Баллада о танках «Ли/Грант». «Ли/Гранты» в бою (часть четвертая)

Итак, вот мы и дошли до самого конца истории танков «Ли/Грант», рассмотрели их всесторонне, вплоть до того, в какие цвета они раскрашивались. Теперь нам осталось посмотреть на их боевое использование, и… все! Но сначала на основе имеющихся данных попробуем непредвзято их оценить. И вот опять-таки, если делать это непредвзято, то получится, что американским конструкторам в условиях жесткого лимита времени удалось создать… самые мощные средние танки мира! Ни на одном танке мира в 1941 году не стояло столь мощной 76,2-мм пушки, как на М3. Даже после «урезания» ствола она была мощнее немецкого «окурка», стоявшего на Т-IV. «Рейнметалл» NbFz имел две пушки 75 и 37-мм, но и они не могли конкурировать с орудиями М3, да и сколько их было? Советские Т-28 также имели «короткую пушку», а пушка Т-34 по своим параметрам была примерно равна американской, но не имела стабилизатора. Более того, даже 37-мм пушка американского танка была намного мощнее своего германского аналога, так что танк М3 на момент своего появления обладал непревзойденной огневой мощью.

Баллада о танках «Ли/Грант». «Ли/Гранты» в бою (часть четвертая)

Почему-то на «танковой миле» Абердинского полигона М3 до сих пор покрашен вот так… Во всяком случае, более свежих снимков нет.


Например, имевший аналогичную установку вооружения французский танк В-lbis с 75-мм короткой пушкой между гусениц в корпусе справа от водителя был плох уже тем, что функции его экипажа были распределены нерационально (в башне всего один человек), а пушка была короткоствольной, и наводил ее на цель сам водитель. Правда, у нас был КВ-2 со 152-мм пушкой в огромной башне. Но это не был средний танк. Это был тяжелый танк, и сравнивать его и М3 нельзя. Как нельзя сравнивать «Тигр» и Т-34.


Ну что можно разрушить вот из такого жалкого 75-мм орудия? В1бис, Самюр, Франция.

Вооружение танков М3 «Ли/Грант» позволяло им в те годы на равных сражаться с танками фашистской Германии и ее союзников всех типов. 37-мм орудие, находившееся в башне, поражало их броню на дистанции в 500 ярдов (457 м), причем толщиной 48 мм, тогда как 75-мм орудие, стоявшее в спонсоне, пробивало 65 мм броню, то есть более толстую, чем была на германских танках, да еще имевшую 30 градусов наклона к вертикали. Но у какого германского танка в те годы была такая броня? Стоит заметить, что и 76-мм пушка советского тяжелого танка КВ на расстоянии в 500 м могла пробить броню толщиной в 69 мм, и, таким образом, сравнивая возможности этих машин в борьбе с немецкими танками, можно сказать, что они были практически равны.


М3 «Генерал Грант» в музее в Бовингтоне.

Германские танковые пушки, имевшие калибр 37-50 мм, и уж тем более короткоствольное 75-мм орудие САУ «StuG Ш», получившее у нас название «Артштурм», не могли пробивать лобовую двухдюймовую броню М3 с 500 м. А еще его 37-мм орудие имело такой угол возвышения, что из него можно было стрелять даже по самолетам, из-за чего танк получил «собственную ПВО», причем совсем не «пулеметного качества». Большие размеры танка также оказывали сильное воздействие на психику противника, что особенно проявлялось на Тихоокеанском ТВД и в Азии. Правда, они же делали его заметным и, соответственно, более поражаемым. Таким образом, основных недостатков у танка М3 было… три! Первый – большая высота. Второй – слабый для такой массы двигатель. Третий – затрудненный маневр огнем орудием главного калибра, и… все!


Горящий М3 в Ливии. «На войне, как на войне».

Первыми боевую службу начали танки М3 «обороны канала»: «Генерал Грант CDL» и «Shop Tractor T 10». Находились в 79-й бронетанковой дивизии Великобритании, и вместе с танками «Матильда CDL» должны были отражать германский десант. Дивизия находилась на берегу пролива Ла-Манш, все ее танки были в полной боевой готовности и были строго засекречены. Но десанта немцы так и не высадили. Поэтому боевое крещение М3 получил в песках знойной Африки.


А вот этот танк стал германским трофеем.

Здесь уже в январе 1942 года немецкие и итальянские войска, которыми командовал «лис пустыни» Э. Роммеля, начали наступать против 8-ой британской армии в Ливии и смогли оттеснить ее от города Бенгази к городу Газала. После этого фронт здесь стабилизировался на целых долгих четыре месяца. Затем англичане нанесли ответный удар и почти разгромили противника, но темп их наступления был очень невысок – всего лишь 1,5 км за... сутки. В итоге лишь в середине февраля английские войска смогли выйти на ливийско-тунисскую границу.



Этому танку германский снаряд угодил прямо в край водительского смотрового люка, но… броню так и не пробил!

Затем уже в ноябре–декабре 1942 года войска англо-американцев, практически не встретив сопротивления, оккупировали Северную Африку, которая находилась под властью вишистского правительства.

Ожесточенные бои начались весной, но лишь к 13 мая немцы были разгромлены, и это притом, что в пехоте союзники имели двойное превосходство, втрое превосходили их в артиллерии, а в танках – в четыре раза! Также они имели налаженное и бесперебойное снабжение своих войск всем необходимым. Потери немецко-итальянских войск были очень велики. Так, они имели всего 120 танков, тогда как союзники в наличии имели около 1100 машин.


Если танк разогнать и построить трамплин, то… любой танк можно превратить в «летающий». Дело техники!

В этих боях превосходство танков М4 «Шерман» перед М3 проявилось радикальным образом. Поэтому танки М3 в армиях Великобритании и США начали сниматься с вооружения и передаваться их союзникам – прежде всего, таким странам, как Индия, Австралия и Новая Зеландия, а также французским и польским воинским формированиям, что находились на территории Великобритании. Те машины, что еще сохранялись в войсках, переоборудовали в различные вспомогательные боевые машины: командирские танки, танки-тральщики, ремонтно-эвакуационные машины, и в этом виде они использовались до самой середины 50-х годов.


Застрял в канаве в Тунисе…

Во время десантной операции в Нормандии и на юге Франции англо-американские войска вооружались уже новейшими танками, но танки М3 все равно использовались во французских и польских дивизиях, воевавших в составе союзнических сил. Стойкость французов, действовавших в составе 7-й армии США под Страсбургом во время германского контрнаступления в Арденнах и польских танкистов из танковой дивизии в районе Нижнего Мааса, помогли сдержать германские танки, и, по сути, спасла тогда от разгрома американскую 7-ю армию.


Что отличает «белого человека» от черного? Только одно – наличие белой задницы!

В Индии танковые войска начали формироваться с 1 мая 1941 года. Их основу составили американские легкие танки М3 «Стюарт», которые поставлялись индийской армии по ленд-лизу. С 1943 года М3 также пошли в бой в джунглях Бирмы. Здесь массированное применение танков также, как и в Ливийской пустыне, оказалось невозможным. Поэтому они действовали небольшими группами, а то даже и поодиночке, исключительно в целях поддержки пехоты, которой часто приходилось воевать на мулах, местных буйволах и даже слонах.


Когда в М3 взрывался боекомплект, то с танком происходило вот такое…

В пустыне М3 показал себя достаточно хорошо. Правда, гусеницы пришлось закрыть противопыльными щитками, поскольку иначе он очень уж «пылил». Впрочем, «пылил» он и со щитками, но все же меньше. Германские танки издали поражались им с первого выстрела, кроме того, М3 развивали сильный деморализующий огонь по пехоте. Но германское 88-мм зенитное орудие поражало его первым же выстрелом, равно как и трофейные советские пушки Ф-22 и УСВ с расточенной каморой, и поставленные на шасси БТР «251». Не мог он на равных бороться и с новейшими германскими танками T-IV с длинноствольными 75-мм орудиями в 42 и 48 калибров.


Австралийские танкисты изучают М3. Фото 1942 года.

А вот в Бирме танк М3 показал себя с самой лучшей стороны. Японские танки, вооруженные 37-мм пушками, не могли поражать их лобовую броню с расстояния в 500 метров, но сами были легкой добычей для 75-мм-орудий «Генерала Ли». Не было у японской армии и качественных противотанковых орудий. В пехоте для борьбы с ними создавали отряды смертников, которые, обвязавшись мешками с динамитом, с минами в руках либо бутылками с горючими смесями в руках бросались под эти танки, или прятались в зарослях и пытались засовывать мины под танки при помощи бамбуковых шестов. Танкисты ответили тем, что стали сажать пехоту на свои машины, и тогда японцы начали использовать против них авиацию. С этой целью истребители Ки-44-II «Оцу» вооружались двумя 40-мм пушками Ха-301 вместо стандартных 20-мм пушек, монтировавшихся в крыле. Два 12,7-мм пулемета на них сохранялись. Использовали эти машины как штурмовики, но боезапас для пушек был мизерным: всего лишь по 10 снарядов на ствол. На этих самолетах воевал 64-й авиаполк ВВС императорской армии Японии, которым командовал майор Ясукихо Курое.

Что касается самоходных 105-мм гаубиц М7 «Прист» на базе М3, также весьма неплохо показали себя в Ливийской пустыне, находясь в составе 8-й британской армии. Затем они поступили на вооружение и британской, и американской, и французской армий, их применяли для поддержки пехоты в боях на Сицилии, в Италии и в северной Европе. Эти гаубицы М7 находились на вооружении во многих армиях мира до середины 50-х годов.


«Под знаменем Ленина вперед к победе! За Сталина!» - сразу видно - наш танк.

Командно-штабные машины из танков М3 начали переделывать в 1943 году. При этом демонтировались вооружение и обе боеукладки – в корпусе и в башне (последняя заодно с верхней башней), после чего внутри машины можно было оборудовать достаточно большой свободный отсек, в котором устанавливали мощную радиостанцию и разное другое оборудование – то есть все, что требовалось для штабной работы. Внешне эти машины походили на ARV-1, и не имели ни пушек, ни башни. Однако в армии США башню с 37-мм орудием на них оставляли. Этими «танками» пользовались командиры танковых полков и дивизий, и на них же могли находиться оперативные группы штабов танковых дивизий. Количество переоборудованных машин было небольшим.


Очевидно, что данная часть включала как М3с, так и М3л (по советской классификации).

Ремонтно-эвакуационные машины ARV находились на вооружении специальных подразделений и действовали во втором эшелоне действующих танковых соединений. Их задачей был ремонт и эвакуация танков, получивших те или иные повреждения. Но на Западном фронте танковые бои, подобные тем, что были в России, практически места не имели. В силу этого ARV применялись довольно ограниченно.


Советские М3с под Вязьмой. 1942 год.

Бронетранспортер «Kangaroo» спроектировали специально для транспортировки пехоты вслед за наступающими танками. Эти машины придавали английским бронедивизиям, действовавшим в Европе. Но их боевое применение было эпизодическим. Какое-то время эти БТР после войны состояли на службе в австралийской армии.


«Скромность как нижнее белье, - говорят французы. - Нужно иметь, но не стоит всем показывать!» Подбитый танк М3 «Ли» «Советские герои» в районе Близновского-Кабала (севернее Болхова, Орловская обл.) июль 1942. Скорее всего, этот танк принадлежал 192 тб (61я армия). Вот и танкисты из этого танка поступили «по французскому рецепту». Но… разве это не настоящее геройство, воевать в такой страшной войне, да еще и на таком танке?!

Что касается СССР, то здесь танки М3 встретили без восторга. Дело в том, что в середине 1942 года Германия уже начала выпускать танки T-IIIJ и T-IIlL c 50-мм броней и, к тому же, вооруженные длинноствольным 50-мм орудием, пробивавшим на расстоянии 500 м броню толщиной до 75 мм, а также начали производить танк T-IVF и штурмовое орудие «StuG III», также имевшее длинноствольное 75-мм орудие с высокой эффективностью. Так что броня М3 спасать уже перестала. Требовалась скорость, а еще маневренность и скрытность, а все эти качества у М3 отсутствовали. Высокий, с плохой проходимостью на русских дорогах, с недостаточно мощным двигателем (мощность 340 л.с. против 500 л.с. у Т-34 такой же массы) и очень чувствительный к качеству топлива и смазки, он не вызывал хороших отзывов танкистов. Но и эти недостатки были бы еще терпимы, если бы не его резинометаллические гусеницы. Резина на них часто выгорала, и гусеницы просто разваливались, а танк превращался в неподвижную мишень. И понятно, что танкистам такое не нравилось. Смягчить их мнение о танке не могли ни комфортные условия его эксплуатации и технического обслуживания, ни удобные бортовые двери, которые позволяли легко выбраться из подбитой машины, ни ее сильное вооружение. Известен рапорт командира 134 танкового полка полковника Тихончука от 14 декабря 1942 года, в котором он оценивает танки М3: «Американские танки в песках работают исключительно плохо, беспрерывно спадают гусеницы, вязнут в песке, теряют мощность, благодаря чему скорость исключительно мала. При стрельбе по танкам противника, ввиду того, что 75-мм пушка установлена в маске, а не в башне, приходится разворачивать танк, который зарывается в песок, что очень затрудняет огонь».


В американской армии были и такие вот смешанные подразделения, где вместе с новыми М4 воевали и ветераны М3. Правда,… недолго.

Здесь, впрочем, следует отметить, что ни у англичан, ни у американцев М3 не применялись так интенсивно, как в Красной Армии, ну и накал боев как в Африке, так и на Западном фронте был очень далек от всего того, что имело место на Восточном фронте.

Впрочем, недостатки М3 союзники полностью осознали и поэтому очень быстро сняли их с производства. С августа 1942 года в США начал выпускаться танк М4 «Шерман», а в Англии – Mk VIII «Кромвелл». Это был танк «на один день», и когда этот день прошел, хорошо развитая промышленность США… поставила армии новый танк. Резервы для модернизации М3 отсутствовали изначально!

Интересно, что точно такая же судьба постигла и наш отечественный сверхтанк КВ. Он был неуязвим в 1941 году, но уже не удовлетворял военных в 1942-ом, прежде всего, из-за своих ходовых качеств. Для улучшения маневренных качеств танка КВ его конструкторы решили пойти даже на… снижение на нем толщины брони, и это притом, что 75 мм броня к этому времени уже пробивалась снарядами германской!!!

СССР по ленд-лизу получал танки таких модификаций, как МЗАЗ и МЗА5, имевшие дизельные двигатели. Всего нам было поставлено что-то около 300 машин: северным путем – морем через Мурманск, а южным – через Иран.


Еще один советский М3.

О действиях американских танков М3 в Красной армии писать было не особенно принято, чтобы не восхвалять, таким образом, технику нашего идеологического противника. Но в 5-ом томе «Истории Второй мировой войны», изданном в 1975 году, есть фотография, на которой видна танковая атака советских танков МЗАЗ «Грант» и М3 «Стюарт» в районе Калача-на-Дону летом 1942 года (хотя американский историк Стивен Залога датирует ее 1943 годом), что позволяет считать, что американские танки находились в 13-ом корпусе 1-й танковой армии. 134-й танковый полк действовал там совместно с 4-ым гвардейским казачьим корпусом в районе северо-восточнее города Моздока, и вел там на этих танках бои с немецким танковым корпусом «F». Танки М3 также участвовали в боях под Харьковом, сражались с немцами в Калмыцких степях южнее Сталинграда, а также на Северном Кавказе, и, возможно, что и на Дальнем Востоке.

Интересно, что во время транспортировки танков конвоями PQ 37-мм пушки танков М3, которые находились открыто на палубах, применялись для стрельбы по самолетам. Наверное, это единственный случай, когда танки участвовали в баталиях на море.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

72 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти