Морские извозчики Малой земли. Невоспетые герои. Часть 6

Как до образования плацдарма Малая земля, так и после его возникновения, основными торпедными катерами Черноморского флота были Г-5, разработанные под руководством знаменитого авиаконструктора Андрея Туполева. К сожалению, Г-5 считаются гадким утёнком и являются предметом всевозможных насмешек. В расчёт не берутся ни объективные исторические причины, ни отсутствие опыта у молодого советского государства, ни стремительное развитие техники за границей, не столкнувшейся с гражданской войной и изоляцией. Мне это всегда напоминало глумления над человеком, которому сломали руки, ноги, рёбра, но всё ещё ждут от него спринтерской пробежки.

Проектирование первого советского ТК было поручено ЦАГИ. Флот требовал только торпедного вооружения и ошеломительной скорости, а дальность действия и прочее мало интересовало командование. Часть будущего «москитного флота» вовсе предполагали погрузить на крупные корабли, которые будут в нужное время просто выпускать своих пираний на охоту. Под руководством Туполева был создан экспериментальный АНТ-3 «Первенец», который на испытаниях в 1927 году показал скорость 56 узлов, поразившую заказчиков. После некоторых доработок на свет появился АНТ-4. Его успели запустить в серию, но 450-мм торпеды не устраивали заказчика. Посему вскоре появился АНТ-5 с 533-мм торпедным вооружением. Он и стал отцом серийного Г-5.



Погрузка экипажей на катера в Новороссийске

Г-5 представлял собой глиссирующий катер с дюралюминиевым корпусом, разделённым на 5 отсеков. Оснащались катера двумя авиационными двигателями либо зарубежного, либо отечественного производства, позволявшие в критические моменты на короткое время развить скорость 51 узел. В центре катера находилась рубка, которую после первых же испытаний сделали закрытой. Экипаж составлял по штату 6 человек, одетых, словно лётчики, в кожаное обмундирование, лётные шлемы и защитные очки – скорости, дикий ветер и брызги давали о себе знать.

Основным вооружением были две торпеды в желобковых торпедных аппаратах, находившихся за рубкой. Также в них можно было разместить как глубинные бомбы ББ-1 (БМ-1), так и морские мины, количество которых зависело от типа мин. Но во время боевых действий у малоземельского плацдарма для желобов предпочитали иной способ применения.

Также изначально на Г-5 устанавливали два спаренных пулемёта ДА (авиационный вариант ДП) или же один ШКАС – и тот и другой под винтовочный патрон 7,62. Естественно, против морских и против воздушных целей эти пулемёты были неэффективны. Но после начала войны на катера стали устанавливать куда более мощные пулемёты ДШК.

Морские извозчики Малой земли. Невоспетые герои. Часть 6

Корма ТК. Хорошо видны торпеды в желобковых аппаратах

К началу войны Г-5 уже устарели. А сам способ нанесения торпедной атаки с желобковых аппаратов казался архаичным, если не попахивал попыткой суицида. Атака должна была производиться только на определённых скоростях, чтобы торпеда не разворотила сам торпедный катер. Это накладывало дополнительные ограничения на применения при определённых погодных условиях. Мореходность и дальность плавания вообще были чрезвычайно низкими.

Так, в июне 43-го торпедные катера ТКА-46 и ТКА-66 на рассвете после ночного рейда у берегов Анапы возвращались на базу. Внезапно налетевший норд-ост, мгновенно поднявший волну в 1,5 метра, снизил скорость катеров ниже минимума. В дневном свете они стали лёгкой добычей авиации. Истребители геленджикского аэродрома не могли подняться в воздух на выручку из-за низкой облачности. НП наших войск оставалось лишь с яростной злобой и беспомощностью наблюдать, как два крохотных ТК, выстреляв весь боезапас и борясь с накатывающимися волнами, были изрешечены немцами, загорелись и взорвались.

Однако, со всеми своими недостатками Г-5 были подавляюще самыми массовыми ТК нашего флота. В районе Новороссийска действовали 1-я и 2-я бригады торпедных катеров. 1-я бригада официально была сформирована в июне 1940-го года и несла дозорную службу у берегов Севастополя. Несмотря на то, что состав катеров бригады был неоднороден, ядром были ТК Г-5. За мужество и отвагу экипажей в 44-м бригаде будет присвоено почётное звание «Севастопольская».



Катера Г-5 в едином строю у Малой Земли

2-я бригада ТК также была сформирована в 1940 году, но в сентябре. 2-я БТКА также была в основном укомплектована Г-5, но базировалась в Очакове. После ожесточённых боёв и трагической потери Крыма, бригада в итоге перешла в подчинение Новороссийской ВМБ. За героизм, проявленный в боях у Малой Земли, 2-я БТКА стала почётно именоваться «Новороссийской» с 1943 года. На неё легла основная тяжесть сопровождения конвоев к Мысхако.

Естественно, каждая из этих бригад, проявившая не только мужество, но и смекалку, будучи вооружённая устаревшими ТК, стоит отдельного упоминания, но не в рамках этого цикла. Но с чем столкнулись торпедники на Чёрном море, учитывая малую мореходность и автономность ТК Г-5 (на катерах не было ни то что камбуза, но даже гальюна), а также каковы особенности ведения боевых действия в районе Малой Земли?

Во-первых, в рамках цикла «Морские извозчики» сразу встаёт вопрос – привлекались ли Г-5 непосредственно к десантным операциям и снабжению плацдармов? Безусловно, да. Несмотря на отвратительную обитаемость и низкую грузоподъёмность, данные ТК обладали несомненным преимуществом – непревзойдённой скоростью. Пользуясь этим преимуществом, моряки поняли, что на определённых скоростях минное поле они могли проходить либо вовсе без разрывов, либо оставляли фонтаны воды далеко за кормой. Посему нет практически ни одного ТК в районе Новороссийска, который подорвался на мине.


За рубкой ТК отряд десантников

Таким образом, для безопасного десантирования группы бойцов с ТК снимали торпеды. В освободившиеся жёлоба залезали десантники до 20 человек, закутанные брезентовой тканью под самую макушку – путешествие на катере по Чёрному морю в тех условиях ещё то удовольствие. Катер начинал свой стремительный разгон, буквально пролетая акваторию. Последние 200-400 метров до берега ТК проходил либо по инерции с выключенным двигателем, либо включив задний ход, чтобы «швартовка» прошла более мягко. Также доставляли и грузы, и диверсионные группы. К тому же стоит отметить, когда часть Новороссийска осенью 1942-го была оставлена, эвакуацией разрозненных отрядов ещё обороняющихся солдат забирали как раз Г-5.

Но эту хитрость быстро выкупили гитлеровцы. И потери были тяжёлыми настолько, что катерников называли смертниками. Свыше половины ТК на момент окончательного штурма Новороссийска были уничтожены. Т.к. мины не особо пугали торпедников, а в погожий денёк и авиация не создавала проблем, гибли наши моряки от артиллерии немцев. Чаще всего во время непосредственного десантирования или же подхода к берегу ТК, гитлеровские артиллеристы накрывали огнём целый квадрат, в котором находились катера, т.к. быстроходные Г-5 были не такой уж лёгкой мишенью.

Кроме всех этих весьма специфических для торпедного катера задач, Г-5, разумеется, ставились в охранение конвоев и не только. Так на линии снабжения плацдарма и НВМБ от Сочи-Туапсе до Геленджика, кроме знаменитых морских (малых) охотников, работали и многочисленные ТК. Они проводили профилактическое бомбометание с целью недопущения атак подлодок противника на наши конвои.

Также, когда гитлеровские подводники повадились обстреливать наши наземные транспорты из палубного орудия, шедшие впритык к морю, юркие Г-5, пользуясь превосходством в скорости, просто разгоняли вражеские субмарины огнём ДШК и самой угрозой торпедной атаки. Получить торпеду с устаревшего крошечного катера горделивые представители кригсмарине не желали вовсе.



Боевое применение дало толчок модификации имеющихся в строю Г-5. Использование катеров в снабжении и защите коммуникаций плацдарма «Малая Земля», также повлияло на переосмысление применения и развития ТК данного типа. Появились чисто десантные катера со снятыми торпедами и различными приспособлениями для облегчения условий десантируемых – ими были пополнения, диверсанты и разведчики. Часть ТК была переоборудованы в артиллерийские катера с обозначением АКА-5. Их пулемётное вооружение увеличилось, а непосредственно на рубке или перед ней монтировались установки для стрельбы знаменитыми РСами. Катера неоднократно совершали успешные рейды в район Анапы – там находился немецкий аэродром, с которого гитлеровцы наносили авиационные удары по нашим частям, а также место временной стоянки БДБ и «шнелльботов».



Сами ТК также эксплуатировались и для минирования вражеских морских коммуникаций. Так, экипажи 2-й БТК НВМБ совершали не только артиллерийские и торпедные набеги на порт всё той же Анапы, который находился в руках врага, но и регулярно проводили минные постановки на выходе из оккупированного порта. После таких постановок через день другой наши самолёты, совершавшие разведывательные полёты над побережьем Кавказа и Таманью, соответственно и над Анапой, порой фиксировали свежезатопленные БДБ и «шнелльботы» противника в районе наших минных постановок.



Несмотря на все эти факты, а также участие в десанте в порту Новороссийска перед самым штурмом города, Г-5 многие авторы чихвостят почём зря. По моему скромному мнению, несправедливо. Работу, проделанную Г-5 трудно переоценить, а без них черноморцам было бы куда труднее. И уж совсем несправедливо считать данные ТК ошибкой Туполева, который чётко соблюдал ТТХ, заявленные заказчиком. Да, Г-5 не были столь мореходны и автономны, не могли совершать длительные рейды, как немецкие «шнелльботы», но и проектировались они не для этого. Тем более что они были первыми советскими ТК, которые, в отличие от расхожего мнения, вписали немало героических страниц в летопись нашего флота.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти