Как польская армия гетмана Ходкевича потерпела поражение под Москвой

Как польская армия гетмана Ходкевича потерпела поражение под Москвой

Сражение за Москву между русскими и польскими войсками возобновилось через день, 24 августа (3 сентября) 1612 года. 23 августа прошло без боя. Гетман Ходкевич провёл перегруппировку своих сил, перенес лагерь к Донскому монастырю, готовясь наступать теперь в Замоскворечье, на участке Трубецкого. Несмотря на серьёзные потери, гетман не терял надежды прорваться в Кремль. План польского военачальника заключался в следующем: начать наступление через Замоскворечье и одновременно вылазкой Струся из Кремля сковать действия ополчения Пожарского.

Польское командование отметило бездействие Трубецкого в день решающей битвы, а также сравнительную слабость русских укреплений на этом направлении. Тут дорогу через пожарище перекрывали два казачьих острожка. Один с внешней стороны — у Серпуховских ворот, возле церкви Св. Климента, другой — с внутренней, у церкви Св. Георгия. Ночью изменник дворянин Орлов, получивший от Сигизмунда III за донос на князя Пожарского документ на право владения его имением, провел 600 гайдуков с небольшим обозом через посты. Они незаметно прошли по правому берегу реки через государев сад, перебрались по бревенчатому Замоскворецкому мосту и пробрались в Кремль, передав продовольствие осажденным. На обратном пути гайдуки, воспользовавшись беспечностью казаков Трубецкого, захватили острожек и церковь Георгия и укрепились там.

Пожарский, видимо, догадываясь о планах противника, тоже перегруппировал силы. Он с Мининым и воеводами перешел к церкви Ильи Обыденного на Остоженке. Главные силы ополчения были переведены к берегу Москвы-реки, чтобы прикрывать прежнее направление и одновременно иметь возможность подать помощь за реку. Сюда же были оттянуты от Петровских, Тверских и Никитских ворот отряды Дмитриева и Лопаты-Пожарского. Примерно треть своего войска (пехоту, конницу и две пушки) Пожарский переправил на правый берег реки, чтобы стать на направлении вероятного наступления противника.


Оборонять Замоскворечье было значительно труднее, чем левобережье Москвы-реки. Вместо каменных стен Белого города здесь были лишь рвы и валы Деревянного города с остатками полусгоревшей и полуразрушенной деревянной стены да острожек на Пятницкой улице. Второй острожек в Ендове теперь находился в руках пана Неверовского. Кроме того, защитой ополченцам могли послужить ямы и развалины на месте выгоревших замоскворецких кварталов. В дополнение к этому казаками Трубецкого было вырыто много ям-окопов для стрелков. Зная, что у противника преобладает конница, князь Пожарский расположил своих стрельцов по рву Земляного города, где были поставлены две пушки. Отборные конные сотни были выдвинуты вперед за Земляной вал с задачей принять на себя первый удар войск гетмана. Трубецкой находился на берегу Москвы-реки (у Лужников). Его ополченцы занимали острожек у церкви святого Климента, на стыке Пятницкой и Ордынки, преграждая здесь путь к Кремлю. Часть казачьих войск была выдвинута вперед Земляного вала.

Гетман Ходкевич построил армию и собирался нанести главный удар со своего левого фланга. Левый фланг возглавил сам гетман. В центре наступала венгерская пехота, полк Неверовского и запорожские казаки Зборовского. Правый фланг состоял из 4 тыс. казаков под командой атамана Ширая. Как вспоминал позже князь Пожарский, войска гетмана шли «жестоким обычаем, надеясь на множество людей». То есть гетман повторил фронтальную атаку, не проявив тактической гибкости, надеясь прямой силой сломить сопротивление противника.

Решающее сражение

24 августа (3 сентября) 1612 года состоялось решающее сражение, которое определило весь исход Московской битвы. Длилось оно с рассвета до вечера и было крайне упорным и ожесточенным. Во многом оно повторяло битву 22 августа (1 сентября). Ходкевич, продолжая иметь значительный перевес в коннице, вновь применил массированный кавалерийский удар. Противника снова встретили конные сотни Пожарского. Обе стороны упорно сражались, не желая уступать.

От Донского монастыря Ходкевич направлял свежие подкрепления, пытаясь переломить сражение в свою пользу. В результате вскоре практически все силы Ходкевича были втянуты в сражение. Конные сотни Второго ополчения в течение пяти часов сдерживали наступление польской армии. Наконец, они не выдержали и подались назад. Некоторые русские сотни были «втоптаны» в землю. Отступление конных сотен было беспорядочным, дворяне вплавь пытались перебраться на другой берег. Князь Пожарский лично покинул свой штаб и попытался остановить бегство. Это не удалось, и вскоре вся конница ушла на другой берег Москвы-реки. Одновременно центру и правому флангу гетманской армии удалось оттеснить людей Трубецкого. Венгерская пехота прорвалась у Серпуховских ворот. Польские войска отбросили ополченцев и казаков к валу Земляного города.

Захватив инициативу в начале боя, гетман Ходкевич приказал своей наемной пехоте и спешившимся запорожцам начать штурм укреплений Земляного города. Здесь держали оборону ополченцы, ведя огонь из пушек, пищалей, луков, и вступая в рукопашные схватки. Одновременно польский главнокомандующий начал вводить в Москву обоз с продовольствием для осажденного гарнизона (400 возов). Несколько часов продолжался ожесточенный бой на валу, затем ополченцы не выдержали натиск противника и начали отступать. Гетман сам руководил этим наступлением. Современники вспоминали, что гетман «скачет по полку всюду, аки лев, рыкая на своих, повелевает крепце напрязати оружие своё».

В стане русских возникло замешательство. Значительная часть оттесненных с валов Земляного города русских ополченцев закрепилась в развалинах сожженного города. Ратники укрепились как смогли и стали ждать дальнейшего наступления противника. Русская пехота, засев в ямах и городских развалинах, сумела замедлить наступление противника. Польские всадники среди развалин сожженного города не могли действовать с должной эффективностью. Воевода же Дмитрий Пожарский в ходе сражения спешил часть конников-ополченцев, благодаря чему создал в нужном месте перевес пехоты. Кроме того, маневренность польских войск сковывал огромный обоз, преждевременно введенный Ходкевичем на отвоеванную часть Замоскворечья.

Однако польские войска смогли добиться ещё одного успеха. Чтобы пробиться к Кремлю, гетману Ходкевичу нужно было взять казачий острожек у церкви святого Климента. Венгерская пехота и казаки Зборовского, которые теперь составляли авангард польской армии, от Серпуховских ворот прорвались в глубь Замоскворечья и захватили Климентьевский острог, перебили и разогнали всех его защитников. В захвате острога участвовал и гарнизон Кремля, который сделал вылазку для поддержки наступления. Таким образом, передовые отряды противника прорвались к самому Кремлю. Польский обоз с продовольствием дошел до церкви Екатерины и расположился в конце Ордынки. Однако, несмотря на успех во время первого этапа битвы, поляки не смогли закрепить свой успех. Войско Ходкевича было уже утомлено яростным сражением и утратило ударную мощь. Войска растянулись, действия сковывал большой обоз, ощущалась нехватка пехоты, которая была необходима для действий внутри большого города.

Тем временем казаки Трубецкого совершили удачную контратаку. Келарь Троице-Сергиевого монастыря Авраамий Палицын, пришедший с ополчением в Москву, отправился к казакам Трубецкого, отступавшим от острога, и обещал им выплатить жалование из монастырской казны. Как вспоминал Авраамий Палицын, казаки «убо которые от Климента святаго из острожка выбегли, и озревшися на острог святаго Климента, видеша на церкви литовские знамена… зелоумилишася и воздохнувше и прослезившеся к Богу, — мало бе их числом, — и тако возвращщеся и устремишася единодушно ко острогу приступили, и вземше его, литовских людей всех острию меча предаша и запасы их поимаша. Прочие же литовские люди устрашишася зело и вспять возвратишася: овии во град Москву, инии же к гетману своему; казаки же гоняще и побивающе их…».

Таким образом, казаки решительным приступом отбили Климентовский острожек. Бой за опорный пункт был кровопролитный. Обе стороны не брали пленных. Казаки мстили за своих убитых. В этой схватке противник потерял убитыми только 700 человек. Преследуя по Пятницкой улице уцелевших солдат Ходкевича, ополченцы и казаки с налета ворвались во второй острожек на Ендове. Здесь вместе с пехотинцами Неверовского было около тысячи интервентов. Противник не выдержал и побежал. Половине из них удалось спастись бегством в Кремль по Москворецкому мосту. В результате польское войско потеряла лучшую свою пехоту, которой и так было мало. Но и казаки после своей героической атаки смутились, стали укорять бежавших с поля боя дворян и покидать позиции.

В сражении наступила пауза. Гетман Ходкевич старался перегруппировать свои войска и снова начать наступление. Он ждал вылазки гарнизона, но Струсь и Будила понесли такие потери накануне, что уже не решили атаковать. Воспользовавшись этим, князь Пожарский и Минин стали собирать и вдохновлять войска и решили перехватить инициативу, организовать общую контратаку и разгромить противника. Ближайшая задача заключалась в том, чтобы перегруппировать и сосредоточить силы на направлении главного удара. Пожарский и Минин обратились за помощью к келарю Троице-Сергиевой лавры Авраамию Палицину, который был посредником между «таборами» и ополчением. Они уговорили его пойти к казакам и вновь поднять их в наступление. Кроме того, есть сведения, что в переговорах с казаками участвовал и Минин, призывавший казаков сражаться до победного конца. Уговорами и проповедью Палицыну удалось восстановить моральный дух казаков, которые поклялись друг другу сражаться не щадя жизней. Большинство казаков потребовали от Трубецкого переправить свое войско в Замоскворечье, заявляя: «Пойдем и не воротимся назад, пока не истребим вконец врагов». В результате войско Трубецкого повернуло назад на «ляхов» и, соединившись с продолжавшими держать оборону ополченцами. Оборонительная линия была восстановлена. Одновременно Пожарский и Минин смогли привести в порядок ранее отступившие конные сотни ополчения, собрав их против Крымского двора.

Как только порядок в армии был восстановлен, князь Дмитрий принял решение перейти в общее наступление. К вечеру началось контрнаступление ополченцев. Сигналом к нему стала стремительная атака отряда Кузьмы Минина, который в этот решительный момент сражения взял инициативу в свои руки. Он обратился к Пожарскому с просьбой дать ему людей, чтобы ударить по врагу. Тот сказал: «Бери кого хочешь». Минин взял из резервных отрядов ополчения, что стояли у Остоженки, три сотни конных дворян. Пожарский в помощь дворянским сотням выделил еще отряд ротмистра Хмелевского — литовского перебежчика, личного врага одного из польских магнатов. В сумерках небольшой отряд Минина незаметно переправился через Москву-реку для нанесения удара с левого берега реки во фланг войску Ходкевича. Русские знали, что гетман ввел в бой все свои резервы и что в районе Крымского двора им выставлен лишь небольшой отряд из двух рот — конной и пешей. Удар был настолько внезапным, что польские роты не успели приготовиться к бою и бежали, сея панику в своём лагере. Так «выборный человек всею землею» Кузьма Минин в решающий час сумел добиться перелома в битве.

Одновременно русская пехота и спешившиеся конники перешли в наступление на лагерь гетмана Ходкевича, «из ям и из кропив поидоша тиском к таборам». Поляки вспоминали, что русские «всею силою стали налегать на табор гетмана». Наступление велось широким фронтом на польский лагерь и валы Земляного города, где теперь уже оборонялись гетманские войска. Атаковали и ратники Пожарского, и казаки Трубецкого. «Приуспевшим же всем казаком к обозу у великомученицы христовы Екатерины, и бысть бой велик зело и преужасен; сурово и жестоко нападоша казаки на войско литовское: ови убо боси, инии же нази, токмо оружие имущие в руках своих и побивающие их немилостивно. И обоз у литовских людей розорвали».

Польское войско не выдержало столь решительного и единого удара русских и побежало. Деревянный город был очищен от противника. Огромный обоз с продовольствием для гарнизона Кремля, стоявший в районе Ордынки, был окружен, а защитники его полностью уничтожены. В руки победителей попали богатые трофеи, артиллерия, польские знамена и шатры. В результате общей контратаки противник был опрокинут по всему фронту. Гетман Ходкевич стал спешно отводить свое войско из района Земляного вала. Его разгром завершила русская конница, которую воеводы Пожарский и Трубецкой бросили на преследование противника. Сотни поляков были убиты, много панов было захвачено в плен.

Итоги

Польская армия была разбита и, понеся большие потери (из польской кавалерии у Ходкевича осталось не более 400 человек), гетманские отряды в беспорядке отступили к Донскому монастырю, где простояли «в страхе всю ночь». Ополченцы хотели преследовать врага, но воеводы проявили осторожность и сдержали наиболее горячие головы, заявив, что «не бывает на один день две радости». Для устрашения отступающего противника стрельцам, пушкарям и казакам было приказано вести беспрерывную стрельбу. Два часа они палили так, что, по словам летописца, не было слышно, кто что говорил.

Польская армия утратила ударную мощь и уже не могла продолжить бой. На рассвете 25 августа (4 сентября) гетман Ходкевич со своим сильно поредевшим войском «с великим срамом» побежал через Воробьевы горы к Можайску и далее через Вязьму в пределы Речи Посполитой. По дороге запорожские казаки бросили его, предпочитая промышлять самостоятельно.

Поражение гетмана Ходкевича на подступах к Москве предопределило падение польского гарнизона Кремля. Уход войска Ходкевича вверг поляков в Кремле в ужас. «О, как нам горько было,— вспоминал один из осажденных,— смотреть, как гетман отходит, оставляя нас на голодную смерть, а неприятель окружил нас со всех сторон, как лев, разинувши пасть, чтобы нас проглотить, и, наконец, отнял у нас реку». Эта битва стала поворотным событием Смутного времени. Речь Посполитая утратила возможность овладеть Русским государством или его значительной частью. Русские силы приступили к восстановлению порядка в царстве.

Бои 22—24 августа показали, что ни Второе земское ополчение, ни казаки подмосковных «таборов» самостоятельно, только своими силами противника разбить бы не смогли. Несмотря на тяжелое поражение гетмана Ходкевича, поляки имели на Русской земле довольно-таки крупные воинские силы. Ещё сидел за крепкими кремлевскими стенами польский гарнизон, бродили по стране многочисленные отряды польских авантюристов и разбойников. Поэтому вопрос об объединении разрозненных патриотических сил Второго земского ополчения и казачьих «таборов» оставался насущным. Совместное сражение сплотило ополченцев, обе рати объединили силы, и во главе их встал новый триумвират — Трубецкой, Пожарский и Минин (при номинальном главнокомандовании Трубецкого).

Как польская армия гетмана Ходкевича потерпела поражение под Москвой

Знамя князя Пожарского
Автор: Самсонов Александр


Статьи из этой серии:

Смута

Народный герой Кузьма Минин и Смута
Как убили Лжедмитрия I
Как подавили восстание Болотникова
Как Лжедмитрий II пытался взять Москву
Разорение Русской земли. Героическая оборона Троице-Сергиева монастыря
Поход Скопина-Шуйского: битвы под Торжком, Тверью и Калязино
Как началось польское вторжение. Завершение освобождения Москвы армией Скопина-Шуйского: битва на Каринском поле и под Дмитровом
Героическая оборона Смоленска
Как польская армия штурмовала Смоленск
Клушинская катастрофа русской армии
Как Россия чуть не стала колонией Польши, Швеции и Англии
«Время подвига пришло!» Как создали Первое народное ополчение
«Лучше мне было бы умереть, чем видеть всё это». Как поляки сожгли Москву
Как Первое народное ополчение пыталось освободить Москву
Как Минин и Пожарский создали Второе народное ополчение
Столица Второго ополчения в Ярославле
«Стояти под Москвою... и битись до смерти». Битва за русскую столицу

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 16
  1. V.ic 23 сентября 2016 07:29
    " По дороге запорожские казаки бросили его, предпочитая промышлять самостоятельно. Автор: Самсонов Александр"

    "То е славно вiйско запоризьско"...
  2. parusnik 23 сентября 2016 07:34
    И как самый главный итог..на престол выбрали сына зачинщика Смуты...И что характерно..царствование династии Романовых со Смуты началось, Смутой закончилось...
    1. Trapper7 23 сентября 2016 09:20
      О как. Теперь Романовых уже объявили зачинщиками Смуты.
      Дело Бронштейна живет и процветает.
      Браво, товагищи! Ура!!!
      1. V.ic 23 сентября 2016 10:15
        Цитата: Trapper7
        "Теперь Романовых уже объявили зачинщиками Смуты. Дело Бронштейна живет и
        процветает. Браво, товагищи! Ура!!!"!

        Урря, уря,.. Лейба Давидович относительно 17 в. Аррыгинально!
        1. Кровопийца 23 сентября 2016 10:21
          При чем тут этот Лейба,если предок первого царя из Романовых был в обслуге польских оккупантов,якшался там с ними.юцеловался,предавал,а потом опять переметнулся..
          1. V.ic 23 сентября 2016 14:54
            Кровопица "в обслуге польских оккупантов якшался там, с ними целовался, предавал, а потом опять переметнулся.."

            Ну, уж наверное "царское дело", раз "народ выбрал". Аналогии не видите?
            e.t.s Кстати, запятые в следующий раз за Вас расставлять не буду! Читайте учебники!
  3. РПК 23 сентября 2016 09:06
    Что то не особо вериться,что такие страсти происходили возле деревеньки по названию Москва на берегу мелководного ручья.Смотрите работы художников позднего времени.
  4. Trapper7 23 сентября 2016 09:26
    А что, продолжения совсем-совсем никакого не будет? Как окончательно изгнали интервентов и прочее...
    1. sivuch 23 сентября 2016 23:52
      В смысле -до второй осады Москвы в 1618 и Деулинского перемирия?В принципе -надо бы ,а то украинские небратья такого рассказывают
  5. Trapper7 23 сентября 2016 13:54
    Цитата: V.ic
    Цитата: Trapper7
    "Теперь Романовых уже объявили зачинщиками Смуты. Дело Бронштейна живет и
    процветает. Браво, товагищи! Ура!!!"!

    Урря, уря,.. Лейба Давидович относительно 17 в. Аррыгинально!

    При том, что эта мода - поливать грязью РИ пошла именно после 1917 г., когда всё, что было ДО - ужас, грязь и мрак. И тов. Бронштейн здесь просто образ той эпохи "после 17-го".
    Для меня вся история - это история МОЕЙ страны. И тем более, если 300 лет этой династии позволили создать Великую Россию, которую, после "отважных революционеров", пришлось восстанавливать заново уже другим людям.
    1. V.ic 23 сентября 2016 14:59
      "Тrapper7 "Великую Россию, которую, после "отважных революционеров", пришлось восстанавливать заново уже другим людям."
      Скажите спасибо И.В.Сталину! Даруй ему Боже ВЕЧНУЮ ПАМЯТЬ!
      1. Trapper7 23 сентября 2016 17:05
        Он и есть в числе "других людей", о которых я писал.
        Вообще не люблю поливать грязью правителей нашей страны. В крайнем случае просто стараюсь воздерживаться от оценок.
      2. Комментарий был удален.
  6. Чёрный кот 23 сентября 2016 15:12
    Огромное спасибо автору за статью. Надеюсь увидеть продолжение.
  7. тундряк 23 сентября 2016 17:48
    А вот почему наши политики , не предъявляют претензии польской шляхте ещё и за смутное время, про 20 и 32 я вообще молчу. Вечно блин ОБИЖЕННЫЕ, с зоны что ли сбежали?
  8. Робертъ Невский 23 сентября 2016 20:57
    СЛАВА РОССИИ!!!
  9. JääKorppi 5 октября 2016 13:11
    Браво! Но схемы!! Схемы сражения в студию, плиз!! Иллюстрации, описание оружия и снаряжения, биографические вставки об упоминаемых лицах!!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня