Баллада о Максиме. Последняя песнь поэмы (часть 7)

Итак, мы заканчиваем цикл статей о человеке и пулемете, объединенных одним именем – Максим. В историю техники Хайрем Стивенс Максим, родившийся 5 февраля 1840 года неподалеку от Сангервилля в штате Мэн, вошел как личность совершенно незаурядная, причем, и это нужно подчеркнуть особо, незаурядная во всем. В школе он не закончил и пяти классов, а все навыки работы с деревом и металлом перенял у своего отца. Изобретать начал с детства: придумал хронометр, оспицованное колесо для велосипеда и, вы только себе это представьте – мышеловку! Работ, как и всякий истинный американец, поменял великое множество. Освоил профессии плотника, каретного мастера, трудился маляром, подрядчиком, был даже профессиональным борцом и… барменом. Последняя профессия ему подходила в особенности: сам он пить не пил, и был физически достаточно силен, чтобы выставлять из бара перепивших клиентов. А вот солдатом так и не стал, причем по закону. Так как в Гражданской войне погибли два его брата, то по американскому закону призыву он не подлежал.


И на что только не ставили пулеметы Максима…


Все, кто его знал, отмечали, что Хайрем решал возникавшие перед ним технические проблемы очень быстро, но часто при этом «изобретал велосипед», да и вопросы производства и сбыта его совершенно не интересовали. На предприятии своего дяди Стивенса он только тем и занимался, что придумывал разного рода усовершенствования и закончилось это все тем, что его уволили. Нет, дело не в том, что они были плохими. Напротив, хорошими и прибыльными. Вот только дядя не успевал под них переоборудовать свое производство.

Но теряя работу, Максим также легко ее и находил. Особенно он любил паровые машины. Он придумывал к ним улучшенные манометры, клапаны, маховики, регуляторы подачи пара и горелки. Чтобы кататься с сыном по реке Гудзон, он построил ботик с паровым двигателем «Флирт» длиной семь метров, что совсем немало для самоделки. В 1873 году Максим решил заняться, наконец, бизнесом и начал с того, что убедил А.Т. Стюарта, самого богатого на тот момент человека в Америке, его поддержать. Первым его успехом стала организация газового освещения почтового отделения на Манхэттене, курорта в Саратоге и отеля в Атланте. А еще он сконструировал газовый прожектор для локомотива, также нашедший свое применение.


Один из вариантов щитового прикрытия пулемета Максима, полностью закрывавшего стрелка.

Однако газ уходил в прошлое, поэтому с 1876 года Максим занялся уже электричеством. Его разработки произвели столь сильное впечатление на нью-йоркских финансистов, что они дали ему денег на новую компанию, а Максим в свою очередь начал заниматься лампой накаливания. И получилось так, что его главным соперником стал сам Томас Эдисон, буквально чудом получивший патент на лампу накаливания раньше Хайрема Максима. И Эдисону он его победы так и не простил, но и тот отвечал ему тем же и звал «торговцем смертью».

Тем не менее его лампы тоже работали, так что уже осенью 1880 года компания Максима организовала электрическое освещение первого здания в Нью-Йорке. И тем не менее, бизнес есть бизнес. Видя, что Эдисона им не одолеть, партнеры Максима услали его в турне по Европе, чтобы он своим изобретательским азартом не мешал им делать деньги проверенными способами. Впрочем, зарплата его оставалась более чем приличной, но разобиженный Максим, как в 1881 году из Штатов уехал, так больше никогда туда не возвращался.

Баллада о Максиме. Последняя песнь поэмы (часть 7)

Шотландские хайлендеры с пулеметом Максима.

Правда, на Парижской всемирной выставке его ждал успех, которого он не ожидал: его достижениям в электротехнике организаторы выставки посвятили целый номер выставочного журнала. А по ее итогам его вместе с Эдисоном наградили орденом Почетного легиона.

Именно тогда ему и пришло в голову заняться созданием скорострельного оружия. Уже осенью 1882 года появились первые его чертежи, а 13 месяцев спустя и первая его действующая модель, больше всего похожая на двухтактную паровую машину. Вот только пороховые газы играли в ней роль пара, курок — являлся аналогом привода клапана, а затвор — ее поршня. Что касается энергии отдачи, то накапливалась она в пружине, а та затем досылала затвор, запиравший казенную часть и воспламенявший капсюль вставленного в ствол патрона.


Проекции аэроплана Максима.

Производство пулемета Максима знаменовало собой начало нового этапа и в промышленности. Ведь для него требовалось с высокой точностью изготовить 280 взаимозаменяемых деталей, так что даже в Англии – «мастерской мира» соблюдать подобные стандарты качества еще только учились. Максим тут же телеграфировал своему брату Хадсону в Америку и попросил его срочно нанять и отправить в Европу первым же пароходом несколько американских механиков. А затем вместе с братьями Виккерс учредил компанию Maxim Gun, уставной капитал которой равнялся £50 000. Прежних ошибок в деле с Эдисоном Максим уже не повторил и запатентовал чуть ли не каждую деталь своего пулемета, так что обойти его патенты оказалось практически невозможно. Чтобы еще больше повысить эффективность новинки, Максим вместе со своим братом разработали еще и рецепт бездымного пороха на основе хлопка, пропитанного нитроглицерином и касторовым маслом. Так родился еще и знаменитый кордит – тоже творение Максима, хотя и не его одного.

И ему удалось получить выгодные заказы и начать зарабатывать на своем пулемете большие деньги, пусть даже и не сразу, но бизнес и изобретательство вещи настолько противоположные друг другу, что Максим в итоге выбрал последнее. Было проведено слияние его компании и фирмы Норденфельда, после чего Максим сразу же вернулся к привычному для него образу жизни и целиком погрузился в изобретательство.


Один из летательных аппаратов Максима.

Особенно его заинтересовали… летательные аппараты тяжелее воздуха! А раз заинтересовали, то при его-то деньгах построить такой аппарат для него было вполне возможно, что и было сделано в 1894 году. И в этом же году финансовые потери на его экспериментах составили £21 000, в 1895-м — еще £13 000. На следующий год Виккерс просто выкупил долю Максима и других акционеров, отчего прибыль компании сразу же составила £138 000. Кстати, таким образом он приобрел не только права на пулемет, но также и на созданный Максимом аэроплан.


Путем последовательных улучшений…

31 июля 1894 года состоялись первые испытания аэроплана Максима, над которым он много работал и в который вложил большие деньги. Аппарат весил три тонны и имел весьма внушительные размеры. По его замыслу он должен был поднять в небо пилота и двух пассажиров.

В качестве двигательной установки на нем были смонтированы специально сконструированные и очень легкие паровые машины общей мощностью 180 лошадиных сил. Аппарат должен был стартовать, разогнавшись по рельсам длиной в полкилометра, однако он так и не смог подняться в воздух. Причина заключалась в отсутствии профиля крыла, поэтому подъемная сила его была ничтожной.


Обратите внимание на огромные воздушные винты!

Максим решил, что все дело в количестве крыльев и поставил дополнительные несущие поверхности, причем на одном из вариантов их было три пары. Но все, чего сумел достичь его аппарат, это подняться в воздух на 30 сантиметров и пролететь около 60 метров. Кроме того, едва лишь аппарат оторвался от рельсов, как сразу же выяснилось, что в воздухе он неуправляем. Его развернуло вбок, он задел одним из винтов о землю и замер поперек рельсов, поломав шасси и нижнюю плоскость.


Фотография создателя этого аэроплана в кругу своих помощников дает представление о размерах его детища.

Поскольку Максим к этому времени уже израсходовал на эту машину более 200 тысяч долларов, а добиться устойчивого полета так и не смог, он забросил свое увлечение авиацией, так и оставшись в истории техники «отцом пулемета», но никак не аэроплана.


А вот на этом фото хорошо видна двигательная установка аэроплана и его трансмиссия.

Интересно, что его работы безусловно повлияли на Герберта Уэллса, в 1899 году закончившего свой роман «Когда спящий проснется» и в котором описаны аэропланы и аэропилы будущего, в общих чертах напоминающие аэроплан Хайрема Максима.


Один из патентов Перси Максима на вихревой глушитель с осевым каналом.

Интересно, что сын Максима – Хирам Перси Максим также пошел по пути отца и изобрел глушитель для автомобилей, а затем и глушитель к огнестрельному оружию, запатентованный в 1909 году. Конструкция Максима была весьма оригинальной: он использовал изогнутые лопасти, чтобы заставить дульные газы вращаться внутри глушителя. При этом они охлаждались, а их давление падало. Получилась конструкция дорогая в изготовлении, а кроме того, такой глушитель при частой стрельбе быстро нагревался. Поэтому в современных конструкциях, чтобы замедлить газы, используются перегородки, которые не поглощают слишком много тепла.


Реклама глушителя П. Максима.

Еще одна особенность глушителя Максима – это его несимметричность. Поместив осевую линию канала глушителя под дулом огнестрельного оружия, он добился того, что тот не закрывал мушку ни на винтовке, ни на пистолете. Известен он и как пионер и изобретатель американского радио, как соучредитель Американской радиорелейной лиги (ARRL). То есть если природа на сыне Х.Максима и «отдохнула», то не так уж и много, хотя превзойти своего столь знаменитого отца ему так все-таки и не удалось!

Ну, а сам Максим в 1900 году стал британским гражданином и получил из рук королевы Виктории рыцарское звание — в знак признания его заслуг в успехе кампании в Судане (1896−1898) и в битве при Омдурмане (1898).


«Трубка мира» — ингалятор Х.Максима.

В 1911 году его компаньоны разочаровались достижениями Максима в авиации, настояли на его отставке и даже изменили название фирмы с Vickers, Sons and Maxim на Vickers Ltd. Но и после своей отставки теперь уже сэр Хайрем Максим продолжал заниматься своим любимым делом. Он изобрел примитивный эхолокатор, использовавший энергию пара, и паровой ингалятор, который помог многим миллионам людей во всем мире, страдавших, как и он сам, от бронхита.

Скончался этот выдающийся человек в 1916 году в разгар Первой мировой войны. Некрологи на его смерть были короткими и появились лишь в нескольких британских и американских газетах. Что неудивительно, ведь газетчиков теперь куда больше интересовали сообщения о сотнях тысяч жертв войны, погибавших на полях сражений, в том числе и от огня пулеметов Хайрема Максима.
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти