Битва при Коломбей — Нуйльи

Битва при Коломбей — Нуйльи

После поражений 6 августа 1870 г. войска Рейнской армии начали отступление в направлении Вердена и Шалона на Марне, в районе которого французское командование намеревалось сформировать новую, так называемую Шалонскую армию. Уже 5 августа, после первого поражения французских войск у Вейсенбурга, император Наполеон III назначил маршала Базена командующим 2-м, 3-м и 5-м корпусами, составлявшими левое крыло Рейнской армии. 12 августа Базен был назначен главнокомандующим всей Рейнской армии, вместо Наполеона III. Но Наполеон продолжал оставаться при войсках, так как не мог вернуться в Париж, не одержав победы. 13 августа Базен отдал приказ к отступлению на запад.

Маршал Мак-Магон двигался к Шалону. Там генерал Трошю расположил вновь сформированный 12-й корпус, а позади этого сборного пункта были подвезены в Реймс войска 7-го корпуса из Эльзаса по железной дороге через Бар-сюр-Об и Париж. Таким образом, к 22 августа создавалась резервная Шалонская армия из четырех корпусов и двух кавалерийских дивизий под командованием маршала Мак-Магона. Она должна была усилить Рейнскую армию Базена, которую также планировали отвести назад.

Однако движение французских войск к Вердену и Шалону было задержано 14 августа 1870 г. германцами, когда значительная часть армии уже переправилась на левый берег Мозеля. Первоначально войска 3-й германской армии ожидали новых сражений по ту сторону Вогезов. Расположение разбитого противника и даже направление его отступления не были известны. Через горы можно было перейти только раздельными колоннами, поэтому наступление производилось с большой осторожностью, короткими переходами. Так, прямое расстояние от Рейхсгофена до Саара составляло всего 6 миль, но этой реки достигли только через 5 дней. Французов обнаружили только в небольших крепостях, которые закрывали основные горные пути. Некоторые из них обошли, другие взяли или осадили.


Левое крыло германских сил не имело более перед собой противника, поэтому прусское командование решило притянуть 3-ю армию ближе к центру. Для того чтобы выровнять все три армии, потребовалось захождение направо, но так как 3-я армия вышла к Саару только 12 августа, то пришлось замедлить наступление 1-й и 2-й армий.

Германская кавалерийская разведка, выдвинутая далеко вперёд, доносила об общем отступлении французской армии. Германская разведка доходила до Меца и по обеим сторонам его за Мозель. Все донесения кавалерии подтверждали, что впереди Меца стоят основные силы французской армии. В результате французская армия могла как продолжить отступление, так и перейти в наступление основными силами, против правого германского крыла. Поэтому прусское командование дало указание обоим правофланговым корпусам 2-й армии пока остановиться около Меца, южнее его, чтобы в случае возможного наступления французской армии действовать ей во фланг. Наоборот, если бы французы повернули против этих двух корпусов, то 1-я армия должна была произвести подобное же наступление. Остальные корпуса 2-й армии, бывшие далее к югу, продолжали марш для перехода через Мозель. Если бы на той стороне реки их атаковали превосходящие силы французов, то они могли, в крайнем случае, отойти в сторону 3-й армии.

Таким образом, обе стороны не планировали начинать решительное сражение. Французы думали отступать к Шалону. А прусские войска постепенно продвигались вперёд, не зная будут ли французы драться, бросившись в решительную атаку, или отступят. Часть прусского генералитета считала, что французы уже сломлены и бегут и нужно немедленно насесть на них, чтобы не дать им уйти без потерь. В результате противостояние началось со стычек, которые вскоре переросли в сражение.

Утром 14 августа, согласно приказаниям, отданным накануне маршалом Базеном, 6-й, 2-й и 4-й французские корпуса начали отступление с обоих флангов. 3-й корпус должен был оставаться на своей позиции за глубокой долиной ручья Коломбей и прикрывать отход. В 15 часа эти три корпуса (за исключением дивизии Гренье) были уже на левом берегу Мозеля, когда со стороны Меца донеслись первые пушечные выстрелы.

Когда пруссаки стали получать данные об отходе противника, командир прусской 26-й пехотной бригады из состава 13-й дивизии генерал-майор фон дер Гольц принял самостоятельное решение идти вперёд и выступил с авангардом, чтобы по возможности замедлить отступление французов. К 1-му корпусу и 1-й кавалерийской дивизии он отправил просьбу поддержать его при наступлении. Прусские войска энергично атаковали противника и отбили на его правом фланге Коломбей и замок Обиньи. К 17 часам была занята и деревня Ла-Планш.

Однако французы, при звуках боя, повернули назад. Генерал Ламиро приказал 1-й и 3-й дивизиям 4-го корпуса возвратиться, чтобы подкрепить войска на правом берегу Мозеля. Со своей стороны генерал Мантейфель, уведомлённый фон дер Гольцем, двинул вперёд 1-й корпус. Завязался упорный бой. Слабый отряд Гольца, занимавший отдельную позицию у Коломбей, только с большим трудом удержался на ней. Однако уже подошёл авангард 1-го корпуса, а с востока спешил на помощь генерал Остен-Сакен с 25-й бригадой 13-й дивизии. В результате бой разгорелся по всей линии Kоломбей — Нуйльи. В 18 часов под прикрытием сводной батареи из 60 орудий прусской пехоте удалось перебраться через Коломбейскую долину у Лавалье и Ла-Планше. К этому времени прибыл на поле сражения командир прусского 12-го корпуса генерал Цастров.

Цастров, с учётом распоряжений высшего командования, не решился начать решительное наступление в сторону Меца. Однако на всякий случай приказал 14-й пехотной дивизии и корпусной артиллерии следовать к месту битвы. Тем временем генерал Остен-Сакен с 25-й бригадой переходит лощину Куанси и подымается на край плато. Сосновая роща на дороге в Белькруа, охваченная с трех сторон, берется штурмом. Она несколько раз переходит из рук в руки.

С появлением на левом фланге пруссаков 25-й пехотной бригады произошёл перевес в пользу германских войск. Французская позиция на дороге из Коломбея в Белькруа, которую французы до сих пор стойко удерживали, была наконец взята. Французы отошли к Борни, но всё ещё продолжали держаться к северу от саарбрюккенской дороги. Этим успехом бой на правом фланге французского 7-го корпуса и левом прусского 1-го корпуса в сущности закончился. Прусские войска пытались с этой позиции ещё пробиться далее, к узлу дорог у Белькруа но их атаки были отбиты. Столь же бесплодны были и неоднократные контратаки французских войск с целью вернуть утраченное у них пространство.

На левом фланге французов дивизия Гренье из 4-го корпуса под натиском дивизии фон Глюмера отошла под защиту форта Сен-Жюльен. Прибытие французских 3-й и 1-й дивизий 4-го корпуса привело к тому, что бой закипел с новой силой. Правый фланг корпуса Мантейфеля вынужден был отойти и занять оборону под прикрытием корпусной артиллерии. Прибытие на поле сражения 28-й пехотной бригады, 18-й пехотной и 1-й кавалерийской дивизий привело к тому, что прусские войска снова атаковали. Они взяли деревню Мей, но пробиться к Белькруа не смогли. К 21 часу бой прекратился по всей линии.

Французы потеряли в этом сражении более 7 тыс. человек, прусские потери — более 6 тыс. человек. Не принеся победы ни одной, ни другой стороне, бой этот на целые сутки задержал переправу французских войск через Мозель. Эта вынужденная задержка привела в ходе дальнейших военных действий к тяжелым последствиям для французской армии. Поэтому стратегически это была победа прусской армии.

Особенность этого сражения в том, что оно имело импровизированный характер. Разведка боем одной прусской бригады привела ожесточенному сражению весьма значительных сил. Прусская армия отметилась принципом взаимной поддержки: пруссаки, слыша выстрелы в авангардах, большей частью являлись на поле боя по своему собственной инициативе. Кроме того, германцы умело применяли артиллерию, быстро концентрируя орудия. Сводная 60-пушечная, а затем 90-пушечная батарея дала возможность слабым силам пруссаков удержаться до прибытия подкреплений и содействовала своей пехоте.

Французское командование действовало крайне вяло и нерешительно. Базен не воспользовался разрозненностью прусских авангардов, которые нельзя было сразу поддержать главными силами. Французы не использовали неоднократно возникающие кризисы, которые могли привести к поражению прусских передовых сил, если бы французы наступали сосредоточенными силами. Так, в центре, куда была направлена атака одной бригады фон дер Гольца, стоял французский 3-й корпус в полном составе на позиции, приспособленной к обороне, а в его тылу располагалась гвардия.

Таким образом, это сражение имело важные стратегические последствия. Армия Базена не смогла своевременно отойти к Вердену. Это позволило прусским войскам сначала остановить французов, а затем заставить их отойти к Мецу. Во многом это вина Базена, который руководствовался личными интересами, которые стали яснее позднее, и стремился сохранить свою армию нетронутой до заключения мира и поэтому преднамеренно медлил. Базен планировал сыграть важную политическую роль в будущей Франции.

Битва при Коломбей — Нуйльи

Маршал Франсуа Базен

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 6
  1. Георг Шеп 1 апреля 2016 09:43
    Инициатива и принятие самостоятельных решений, вот, что в целом, определило успех в этом сражении немецкой армии.
  2. aviator1913 1 апреля 2016 09:47
    Классная статья. Ждем продолжения. Спасибо автору.
  3. Lanista 1 апреля 2016 12:52
    По сути, первое сражение "современной" маневренной схемы. Была бы у немцев радиосвязь - у французов бы в принципе не осталось шансов.
    1. Cartalon 1 апреля 2016 15:41
      А по мне так вполне похоже на гражданскую войну в США
  4. Dal arya 1 апреля 2016 18:19
    Все воины 2 половины 19-начала 20 века были похожи,в этом нет ничего удивительного.
    Глупые издержки самодержавия-монарх-это в первую очередь вождь дружины и он должен воевать,причем сам и непременно побеждать.Да были конечно и Александры Македонские и Наполеоны,но были и такие как Наполеон 3 или наш Николай 2.Не надо было ввязываться в войну если это не умели-страну бы не просрали.
    Впрочем я склонен считать любую республику лучше,чем монархию.
  5. Trapper7 12 апреля 2016 11:11
    А где продолжение?

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня