турецкие дивизии (31 и 32) 10 корпуса, наступавшего по Ольтинскому направлению, устроили сражение между собой(!). Как указывается в мемуарах командира 10 турецкого корпуса: «Когда была понята ошибка, люди начали плакать. Это была душераздирающая картина. Мы целых четыре часа вели бой с 32-й дивизией. С обеих сторон бились 24 роты, потери убитыми и раненными составили около 2 тысяч человек».

По замыслу турок с фронта действия Сарыкамышского отряда должны были сковать 11-й турецкий корпус, 2-я кавалерийская дивизия и курдский кавалерийский корпус, в то время как 9-й и 10-й турецкие корпуса 9 (22) декабря начали обходной манёвр через Ольты и Бардус, намереваясь зайти в тыл Сарыкамышскому отряду. Турки выбили из Ольты значительно уступающий им по численности отряд генерала Истомина, но он отступил и не был уничтожен. 10 (23) декабря Сарыкамышский отряд сравнительно легко отбил фронтальную атаку 11-го турецкого корпуса и приданных ему частей. Заместитель Наместника генерал Мышлаевский принял на себя командование армией и вместе с начальником штаба округа генералом Юденичем уже 11-го числа были на фронте и организовали оборону Сарыкамыша. Сборный гарнизон настолько активно отражал удары турецких корпусов, что те остановились на подступах к городу. Подтянув к городу уже пять дивизий, Энвер-паша даже представить себе не мог, что они бьются всего с двумя сборными бригадами. Однако в самый ответственный момент генерал Мышлаевский пал духом и стал отдавать один за другим приказы об отступлении, а 15 декабря он вообще бросил войска и выехал в Тифлис. Юденич и Берхман возглавили оборону и решили не сдавать город ни при каких обстоятельствах. Русские войска непрерывно получали подкрепления. Прибывшая из Русского Туркестана Сибирская казачья бригада генерала Калитина (1-й и 2-й полки Сибирского казачьего войска, стоявшие до войны в г. Джаркент и прошедшие, как показали дальнейшие дела, прекрасную школу конных атак в горных условиях) учинила форменный разгром туркам под Ардаганом. Очевидец писал: "Сибирская казачья бригада, словно вынырнув из-под земли, сомкнутым строем, с пиками наперевес, широким наметом, почти карьером так неожиданно и резко атаковала турок, что они не успели защититься. Это было что-то особенное и даже страшное, когда мы смотрели со стороны и восхищались ими, сибирскими казаками. Покололи пиками, потоптали конями турок, а остальных забрали в плен. Никто не ушел от них...".

Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Рис. 2 Плакат времён войны


Не случайно «удаль молодецкую» на плакате олицетворяет казак. Именно казаки снова стали силой и символом победы.

Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Рис. 3 Казачья лава, Кавказский фронт


Помимо получения подкреплений, пользуясь слабым давлением турок на других участках фронта, русские отводили с этих участков одну за другой наиболее сильные части и перебрасывали к Сарыкамышу. В довершение ко всему после оттепели с мокрым снегом ударил мороз, наш вечный и верный союзник, друг и помощник. Плохо одетая и промокшая с головы до ног турецкая армия начала замерзать в самом буквальном смысле этого слова, тысячи турецких солдат получили обморожения из-за мокрой обуви и одежды. Это привело к многотысячным небоевым потерям турецких сил (в некоторых частях потери доходили до 80% личного состава). После Ардагана сибиряки бросились к Сарыкамышу, где держали оборону города немногочисленные русские силы и вместе с подоспевшими кубанскими казаками и стрелками сняли осаду. Получившие подкрепление русские войска под командованием генерала Юденича наголову разгромили противника. 20 декабря (2 января) был отбит Бардус, а 22 декабря (4 января) был окружён и пленён весь 9-й турецкий корпус. Остатки 10-го корпуса были вынуждены отступить. Энвер-паша бросил войска, разбитые у Сарыкамыша, и пытался нанести отвлекающий удар под Караурганом, но русская 39-я дивизия, получившая потом имя «железной», перестреляла и переколола едва ли не все остатки 11-го турецкого корпуса. В итоге турки потеряли более половины численности 3-й армии, 90 000 человек убитыми, ранеными и пленными (в том числе 30 000 человек замерзшими), 60 орудий. Русская армия также понесла ощутимые потери - 20 000 убитыми и ранеными и более 6000 обмороженными. Общее преследование, несмотря на сильное утомление войск, продолжалось до 5 января включительно. К 6 января положение на фронте было восстановлено и русские войска из-за потерь и утомленности, остановили преследование. По заключению генерала Юденича, операция закончилась полным разгромом турецкой 3-й армии, она практически перестала существовать, русские войска заняли выгодное исходное положение для новых операций, территория Закавказья была очищена от турок, кроме небольшой части Батумской области. В результате этого сражения Русская Кавказская армия перенесла военные действия на территорию Турции на 30-40 километров и открыла себе путь вглубь Анатолии.

Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Рис. 4 Карта боевых действий Кавказского фронта


Победа подняла дух войск, вызвала восхищение союзников. Французский посол в России Морис Палеолог писал: «Кавказская армия русских совершает там каждый день изумительные подвиги». Эта победа оказала влияние и на союзников России по Антанте, турецкое командование было вынуждено оттянуть силы с Месопотамского фронта, что облегчило положение англичан. Кроме того Англия была встревожена успехами русской армии и английским стратегам уже мерещились русские казаки на улицах Константинополя. Они решили уже 19 февраля 1915 года начать Дарданелльскую операцию по захвату проливов Дарданеллы и Босфор с помощью англо-французского флота и десанта.

Сарыкамышская операция представляет пример довольно редкого образца борьбы против окружения, которая началась в обстановке обороны русских и закончилась в условиях встречного столкновения, с разрывом кольца окружения изнутри и снаружи и преследованием остатков обходного крыла турок. Это сражение еще раз подчеркивает огромную роль в войне смелого, инициативного, не боящегося принимать самостоятельные решения командира. В этом отношении верховное командование у турок и у нас в лице Энвер-паши и Мышлаевского, бросивших на произвол судьбы главные силы своих армий, считавшиеся ими уже потерянными, дают резко отрицательный пример. Кавказская армия была спасена настойчивостью в проведении решений частными начальниками, в то время как старшие командиры растерялись и готовы были отступать за крепость Карс. Прославили свои имена в этом сражении: командир Ольтинского отряда Истомин Н.М., командир 1-го Кавказского корпуса Берхман Г.Э., командир 1-й Кубанской пластунской бригады Пржевальский М.А. (двоюродный брат знаменитого путешественника), командир 3-й Кавказской стрелковой бригады Габаев В.Д. и многие другие. Великим счастьем России было то, что во главе русских сил фронта выдвинулся эффективный, мудрый, стойкий, смелый и решительный военный деятель суворовского типа, начальник штаба Кавказской армии Юденич Н.Н. Помимо суворовского девиза «бить, а не считать» он обладал редкостным для русского человека свойством и умением превращать недостатки своего положения в преимущества. За успех в операции под Сарыкамышем Николай II произвёл Юденича в генералы от инфантерии и наградил его орденом Святого Георгия IV степени, а 24 января уже официально назначил командующим Кавказской армией.

Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Рис. 5 Генерал Юденич Н.Н.


В 1915 году бои имели локальный характер. Русская Кавказская армия была строго ограничена в снарядах («снарядный голод»). Также войска армии были ослаблены переброской на европейский театр части ее сил. На Европейском фронте германо-австрийские армии вели широкое наступление, русские армии ожесточённо отбиваясь отходили, ситуация была очень тяжёлой. Поэтому, несмотря на победу под Сарыкамышем, на Кавказском фронте никакого наступления не планировалось. В русском тылу были созданы укрепленные районы – Сарыкамышский, Ардаганский, Ахалхацихский, Ахалкалахский, Александропольский, Бакинский и Тифлисский. Их вооружили старыми орудиями из запасов армии. Эта мера обеспечила свободу маневра для частей Кавказской армии. Кроме того был создан армейский резерв в районе Сарыкамыша и Карса (максимально 20-30 батальонов). Всё это позволило своевременно парировать действия турок на Алашкертском направлении и выделить экспедиционный корпус Баратова для действий в Персии.
В общем, совсем уж отсидеться в 1915 году не удалось. С другой стороны 3-я турецкая армия была восстановлена за счёт частей 1-й и 2-й Константинопольских армий и 4-й Сирийской и, хотя имела в своем составе 167 батальонов, после разгрома под Сарыкамышем большого наступления также не планировала. В центре внимания воюющих сторон была борьба за фланги. К концу марта русская армия с боями очистила от турок южную Аджарию и всю Батумскую область, окончательно ликвидировав там угрозу газавата. Но турецкая армия, выполняя план германо-турецкого командования по развертыванию «джихада», стремились вовлечь Персию и Афганистан в открытое выступление против России и Англии и добиться отторжения от России бакинского нефтеносного района, а от Англии нефтеносных районов Персидского залива. В конце апреля в Иран вторглись курдские конные отряды турецкой армии. Для исправления ситуации командование предпринимает контрудар под руководством начальника 1-й Кавказской казачьей дивизии генерал-лейтенанта Н.Н. Баратова совместно с Донской пешей казачьей бригадой. Очень любопытна боевая судьба этой казачьей бригады и хочется остановиться на этом особо. Бригада была сформирована на Дону из безлошадной казачьей голытьбы и иногородних рекрутов Донской области. Служба в пехоте на Дону не была престижной, и казачьих офицеров пришлось заманивать туда всякими правдами и неправдами, даже обманным путём. Донские казаки уже 3 века были преимущественно конными, хотя до конца 17 века они были преимущественно пешими, точнее морпехами, по-русски «ладейной ратью». Тогда перестройка казачьего военного быта состоялась под воздействием указов Петра I, строго запретившего казакам выходить в Чёрном море и вести с турками Боспорскую войну во время его Великого посольства, а затем Северной войны. Об этом переформатировании донских казачьих войск более подробно писалось в статье «Азовское сидение и переход Донского войска на московскую службу». Перестройка тогда проходила очень непросто и была одной из причин булавинского восстания. Не удивительно, что пешая Донская бригада воевала поначалу неважно и получила характеристику «нестойкой». Но кровь и гены казачьего сословия делали своё дело. Положение начало меняться, когда бригаду прикомандировали к 1-й Кавказской казачьей дивизии терского атамана генерала Н.Н. Баратова. Этот воин умел расставлять акценты и вселять в войска уверенность и стойкость. Бригаду вскоре начали считать «стойкой». Но неувядаемой славой это соединение покрыло себя позднее, в боях за Эрзерум и Эрдзинджан, когда бригада заслужила славу «непобедимой». Приобретя специфический опыт горной войны, помноженный на казачью стойкость и доблесть, бригада превратилась в великолепное горно-стрелковое войско. Интересно, что всё это время, и «нестойкой», и «стойкой», и «непобедимой» бригадой командовал один и тот же человек, генерал Павлов.

В ходе войны на Кавказе очень обострился и принял катастрофический характер армянский вопрос, последствия которого не урегулированы до сих пор. Уже в начале боевых действий турецкие власти приступили к выселению армянского населения из прифронтовой полосы. В Турции развернулась жуткая антиармянская истерия. Западных армян обвиняли в массовом дезертирстве из турецкой армии, в организации саботажа и восстаний в тылу турецких войск. Около 60 тысяч армян, призванных в турецкую армию в начале войны, были разоружены, направлены на работы в тылу, а затем уничтожены. Потерпевшие поражение на фронте и отступавшие турецкие войска, к которым присоединились вооруженные курдские банды, дезертиры и мародёры, под предлогом «неверности» армян и их симпатий к русским безжалостно вырезали армян, грабили их имущество, разоряли армянские населенные пункты. Погромщики действовали самым варварским образом, потеряв человеческий облик. Очевидцы с ужасом и омерзением описывают зверства убийц. Великий армянский композитор Комитас, случайно избежавший смерти, не выдержал ужасов, очевидцем которых он стал, и лишился рассудка. Дикие зверства вызвали восстания. Наиболее крупный очаг сопротивления возник в г. Ван (Ванская самооборона), бывшем тогда центром армянской культуры. Боевые действия в этом районе вошли в историю под именем Ванского сражения.

Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Рис. 6 Армянские повстанцы при обороне Вана


Подход русских войск и армянских добровольцев спас от неминуемой гибели 350 тысяч армян, которые после отхода войск перебрались в Восточную Армению. Для спасения восставших, казачьи полки, резко повернули к Вану, организовав эвакуацию населения. Очевидец писал, что женщины с детьми шли, держась за стремена и целуя казакам сапоги. «В панике отступая с огромными стадами скота, повозками, женщинами и детьми, эти беженцы, подгоняемые звуками выстрелов, вклинивались в войска и вносили в их ряды невероятный хаос. Часто пехота и конница превращались просто в прикрытие этих кричащих и плачущих людей, опасавшихся наскока курдов, которые вырезали и насиловали отставших и кастрировали русских пленных». Для действий в этом районе Юденич сформировал отряд (24 батальона и 31 конная сотня) под командованием терского атамана генерала Баратова (Бараташвили). В этом районе воевали также кубанские пластуны, Донская пешая бригада и забайкальские казаки.

Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Рис. 7 Генерал Баратов с терской конной артиллерией


Здесь воевал кубанский казак Елисеев Федор Иванович, знаменитый не только подвигами (Раш писал, что по его биографии можно снять с десяток фильмов с сюжетом типа «Белое солнце пустыни»), но и авторством книги «Казаки на Кавказском фронте».

Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Рис. 8 Лихой кубанский казак Елисеев Фёдор Иванович


Следует сказать, что с началом Первой мировой войны в Закавказье действительно развернулось активное армянское добровольческое движение. Армяне связывали с этой войной определённые надежды, рассчитывая на освобождение с помощью русского оружия Западной Армении. Поэтому армянские общественно-политические силы и национальные партии объявили эту войну справедливой и заявили о безусловной поддержке Антанты. Созданием армянских дружин (добровольческих отрядов) занималось Армянское национальное бюро в Тифлисе. Общее число армянских добровольцев составило до 25 тысяч человек. Они не только храбро воевали на фронте, но и взяли на себя основную нагрузку в разведывательно-диверсионной деятельности. Первые четыре добровольческих отряда влились в ряды действующей армии на различных участках Кавказского фронта уже в ноябре 1914 г. Армянские добровольцы отличились в боях за Ван, Дильман, Битлис, Муш, Эрзерум и другие города Западной Армении. В конце 1915 года армянские добровольческие отряды были расформированы, и на их основе в составе русских частей были созданы стрелковые батальоны, которые участвовали в боевых действиях до конца войны. Интересно отметить, что одним из дружинников, участвовавших в боях, был Анастас Микоян. В Керманшахе, принял боевое крещение еще один доброволец, будущий маршал СССР Иван Баграмян. А в 6-й дружине героически воевал, а с 1915 года ей командовал будущий легендарный герой гражданской войны Гайк Бжишкян (Гай).

Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Рис. 9 Армянские добровольцы


К осени всё большую тревогу у российской власти вызывала обстановка в Персии (Иране). В стране действовала разветвлённая сеть германских агентов, которые формировали диверсионные отряды, организовывали восстания племён и подталкивали Персию к войне с Россией и Англией на стороне Германии. В этой ситуации Ставка, поручила войскам Юденича провести операцию, получившую название Хамаданской. 30 октября российские части внезапно высадились в иранском порту Энзели, провели несколько экспедиций вглубь страны. Отряд Баратова был преобразован в Персидский корпус, на ¾ состоящий из казаков. Задача корпуса – предотвратить вступление в войну на стороне Турции соседних мусульманских государств. Корпус взял Керманшах, вышел к границам Турецкой Месопотамии (современный Ирак), отрезал от Турции Персию и Афганистан, укрепил безопасность Русского Туркестана. Была усилена завеса от Каспийского моря до Персидского залива, созданная совместно Россией и Англией. С севера завесу держали семиреченские казаки. Но попытка организовать совместный фронт с англичанами в Ираке не увенчалась успехом. Англичане вели себя очень пассивно и больше опасались проникновения русских в нефтеносную область Мосула, чем происков немцев и турок. В итоге действий 1915 года общая протяжённость Кавказского фронта достигла колоссальной длины – 2500 км, тогда как австро-германский фронт имел длину в то время всего 1200 км. В этих условиях огромное значение приобретала охрана коммуникаций, где в основном использовались отдельные казачьи сотни третьей очереди.

В октябре 1915 года на фронт прибыл назначенный наместником Кавказа Великий князь Николай Николаевич Романов (родилось шутливое: фронт трех Николаев Николаевичей – Романова, Юденича и Баратова). К этому времени из-за вступления в войну Болгарии на стороне Центральных держав стратегическая ситуация изменилась в пользу Турции. Между Берлином и Стамбулом появилось прямое железнодорожное сообщение, и через болгарскую территорию в Османскую империю пошёл поток оружия, боеприпасов и амуниции для турецкой армии, а у турецкого командования освободилась целая армия, стоявшая на границе с Болгарией. К тому же Дарданелльская операция по захвату проливов, которая проводилась союзниками с 19 февраля 1915 года, закончилась крахом и было принято решение об эвакуации войск. В геополитическом и военно-стратегическом отношении эта победа Турции, даже была выгодна России, т. к. англичане не собирались уступать проливы Петербургу и предприняли эту операцию, чтобы опередить русских. С другой стороны, османское командование получило возможность перебросить освободившиеся войска на Кавказский фронт. Генерал Юденич решил не ждать «у моря погоды» и атаковать до прихода турецких подкреплений. Так родился замысел прорыва вражеского фронта в районе Эрзерума и захвата этой стратегической крепости, закрывавшей путь во внутренние районы Османской империи. После разгрома 3-й армии и захвата Эрзерума, Юденич планировал занять важный портовый город Трабзон (Трапезунд). Наступать было решено в конце декабря, когда в России идут рождественские праздники и Новый год, и турки менее всего ожидают наступления Кавказской армии. Принимая в расчёт агентурную ненадёжность штаба Наместника, а также то, что в нём свили себе гнездо неприятели Юденича, генералы Янушкевич и Хан Нахичеванский, он действовал через голову и его замысел был одобрен непосредственно Ставкой. К чести Наместника следует сказать, что сам он палки в колёса не ставил, в дела особенно не вмешивался, а своё участие ограничил возложением всей ответственности за успех на Юденича. Но, как известно, такого типа людей это нисколько не огорчает, скорее стимулирует.

В декабре 1915 года в составе Кавказской армии было 126 пехотных батальонов, 208 сотен конницы, 52 дружины ополченцев, 20 саперных рот, 372 орудия, 450 пулеметов и 10 самолётов, всего около 180 тыс. штыков и сабель. В составе 3-й турецкой армии было 123 батальона, 122 полевых и 400 крепостных орудий, 40 кавалерийских эскадронов, всего около 135 тыс. штыков и сабель и ещё до 10 тыс. иррегулярной курдской конницы разбитой на 20 отрядов. Кавказская армия имела некоторое преимущество в полевых войсках, однако это преимущество надо было ещё реализовать, а у османского командования имелся мощнейший козырь – Эрзерумский укрепрайон. Эрзерум и раньше был мощной крепостью. Но при помощи немецких фортификаторов турки модернизировали старые укрепления, соорудили новые, увеличили число артиллерийских и пулеметных огневых точек. В результате к концу 1915 года Эрзерум представлял собой огромный укрепрайон, где старые и новые укрепления сочетались с природными факторами (трудно проходимые горы), что делало крепость практически неприступной. Это были хорошо укрепленные «ворота» в Пассинскую долину и в долину реки Евфрат, Эрзерум был главным центром управления и тыловой базой 3-й турецкой армии. Наступать необходимо было в условиях трудно предсказуемой горной зимы. Учитывая печальный опыт турецкого наступления на Сарыкамыш в декабре 1914 года, наступление готовили очень тщательно. Южная горная зима могла выкинуть любой сюрприз, морозы и вьюги быстро сменялись на оттепель и дождь. Каждый боец получил валенки, теплые портянки, полушубок, стеганные на вате шаровары, папаху с отворачивающимся подзатыльником, варежки и шинель. На случай необходимости войска получили значительное количество белых маскхалатов, белых чехлов на шапки, калош и брезентовых плащ-накидок. Личному составу, которому предстояло наступать в условиях высокогорья, выдали защитные очки. Так как район предстоящего сражения был преимущественно безлесным, каждый солдат должен был нести с собой по два полена, для готовки пищи и тепла на ночлегах. Кроме того, в снаряжении пехотных рот стали обязательными толстые жерди и доски для устройства переправ через незамерзающие горные ручьи и речушки. Эта обозная амуниция сильно отягощала стрелков, но это неизбежная участь горных частей. Они воюют по принципу: «Всё, что могу, несу на себе, ибо когда и где будет обоз неизвестно». Огромное внимание уделили метеорологическому наблюдению, и к концу года в армии было развёрнуто 17 метеостанций. Прогноз погоды был возложен на штаб артиллерии. В армейском тылу развернулось большое дорожное строительство. От Карса до Мердекена с лета 1915 года эксплуатировалась узкоколейка на конной тяге (конка). Строили от Сарыкамыша до Караургана узкоколейку на паровой тяге. Армейские обозы были пополнены вьючными животными – лошадьми и верблюдами. Проводились мероприятия по сохранению в тайне перегруппировки войск. Горные перевалы маршевые пополнения переходили только ночью, с соблюдением светомаскировки. На участке, где намечалось осуществить прорыв, осуществляли демонстративный отвод войск – батальоны днём уводили в тыл, ночью скрытно возвращали. Для дезинформации врага распускались слухи о подготовке наступательной операции Ванского отряда и Персидского корпуса Баратова вместе с британскими войсками. Для этого в Персии провели крупные закупки продовольствия – зерна, скота (для мясных порций), фуража и верблюдов для перевозок. А за несколько дней до начала Эрзерумской операции, командиру 4-й Кавказской стрелковой дивизии прислали срочную нешифрованную телеграмму. В неё был «приказ» о сосредоточение у Сарыкамыша дивизии и переброске её войск в Персию. Более того, штаб армии стал раздавать отпуска офицерам с фронта, а также массово разрешать офицерским жёнам приезжать на театр боевых действий по случаю новогодних праздников. Приехавшие дамы демонстративно и шумно готовили праздничные капустники. До самого последнего момента не раскрывалось перед нижестоящими штабами и содержание планируемой операции. За несколько дней до начала наступления был полностью закрыт выезд всем лицам из прифронтовой зоны, что помешало османским агентам известить турецкое командование о полной боевой готовности русской армии и её приготовлениях. В результате штаб Кавказской армии переиграл османское командование, и русское наступление на Эрзерум стало для противника полной неожиданностью. Османское командование зимнего наступления русских войск не ожидало, считая, что зимой на Кавказском фронте наступила неизбежная оперативная пауза. Поэтому, первые эшелоны войск, освободившиеся в Дарданеллах, стали перебрасывать в Ирак. Туда же перебросили с русского фронта корпус Халил-бея. В Стамбуле надеялись к весне разгромить британские силы в Месопотамии, а потом всеми силами обрушиться на русскую армию. Турки были настолько спокойны, что командующий 3-й турецкой армии вообще уехал в столицу. Юденич решил прорвать оборону противника сразу на трёх направлениях – Эрзерумском, Ольтинском и Битлисском. В наступление должны были принять участие три корпуса Кавказской армии: 2-й Туркестанский, 1-й и 2-й Кавказские. В их составе было 20 полков казаков. Главный удар наносился в направлении селения Кепри-кей.

28 декабря 1915 года русская армия перешла в наступление. Вспомогательные удары наносили 4-й Кавказский корпус в Персии и Приморская группа при поддержке Батумского отряда кораблей. Этим Юденич сорвал возможную переброску сил противника с одного направления на другое и подвоз подкреплений по морским коммуникациям. Турки отчаянно оборонялись, а на Кеприкейских позициях оказали самое стойкое сопротивление. Но в ходе битвы русские нащупали у турок слабину на перевале Мергемир. В сильную метель русские воины из авангардных отрядов генерала Волошина-Петриченко и Воробьева прорвали вражескую оборону. Юденич бросил в прорыв из своего резерва казачью конницу. Казаков не остановил ни 30-градусный мороз в горах, ни занесенные снегом дороги. Оборона рухнула, и турки, оказавшись под угрозой окружения и истребления, побежали, сжигая по пути селения и собственные склады. 5 января вырвавшаяся вперед Сибирская казачья бригада и 3-й Черноморский полк кубанцев подошли к крепости Гасан-кала и взяли её, не дав противнику прийти в себя. Ф.И. Елисеев записал: «С молитвами перед боями, по «чертовым тропам», по глубокому снегу и в морозы до 30 градусов казачья конница и пластуны вслед за прорывами туркестанских и кавказских стрелков вышли под стены Эрзерума». Армия достигла крупного успеха, и великий князь Николай Николаевич уже хотел отдать приказ отступать на исходные рубежи. Но генерал Юденич убедил его в необходимости взять казавшуюся многим непреступной крепость Эрзерум и в очередной раз взял всю ответственность на себя. Конечно, это был большой риск, но риск продуманный. По словам подполковника Б.А. Штейфона (начальника разведки и контрразведки Кавказской армии), генерал Юденич отличался большой разумностью своих решений: «В действительности каждый смелый маневр генерала Юденича являлся следствием глубоко продуманной и совершенно точно угаданной обстановки... Риск генерала Юденича - это смелость творческой фантазии, та смелость, какая присуща только большим полководцам». Юденич понимал, что твердыни Эрзерума взять с ходу практически невозможно, что для штурма необходимо провести артиллерийскую подготовку, со значительным расходом снарядов. Тем временем в крепость продолжали стекаться остатки разбитой 3-й турецкой армии, гарнизон достиг 80 батальонов. Общая протяженность Эрзерумских оборонительных позиций составляла 40 км. Её самыми уязвимыми местами были тыловые обводы. Русские войска начали штурм Эрзерума 29 января 1916 года. В 2 часа началась артиллерийская подготовка. В штурме приняли участие 2-й Туркестанский и 1-й Кавказский корпуса, а в резерве оставили Сибирскую и 2-ю Оренбургскую казачьи бригады. Всего в операции участвовало до 60 тыс. солдат, 166 полевых орудий, 29 гаубиц и тяжелый дивизион из 16 мортир калибра 152 мм. 1 февраля, произошел коренной перелом в битве за Эрзерум. В течение двух суток бойцы штурмовых групп 1-го Туркестанского корпуса брали одну твердыню врага за другой, захватывая один неприступный форт за другим. Русская пехота вышла к самому мощному и последнему бастиону врага на северном фланге – форту Тафта. 2 февраля кубанские пластуны и стрелки Туркестанского корпуса взяли форт. Весь северный фланг османской системы укреплений был взломан и русские войска стали выходить в тыл 3-й армии. Авиаразведка донесла о выходе турок из Эрзерума. Тогда Юденич отдал приказ передать в распоряжение командира Туркестанского корпуса Пржевальского казачью конницу. Одновременно 1-й Кавказский корпус Калитина, в составе которого отважно билась Донская пешая бригада, усилил нажим с центра. Турецкое сопротивление было окончательно сломлено, русские войска прорвались в глубокий тыл, ещё оборонявшиеся форты превращались в ловушки. Часть наступающей колонны русское командование направило по хребту Северного Армянского Тавра, где пролегала проложенная самими турками во время войны 1877 года дорога «топ-иол», т.е. пушечная дорога. Из-за частой смены командования турки про эту дорогу забыли, в то время как русские рекогносцировали её в 1910 году и нанесли на карты. Это обстоятельство выручило наступавших. Остатки 3-й армии устремились в бегство, кто не успел убежать, капитулировали. Крепость пала 4 февраля. Турки убежали в Трапезунд и Эрзинджан, которые стали следующими целями наступления. В плен попали 13 тысяч человек, 9 знамен и 327 орудий.

Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Рис. 10 Одно из трофейных орудий крепости Эрзерум


К этому времени боевая история Донской казачьей пешей бригады убедительно показывала, что существовала необходимость и возможность превращения её в казачью пешую дивизию (фактически горно-стрелковую). Но это предложение командования бригады было болезненно истолковано казачьим руководством Дона, как сигнал к постепенному сворачиванию казачьей кавалерии. Было принято соломоново решение и бригаду просто увеличили до 6 пеших батальонов, по 1300 казаков в каждом (по штату). В отличии от пластунских батальонов, в каждом донском пешем батальоне было по 72 конных разведчика.

В ходе Эрзерумской операции русская армия отбросила противника на 100-150 км. Потери турок составили 66 тысяч человек (половина армии). Наши потери – 17 000. Трудно выделить наиболее отличившиеся в Эрзерумской битве казачьи соединения. Чаще всего исследователи особенно выделяют Сибирскую казачью бригаду. Ф.И. Елисеев написал: «С самого начала Эрзерумской операции 1915 года Сибирская казачья бригада очень удачно действовала в районе Хасан-кала как ударная конная группа. Теперь она появилась в тылу Эрзерума, прибыв сюда раньше нашего полка. Она прорвалась в стыке Кавказского и Туркменского корпусов, обошла турок и зашла им в тыл. Доблести этой бригады сибирских казаков на Кавказском фронте нет конца». А вот А.А. Керсновский: «Сибирская казачья бригада… превосходно сражалась на Кавказском фронте. Особенно знамениты ее атаки под Ардаганом 24 декабря 1914 года и у Илиджи за Эрзерумом 4 февраля 1916 года — обе в глубоком снегу и обе с захватом штабов, знамен и артиллерии врага». Эрзерумская победа круто повернула отношение к России со стороны западных союзников. Ведь османское командование было вынуждено в экстренном порядке закрывать брешь во фронте, перебрасывать войска с других фронтов, тем самым ослабив давление на британцев в Месопотамии. На Кавказский фронт начали переброску частей 2-й армии с проливов. Всего через месяц после взятия Эрзерума, а именно 4 марта 1916 года, было заключено англо-франко-русское соглашение о целях войны Антанты в Малой Азии. России был обещан Константинополь, Черноморские проливы и северная часть турецкой Армении. Это было заслугой, прежде всего, Юденича. А.А.Керсновский писал о Юдениче: «В то время как на Западном нашем театре войны русские военачальники, даже самые лучшие, пытались действовать сперва "по Мольтке", а затем "по Жоффру", на Кавказе нашёлся русский полководец, пожелавший действовать по-русски, "по Суворову".

После взятия Эрзерума Приморским Отрядом и десантом с кораблей Черноморского флота была проведена Трапезундская операция. Все силы отряда, как наступавшего по суше, так и десанта, ударившего со стороны моря, составляли кубанские пластуны.

Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт

Рис. 11 Кубанские пластуны-бомбометатели (гренадёры)

Отрядом командовал генерал Ляхов В. П. до войны бывший начальником Персидской казачьей бригады. Эта бригада была создана в 1879 году по просьбе персидского шаха по образцу терских казачьих частей из курдов, афганцев, туркмен и других народностей Персии. В ней, под началом Владимира Платоновича, начал военную службу будущий шах Реза Пехлеви. 1 апреля Приморский отряд, поддержанный огнем кораблей Черноморского флота, прорвал оборону турецких войск на реке Карадере и 5-го апреля занял Трапезунд (Трабзон). Гарнизон города разбежался по окрестным горам. До середины мая Приморский отряд расширил захваченную территорию, после усиления он стал 5-м Кавказским корпусом и держал территорию Трабзона до конца войны. В итоге Трапезундской операции было прервано снабжение 3-й турецкой армии морем, отработано в бою взаимодействие Кавказской армии, Черноморского флота и морской авиации. В Трапезунде были созданы база Черноморского флота и база снабжения Кавказской армии, что упрочило её положение. 25 июля части Кавказской армии с триумфом берут Эрзинджан, в боях за который опять прекрасно зарекомендовала себя Донская пешая казачья бригада, уже в составе 6 батальонов.

Персидский корпус Баратова весной 1916 года с боями прорывался в Месопотамию, на помощь английским войскам, окруженным в Эль-Куте, но не успел, британские войска там сдались. Но до британцев дошла сотня кубанских казаков есаула Гамалия. За беспримерный бросок и отвлечение турецких сил от английских войск, которые в результате смогли вытеснить турок из долины Тигра, Гамалия получил орден Св. Георгия 4-й степени и британский орден, офицеры были награждены золотым георгиевским оружием, нижние чины георгиевскими крестами. Это был второй случай, когда георгиевские награды были даны целому подразделению (первый – экипаж крейсера Варяг). Летом корпус понес большие потери, от тропических болезней, и Баратов отступил в Персию. Осенью 1916 года Государственная дума утвердила решение правительства об ассигновании финансовых ресурсов на создание и обустройство Ефратского казачьего войска, в основном из армянских добровольцев. Было образовано Войсковое правление. Был назначен епископ Урмийский.

Итоги кампании 1916 года превзошли самые смелые ожидания русского командования. Казалось бы, Германия и Турция после ликвидации Сербского фронта и Дарданельской группировки англичан имели возможность значительно усилить турецкий Кавказский фронт. Но русские войска успешно перемололи турецкие подкрепления и продвинулись на территорию Османии на 250 км и овладели важнейшими городами Эрзерум, Трапезунд и Эрзинджан. В ходе нескольких операций они разгромили не только 3-ю, но и 2-ю турецкие армии и успешно удерживали фронт длиной более 2600км. Однако боевые заслуги «молодцов-станичников Донской пешей бригады» и «доблестных пластунов Кубани и Терека» едва не сыграли злую шутку с казачьей конницей вообще. В декабре 1916 года появляется директива Верховного Главнокомандующего о сокращении казачьих полков с 6 конных сотен до 4 путём спешивания. 2 сотни спешивались и в каждом полку появлялся пеший дивизион из 2 сотен. Обычно казачьи полки имели 6 сотен по 150 казаков, всего около 1000 строевых казаков, казачьи батареи имели по 180 казаков. Несмотря на отмену этой директивы 23 февраля 1917 года остановить намеченную реформу не удалось. Основные мероприятия были уже проведены. Объективно говоря, к этому времени уже остро назрел вопрос о переформатировании кавалерии, в том числе и казачьей. Его величество пулемёт окончательно и бесповоротно становился господином на поле боя и сабельные атаки в конном строю сходили на нет. Но единого мнения о характере перестройки конницы ещё не сложилось, дискуссии растянулись на много лет и закончились только к концу Второй мировой войны. Одна часть военачальников (преимущественно из пехоты) полагала, что конницу необходимо спешить. Казачьи командиры, кавалеристы до мозга костей, искали другие решения. Для глубокого прорыва позиционного фронта появилась идея создания ударных армий (в русском варианте конно-механизированных групп). В конце концов, военная практика распорядилась иметь оба этих пути. В период между Первой и Второй мировыми войнами часть кавалерии была спешена и превратилась в пехоту, а часть постепенно превратилась в механизированные и танковые части и соединения. До сих пор в некоторых армиях эти переформатированные войсковые образования носят названия броне-кавалерийских.

Вот и в русской армии для радикального усиления кавказского фронта в конце 1916 года Генштаб дал указание: «из казачьих полков корпусной конницы и отдельных казачьих сотен Западного театра военных действий спешно сформировать 7,8,9 Донские и 2-ю Оренбургскую казачьи дивизии». 9 марта 1917 года об этом появился соответствующий приказ. Отводимые зимой с фронта на отдых казачьи полки постепенно прибывали в родные места и обустраивались в новых пунктах дислокации. Штаб 7-й Донской казачьей дивизии (21,22,34,41 полки) разместился в станице Урюпинской, 8-й (35,36,39,44 полки) в Миллерово, 9-й (45,48,51,58 полки) в станице Аксайской. К лету дивизии в основном были сформированы, недоставало лишь часть конно-пулемётных, конно-сапёрных, телефонно-телеграфных команд и походных кухонь. Но приказа о выступлении на Кавказ не поступало. Уже есть немало данных, что эти конные дивизии, на самом деле, готовили для какой-то другой операции. Об одной из версий было написано в предыдущей статье «Казаки и первая мировая война. Часть IV, 1916 год», а приказ о формировании этих дивизий для усиления Кавказского фронта сильно смахивает на дезинформацию. В горной Анатолии слишком мало мест для операций конных корпусов. В результате переброска этих дивизий на Кавказский фронт так и не состоялась, и эти дивизии остались на Дону и на Урале до конца войны, что сильно сказалось на развитии событий в начале гражданской войны.

К концу 1916 года Русское Закавказье было надежно защищено. На занятых территориях учреждено временное генерал-губернаторство Турецкой Армении. Русские начали экономическое развитие региона, построив несколько железных дорог. Но в 1917 году произошла Февральская революция, которая остановила победное движение Кавказской армии. Началось революционное брожение, из-за общего падения дисциплины в стране резко ухудшилось снабжение войск, появились дезертиры. Русская Императорская Армия, перестав быть императорской, вовсе перестала существовать. Фактически Временное правительство само уничтожало армию быстрее внешних врагов. Годы тяжёлых трудов, плоды блестящих побед, кровь, пот и слёзы, всё пошло крахом. Планируемая на лето 1917 года Мосульская операция не состоялась из-за неготовности службы тыла к широкомасштабным боевым действиям и была перенесена на весну 1918 года. Однако 4 декабря 1917 года в Эрдзинджане было заключено перемирие с Турцией. Обе стороны оказались уже не в состоянии продолжать войну. А ведь Россия, как никогда в прошлом, была близка к получению своей доли турецкого «наследства». Благоприятная геополитическая ситуация на Ближнем Востоке позволяла заполучить давно желаемые районы Закавказья и сделать Каспийское море внутренним озером империи. Благоприятно для России, хотя и не окончательно, решался вопрос с проливами. Приход к власти большевиков неотвратимо привёл к огромным территориальным потерям, которые не удалось вернуть даже «железной сталинской рукой». Но это уже совсем другая история.

Использованы материалы:
Гордеев А.А. - История казачества
Мамонов В.Ф. и др. - История казачества Урала. Оренбург-Челябинск 1992
Шибанов Н.С. – Оренбургское казачество XX века
Рыжкова Н.В. - Донское Казачество в войнах начала ХХ века-2008
Неизвестные трагедии Первой мировой. Пленные. Дезертиры. Беженцы. М., Вече, 2011
Оськин М.В. Крах конного блицкрига. Кавалерия в Первой мировой войне. М., Яуза, 2009.
Автор: Сергей Волгин


Статьи из этой серии:

Сибирская казачья эпопея
Давние казачьи предки
Казаки и присоединение Туркестана
Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск
Казаки в Смутное время
Старшинство (образование) и становление Донского казачьего войска на московской службе
Азовское сидение и переход донского войска на московскую службу
Образование Днепровского и Запорожского войска и их служба Польско-Литовскому государству
Переход казачьего войска гетманщины на московскую службу
Измена Мазепы и погром казачьих вольностей царём Петром
Восстание Пугачёва и ликвидация днепровского казачества императрицей Екатериной
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть I, довоенная
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть II, вторжение и изгнание Наполеона
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть III, заграничный поход
Образование Кубанского Войска
Подвиг молодого Платова (Битва на реке Калалах третьего апреля 1774 года)
Образование Оренбургского казачьего войска
Казаки перед Мировой войной
Казаки и Первая Мировая война. Часть I, довоенная
Казаки и первая мировая война. Часть II, 1914 год
Казаки и первая мировая война. Часть III, 1915 год
Казаки и Первая мировая война. Часть IV. 1916 год

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 14
  1. a.s.zzz888 8 января 2015 08:37
    Автору спасибо. Хорошая статья. +
    Казаки всегда считались самыми преданными режиму, и наиболее храбрыми.
  2. Karlsonn 8 января 2015 10:08
    Отличная статья!
    Спасибо и +
  3. Dimkin 8 января 2015 10:08
    Всегда полезно почитать статьи такого содержания! Автору большущий +
  4. navara399 8 января 2015 11:11
    Подробно и интересно. Спасибо!
  5. Kosta153 8 января 2015 11:48
    Автор умница ! А кто , интересно , минуснул ?
  6. Волосатый сибиряк 8 января 2015 12:01
    Спасибо за статью.
  7. Нагайбак 8 января 2015 12:22
    Не минусовал.)))) Наоборот плюсанул. Как всегда за труд. Отличная обзорная статья!!!Замечательно освещены события на Кавказком фронте!!!!))))
    Но....)))))
    1.Причем там казаки?Об армянах больше написано в статье- чем о самих казаках.))) О казаках на Кавказком фронте сказано мало, в общих чертах, собственно как и в ранее публиковавшихся статьях автора, об участии казаков в 1-й мировой войне.
    2. Литература используемая в статьях....))))
    Может статью стоило по другому назвать?))))
    1. Karlsonn 8 января 2015 14:42
      Цитата: Нагайбак
      1.Причем там казаки?Об армянах больше написано в статье- чем о самих казаках.)))


      Похоже мы с Вами разные статьи читали. laughing

      Цитата: Нагайбак
      2. Литература используемая в статьях....))))


      а что с литературой не так?
      1. Нагайбак 8 января 2015 20:22
        Karlsonn"а что с литературой не так?"
        А Вы прочитайте все статьи автора о казаках в первой мировой.))) Литература та же.))) Есть ведь и другие авторы. Сами то статьи неплохие, но они носят обзорный характер. В них о казаках в той войне крайне мало. Прочтите если время есть.)
        А ведь есть куча исследований современных, мемуаров офицеров- эмигрантских и т.д Количество их минимум несколько десятков.Я не говорю, что надо всю литературу представлять, но ведь не оду и ту же литературу к каждой статье.)))
  8. Egor65G 8 января 2015 13:20
    Очень интересно! Надеюсь на продолжение серии.
  9. kokostick08 8 января 2015 14:20
    О казаках-калмыках ни слова :(
    Во всех воинах участвовали,и нигде ни слова...
    kokostick08
    1. Karlsonn 8 января 2015 14:40
      Цитата: kokostick08
      О казаках-калмыках ни слова :(
      Во всех воинах участвовали,и нигде ни слова...


      Камрад собери литературу, фотографии, может что предки тебе рассказывали и зафигачь статью сюда сам, ну а мы почитаем. wink
  10. Денис-Скиф M2.0 8 января 2015 16:47
    "Когда мы были на войне, там каждый думал о своей любимой или о жене"
    Денис-Скиф M2.0
  11. tonicio 8 января 2015 20:18
    Да только Донские казаки были союниками Германии в конце войны... см. Всевеликое войско Донское.
    tonicio
  12. 97110 10 января 2015 23:26
    Приход к власти большевиков неотвратимо привёл к огромным территориальным потерям,
    разгрому гитлеровской Германии, созданию атомной бомбы и выходу в космос. ПОЗОР большевикам!
    1. 11111mail.ru 11 января 2015 08:25
      Цитата: 97110
      ПОЗОР большевикам!

      "Позор" в переводе с чешского языка означает "внимание"! Целью большевиков было превратить империалистическую войну в гражданскую, что они успешно осуществили.
      11111mail.ru
  13. Ruskii 11 января 2015 11:16
    Казаки всегда были есть и будут силой России!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня