Ковельская битва

Только через 35 дней после начала Луцкого (Брусиловского) прорыва, 26 июня (9 июля), Русская Ставка своей директивой поручила ведение главного удара Юго-Западному фронту. При этом Западному фронту предписывалось сдерживать противника, а Северному — наступать. 15 (28) июля Юго-Западный фронт начал новое наступление, которое продолжалось до конца августа 1916 г.

Ситуация на других направлениях

В предшествующий период ни Западный, ни Северный фронты не смогли оказать поддержки армия Брусилова. Западный фронт под командованием генерала от инфантерии А. Е. Эверта провёл 20 июня (3 июля) — 12 (25) июля 1916 года Барановичскую операцию. Эверт минимизировал наступление фронта, возложив осуществление прорыва германско-австрийского фронта у Барановичей на 4-ю армию генерала от инфантерии А. Ф. Рагозы (4 корпуса), при этом не все войска армии участвовали в операции. Германцы обнаружили подготовку наступления, поэтому внезапности не было. Кроме того, артиллерийский обстрел начался за несколько дней до атаки, что также демаскировало подготовку к наступлению. Инженерной подготовки почти не было. Разведка не справилась со своей задачей. Германские позиции состояли из 2 или 3 укрепленных полос: вторая и третья полосы с бетонированными долговременными укреплениями русскими войсками обнаружены не были. Ситуацию усугубили ошибки русского командования в ходе самого наступления: войска бросали в бой частями, без связи и взаимодействия. Численное превосходство использовано не было: из большого количества войск, собранных для проведения операции, основная масса бездействовала, пока атакующие части захлебывались в крови, затем свежими частями сменялись обескровленные части и атаки на тех же рубежах повторялись вновь и вновь. В итоге наступление утонуло в крови. Наши войска потеряли до 80 тыс. убитыми и ранеными.


Таким образом, командование Западного фронта имея для подготовки несколько месяцев, располагая тройным перевесом в живой силе и некоторым превосходством в артиллерии, не смогло организовать нормальной операции и русские части не смогли прорвать укрепленный германский позиционный фронт, овладев только первой укрепленной линией на отдельных участках наступления. Более того, мощной короткой контратакой германские части смогли частично восстановить первоначальное положение. Ни одна из задач Барановичской операции выполнена не была. Западный фронт не смог улучшить своего положения, не создал условий для будущего наступления, не отвлек внимания противника от Юго-Западного фронта. Даже в разгар операции у Барановичей германское командование продолжало снимать силы из полосы Западного фронта для переброски на юг. Огромные потери при полном отсутствии результатов оказали крайне негативное влияние на моральный дух русских войск, в которых усилились антивоенные настроения. Вскоре, в 1917 году это дало самую благоприятную почву для революционной пропаганды в войсках и сделало части Западного фронта наиболее подверженными влиянию революционеров.

Северный фронт под командованием генерала А. Н. Куропаткина бездействовал весь май и июнь, когда армии Брусилова вели кровопролитные бои на юге. Куропаткин ограничился попыткой наступления на Бауск 9 (22) июля силами 12-й армии под командованием генерала Р. Д. Радко-Дмитриева. Шестидневные бои не дали результатов, потери 12-й армии составили около 15 тыс. человек. Куропаткин был спешно отправлен в Туркестан, где проявил себя талантливым управленцем, быстро и почти без кровопролития усмирив волнения среди туземного населения. Новым комфронта стал Н. В. Рузской. Он отменил намеченную прежним командованием десантную операцию в тылу противника.

Ковельская битва


План наступления. Силы сторон

В июле русская Ставка перебросила на юг гвардию и стратегический резерв забайкальских казаков (Гвардейский отряд — 1-й и 2-й гвардейские пехотные и гвардейские кавалерийские корпуса), а также 4-й Сибирский корпус, создав Особую армию генерала Безобразова. Одновременно с Северного фронта передавался 3-й армейский корпус. Левофланговые 7-я и 9-я армии были усилены 3 пехотными и 1 кавалерийской дивизиями. В начале июля была произведена перегруппировка правофланговых армий фронта. Группа Безобразова была выдвинута между 3-й и 8-й армиями, и ей передали правофланговые корпуса 8-й армии.

Юго-Западному фронту были поставлены следующие задачи: в целом 3-я, Особая и 8-я армии должны разгромить оборонявшую Ковель группировку противника и взять город. 3-я армия должна была атаковать Ковель с севера и востока, взять переправы через р. Стоход и затем действовать в тыл Пинской группе германских войск. Группа Безобразова должна была форсировать Стоход и охватить Ковель с юга. 8-я армия нацеливалась на Владимир-Волынский. 11-я армия наступала на Броды и Львов; 7-я армия — на Монастыриску, 9-я армия, выдвинувшаяся вперед, поворачивает на север, на Станислав. Общее наступление назначили на 15 (28) июля 1916 г. 11-я армия Сахарова должна была начать наступление раньше других армий.

Таким образом, Русская Ставка дала указание нанести удар в самое крепкое место австро-германского фронта — на ковельском направлении. Хотя эта территория была труднопроходима от природы и дополнительно усилена фортификационными сооружениями. Это участок фронта обороняли лучшие германские дивизии. Кроме того, когда в конце мая — начале июня 1916 г. генерал Брусилов требовал от 8-й армии наступать на Ковель, операции имела значение для оказания помощи Западному фронту. Фронт Эверта должен был нанести главный удар в ходе летнего наступления. И наступление войск Юго-Западного фронта на ковельском направлении должно было поддержать удар соседей. Теперь, когда Западный фронт должен был только связывать противника, движение на Ковель потеряло стратегическое значение.

Трем русским армиям на правом крыле, на ковельском направлении (3-я, Особая и 8-я армии) — противостояла группировка войск Линзингена: группы Гронау, Гауэра, Фата, Лютвица Бернгарди и 4-я австро-венгерская армия. Всего против наших 29 пехотных и 12 кавалерийских дивизий противник имел у Ковеля 25,5 пехотных и 7 кавалерийских дивизий. То есть силы были примерно равны, особенно с учётом сильных германских укреплений.

В центре, на львовском направлении, русской 11-й армии — 14,5 пехотных и 2 кавалерийских дивизии — противостояли подчиненные Линзингену группа Марвица и группа Бём Ермоли — 1-я и 2-я австро-венгерские армии, всего 13 пехотных и 2,5 кавалерийских дивизии. Русской 7-й армии с 10 пехотными и 2 кавалерийскими дивизиями противостояла Южная германская армия — 11 пехотных и 1 кавалерийская дивизия.

На левом фланге 9-й русской армии — 11 пехотных и 5 кавалерийских дивизий, противостояли две армии противника: 3-я австрийская армия в Заднестровье и 7-я австрийская армия в Карпатах, всего 14,5 пехотных и 4 кавалерийских дивизии. Южная германская армия, 3-я и 7-я австро-венгерские армии составляли группу войск эрцгерцога Карла.

Таким образом, 63,5 пехотным и 21 кавалерийской дивизиям русской армии, развернутым от Припяти до Румынии, необходимо было разгромить 63,5 пехотных и 145 кавалерийских австро-германских дивизий которые мощно укрепились и располагали почти вдовое сильнейшей артиллерией. Юго-Западный фронт получил подкрепления, но слишком поздно, противник также перебросил новые дивизии и надежно прикрыл южное стратегическое направление.

Ковельское сражение

Первой 3 (16) июля перешла в наступление 11-я армия Сахарова. В сражении на Стыри 3-4 июля 5-й армейский и 5-й Сибирский корпуса отбросили группу Марвица за эту реку, одновременно 32-й корпус сильно потеснил 1-ю австро-венгерскую армию Пухалло. Затем четыре правофланговых корпуса армии Сахарова (8-й, 5-й армейский, 5-й Сибирский и 32-й) 7 (20) июля форсировали Стырь и на следующий день отбросили противника за р. Липу. 12 (25) июля 11-я армия снова атаковала. Была форсирована Слоневка и началось сражение за Броды.

15 (28) июля 1916 г. армии Брусилова перешли в наступление по всему фронту. 3-я армия в начале несколько продвинулась вперёд, но 19-20 июля противник (группа Гронау) начал контрнаступление и потеснил 4-й Сибирский и 3-й армейский корпуса. Наступление в обход Ковеля с севера захлебнулось.

Особая армия Безобразова добилась серьёзного успеха, но из-за ошибок командования его не развили. На правом фланге 30-й корпус генерала Зайончковского форсировал Стоход и глубоко вклинился в расположение противника. В центре 1-й армейский корпус генерала Душкевича и 1-й гвардейский корпус великого князя Павла Александровича не добились успеха и понесли большие потери. Однако на левом фланге 2-й гвардейский корпус генерала Рауха разбил группу Лютвица. В первый же день русские гвардейцы взяли в плен более 20 тыс. человек и захватили 56 орудий. Но Безобразов остановил сулившее крупную победу успешное движение 30-го корпуса за Стоход и стал равнять корпуса и не сумел использовать победу гвардии под Трестенем. В последующие дни противник оправился и восстановил оборону. Войска фон Бернгарди сильным ударом по 1-му армейскому корпусу, между 30-м корпусом и 1-м гвардейским корпусами, помешал дальнейшему наступлению наших войск. Таким образом, 21 (3 августа) июля первый этап Ковельского сражения был завершен. Наши войска добились тактического успеха, но вражеский фронт сохранил свою целостность.

На других направлениях наши войска добились более серьёзных успехов. 8-я армия Каледина наступала на Владимир-Волынский. Правофланговые 39-й и 23-й корпуса, атаковавшие позиции группы Бернгарди, успеха не добились. Но левофланговые 40-й и 8-й корпуса полностью разгромили 4-ю австро-венгерскую армию генерала Терстянского в сражении при Кошеве. 8-й корпус Драгомирова суворовским броском сокрушил две дивизии противника из корпуса Шурмая. Стрелки 40-го «стального» корпуса поддержали почин и истребили другой вражеский корпус — 10-й. Причём наши войска бросились в стремительную атаку всего после 15 минутной огневой подготовки! Это стало для врага полной неожиданностью. В ходе этой короткой, но ослепительной схватки, во вражеских дивизиях осталось от 600 до 1800 штыков. В Кошевском сражении было взято в плен более 9 тыс. человек, захвачено 46 орудий. Всего во всей австро-венгерской армии из 38 тыс. бойцов осталось 17 тыс. человек. За несколько часов боя австро-венгерская армия утратила боеспособность.

Противник был в шоке. Австро-германскому командованию пришлось в Галиции прямо из боя выдергивать отдельные части (полки и даже батальоны) и бросать на автомобилях под Кошев, чтобы спасти 4-ю армию. Если бы Каледин продолжил победный прорыв 40-го и 8-го корпусов и бросил в прорыв 5-й кавалерийский корпус, а не только два полка, то к вечеру 15 (28) июля рухнул весь фронт Линзингена. А штаб фронта мог перенести основной удар на владимир-волынское направление, которое сулило решительный успех во всей операции. Однако штаб Каледина был слишком далеко от передовой и узнал о победе не только позже штаба Терстянского, австрийского главнокомандующего Конрада фон Хётцендорфа, но даже позднее, чем Гинденбург. В результате время было упущено. Наши войска только 17 (30) июля продолжили наступление. Противник уже успел закрыть брешь 40-м германским корпусом Лицмана (108-я германская дивизия и отдельные батальоны сведенные в резервные полки), который стал ядром спаявшим обломки 4-й австро-венгерской армии.

11-я армия продолжала ранее начатое наступление. В центре 17-й и 32-й корпуса взяли Броды, завершив победой четырехдневное сражение. Наши войска взяли в плен около 14 тыс. человек. 1-я австро-венгерская армия Пухалло и левый фланг 2-й австро-венгерской армии — группа генерала Козака, понесли тяжелые потери в битве с 11 по 15 июля. 18-й корпус и группа Козака потеряли до половины своего состава. Гинденбургу пришлось бросить для спасения Львова новые 3 дивизии с Французского фронта. Германские дивизии составили 1-й корпус генерала фон Эбена. Войска 1-й австро-венгерской армии были присоединены ко 2-й армии. Управление армией перевели в Трансильванию. Генерала Пухалло сменил генерал фон Арц.

Однако присутствовали и негатив, присущий царской армии. На правом фланге 11-й армии командир 5-го корпуса генерал Балуев отказался поддержать атаку смежного 8-го корпуса «чужой» 8-й армии. Генерал Брусилов всегда призывал не считаться с «разграничительными линиями» и поддерживать соседей. Но Балуева это не касалось. При этом его не только не наказали, но вскоре повысили. Фаворит Ставки Балуев получил Особую армию.

7-я армия в это время вела бои местного значения. Наступление развивалось медленно. Позиции Южной германской армии были слишком сильны, и командарм Щербачев выжидал, когда успехи соседей — 11-й и 9-й армий, ослабят противника.

На левом фланге фронта 9-я армия Лечицкого добилась блестящих успехов. 15 (28) июля 41-й корпус прорвал оборону противника на стыке групп Ходфи и Кревеля, а 33-й корпус нанес мощный фронтальный удар. Одновременно центральный 12-й корпус прорвал позиции 3-й австро-венгерской армии. В ночь на 16-е противник отступил по всему фронту. В боях 15 июля войска 9-й армии взяли в плен 8 тыс. человек, захватили 21 орудие. Однако штаб армии не использовал этот успех. Разбив и отбросив противника по всему фронту, генерал Лечицкий остановил наступление. Он опасался усиления противника в Карпатах против слабого левого фланга армии и растяжением 9-й армии на двух направлениях — на Галич и в Трансильванию.

Действительно, 20 июля (2 августа) эрцгерцог Карл начал контрнаступление 7-й армией Пфланцера, укрепленной 3 (затем 4) германскими дивизиями из Франции. Из германских дивизий (в том числе двух отборных егерских) сформировали Карпатский корпус под началом генерал Конта. Левый фланг нашей армии (2 пехотные дивизии и 3-й конный корпус) потеснили. Упорные бои с более чем вдвое превосходящими силами противника шли шесть дней, но наступательный порыв германского Карпатского корпуса был сломлен. Генерал Лечицкий потребовал подкреплений, так как ему приходилось наступать в Галиции и держать оборону в Буковине, имея перед собой две сильные вражеские армии. Ставка приказала 7-й армии помочь 9-й, и генерал Щербачев направил Лечицкому 37-ю дивизию с управлением 18-го корпуса. Это укрепило левый фланг 9-й армии и позволило Лечицкому продолжить наступление.

Таким образом, первый этап Ковельского сражения выявил бесперспективность дальнейшего наступления на ковельском направлении, где лучшие силы русской армии гибли в болотах на реке Стоход. Необходимо было найти лучшее применение отборным полкам Юго-Западного фронта — развить наступление на участках армии Каледина, Сахарова или Лечицкого. Однако ничего этого не было сделано. Ставка вновь приказала атаковать Ковель, наступать теми же силами и теми же средствами, хотя противник уже был готов к атаке русских войск на этом направлении.

Ковельская битва

Австрийские пленные

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Статьи из этой серии:

Кампания 1916 года

Стратегия Антанты и Центральных держав на 1916 год
«Вооружённые силы Франции истекут кровью в любом случае — сохранит она Верден или нет»
Франция и Англия собирались «воевать до последнего русского солдата»
Русские солдаты во Франции
Блестящая победа русской Кавказской армии под Эрзерумом
Кеприкейское сражение
Штурм Эрзерума
Разгром 3-й турецкой армии
Трапезундская операция
Верденская мясорубка
Верденская мясорубка. Ч. 2
Стратегическое поражение германской армии под Верденом
Нарочская операция
Португалия в Первой мировой войне
Пятая битва при Изонцо
Трентинская операция
Как русская Кавказская армия разгромила 3-ю турецкую армию в Эрзинджанском сражении
Брусиловский прорыв
Луцкий прорыв
Упущенные возможности Брусиловского прорыва
Коломейское сражение. Битва на реке Стоход

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 6
  1. parusnik 27 июля 2016 07:45
    Фаворит Ставки Балуев получил Особую армию...1918 — Вступил в Красную армию.1919 — Инспектор военных сообщений Высшей военной инспекции.1920 — Входил в состав Особого совещания при Главкоме и Комиссии по исследованию и использованию опыта 1-й мировой войны.На преподавательской работе.Умер в Москве в 1923 году... А.В. Олейников в своей книге "Успешные генералы забытой войны" пишет о Балуеве следующее: "Весьма значительный отрезок боевой карьеры П.С. Балуева был связан с фронтом в районе озера Нарочь. После 48-часового непрерывного боя 16-18 сентября 1915г.у озера Нарочь он разбил германскую 75-ю резервную дивизию командир Макс фон Сейдвитц и отбросил ее к Близникам. И это при том, что местность в районе действия корпуса пересеченная крупными озерами до крайности стеснила наступательные действия, а противник укреплялся.Войска 5-го армейского корпуса были одними из понесших наибольшие потери среди корпусов – участников Виленского сражения и последующих боевых событий: 7-я пехотная дивизия из 7965 штыков потеряла 5174 штыка, 10-я пехотная дивизия из 6148 штыков потеряла 2121 штык"...
  2. 97110 27 июля 2016 10:21
    Ставка вновь приказала атаковать Ковель, наступать теми же силами и теми же средствами, хотя противник уже был готов к атаке русских войск на этом направлении.
    Свят, свят, свят!
  3. антивирус 27 июля 2016 13:47
    Цитата: 97110
    Ставка вновь приказала атаковать Ковель, наступать теми же силами и теми же средствами, хотя противник уже был готов к атаке русских войск на этом направлении.
    Свят, свят, свят!

    Во всём можно найти салонные пасьянсы-расклады-контры.
    Потеряли Польшу в 1915г и получили берлинских поляков в добавку к лондонским и парижским( Все наверное кричали о независимости от России под любым протекторатом).
    Надо было влезать в Царство Польское.Кратчайший путь где?
    Зимой 1915-16 гг произошло видимо первое предательство России со стороны Антанты по вопросу"Польша часть России или нет?"
    И мы надорвались под Ковелем.
    Если разгромить Авст-Венгров то их выход из войны не вернет Польшу , а лишь подарит бОльшие территории Италии и что еще ?
    Да и могли ли вывести А-В из войны? Ещё год до братаний было.
    Контроль над Польшей -это контроль над центральной Европой ( со времен 3-го радела Польши и Священного союза Александра 1-го.
    Политика заставила лить кровь военных и не осуществима сама идея оказалась.
  4. xan 27 июля 2016 16:36
    Хорошо знаю военную историю, перечитал кучу литературы, от художественной до мемуарной и документальной. Все время отмечаю и поражаюсь простому факту - ничего из продемонстрированного немцами и австрийцами не поразило русское командование. Русские генералы не удивлялись, практически всегда просчитывали действия врага наперед, и не теряли контроль над боевой обстановкой в отличие от советских в 41м. Это говорит о достаточной квалификации и эрудиции генералитета. Но вместе с тем постоянно допускаются ошибки именно со стороны командования, которые под собой имеют какие-то посторонние причины и интриги. А главное то, что за это никто не несет наказание. Видимо законы военной бюрократии царской России работали против побед, а значит Империя должна была умереть.
    xan
    1. Ударник 27 июля 2016 17:45

      Ставка вновь приказала атаковать Ковель, наступать теми же силами и теми же средствами, хотя противник уже был готов к атаке русских войск на этом направлении.

      Ковельские сражения - целиком заслуга Брусилова. Ставка на взятии Ковеля не настаивала, а рекомендовала штабу ЮЗФ сосредоточить усилия на своём левом фланге (9 и 7 армии) в направлении на Станиславов-Галич.
      1. xan 27 июля 2016 22:04
        Цитата: Ударник
        Ковельские сражения - целиком заслуга Брусилова. Ставка на взятии Ковеля не настаивала, а рекомендовала штабу ЮЗФ сосредоточить усилия на своём левом фланге (9 и 7 армии) в направлении на Станиславов-Галич.

        Вот в этом вся и суть. Ставка рекомендует одно, а круги близкие к царю другое, политиканы из госдумы третье. Когда нужно было повесить сахарозаводчиков, получилось так как надо было кругам, близким к царю. Ставка рекомендовала, а армии, резервы и корпуса давались под конкретные политические задачи и зачастую вразрез с мнением Ставки. Не мог такой профи как Брусилов упереться в Ковель и положить гвардию как , иначе нужно поставить под сомнение всю военную деятельность Брусилова до этого прискорбного факта.
        xan
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня