Ядерная дубинка американского флота (часть 7)

Во второй половине 70-х стало совершенно очевидно, что ни одна из сторон не способна победить в глобальном ядерном конфликте. В связи с этим США начали активно продвигать концепцию «ограниченной ядерной войны». Американские стратеги считали возможным сценарий локального применения ядерного оружия на ограниченной географическими рамками территории. В первую очередь речь шла о Западной Европе, где СССР и страны ОВД имели существенное превосходство над силами НАТО в обычных вооружениях. Параллельно с этим велось совершенствование стратегических ядерных сил.

Как известно, в начале 70-х годов морская составляющая американских СЯС по количеству развёрнутых стратегических носителей практически сравнялась с числом боеголовок на межконтинентальных баллистических ракетах и дальних бомбардировщиках. Большим плюсом подводных ракетоносцев, находящихся на боевом патрулировании, является их неуязвимость к внезапному обезоруживающему ракетно-ядерному удару. Однако при сравнении американских МБР семейства «Минитмэн» с дальностью стрельбы 9300-13000 км и БРПЛ «Поларис А-3» и «Посейдон» с дальностью 4600-5600 км совершенно ясно, что ракетные лодки для успешного выполнения боевой задачи должны приблизиться к вражескому берегу. В связи с этим командование ВМС США продавило разработку системы стратегического вооружения ULMS (англ. Undersea Long-range Missile System - Подводная ракетная система дальнего действия). Основой системы должны были стать ПЛАРБ с новыми ракетами увеличенной дальности, которые можно было запустить сразу после выхода из базы.


На первом этапе для минимизации расходов, связанных с переоборудованием имеющихся стратегических ракетоносцев, в рамках программы EXPO (англ. Eхpanded «Pоseidon» – Расширенный «Посейдон») было решено создать новую БРПЛ в габаритах UGM-73 Poseidon C-3. Вполне предсказуемо тендер на разработку перспективной ракеты в 1974 году выиграла корпорация «Локхид» - создатель и производитель «Поларисов» и «Посейдонов».

Ядерная дубинка американского флота (часть 7)

Первый запуск ракеты «Трайдент I» с пусковой установки Восточного ракетного полигона


Лётные испытания ракеты, получившей обозначение UGM-96А Trident I (также использовались Trident I С-4), начались на Мысе Канаверал в январе 1977 года. А первый запуск с лодки USS Francis Scott Key (SSBN-657) типа «Бенджамин Франклин» состоялся в июле 1979 года. В октябре того же года эта ПЛАРБ стала первой атомной субмариной, вышедшей на боевое патрулирование с БРПЛ UGM-96А Trident I.


ПЛАРБ USS Francis Scott Key (SSBN-657)


Для увеличения дальности пуска ракета «Трайдент -1» была выполнена трёхступенчатой. При этом третья ступень размещается в центральном проеме приборного отсека. Для изготовления корпусов твердотопливных двигателей использовалась хорошо отработанная технология намотки волокна с проклейкой его эпоксидной смолой. В то же время в отличие от ракет «Поларис А-3» и «Посейдон», где применялось стекловолокно и углеволокно, на «Трайденте» с целью снижения массы двигателей использовали кевларовую нить. В качестве твёрдого топлива использовалось вещество «нитролан» в смеси с полиуретаном. Управление по тангажу и рысканью на каждом двигателе осуществлялось качающимся соплом, изготовленном из материала на основе графита. Достижения в области микроэлектроники позволили снизить массу блока электронного оборудования в системе наведения и управления, по сравнению с аналогичным блоком ракеты «Посейдон» более чем на половину. Применение более легких и прочных материалов для изготовления корпусов двигателей, сопел и элементов управления вектором тяги, а также использование ракетного топлива с большим удельным импульсом и введение третьей ступени позволили увеличить дальность стрельбы ракеты «Трайдент -1» по сравнению с «Посейдон» примерно на 2300 км – то есть на расстояние, равное дальности стрельбы первой американской БРПЛ «Поларис А-1».

Трёхступенчатая БРПЛ UGM-96А Trident I длиной 10,36 м и диаметром 1,8 м имела стартовую массу в зависимости от варианта снаряжения: 32,3 – 33,145 т. В качестве боевой нагрузки первоначально предусматривалось использование восьми боевых блоков Мk.4 с индивидуальным наведением снаряженных термоядерными боеголовками W76 мощностью по 100 кт каждая.


Разрез боевого блока Мk.4 с термоядерной боеголовкой W76


Термоядерная боеголовка W76 разработана Лос-Аламосской национальной лабораторией и находилась в производстве с 1978 по 1987 год. На Роккифлэтском атомном заводе в Голдене, штат Колорадо, компанией Rockwell International собрано 3400 боеголовок.

Для наведения боевых блоков на цель использовался так называемый "принцип автобуса". Его суть заключается в следующем: головная часть ракеты, проведя астрокоррекцию своего местоположения, нацеливается на первую цель и выстреливает боевой блок, который по баллистической траектории летит к цели, после этого проводится повторная коррекция местоположения двигательной установкой системы разведения боевых блоков, и происходит нацеливание на вторую цель и отстрел следующего боевого блока. Подобная процедура повторяется для каждой боевой части. Если все боеголовки нацеливаются на одну цель, то в систему наведения закладывается программа, которая позволяет нанести удар с разносом во времени. Максимальная дальность стрельбы составляет 7400 км. Благодаря использованию астрокоррекции, для чего на борту ракеты имелись оптический телескоп и звёздный датчик на видиконе, КВО находилось в пределах 350 м. При отказе аппаратуры астрокоррекции предусматривалось наведение с помощью инерциальной системы, в этом случае КВО увеличивалось до 800 м.

Процедура запуска UGM-96А Trident I ничем не отличалась от уже состоящих на вооружении БРПЛ. Примерно через 15 минут после получения соответствующего приказа первая ракета могла стартовать с борта лодки, находящейся в подводном положении. После того как давление в пусковой шахте выравнивается с забортным и открывается прочная крышка шахты, ракета, находящаяся в пусковом стакане, оказывается изолированной от воды только тонкой разрушаемой куполообразной мембраной из фенольной смолы, армированной асбестовым волокном. В процессе запуска ракеты мембрана разрушается с помощью установленных на её внутренней стороне профилированных зарядов взрывчатого вещества, что позволяет ракете свободно выйти из шахты. Выброс ракеты происходит газопаровой смесью, вырабатываемой пороховым генератором давления. Образовавшиеся пороховые газы проходят через водяную камеру, охлаждаются и разбавляются конденсированным паром. После выхода из воды, запуск двигателя первой ступени происходит на высоте 10-20 м. Вместе с ракетой за борт выбрасываются элементы пускового стакана.



Подводный старт БРПЛ UGM-96А Trident I


Как уже говорилось в предыдущих частях обзора, первые американские ПЛАРБ типа «Джордж Вашингтон», созданные на базе торпедных АПЛ типа «Скипджек», испытывали серьёзные трудности с поддержанием заданной глубины в ходе ракетных пусков. Этот недостаток был во многом устранён на лодках типа «Этен Аллен», но окончательно избавиться от нестабильного положения по горизонтали в ходе ракетных пусков удалось на ПЛАРБ типа «Лафайет», модернизированных типа «Бенджамин Франклин» и «Джеймс Мэдисон». Решить задачу стабильного поддержания заданной глубину удалось после создания специальных автоматов, управляющих работой гироскопических стабилизирующих устройств и перекачкой водного балласта, удерживает лодку от провала на глубину или резкого всплытия.

Как уже было сказано, новая ракета создавалась в основном для повышения ударных возможностей атомных ракетных лодок, уже находящихся в строю. Надо сказать, что принципиальным отличием при проектировании американских ПЛАРБ от подхода, принятого в СССР, была стандартизация в создании комплекса «БРПЛ – пусковая шахта». В советских конструкторских бюро для каждой новой ракеты проектировалась своя лодка. Изначально в США было установлено три типоразмера диаметров ракетных шахт для БРПЛ:
«А» - с диаметром 1,37 м.
«С» - с диаметром 1,88 м.
«D» - с диаметром 2,11 м.

При этом изначально шахты на ПЛАРБ проектировались и изготавливались несколько большей высоты, чем БРПЛ, состоящие на вооружении, так сказать, «на вырост». Первоначально ракетами увеличенной дальности планировалось перевооружить 31 ПЛАРБ с 16 БРПЛ «Посейдон» каждая. Также в строй должны были войти 8 лодок нового поколения типа «Огайо» с 24 ракетами. Однако из-за финансовых ограничений эти планы подверглись существенной корректировке. В ходе капитальных ремонтов БРПЛ UGM-96А Trident I перевооружили шесть лодок типа «Джеймс Мэдисон» и шесть типа «Бенджамин Франклин».


ПЛАРБ USS Ohio (SSВN-726) во время ходовых испытаний


Ракетами «Трайдент -1» как и планировалось вооружили первые восемь лодок нового поколения типа «Огайо». На момент создания в этих стратегических ракетоносцах были сконцентрированы все достижения американского подводного судостроения. Исходя из опыта эксплуатации ПЛАРБ первого и второго поколения, инженеры компании Electric Boat не только повысили скрытность и ударную мощь, но и постарались обеспечить максимальный комфорт для экипажа. Особое внимание было также уделено увеличению срока службы реактора. Согласно данным, опубликованным разработчиком реактора S8G, корпорацией General Electric, его ресурс без замены активной зоны составляет примерно 100 тыс. часов активной работы, что эквивалентно примерно 10 годам использования реактора. На лодках типа «Лафайет» это показатель примерно в 2 раза меньше. Увеличение времени работы реактора без замены ядерного топлива позволило продлить межремонтный интервал, что в свою очередь положительно сказалось на количестве лодок, находящихся на боевой службе, и позволило снизить эксплуатационные расходы.

Ввод головной лодки USS Ohio (SSВN-726) в боевой состав флота состоялся в ноябре 1981 года. На лодках этого типа имеется рекордное количество ракетных шахт – 24. Впрочем, и подводное водоизмещение ПЛАРБ «Огайо» внушает уважение - 18 750 т. Длина субмарины – 170,7 м, ширина корпуса – 12,8 м. Таким образом, при значительном увеличении геометрических размеров, подводное водоизмещение ПЛАРБ «Огайо» по сравнению с ПЛАРБ типа «Лафайет» возросло почти в 2,3 раза. Использование специальных марок стали: HY-80/100 - с пределом текучести 60—84 кгс/мм позволило довести максимальную глубину погружения до 500 м. Рабочая глубина – до 360 м. Максимальная подводная скорость – до 25 узлов.

Благодаря применению ряда оригинальных конструктивных решений лодки типа «Огайо» по сравнению с ПЛАРБ типа «Лафайет» снизили шумность с 134 до 102 дБ. Среди технических новинок, позволивших добиться этого: одновальная движительная установка, гибкие муфты, различные соединительные устройства и амортизаторы для изоляции гребного вала и трубопроводов, множество шумопоглощающих вставок и звукоизоляция внутри корпуса, использование малошумного режима минимального хода с исключением из работы циркуляционных насосов и применение низкооборотного малошумного винта специальной формы.

При впечатляющих характеристиках лодки стоимость тоже впечатляла. Без комплекса ракетного вооружения головная лодка обошлась американскому военному бюджету в $1,5 млрд. Однако адмиралы сумели убедить законодателей в необходимости строительства двух серий общим числом 18 субмарин. Постройка лодок продолжалась с 1976 по 1997 год.



Справедливости ради надо сказать, что подводные атомные ракетоносцы типа «Огайо» и впрямь очень неплохи. Благодаря высокому техническому совершенству, большому запасу прочности и значительному модернизационному потенциалу все построенные лодки до сих пор находятся в строю. Первоначально все ПЛАРБ типа «Огайо» были размещены на военно-морской базе Бангор (штат Вашингтон), на Тихоокеанском побережье. Они вошли в состав 17-й эскадры и заменили списанные ракетные лодки типа «Джордж Вашингтон» и «Этен Аллен» с ракетами «Поларис А-3». ПЛАРБ типа «Джеймс Мэдисон» и «Бенджамин Франклин» базировались в основном на атлантической базе Кингс-Бей (штат Джорджия), и эксплуатировались до середины 90-х. Надо сказать, что интенсивность использования лодок, вооруженных ракетами «Трайдент -1», была высокой. Каждая лодка в среднем выходила на три боевых патрулирования в год, продолжительностью до 60 суток. Последние ракеты UGM-96А Trident I сняты с вооружения в 2007 году. Демонтированные боеголовки W76 использованы для оснащения ракет Trident II D-5 или переданы на хранение.


Загрузка БРПЛ UGM-96А Trident I с борта корабля снабжения


Для среднего ремонта, пополнения запасов и боекомплекта могла использоваться военно-морская база на острове Гуам. Здесь помимо ремонтной инфраструктуры на постоянной основе имелись корабли снабжения, в чьих трюмах также хранились баллистические ракеты с ядерными боеголовками. Подразумевалось, что в случае обострения международной обстановки и повышении угрозы начала глобального конфликта, корабли снабжения в сопровождении эскорта покинут базу на Гуаме. После израсходования боекомплекта американские ПЛАРБ должны были встретиться в море или в портах дружественных государств с плавучими арсеналами и пополнить запасы. В этом случае лодки, находящиеся в море, сохраняли свою боеспособность, даже при разрушении основных американских военно-морских баз.

Закупка последней партии «Трайдент - 1» состоялась в 1984 году. В общей сложности корпорация «Локхид» поставила 570 ракет. Максимальное число развёрнутых БРПЛ UGM-96А Trident I на 20 лодках составляло 384 единицы. Первоначально каждая ракета могла нести восемь 100-килотонных боеголовок. Однако в соответствии с положениями договора СНВ-1 количество боеголовок на каждой ракете было ограниченно шестью единицами. Таким образом, на американских ПЛАРБ, носителях БРПЛ «Трайдент - 1» могло быть развёрнуто более 2300 блоков с индивидуальным наведением. Однако на лодках, находящихся в боевом патрулировании и способных запустить свои ракеты через 15 минут после получения соответствующего приказа, имелось не многим более 1000 боеголовок.

Создание и развёртывание UGM-96А Trident I хорошо демонстрирует принятую в ВМС США стратегию строительства морской составляющей СЯС. В результате комплексного подхода и кардинальной модернизации уже существующих лодок и строительства новых, и за счёт увеличения дальности стрельбы удалось резко снизить эффективность советских противолодочных сил. Снижение КВО боевых блоков дало возможность добиться достаточно высокой вероятности поражения укреплённых точечных целей. Согласно сведениям, опубликованным в американских СМИ, военные эксперты в области ядерного планирования при «перекрёстном» наведении нескольких боеголовок разных ракет «Трайдент - 1» на одну цель типа ШПУ МБР, оценивали возможность добиться её уничтожения с вероятностью 0,9. А такой расклад при предварительном выводе из строя советской системы раннего ракетного предупреждения (СПРН) и развертывании космических и наземных компонентов противоракетной обороны, уже позволял надеяться на победу в ядерной войне и минимизации ущерба от ответного удара. Кроме того, баллистические ракеты подводных лодок с межконтинентальной дальностью имели важные преимущества перед МБР, развёрнутыми на американской территории. Пуск БРПЛ «Трайдент - 1» можно было осуществлять с участков Мирового океана и по траекториям, которые затрудняли своевременное обнаружение советскими радиолокаторами СПРН. При ведении патрулирования в районах, которые являлись традиционными для американских ПЛАРБ с ракетами «Поларис» и «Посейдон», подлётное время БРПЛ «Трайдент - 1» к целям, расположенным в глубине советской территории, составляло 10-15 минут, против 30 минут для МБР «Минитмэн».

Однако даже для самых ярых американских «ястребов» к середине 80-х было очевидно, что при наличии в СССР на стратегических носителях более 10 000 развёрнутых ядерных зарядов, надежды на победу в глобальном конфликте не реалистичны. Даже при самом удачном для США развитии событий и ликвидации в результате внезапного кинжального удара 90% советских ШПУ МБР, РПКСН, дальних бомбардировщиков, всех центров управления стратегическими силами и высшего военно-политического руководства выживших советских СЯС с лихвой хватало для нанесения противнику неприемлемого ущерба.

Так, согласно расчетам американских военных аналитиков, залп одного советского ракетного подводного крейсера стратегического назначения пр. 667БДР «Кальмар» с 16 межконтинентальными жидкостными баллистическими ракетами Р-29Р, мог поразить до 112 целей, убив при этом более 6 млн. американцев. Также в Советском Союзе успешно разработали и поставили на боевое дежурство грунтовые и железнодорожные стратегические ракетные комплексы, которые благодаря своей мобильности имели возможность избежать уничтожения.

Для предотвращения внезапного обезглавливающего и обезоруживающего удара, в СССР в начале 80-х наряду со строительством новых радиолокаторов СПРН и развертывании сети искусственных спутников земли, предназначенных для своевременной фиксации ракетных пусков, была создана и испытана система «Периметр» (на Западе известна как англ. Dead Hand - «Мёртвая рука») - комплекс автоматического управления массированным ответным ядерным ударом. Основой комплекса стала вычислительная система, в автоматическом режиме анализирующая такие факторы, как: наличие связи с командными центрами, фиксация мощных сейсмических толчков, сопровождаемых электромагнитными импульсами и ионизирующим излучением. На основании этих данных должен был осуществляться запуск командных ракет, созданных на базе МБР УР-100У. Вместо штатной боевой части на ракетах устанавливалась радиотехническая система, которая транслировала сигналы боевого применения на командные пункты РВСН, находящиеся на боевом дежурстве РПКСН и стратегические бомбардировщики с крылатыми ракетами. Судя по всему, в середине 80-х в СССР была организована преднамеренная утечка на Запад информации, касающейся системы «Периметр». Косвенным подтверждением этого является то, как остро американцы прореагировали на наличие в СССР системы «Судного дня» и как настойчиво они добивались её ликвидации в ходе переговоров по сокращению стратегических наступательных вооружений.

Ещё одним советским ответом на увеличение ударной мощи американской компоненты СЯС стало усиление противолодочных сил ВМФ СССР. В декабре 1980 года в строй вступил первый БПК пр. 1155, чьи противолодочные возможности по сравнению с кораблями пр. 1134А и 1134Б были существенно расширены. Также в 80-е годы в составе советских подводных сил имелись уникальные лодки-истребители пр.705 с титановым корпусом и реактором на жидкометаллическом теплоносителе. Высокие скоростные и манёвренные характеристики этих субмарин позволяли им быстро занимать выгодное положение для атаки и успешно уклоняться от противолодочных торпед. В рамках концепции повышения возможностей противолодочной обороны страны особое внимание уделялось повышению поисковых возможностей многоцелевых подводных лодок третьего поколения пр. 945 и 971. Лодки этих проектов должны были прийти на смену атомным многоцелевым субмаринам пр. 671. Субмарины пр. 945 и 971 по своим возможностям были близки. Но ввиду того, что корпус лодок пр. 945 (945А) строился из титана, они имели большую глубину погружения и минимальный уровень таких демаскирующих признаков, как шумность и магнитные поля. В результате чего эти АПЛ являлись самыми малозаметными в ВМФ СССР. В то же время высокая стоимость титановых лодок препятствовала их массовой постройке. Гораздо более многочисленными стали АПЛ пр. 971, которые по характеристикам заметности фактически сравнялись с американскими лодками 3-го поколения.

Так как самолёты Бе-12 и Ил-38 не могли контролировать удалённые участки Мирового океана, в середине 70-х пилоты советской морской авиации освоили дальние противолодочные Ту-142. Эта машина была создана на базе дальнего морского разведчика Ту-95РЦ. Однако ввиду несовершенства и ненадёжности противолодочного оборудования первые Ту-142 использовались главным образом как дальние разведчики, патрульные и поисково-спасательные самолёты. Противолодочный потенциал удалось довести до приемлемого уровня на Ту-142М, принятом на вооружение в 1980 году.

Из всего вышеизложенного следует, что разработка и принятие на вооружение БРПЛ «Трайдент – 1», несмотря на значительное качественное усиление американских СЯС, не позволило добиться превосходства над СССР. Но в то же время, новый виток «гонки вооружений», навязанный США, крайне отрицательно сказался на состоянии советской экономики, чрезмерно обременённой военными расходами, что в свою очередь привело к разрастанию негативных социально-политических процессов.

Продолжение следует…

По материалам:
http://www.designation-systems.net/dusrm/m-96.html
http://plrc.org/docs/011117D.pdf
https://fas.org/blogs/security/2018/10/new-start-sep/
http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=1421
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти