Ожидания взять Сталинград внезапным ударом потерпели крах

Продолжение немецкого наступления. Удар 4-й танковой армии

Вермахт не смог захватить Сталинград, как это было намечено немецким командованием, 25 июля 1942 года. Убедившись, что силами только 6-й армии Сталинград не взять, наступление здесь было приостановлено впредь до подхода к 6-й армии двух армейских корпусов — 17-го и 11-го.


Немецкое командование произвело новую перегруппировку сил: 4-я танковая армия, которая действовала против войск Южного фронта на кавказском направлении, в конце июля 1942 года была снова передана в группу армий «Б». В состав этой армии входили 48-й танковый корпус (14-я танковая и 29-я моторизованная дивизии), 4-й немецкий армейский корпус (94-я и 371-я пехотные дивизии) и 6-й румынский корпус. 6-я полевая армия получила задачу полностью овладеть правым берегом Дона и совместно с 4-й танковой армий взять Сталинград. Захвату Сталинграда германское верховное командование придавало особое значение, считая, что «судьба Кавказа решатся под Сталинградом». Усиленная таким образом сталинградская группировка вермахта была вновь брошена в наступление. 4-я танковая армия под командованием генерала Гота 31 июля начала наступление с плацдарма в районе Цимлянской. Немцы двигались главными силами вдоль железной дороги Тихорецк — Котельниково, устремляясь к Сталинграду с юга.

На этом направлении оборону держала 51-я армия, имевшая четыре стрелковые и две кавалерийские дивизии на 200-километровом фронте от Верхне-Курмоярской до района в 45 км юго-западнее Зимовников. Этой армий временно (до начала октября) заменяя заболевшего генерал-майора Н. И. Труфанова командовал его заместитель генерал-майор Т. К. Коломиец. Пользуясь превосходством сил на направлении удара, немецкие войска прорвали оборону 51-й армии и 1 августа захватил Ремонтную, а на следующий день Котельниково. Вечером 3 августа передовые части 4-й немецкой танковой армии вышли к р. Аксай, а затем стали развивать наступление на Абганерово и Плодовитое, обходя Сталинград с юго-запада.

Ожидания взять Сталинград внезапным ударом потерпели крах


Немецкая 4-я танковая армия в наступлении на Сталинград, пересекла реку Сал

Прорыв обороны 51-й армии создал тяжелую обстановку как для 64-й армии, так как немецкие войска выходили на ее левый фланг и коммуникации, так и для всей обороны Сталинградского района. 64-я армия заняла оборону на рубеже Логовский, Верхне-Курмоярская по восточному берегу Дона и дальше по южному фасу обвода по р. Аксай, Абганерово, Плодовитое, Тингута. Соединения и части армии находились на разных участках фронта, что затрудняло управление. Так, на правом берегу Дона оборонялись 229-я, 112-я стрелковые дивизии. Поэтому их включили в состав 62-й армии. В то же время 64-й армии придали ряд новых соединений.

Одновременно спешно организовывалось сопротивление по р. Аксай из отошедших к ней ослабленных войск 51-й армии и резервных частей 64-й армии в 40 километрах от основного рубежа обороны. Также была сформирована отдельная оперативная группа войск под началом генерал-лейтенанту В. И. Чуйкову, заместителя командующего 64-й армией (армию в это время возглавил опытный командир генерал-майор Михаил Степанович Шумилов, который начал воевать ещё в царской армии и начал Великую Отечественную войну на посту командира корпуса). В состав оперативной группы вошли 29-я, 138-я и 157-й стрелковые дивизии полковников А. И. Колобутина. И. И. Людникова и Д. С. Куропатенко, 6-я гвардейская танковая бригада, 154-я бригада морской пехоты, два полка гвардейских минометов. Также группу усилили прибывшей под Сталинград из Сибири 208-й стрелковой дивизией полковника К. М. Воскобойникова. Однако, четыре эшелона этой дивизии, выгрузившиеся 3 августа на станции Котельниково, сразу же подверглись мощному удару немецкой авиации и попали под танковую атаку. Потери были большими.

Обстановка была крайне сложной. Части 64-й были армии разбросаны, связь не налажена, немецкие подвижные соединения прорывались к Абганерово, охватывая левый фланг 64-й армии, оперативную группу Чуйкова. На обводе держала оборону 38-я стрелковая дивизия. Но она была очень малочисленная, и занимала большой фронт — до 20-25 км. И не могла, конечно, своими силами остановить наступающие с юга бронетанковые силы противника. Люфтваффе господствовала в воздухе. Поэтому любые передвижения войск приходилось проводить в основном ночью, а контратаки предпринимать вечером или рано утром, когда немецкая авиация не могла эффективно действовать на поле боя.

В это время в распоряжение командарма 64-й генерала Шумилова поступила только что прибывшая 126-я стрелковая дивизия полковника В. Е. Сорокина. «Оценив обстановку, что правому крылу противник почти не угрожал, так как 62-я армия ещё вела бои за Доном, а наибольшая угроза была центру армии,— рассказывал генерал М. С. Шумилов,— я принял решение все свои резервы и вновь прибывшую 126-ю дивизию направить в центр и занять прочную оборону». 126-я стрелковая дивизия успела своевременно занять оборонительный рубеж на фронте в районе Абганерово. В ходе яростного боя немцев остановили. На остальных участках фронта, занимаемого 64-й армией, враг также не смог дальше прорваться. По мере того как немцы подтягивали свои главные силы к месту сражения, подходили в район Абганерово и соединения 64-й армии.

Как уже ранее говорилось, Ставка ВГК, стремясь облегчить управление растянувшегося на 800 км Сталинградского фронта, 5 августа разделила его на два самостоятельных фронта — Сталинградский и Юго-Восточный. Командующим Сталинградским фронтом оставался генерал-лейтенант В. Н. Гордов. Командующим Юго-Восточным фронтом был назначен генерал-полковник А. И. Еременко. Правда, вскоре Ставка подчинила в оперативном отношении Сталинградский фронт командующему Юго-Восточным фронтом. 13 августа Ставка возложила командование СФ и ЮВФ на Ерёменко. Его заместителями были назначены: по СФ — В. Н. Гордов, по ЮВФ — Ф. И. Голиков. 12 августа на несколько дней в Сталинград для помощи командованию СФ и ЮВФ прибыл начальник Генштаба А. М. Василевский. 18 августа для обеспечения работы предприятий Сталинграда, что должно было укрепить оборону города, был направлен заместитель председателя СНК СССР В. А. Малышев.

Директива Ставки от 5 августа ставила фронтам самостоятельные задачи. СФ ставилась задача разгромить противника, прорвавшего внешний оборонительный обвод в стыке 62-й и 21-й армий, восстановить здесь прежнее положение, а затем надежно прикрыть город с северо-запада и запада. В дальнейшем войска фронта должны были подготовить контрудар в направлении на Морозовск. ЮВФ должен был приостановить дальнейшее продвижение противника на южном участке внешнего оборонительного обвода, всеми средствами воспрепятствовать противнику в прорыве здесь обороны. В дальнейшем войскам фронта предстояло нанести удар в направлении ст. Жутов, г. Котельниково, с тем чтобы отбросить противника за р. Сал.

Директива Ставки от 9 августа заканчивалась следующими словами: «Иметь в виду как т. Еременко, так и т. Гордову, что оборона Сталинграда и разгром врага, идущего с запада и юга на Сталинград, имеет решающее значение для всего нашего советского фронта. Верховный Главнокомандующий обязывает как генерал-полковника Еременко, так и генерал-лейтенанта Гордова не щадить сил и не останавливаться ни перед какими жертвами для того, чтобы отстоять Сталинград и разбить врага».

Тем временем на юго-западе от Сталинграда 4-я танковая армия Гота продолжала прорываться к городу. Главные силы 48-го танкового корпуса противника 6 августа сосредоточились у р. Аксай и начали атаки левого фланга 64-й армии между Абганерово и Тингута. Немцы наступали здесь частями 94-й пехотной, 29-й моторизованной, 14-й и 24-й танковых дивизий при поддержке крупных сил авиации. В ходе яростных боев 7-8 августа немецкие войска продвинулись к станции Тингута. Таким образом, немцам удалось пробить оборону советских войск на одном участке южного сектора внешнего Сталинградского обвода. Немцы находились уже всего в 30 км от Сталинграда и опасность прорыва противника к городу сильно возросла.


Стоит отметить, что немецкие войска в это время также действовали с предельным напряжением всех сил. Автор истории 14-й танковой дивизии Рольф Грамс отмечал: «…Тропическая жара в открытой со всех сторон степи, плотные клубы нескончаемой пыли вновь потребовали предельного напряжения от людей и машин. Лишь короткий обеденный отдых — и новый бросок через знойную степь. … Это были тяжелые дни для танкового и артиллерийского полков, положение усугублялось недостатком горючего и боеприпасов. Открытые степные пространства давали заметные преимущества вражеским танкам с их более обширным радиусом действий. … Основная масса техники находилась в мастерских в Аксае. Не лучше обстояло дело и в остальных частях дивизии».

Советское командование снова предпринимало чрезвычайные меры для стабилизации фронта. «За один день 7 августа,— отмечал А. И. Ерёменко,— были собраны все имевшиеся резервы и средства. Пришлось забрать танковые и артиллерийские подразделения даже с пунктов формирования, пополнить ими части левого фланга 64-й армии, чтобы иметь возможность организовать контрудар против вражеских сил, прорвавшихся через внешний обвод в районе разъезда 74-й км» (А. И. Еременко. Сталинград. М., 1961.).

Бои носили крайне ожесточенный характер. Немцы бросали в бой крупные массы бронетехники с пехотой, их поддерживало 200-300 самолетов. В районе прорыва немцы имели значительное преимущество в силах. 126-я и 38-я стрелковые дивизии под командованием полковников В. Е. Сорокина и Г. Б. Сафиулина, 29-я дивизия полковника А. И. Колобутина, и другие части героически отражали яростный натиск врага. Советское командование спешно перебрасывало подкрепления. С правого фланга армии в район наступления противника перебрасывались 204-я стрелковая дивизия полковника А. В. Скворцова, три курсантских полка (Краснодарский, 1-й и 3-й Орджоникидзевские), 133-я танковая бригада. Армия была усилена 13-м танковым корпусом под командованием полковника Т. И. Танасчишина, артиллерией. 254-я танковая бригада, находившаяся за 250 км от фронта, также была брошена к месту боев своим ходом.

Командование советской 64-й армии подготовило контрудар по врагу силами 204-й стрелковой дивизии полковника Скворцова, курсантских полков и части 38-й стрелковой дивизии при поддержке танковых бригад. Действия наземных войск поддерживала почти вся 8-я воздушная армия, которая производила по 400-600 самолето-вылетов в день и авиация дальнего действия. Сухопутные войска также поддерживала 102-я истребительная авиационная дивизия ПВО. Утром 9 августа 64-я армия нанесла контрудар по противнику. Было разгромлено до трех немецких полков, уничтожено значительное количество танков. К исходу 10 августа советские войска, оттеснив немцев, вышли на внешний оборонительный обвод. Немецкая 4-я танковая армия, понеся серьёзные потери в ходе наступления, перешла к обороне. Командование группы армий «Б» решило срочно усилить эту армию танковой и пехотной дивизиями из состава 6-й армии. Упорные бои на этом направлении продолжались до 17 августа.


Советские танки КВ-1 и Т-34, подбитые в степи между Доном и Волгой

Колонна 16-й танковой дивизии вермахта в наступлении на Сталинград

Таким образом, 4-я немецкая таковая армия пробила оборону 51-й советской армии и на одном из участков прорвалась за внешний оборонительный обвод Сталинграда, находясь уже в 30 км от города. Упорное сопротивление войск 64-й армии, укрепленной новыми частями и соединениями, оставшихся сил 51-й армии, сдержало натиск врага. Контрудар войск 64-й армии приостановил стремительное наступление противника. 4-я танковая армия, которая понесла тяжелые потери, временно перешла к обороне, поджидая подкрепления. Однако, героические войска 64-й армии, остановили прорыв врага большой ценой. Многие командиры пали или были ранены, выбыла из строя значительная часть рядового состава.

На пути продвижения немецких войск к Сталинграду с юга в начале августа заняли оборону и войска 57-й армии под командованием генерал-майора Ф. И. Толбухина. До 14 августа противник перед фронтом армии активных действий не предпринимал, вел разведку и сосредоточивал свои войска. Войска 57-й армии во взаимодействии с Волжской военной флотилией должны были не допустить прорыва противника в районе Райгорода.



Наступление 6-й армии Паулюса

Тем временем с утра 7 августа 1942 г. возобновили наступление войска 6-й немецкой армии под командованием Паулюса, усиленные подошедшими 17-м и 11-м армейскими корпусами. Нанося удары с севера и юга по флангам 62-й армии, оборонявшейся западнее Сталинграда, немецкое командование стремилось окружить и уничтожить её войска, полностью овладеть правым берегом Дона и затем, форсировав реку, прорваться к городу. Немцы атаковали силами 4 пехотных, 4 моторизованных и 1 танковой дивизий. Под натиском превосходящих сил противника войска 62-й армии начиная с 9 августа, с боями отходили на левый берег Дона, чтобы занять там оборону.

Положение войск 62-й армии, оставшихся на западном берегу, становилось все более опасным. 13 августа они вели бои в окружении, пробиваясь к переправам через Дон. Советские дивизии были раздроблены на небольшие группы. После упорных боев, которые продолжались до 14 августа, войска 62-й армии отошли на левый берег Дона и заняли оборону на внешнем оборонительном обводе на участке от Вертячего до Ляпичева. 62-я армия понесла серьёзные потери, от четырех её дивизий остались небольшие группы, которые выходили из окружения до 17 августа. Так, раненый командир 33-й гвардейской стрелковой дивизии полковник А. И. Утвенко вывел из окружения сто двадцать человек.

Наши войска повсеместно оказывали упорное сопротивление. Так, отличилась 20-я мотострелковая бригада под командованием полковника П. С. Ильина. В его распоряжении на пятикилометровом участке фронта в районе Калача-на-Дону имелось всего 1800 человек. Незначительны были и артиллерийские средства. Но, умело зарывшись в землю, укрываясь от бомбежек и артобстрела, советские бойцы не допускали гитлеровцев к реке. 15 августа саперы бригады взорвали мост через Дон, а когда враг навел переправу, то и она была взорвана. В боях с противником бригада (вместе с приданным ей артиллерийско-пулеметным батальоном укрепрайона) противостояла превосходящим силам противника и нанесла им значительный урон. Только в ночь на 1 сентября по приказу командующего 62-й армией 20-я мотострелковая бригада и присоединившиеся к ней части сняли оборону и стали отходить на Сталинград. Окруженная группа вышла по Дубовой Балке в район Дар-Горы, где заняла оборону севернее Пионерских лагерей. Здесь обескровленная в жестоких боях бригада в течение 10 суток продолжала сражаться с превосходящими силами противника. Героически, практически до последнего бойца дрались курсантские полки Краснодарского, Грозненского, Винницкого, 2-го Орджоникидзевского училищ. К середине августа реально существовал только полк Орджоникидзевского училища, находившийся в армейском резерве, остальные курсанты пали смертью храбрых. В результате немецкие войска ликвидировали плацдарм советских войск на правом берегу Дона в районе Калача.


Части немецкой 6-й армии наступают на Сталинград. Август 1942.

Бронекатера Волжской флотилии ведут огонь по позициям немецких войск в Сталинграде

В середине августа немцы нанесли новый сильный удар по 4-й танковой армии в направлении Трехостровской. Немецкие войска буквально протаранили оборону армии генерала Крюченкина и танковыми клиньями вышли к Дону. Части 192-й, 205-й и 184-й стрелковых дивизий не отходили на левый берег, а стояли насмерть. Они были окружены. Комдив полковник К. А. Журавлев был тяжело ранен; его вынесли из окружения и спасли. Командование дивизией принял начальник политотдела Серебрянников, но он вскоре погиб. 17 августа немцы окружили командный пункт 753-го стрелкового полка. Работники штаба вступили в бой. Гитлеровцы забросали КП гранатами и перебили охрану. В этом бою погибли командир полка майор А. И. Волков и начальник штаба капитан А. И. Запорожцев. Остатки 676-го и 427-го полков отошли к Сиротинской, где накануне оборону заняла 40-я гвардейская стрелковая дивизия 1-й гвардейской армии.

Последующие несколько дней, будучи в полном окружении на донском правобережье, остатки 192, 205-й и 184-й стрелковых дивизий более 30 км пробивались по тылам противника к Дону. Выходили из окружения с оружием и документами, а при невозможности — уничтожали технику. Выходили большими и малыми группами в направлении Голубинский, Качалинская, Сиротинская. Большая часть вышла к Сиротинской и вошла в состав 1-й гвардейской армии. Часть вышедших из окружения бойцов направили в Сталинград для укрепления его обороны.

Оставшиеся войска 4-й танковой армии своим левым флангом 17 августа отошла за Дон, заняв оборону по внешнему обводу от устья р. Иловля до Вертячего, а частью сил (правофланговыми соединениями) — на северо-восток. На рубеж Кременская — Сиротинская — устье Иловли в это время были выдвинуты четыре дивизии 1-й гвардейской армии, которая первоначально предназначалась для Юго-Восточного фронта, но была передана Сталинградскому фронту. Вначале выгрузились 39-я и 40-я гвардейские дивизии под командованием генерал-майоров С. С. Гурьева и А. И. Пастревича. Затем стали прибывать 37-я и 38-я гвардейские стрелковые дивизии. Все они еще не успели закончить формирование, но должны были сразу же вступить в бои. 41-я гвардейская дивизия была на марше. 37-я и 39-я дивизии укрепили 4-ю танковую армию. Остатки 321-й, 205-й и 343-й стрелковых дивизий (правый фланг 4-й танковой армии), насчитывавшие всего по 700-800 человек, передавались в 1-ю гвардейскую армию. Через несколько дней прибыли также 4-я гвардейская и 23-я стрелковые дивизии взамен двух соединений, переданных танковой армии. В яростных боях советские гвардейцы остановили натиск врага и сохранили плацдарм на правом берегу Дона.

В эти тяжелые дни наши воины совершили не один подвиг. 16 августа группа бойцов 40-й гвардейской стрелковой дивизии — Н. А. Бурдин, П. И. Бурдов, И. И. Гущин, А. С. Двоеглазов, Н. В. Докучаев, И. Н. Касьянов, В. А. Меркурьев, А. И Пуховкин, М. П. Степаненко, Г. А. Унжаков, И. Н. Федосимов, Н. М. Федотовский, В. А. Чирков, Г. Ф. Штефан и М. А. Шуктомов во главе с младшим лейтенантом В. Д. Кочетковым приняли бой на господствующей высоте у хутора Дубового в районе Сиротинской. Горстка бойцов отразила атаку передового вражеского отряда, а затем целой роты. Герои отбили 5 атак. 17 августа наступление немецкой пехоты поддержали танки. Несколько часов советские гвардейцы бились с превосходящими силами врага. В конце осталось всего четверо бойцов — Степаненко, Чирков, Шуктомов и раненый Кочетков. Боеприпасы были израсходованы. Тогда герои обвязались гранатами и постарались уничтожить немецкие танки. Когда подошло подкрепление, было обнаружено шесть подбитых немецких машин. О подвиге гвардейцев успел рассказать умирающий Кочетков. И таких схваток была масса. Так, советские воины, умирали, но останавливали врага. С каждым таким боем «непобедимая» машина вермахта получала небольшую, но пробоину. Перелом в войне приближался.

На правобережный плацдарм переправилась 38-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием полковника А. А. Онуфриева и с ходу включилась в бои. «В последующие дни противник непрерывно атаковал наши позиции по всему переднему краю. Однако успеха нигде не имел. Не помогла ему на этот раз и поддержка авиации, которая ожесточенно бомбила боевые порядки обороняющихся и переправы через Дон». В полосе 1-й гвардейской армии противник не смог форсировать Дон.


Советские бойцы отражают атаки немецких войск, рвущихся к Сталинграду

Таким образом, благодаря героизму советских воинов, полной мобилизации имеющихся сил и переброске в район Сталинграда резервов, попытка немецкого командования с ходу взять Сталинград окончательно провалилась. В течение месяца шли яростные бои, враг рвался вперед, но прорывая советскую оборону, встречал новые заслоны. Наши войска наносили контрудары, старались отбросить и приостановить наступление противника. «Ожидания взять Сталинград внезапным ударом, — признавал впоследствии командующий 6-й армией Паулюс, — потерпели тем самым окончательно крах».

С выходом немцев к внешнему оборонительному обводу закончился первый этап наступательной операции вермахта. С 17 июля по 17 августа 1942 года немецкая армия продвинулась на 60-80 км. Немецкие войска находились в 60-70 км от города с запада, и всего в 20-30 км — с юга. Над Сталинградом с севера и юга нависали две ударные группировки противника, и немецкая армия сохраняла общее превосходство над советскими войсками. Немцы продолжали рваться вперёд, к Волге. Замысел противника был очевиден: овладеть Сталинградом путем нанесения концентрического удара с севера и юга.


Немецкий пулеметный расчет в наступлении на Сталинград

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

40 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти