Конкистадоры против ацтеков. Часть 7. Бригантины Кортеса

Христофор Колумб — один,
А другой — Фернандо Кортес.
Он, как и Колумб, титан
В пантеоне новой эры.


Такова судьба героев,
Таково ее коварство
Сочетает наше имя
С низким, именем злодея.

Генрих Гейне. «Вицлипуцли»


Итак, в прошлый раз мы оставили Кортеса за приятным занятием – он получал дары от союзников тлашкаланцев и был рад тому, что не только остался жив, но и получил возможность начать все с начала. И, кроме того, он теперь хорошо знал, ради чего стоит трудиться. Сокровища, потерянные в «Ночь печали», манили своим золотым блеском. Все сильные и слабые стороны противника были известны – оставалось набраться сил и нанести империи ацтеков ответный удар. Что же – империя против империи, такое уже случалось в истории человечества и не раз.

Конкистадоры против ацтеков. Часть 7. Бригантины Кортеса

Завоевание Теночтитлана. Неизвестный художник.

Так что конец 1520 г. для испанских конкистадоров под предводительством Эрнана Кортеса был полон хлопот – они готовили новое наступление на столицу ацтеков (мешиков) – Теночтитлан, и мечтали только об одном – как они разграбят этот богатейший город Нового Света. Когда в ноябре 1519 г. они впервые оказались на его улицах, то собственными глазами увидели, на что были способны эти «дикари» с проколотыми носами и в перьевых плащах. Однако индейцы тоже узнали, что «бородатые боги» и «дети Кетцалькоатлля» смертны, что смертны их кони, а пушки, конечно, страшны, но им нужно есть «волшебный черный порошок», а без него они бессильны. И они едва-едва не покончили с непрошеными «гостями» в июле 1520 г., когда испанцам лишь с превеликим трудом удалось выбраться из города. Так что обе стороны учитывали то, что узнали друг о друге. Но тем не менее готовились к борьбе по-разному.

Так, испанцы, приготовляясь к новой экспедиции против ацтеков, хорошо понимали, что теперь их задача усложнилась в десятки раз. Ведь город Теночтитлан лежал на островах посредине озера Тескоко, и это исключало все возможности нанести поражение ацтекам силами конницы в генеральном сражении на земле. О том, чтобы подобраться к столице по воде, нечего было и думать. Дело в том, что берега озера и его отмели заросли тростником и здесь любого врага ожидала встреча с десятками, если не сотнями индейских каноэ. Испанцы должны были учитывать и то обстоятельство, что солдаты – если им придется продвигаться в город по дамбам, опять придется брать штурмом каждый дом, а подойти незамеченными к Теночтитлану ночью уже не получится. Индейцы хорошо понимали, что единственные дороги в город – это… всего три дамбы. Поэтому там, где они пересекались каналами, в дно озера забиты колья, а на дамбах построены баррикады, препятствовавшие движению испанских всадников.


Одним из источников информации о культуре индейцев эпохи испанского завоевания является «Кодекс Мальябекки» — книга из группы ацтекских кодексов, созданная в Мексике в XVI веке, в начальный период Конкисты. Получил название в честь Антонио Мальябеки (Мальябекки), итальянского собирателя рукописей XVII века, в настоящее время находится в Национальной центральной библиотеке во Флоренции. Интересно, что иллюстрации в книгу рисовал безусловно индеец, а вот кто ее писал. Судя по тексту это были разные люди, однако старательно нагнетавшие атмосферу беспросветного ужаса. Вот, например, изображение сцены человеческого жертвоприношения.

Позаботились индейцы и о пополнении своих рядов. Есть разные подсчеты, сколько воинов ацтекам удалось собрать для защиты своей столицы. Однако считается, что в Теночтитлане жило около 100–200 тысяч человек, а по берегам вокруг озера – что-то не менее 2 миллионов. И конечно, все они любовью к испанцам не пылали, а представляли собой армию потенциальных противников. Кортес же имел лишь довольно скромные силы. В своем письме императору Карлу V он сообщал, что у него было 86 всадников, 118 арбалетчиков и стрелков из аркебуза, и около 700 пехотинцев, вооруженных холодным оружием. Правда, испанцев поддерживали многочисленные отряды индейцев-союзников. Но с точки зрения испанцев, все они были язычники и дикари, поэтому полностью доверять им они не могли!

Другое дело, что испанцы были осведомлены, что индейцев косит оспа. Болезнь эта на американском континенте известна не была. Иммунитета у индейцев против нее не было, и они погибали от нее тысячами. Но ждать, пока они все перемрут было плохой идеей и Кортес это понимал. К тому же некоторые индейцы все же выживали…



Индейская баня. «Кодекс Мальябекки». Судя по тексту, индейцы опьянялись в банях вином и совершали там всякие непотребства, ибо женщины мылись с мужчинами.

Поэтому Кортес постарался обеспечить свое превосходство над индейцами еще и за счет вооружения. Собственно, это и был его главный козырь, поскольку численность его отряда, как мы видим, была ничтожно мала по сравнению с тысячными армиями ацтеков. И хотя точно описать вооружение его отряда сегодня невозможно, мы все-таки можем себе представить, что его пехотинцы, например, могли использовать различные виды известного испанцам холодного оружия, то есть мечи, шпаги и кинжалы. Некоторые из них могли иметь металлические доспехи, хотя большинство испанцев с ними расстались и переоделись в индейские стеганые панцири из пропитанного солью хлопка.


Здесь изображено «малое жертвоприношение» посредством прокалывания языка и ушей. Тоже преувеличение? Но нет, есть барельеф, где таким образом приносит жертву жена вождя и он сделан до испанского завоевания. Значит не все в этом кодексе преувеличение…

Кроме этого, Кортес сумел добыть 50 тысяч стрел с медными наконечниками, а также 3 тяжелых пушки из железа и 15 малых пушек-фальконетов из бронзы. Запас пороха состоял из 500 кг, при достаточном количестве свинцовых пуль и каменных и свинцовых ядер. Но самое главное, о чем подумал Кортес, и что говорит о его недюжинном военном таланте, так это… бригантины! В леса Мексики были отправлены лесорубы, которые рубили деревья. Затем из них делали детали для небольших судов (Кортес и Диас называют их бригантинами), которые затем носильщики-индейцы доставляли на берега озера Тескоко. С побережья Мексиканского залива для этих судов доставлялась оснастка – канаты и паруса. И все это перетаскивалось на место индейцами (!), потому что лошадей Кортес берег для боя. Таких судов нужно было построить 13, и вы только представьте себе объем проделанной работы. Сначала срубить, потом распилить, вырубить из соответствующих по профилю ветвей шпангоуты, сделать киль, подогнать по месту доски обшивки и палубы. Все эти детали пометить, отправить за сотни километров, а затем, там, на месте опять же собрать! Конечно, не надо думать, что эти суда были уж так велики. Нет, но и маленькими их тоже не назовешь, ведь они рассчитывались на борьбу с индейскими каноэ! В команду каждой такой бригантины входило 20–25 человек, что совсем немало: капитан, 6 арбалетчиков или аркебузиров и моряков, выполнявших, в случае необходимости, роль гребцов. По бортам бригантин устанавливались фальконеты. А так как они были казнозарядными и имели на каждое орудие по 3-6 запасных зарядных камер, то и скорострельность их была довольно высока.


Поедание жертвенного мяса. Об этом сообщают многие источники, так что не верить этому нет оснований. В подписи к рисунку написано, что вкусом человечина похожа на свинину и потому свинина столь лакома для индейцев!

Каковы могли быть их размеры? В данном случае это не так трудно сделать, поскольку очевидно, что высота их борта не могла быть ниже человека, вставшего в полный рост на дне пироги, да еще и с поднятой рукой, чтобы схватиться за борт. В этом случае у него есть шанс перебраться через борт и сражаться на палубе! Но если борт высокий, выше чем человек с поднятой рукой, да еще и гладкий, то забраться на нее очень трудно. Зато врезавшись в строй пирог, такое судно легко их перевернет и потопит. Судя по дошедшим до нас изображениям на каждой бригантине было по одной-две мачты с латинскими парусами.

Что касается вооружения ацтеков, то оно практически не изменилось. Честь бойцам приносило не убийство врага, а захват его в плен с последующим жертвоприношением. Поэтому все боевые приемы и оружие ацтеков рассчитывались именно на пленение вражеского воина. Правда, известно, что захваченные у конкистадоров мечи ацтеки прикрепили на длинные и прочные древки, чтобы такими «пиками» можно было останавливать испанских всадников. Ну и понятно, что гребные индейские каноэ не могли соперничать в скорости движения и маневренности с бригантинами, хотя их и было очень много.


Археологические находки в музее Куауатемока, Ицкатеопане, Гуерреро, Мексика.

Оборону города возглавил молодой принц Куаутемок. Он убедил своих соплеменников в необходимости перенять у захватчиков их приемы ведения боя, так что теперь уже и ацтеки стали выставлять охранение, начинать бой по общему сигналу, наносить удары с нескольких направлений.

Прежде чем начинать штурм города, Кортес предпринял рейд вокруг озера Тескоко. Где-то население бежало, где-то оказывало сопротивление, но оно было быстро сломлено. Уже к апрелю 1521 г. Теночтитлан был полностью окружен. Ацтеки перестали получать военную помощь и продовольствие от союзников. А вскоре начались и перебои с водой, так как испанцы разрушили акведук, снабжавший город чистой водой с берега озера. Пришлось добывать воду из колодцев, но она было солоноватой и ее не хватало.


Кости Куаутемока в музее Куауатемока, в Ицкатеопане, Гуерреро, Мексика.

28 апреля бригантины наконец-то спустили на воду, а Кортес провел смотр своим войскам и обратился к ним с зажигательной речью. Требовалось также соблюдать дисциплину, не играть в кости и карты на коней и оружие, всегда иметь его под рукой, спать не раздеваясь. «Приказ по армии» содержал требование уважать союзников и под угрозой тяжких наказаний их не обижать и добычу у них не отнимать. И понятно почему – в союзниках у Кортеса к этому времени числилось до 74 тысяч воинов провинций Тлашкала, Чолула и Уэйоцинго. Периодически оно возрастало до 150 тысяч человек.


«Бригантина приходит на помощь испанцам и их союзникам, продвигающимся по дамбе к Теночтитлану» («История из Тлашкалы»)

Кортес решил штурмовать Теночтитлан сразу с нескольких направлений и одновременно наносить удары с суши и с озера. Первый отряд Педро де Альварадо должен был сначала захватить прибрежный поселок Такуба, из которого по дамбе можно двигаться в город. Он имел 150 пехотинцев, 18 арбалетчиков, 30 всадников и 25 тысяч союзников-тлашкаланцев. Сам Альварадо буквально только что получил в жены единственную дочь правителя Тлашкалы, что в глазах «его» индейцев делало его своим человеком.


Куаутемок-пленник. Музей в Сарагосе.

С противоположной стороны наступал отряд Кристобаля де Олида. В его отряде было 160 пехотинцев, 18 арбалетчиков, 33 всадника и 20 тысяч воинов-индейцев. Со стороны южного берега озера в Истапалапе, откуда испанцы вошли в Теночтитлан в 1519 г., действовал отряд Педро де Сандовалю, имевшего 150 пехотинцев, 13 арбалетчиков, 4 солдата с аркебузами, 24 всадника и 30 тысяч союзников-индейцев.

Сам Кортес решил, что будет командовать бригантинами, поскольку посчитал, что таким образом он всегда сможет помочь тому из своих командиров, кто больше других будет нуждаться в помощи. Непосредственно под его командой оказались 300 человек экипажей бригантин.


Страница из кодекса «Мапа де Тепечан» XVI в., на которой показана казнь Куаутемока. Музей Куауатемока, Ицкатеопан, Гуерреро, Мексика.

В первый же день атаки, когда бригантины подошли к городу, ветер внезапно стих, бригантины остановились и к ним тут же устремились сотни индейских пирог. Испанцы встретили их шквальным огнем из фальконетов. Произвести выстрел, вынуть клин, затем извлечь зарядную камору и заменить ее на новую, опять вставить клин, прицелиться и поджечь порох в запальном отверстии – все это было делом нескольких секунд, так что выстрелы гремели один за другим. А тут еще, по молитве испанцев, опять подул ветер, наполнил паруса бригантин, и они врезались в плотную массу индейских каноэ. Лодки переворачивались, индейцы, одетые в свои боевые наряды, оказывались в воде и тонули в ней сотнями.


Тот же кодекс – труп Куаутемока, подвешенный за ноги.

Штурм столицы ацтеков продолжался без перерыва более 70 дней и завершился 13 августа 1521 г. В этот последний день именно бригантинам удалось перехватить небольшую флотилию каноэ, в одном из которых оказался сам Куауатемок – молодой правитель ацтеков. «Он положил руку на мой кинжал, прося, чтобы я убил его», — писал впоследствии Кортес. Но убивать его Кортес, понятно, не стал, поскольку он был куда больше ценен как заложник. Заняв столицу, испанцы разрешили всем безоружным истощенным ацтекам покинуть свой разрушенный город, но все сокровища им следовало сдать. Таким образом завоевателям досталось золото, оцененное в сумму около 130 тысяч испанских золотых дукатов, но эта добыча ни шла ни в какое сравнение с золотом, потерянным в «Ночь печали». Куаутемока стали пытать, чтобы выведать где скрыты потерянные испанцами сокровища, но так и не смогли узнать, куда индейцы спрятали большую часть этого золота.


Пытка Куаутемока. Леандро Исагирре, 1892. Национальный музей искусств, Мехико.

Не будет преувеличением считать, что, если бы не бригантины Кортеса борьба за город затянулась бы на куда большее время, ну а сбежавший из города Куаутемок мог бы поднять на борьбу с испанцами своих людей в других районах страны. А так… — все было за испанцев и против индейцев, и те поняли это как знак богов и перестали им сопротивляться. Ну, а индейским союзникам Кортеса тоже достались «несметные богатства» и они все разом превратились в «состоятельных людей», ведь испанцы отдали им все перьевые накидки, все уборы и плащи из перьев птицы кетсаль – сокровища, о котором эти наивные дети природы могли только лишь мечтать!
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

41 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти