Провал операции «Тайфун»

Можайско-Малоярославецкая операция. Волоколамское направление

В центре Западного фронта также шли тяжёлые бои. 13 октября 1941 г. командующий Западным фронтом генерал армии Г. К. Жуков приказал все соединения и части на волоколамском направлении включить в состав 16-й армии, на можайском — 5-й, на малоярославецком — 43-й и на калужском — в состав 49-й армий. «Учитывая особо важное значение укрепрубежа, объявить всему командному составу до отделения включительно о категорическом запрещении отходить с рубежа. Все отошедшие без письменного приказа военных советов фронта и армии подлежат расстрелу».


На волоколамском направлении обороны в полосе около 100 км занимала вновь созданная 16-я армия под командованием генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского. Севернее Волоколамска вплоть до Волжского водохранилища находился 3-й кавалерийский корпус генерала Л. М. Доватора, который поступил в оперативное подчинение 16-й армии 13 октября, когда кавкорпус вышел в район Волоколамска из окружения. Левее корпуса Доватора располагался сводный курсантский полк, созданный на основе военного училища имени Верховного Совета РСФСР. Командиром полка был начальник училища полковник С. И. Младенцев, комиссаром — А. Е. Славкин.

На левом фланге, прикрывая Волоколамск с запада и юго-запада до реки Рузы, оборону заняла прибывшая из резерва Ставки полнокровная 316-я стрелковая дивизия генерала И. В. Панфилова. В резерве Рокоссовского находился стрелковый полк 126-й дивизии и 18-я стрелковая ополченческая дивизия, которые были в ослабленном состоянии и нуждались в пополнении. Также армия имела два истребительно-противотанковых полка, два пушечных полка, два дивизиона Московского артиллерийского училища, два полка и три дивизиона реактивной артиллерии («катюш»).

Провал операции «Тайфун»

Портрет Героя Советского Союза генерал-майора И.В. Панфилова. 1942 г. Государственная Третьяковская галерея. В. Н. Яковлев

Утром 16 октября две пехотные и две танковые дивизии противника начали наступление против армии Рокоссовского. Главный удар противника пришёлся по 316-й дивизии Панфилова, которая прикрывала подступы к Волоколамскому шоссе. «Завязались тяжелые оборонительные бои, — отмечает в своих воспоминаниях К. К. Рокоссовский. — Гитлеровцы вводили в бой сильные группы по 30-50 танков, сопровождаемые густыми цепями пехоты и поддерживаемые артиллерийским огнем и бомбардировкой с воздуха». 17 октября севернее Волоколамска был атакован кавалерийский корпус Доватора. Сражение развернулось на всём фронте обороны 16-й армии.

Войска Рокоссовского умело и мужественно отражали атаки противника. Армия Рокоссовского впервые применила систему глубоко эшелонированной противотанковой артиллерийской обороны. Также в ходе боев были использованы подвижные отряды заграждения. В результате стойкость советской обороны возросла и бои приняли особо упорный, затяжной характер. Однако противник вводил в сражение новые силы. 18-19 октября ожесточенные бои продолжались. Немцы смогли несколько потеснить дивизию Панфилова, но прорваться не смогли и из-за больших потерь в живой силе и технике приостановили атаки. Армия Рокоссовского в этих боях также понесла серьёзные потери.

Командир 5-го армейского корпуса врага генерал пехоты Р. Руоф, докладывая генерал-фельдмаршалу фон Боку о ходе боев на волоколамском направлении, отметил: «316-я русская дивизия... имеет в своем составе много хорошо обученных солдат, ведет поразительно упорную оборону... Ее слабое место — широкий фронт расположения».


Кавалеристы 2-го гвардейского корпуса генерал-майора Л. М. Доватора проходят через деревню в Подмосковье

Командование группы армий «Центр» придавало Волоколамскому узлу обороны особое значение, поэтому вскоре немцы продолжили наступление. На помощь ударной группе (армейский и моторизованный корпус) был переброшен ещё один моторизованный корпус. Пользуясь превосходством в силах и средствах, немцы постепенно теснили армию Рокоссовского, прорываясь по Волоколамскому шоссе. К 25 октября немецкие войска взяли ряд населенных пунктов, форсировали Рузу и захватили станцию Волоколамск. «Нажим врага на Волоколамск всё усиливался, — отмечал Рокоссовский. — Против 316-й дивизии действовало, помимо пехотных, не менее двух танковых дивизий. Мне пришлось произвести некоторую перегруппировку для усиления левого фланга армии. Сюда форсированным маршем вышел корпус генерала Доватора (его у Волжского водохранилища заменила несколько пополненная 126-я стрелковая дивизия, туда же подтягивалась и 18-я стрелковая дивизия).

Противник нависал над флангами 16-й армии, потеснив смежные с ней 30-ю и 5-ю армии, обходя Волоколамск с севера и юга. 27 октября немцы взяли Волоколамск. Однако попытка противника перехватить шоссе восточнее города, идущее на Истру, была отражена прибывшей в 16-ю армию 50-й кавалерийской дивизией с приданной ей артиллерией. Советские войска заняли оборону восточнее Волоколамска. Таким образом, противник захватил Волоколамск, но развить наступление по Волоколамскому шоссе не смог, и к 30 октября 1941 г. фронт здесь стабилизировался.



Можайское направление

На можайском направлении стояла 5-я армия (сформированная на основе резервных войск Можайского боевого участка и частей западного фронта) генерал-майора Д. Д. Лелюшенко. Строительство Можайской линии ещё не было завершено. Рабочие московских заводов «Серп и молот», «Шарикоподшипник» и др., а также колхозники день и ночь рыли противотанковые рвы, строили блиндажи, сооружали заграждения. В это время на подступах к Можайскому укрепрайону в течение четырех дней сдерживающие бои вели 18-я, 19-я и 20-я танковые бригады полковников А. С. Дружинина, С. А. Калиховича и Т. С. Орленко и другие части. За это время на его позициях успели развернуться 32-я стрелковая дивизия полковника В. И. Полосухина, которая заняла оборону в центре боевых порядков армии на Бородинском поле. 32-я дивизия дислоцировавшаяся ранее на Дальнем Востоке и получившая боевой опыт при разгроме японских войск у оз. Хасан, теперь встала на пути рвавшегося к Москве врага.

Дивизия Полосухина составила ядро сопротивления на можайском направлении. Также в состав оборонительных порядков входили три артиллерийских противотанковых полка (121-й, 367-й и 421-й), 230-й учебный запасной полк, курсантский батальон Военно-политического училища имени Ленина и другие части. Также армия ждала в течение нескольких дней подкрепления — 50-ю стрелковую, 82-ю мотострелковую дивизии, 22-ю танковую бригаду.

Утром 14 октября после артиллерийской и авиационной подготовки противник атаковал позиции, обороняемые войсками армии Лелюшенко. «Дивизия СС и танковая дивизия под Можайском наступают с таким подъемом, будто у них позади не четыре месяца тяжелейших боев, а длительный отдых...» — отмечалось в описании боев 4-й танковой группы.

Первые атаки 40-го моторизованного корпуса противника обрушились на позиции 32-й дивизии, которую поддерживали другие части и танкисты. Бойцы 32-й дивизии Полосухина героически встретили удар противника. Снова, как и в 1812 году, Бородинское поле стало место яростного сражения. Несколько дней кипел кровавый бой. Немцы бомбили позиции наших войск, бросали в атаку танки и пехоту. И хотя силы были неравны, наши войска стояли насмерть и задержали противника западнее Можайска на пять дней.

Среди героев, которые сдерживали натиск врага был рядовой Ф. Я. Чихман, наводчик орудия 133-го легкого артиллерийского полка (32-я стрелковая дивизия). Во время отражения атаки противника на Бородинском поле, стреляя из единственного уцелевшего орудия, боец уничтожил 6 вражеских танков. Только будучи тяжело раненным, вынужден был покинуть поле боя. За этот подвиг красноармеец Чихман был награжден орденом Ленина.

16 октября натиск противника был особенно сильным. «Ожесточенная борьба шла за каждый населенный пункт, выгодный рубеж. Некоторые деревни по несколько раз переходили из рук в руки. И всё же перевес в результате численного превосходства в танках был на стороне противника», — вспоминал командарм Д. Д. Лелюшенко. Оборона 32-й дивизии была прорвана. Дивизия с боями отходила к Можайску. Некоторые части попали в окружение, но не сложили оружие и дрались. К вечеру, при поддержке авиации, немцы прорвались к наблюдательному пункту армии. «В те критические минуты, — пишет Д. Д. Лелюшенко, — когда немецкие танки прорвались на НП армии, бойцы вели огонь, бросали бутылки с горючей смесью в танки противника. Офицеры штаба строчили по пехоте врага из автоматов. На наш окоп надвигался фашистский танк, за ним пехота. И тут меня ранило…» (Д. Д. Лелюшенко. Заря победы). 5-ю армию, вместо раненного Лелюшенко, возглавил генерал-лейтенант Л. А. Говоров.

Вечером 17 октября немцы нанесли сильный воздушный удар по Можайску и боевым порядкам советских войск, оборонявших город. Затем немецкие войска пошли на штурм. Наши войска были вынуждены оставить горящий город. 18 октября немцы ворвались в Можайск.


Командир 32-й стрелковой дивизии Виктор Иванович Полосухин

Малоярославецкое направление

Упорные бои шли в районах Малоярославца и Наро-Фоминска. На подступах к Малоярославцу наступали 12-й армейский и 57-й моторизованный корпуса противника, которые непрерывными ударами с воздуха, атаками танков и пехоты старались сломить сопротивление советских войск. На этом направлении держала оборону 43-я армия генерал-майора С. Д. Акимова. В этих боях особенно отличилась 312-я стрелковая дивизия полковника А. Ф. Наумова, курсанты двух подольских училищ, 17-я танковая бригада полковника И. И. Троицкого (она дралась в районе Медыни). Войска Малоярославецкого боевого участка сдержали натиск немецкого моторизованного корпуса.

15 октября немцам удалось прорваться севернее Малоярославецкого боевого участка в районе Боровска, где сражались части 110-й стрелковой дивизии, 151-й мотострелковой бригады и 127-го танкового батальона. Наши войска приняли неравный бой. Так, 30 танков 127-го батальона приняли удар 80 вражеских танков. Они сражались до последнего снаряда и уничтожили более 20 немецких танков. Однако немецкие войска ворвались в Боровск, части 110-й дивизии и 151-й бригады до 16 октября дрались в районе Боровска, затем отошли к Наро-Фоминску.

16 октября передовые части противника вышли к Малоярославцу и завязали бой на окраинах города. Весь следующий день немцы пытались небольшими группами просочиться в город и обойти его с флангов. Немецкие войска штурмовали советские позиции у сел Ильинское и Детчино, которые прикрывали г. Малоярославец с запада и юга. Здесь в течение восьми суток курсанты подольских военных училищ отбивали непрерывные атаки пехоты и танков врага, поддерживаемые огнем артиллерии и авиации. В итоге немцам удалось окружить подразделения курсантов и части 312-й стрелковой дивизии. 18 октября гитлеровцы захватили Малоярославец. Но курсанты обороняли ильинский и детчинский секторы еще двое суток, пока не получили приказ командования на отход за р. Нара. Одновременно войска 13-го армейского корпуса обошли Малоярославец с юга и провались к реке Протва восточнее города. Войска 43-й армии были вынуждены оставить позиции на реке Протве и отойти на реку Нару.

В центре Западного фронта возникла угроза нового прорыва и обвала фронта. По приказу Ставки Верховного Главнокомандующего на наро-фоминском направлении развернули вновь сформированную 33-ю армию генерал-лейтенанта М. Г. Ефремова. В её состав вошли войска 43-й армии на верейском направлении, московские дивизии народного ополчения. Подольское направление продолжала оборонять 43-я армия, усиленная 9-й танковой и 152-й мотострелковой бригадами.

Москву спешно готовили к обороне. Начальник гарнизона Москвы генерал-лейтенант П. А. Артемьев отдал приказ о немедленном возведении городского рубежа обороны в составе трех оборонительных полос: первой — на окраине города вдоль Окружной железной дороги; второй — по Садовому кольцу и третьей — по Бульварному кольцу и Москве-реке — с юга. 1-й корпус ПВО выделил 211 зенитных пушек для противотанковой обороны Москвы. Газета «Красная звезда» опубликовала статью генерал-лейтенанта Артемьева «На защиту Москвы», в которой говорилось: «Нужно быть готовыми к тому, что улицы Москвы могут стать местом жарких боев, штыковых атак, рукопашных схваток с врагом. Это значит, что каждая улица уже сейчас должна приобрести боевой облик, каждый дом должен стать укреплением, каждое окно — огневой точкой и каждый житель — солдатом».

Командующий Западным фронтом Жуков приказал: в каждой стрелковой дивизии создать заградительные отряды из расчета по одной роте на полк. Они должны были пресекать бегство с поля боя «одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия».

Несмотря на серьёзные потери, немцы продолжали развивать наступление. 21 октября 258-я пехотная дивизия противника ворвалась в Наро-Фоминск, захватила часть города и вышла к разделявшей его реке Наре. Просачиваясь лесными массивами и выбрасывая воздушные десанты, немцы окружали город. Были захвачены военный городок, платформы Зосимова Пустынь и Бекасово, деревня Ивановка, перерезаны железная дорога на Москву, Кубинское и Киевское шоссе. Ожесточенные сражения развернулись почти во всей полосе обороны 33-й армии. Они продолжались весь день и не затихали ночью. Однако дальше прорваться немцы не смогли. Их передовые силы отбросила за реку подошедшая из резерва 1-я Московская мотострелковая дивизия полковника А. И. Лизюкова.

Калужское направление

К 12 октября немецкий 13-й армейский корпус вышел к Калуге. Калужское направление на фронте в 20 км прикрывала выдвинутая Ставкой 5-я гвардейская стрелковая дивизия с небольшим артиллерийским усилением. Советские гвардейцы самоотверженно отбивали натиск противника. Однако противник имел полное превосходство в силах и средствах и быстро взял Калугу. Прорыв советской обороны на этом направлении позволил немцам развить наступление к Тарусе и к реке Протве в обход Малоярославца с юга. Прикрывавшая серпуховское направление 49-я армия, которая понесла большие потери, не могла сдержать натиск противника. Малочисленная 49-я армия И. Г. Захаркина отступила к Серпухову. Немцы взяли Тарусу и создали угрозу глубокого обхода Тулы с севера.

Начало обороны Тулы

На юго-западных подступах к Москве 2-я танковая армия Гудериана 29 октября вышла к Туле. Однако немцы не смогли с ходу взять город. 50-я армия Брянского фронта генерал-майора А. Н. Ермакова была очень ослаблена после выхода из окружения. Но при поддержке частей Тульского боевого участка (военное училище, рабочий полк и 14-я запасная стрелковая бригада) она смогла прикрыть подступы к городу.

Большую роль в защите Тулы сыграл созданный 22 октября Тульский городской комитет обороны, который возглавили секретарь обкома партии В. Г. Жаворонков, Н. И. Чмутов — председатель Облисполкома, В. Н. Суходольский — начальник областного управления НКВД и полковник А. К. Мельников — комендант города. Комитет поднял народ на борьбу с немцами. Развернулось строительство окопов, траншей, противотанковых рвов и других заграждений. На улицах проведена подготовка к уличным боям: были воздвигнуты баррикады, установлены противотанковые ежи и надолбы. Наиболее опасные участки шоссейных дорог были заминированы. Сформированные партизанские отряды начали наносить удары по тылу и коммуникациям противника. Так, в тылу в Тульской области в октябре действовали 31 партизанский отряд и 73 диверсионные группы. В состав тульского боевого участка были включены части и соединения, переброшенные из тыла или с других фронтов. В результате 50-я армия, постоянно пополняемая новыми силами, смогла оказать упорное сопротивление армии Гудериана.

«Попытка захватить город с ходу, — вспоминал Гудериан, — натолкнулась на сильнейшую противотанковую и противовоздушную оборону и окончилась провалом, причем мы понесли значительные потери в танках и офицерском составе».

Итоги

Враг продвинулся на 20-75 км, немцы захватили Можайск, Малоярославец, Калугу, Тарусу, Алексин, пробили на нескольких направлениях советскую оборону. Но полностью прорвать созданный на Можайской линии фронт обороны не смог. Немецкие войска удалось остановить на рубеже Волжское водохранилище, восточнее Волоколамска, реки Нары и Алексина.

Октябрьское наступление группы армий «Центр» не достигло поставленных целей. Немецкие войска смогли глубоко вклиниться в центральные области Советской России, оккупировали тысячи населенных пунктов, захватили города, крупные промышленные центры и транспортные узлы: Брянск, Вязьму, Орёл, Ржев, Калинин, Сухиничи, Калугу и др. Однако Москву взять немцы не смогли. Таким образом, Красная Армия, несмотря на то, что две трети ее дивизий оказались во вражеских котлах, все же смогла стратегически воспрепятствовать планам врага. В период ожесточенных октябрьских боев Ставка смогла подготовить новые оборонительные рубежи, сформировать резервы, перебросить дополнительные силы.

Для подготовки нового наступления непосредственно на Москву немцам требовалась, как отмечал командующий 3-й танковой группой Г. Рейнгардт, «сравнительно продолжительная, двух-трехнедельная передышка... Это позволило бы обеспечить подвоз боеприпасов и продовольствия и подтянуть отставшие соединения, особенно артиллерию, застрявшую в пути», а главное — перегруппировать танковые и моторизованные войска в интересах создания ударных групп на флангах Западного фронта. Так как операция «Тайфун» не решила главной задачи к концу октября, готовилась новая наступательная операция группы армий «Центр». Задачу на ее проведение Гитлер поставил лично генерал-фельдмаршалу Боку (так как главком сухопутных войск и генеральный штаб ОКХ планировали операцию с иными целями — перерезать пути сообщения Москвы с севером, с нанесением ударов в направлении Ярославль, Рыбинск). Замысел операции состоял в том, чтобы двумя подвижными группировками нанести удар по флангам Западного фронта и, обойдя Москву с севера и юга, замкнуть кольцо окружения восточнее ее, в районе Орехова-Зуева, Коломны.

«Итоги октябрьских событий были очень тяжелы для нас, — отмечал маршал А. М. Василевский. — Армия понесла серьёзные потери. Враг продвинулся вперёд почти на 250 км. Однако достичь целей, поставленных планом «Тайфун», ему не удалось. Стойкость и мужество защитников советской столицы, помощь тружеников тыла остановили фашистские полчища. Группа армий «Центр» была вынуждена временно прекратить наступление. В этом главный итог октябрьского периода Московской битвы, очень важного и ответственного во всем сражении за Москву. …большую роль в этом сыграла твердость руководства со стороны Центрального Комитета партии и ГКО во главе с И. В. Сталиным».
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

75 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти