Битва у польского города с русским именем. Ч. 1. Плацдарм у Ярослава

Ярослав – город в прикарпатской Польше (восточная Галиция, на р. Сан), в районе которого 1 – 7 мая 1915 г. между войсками 3-й русской и 11-й германской армий развернулось сражение на р. Сан на втором этапе Горлицкой операции 19 апреля – 10 июня 1915 г.

После завершения боев в районе Горлице (список статей цикла см. в конце статьи) западная Галиция была русскими войсками утрачена. Важнейшей задачей, стоявшей перед русским Юго-Западным фронтом и его 3-й армией в частности, была стабилизация оперативно-стратегической обстановки, сложившейся после Горлицкого прорыва. Сразу не отведя войска 3-й армии на р. Сан, что позволило бы оторваться от противника и занять прочную оборону, Верховное и фронтовое командования обрекли потрепанные корпуса армии на отход к этому естественному рубежу под ударами наседающего противника.


Период боев с 25-го по 27-е апреля был периодом ожесточенных атак германцев и австрийцев, стремившихся максимально развить свой первый успех.

Наиболее ожесточенные и упорные бои шли в центре русской 3-й армии - на фронте 10-го, 3-го Кавказского и 24-го армейских корпусов.

Атаки на позиции русского 10-го армейского корпуса стоили германцам и австрийцам потери целой дивизии. 3-й Кавказский армейский корпус на фронте Велеполе, Виенева, Одржиков в течение трех дней сдерживал атаки двух германо-австрийских корпусов. Русские войска сражались героически, вплоть до самопожертвования командира корпуса, лично водившего части в атаку.

11-й германской армии содействовали 3-я и 4-я австрийские. Русский 24-й армейский корпус к 25-му апреля прикрывал направление на Санок, куда наступали главные силы 3-й армии противника. Здесь корпус в течение двух дней выдерживал атаки трех неприятельских корпусов, успешно отражая их натиск, но к исходу дня 26-го апреля был вынужден начать отход. На фронте 9-го армейского корпуса русской 3-й армии австрийская 4-я армия вела безуспешные атаки. Более того, 26-го апреля подразделения 31-го армейского корпуса русской 4-й армии, переправившись через р. Висла, уничтожили германскую часть в 3 тыс. человек.

Действия 12-го армейского корпуса русской 3-й армии были образцом активной обороны: он не только отбивал атаки 10-го армейского корпуса и 119-й пехотной дивизии противника, но и сам в ночь на 27-е апреля перешел в контратаку и отбросил австрийскую 26-ю ландверную пехотную дивизию. Своими активными действиями корпус сковал значительные силы врага, способствуя успеху атаки 21-го армейского корпуса. Готовилось контрнаступление последнего.

Утром 27-го апреля 21-й армейский корпус начал выдвижение для нанесения флангового удара наступающей германской 11-й армии. Его удар привел к образованию прорыва между 11-й баварской и 119-й пехотными дивизиями противника, но неприятель закрыл брешь выдвижением дивизии второго эшелона. Кроме того, части австрийского 10-го армейского корпуса повели наступление на русский 21-й армейский корпус с юга. Одновременно с этим центр русской 3-й армии значительно отошел на восток.

В итоге, контрудар 21-го армейского корпуса изменений в обстановке на фронте не принес, и к исходу 27-го апреля корпус был вынужден начать отход.

28-го апреля русская 3-я армия, под прикрытием арьергардов, отходила, пытаясь задержать противника, дав возможность главным силам корпусов и тылам отойти к р. Сан, а фронтовым резервам выдвинуться к району боев. К этому моменту германо-австрийские войска, вследствие крупных потерь и отрыва от тылов, оказались уже не в силах сломить противодействие русских арьергардов. И, не дойдя до реки, остановились.

Директивой от 28-го апреля русский Верховный главнокомандующий генерал от кавалерии великий князь Николай Николаевич определил линию р. р. Сан и Днестр как крайний рубеж отхода Юго-Западного фронта. Главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал от артиллерии Н. И. Иванов 29-го апреля также сообщал командованию 3-й армии: «Наши намерения состоят в упорной обороне Сана, дабы дать время нашим армиям устроиться».

Соответственно, в этот же день командующий русской 3-й армией генерал от инфантерии Р. Д. Радко-Дмитриев издал приказ, ставивший в качестве ближайшей цели упорную активную оборон р. Сан - от Перемышля через Радымно и до Розвадов. На своих участках корпусам следует прочно занять предмостные позиции на левобережье Сана и «удерживаться до крайности», оказывая друг другу поддержку. Промежутки между позициями – прикрыть кавалерии при поддержке пехоты.

Но оборонительные позиции не были подготовлены – 29-го апреля Р. Д. Радко-Дмитриев сообщал главнокомандующему фронтом, что «Произведенная разведка предмостных укреплений у Ярослава и Радымно выяснила полуразрушенное состояние старых австрийских укреплений, не пригодных для упорной обороны; придется расположиться на обыкновенных полевых позициях». Исполняющий обязанности генерал-квартирмейстера штаба Юго-Западного фронта полковник М. К. Дитерихс дал следующие тактические рекомендации командованию 3-й армии: «Для обороны Сана на участке вверенной вам армии главнокомандующий признал возможным ограничиться занятием на левом берегу Ярославского тет-де-пона (предмостного укрепления, т. е. плацдарма – А. О.), фланги которого должны быть поддержаны легкой, мортирной тяжелой артиллерией с правого берега; в прочих пунктах обороняться пассивно. На участках пассивной обороны мосты через Сан должны быть совершенно разрушены».

30-го апреля старший адъютант отдела генерал-квартирмейстера штаба 3-й армии подполковник Б. П. Лазарев подал записку своему непосредственному начальнику, генерал-квартирмейстеру 3-й армии. В ней он предлагал комплекс мер и практических мероприятий для их реализации, при осуществлении которых у ослабленной армии был шанс удержаться у г. Ярослав и на р. Сан:


«Поставленная армии боевая задача упорно оборонять р. Сан ввиду неподготовленности означенной линии, ничтожного численного состава частей и крайнего морального и физического переутомления войск вряд ли может быть осуществлена без поддержки сильной дальнобойной артиллерии. Весь вопрос сводится к временной задержке до момента сосредоточения германцами их тяжелой артиллерии в районе к северу от Радымно. Необходимо немедленно установить в районе Ярослава группу тяжелых батарей, или сняв таковые с части верков (т. е. опорных пунктов крепости – А. О.) Перемышля, или хотя бы сосредоточив в означенном районе имеющиеся при армии тяжелые артиллерийские дивизионы к Ярославу, что даст возможность организовать перекрестную огневую оборону наиболее важного участка реки (где группируются главные дороги района).
Установка 120- и 190-пудовых орудий может быть произведена в 6 часов, перевозка организована на грузовиках. Более важным упущением является отсутствие подготовки данных для ведения стрельбы (не произведена триангуляции местности, не измерены расстояния до важнейших пунктов, не определены углы). 27 апреля я устно докладывал о необходимости производства рекогносцировок позиции и поручения организации предварительных по обороне работ командиру 24-го корпуса, имевшему в своем распоряжении штаб корпуса и 2 роты 26-го саперного батальона.
28-го также мною был поднят вопрос об установке тяжелых батарей в районе Ярослава. Второй вопрос еще не осуществлен, тем не менее и теперь еще возможно наверстать упущенное время.
Во всяком случае оборона р. Сана является вопросом трудным, и успех ее нельзя считать обеспеченным.
Армия численно слаба, с громадными обозами и численно сильной артиллерией, к маневренным действиям мало пригодна, и естественным ее назначением является служить фронтальным заслоном, дабы дать возможность осуществить маневры прочими армиями фронта.
На основании сказанного является крайне существенным заранее подготовить, разведать и фортификационно усилить тыловой район армии.
Необходимо:
1) Наметить возможные рубежи.
2) Назначить для рекогносцировки позиций офицеров генерального штаба и военных инженеров, имеющихся при штабе ….
3) Обрекогносцировать в целях артиллерийской обороны означенные позиции и сделать триангуляцию местности, для чего можно использовать … корпусных топографов и прочих специальных офицеров из состава крепостных артиллерийских частей.
4) Принять все зависящие меры для наряда и установки на намеченных позициях тяжелой артиллерии».


К сожалению, времени для того, чтобы должным образом организовать оборону на р. Сан и реализовать этот проект, уже не было.

С 1-го по 7-е мая развернулось сражение на р. Сан, и г. Ярослав являлся ключевым пунктом обороны войск русской 3-й армии.


Наступление на Ярослав 1 – 7 мая (14 – 20 мая по новому стилю) 1915. Германская карта. Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 8. Berlin, 1932.

Для русских эти бои оказались схваткой за закрепление на этом природном рубеже с целью отстоять завоеванную часть Галиции. Германо-австрийское командование стремилось добиться максимального развития тактического успеха, достигнутого в ходе Горлицкого прорыва, для превращения его в стратегический. Чтобы не дать русским закрепиться на р. Сан, намечался сосредоточенный удар в направлении на г. Ярослав. Выполнение этой задачи возлагалось на 11-ю армию генерал-полковника А. фон Макензена. 4-я и 3-я австрийские армии должны были параллельными атаками содействовать 11-й армии и прикрывать ее фланги. Учитывая, что германо-австрийские войска к этому времени понесли крупные потери и требовали приведения их в порядок, германским армейским командованием были затребованы дополнительные войска и перераспределена артиллерия.

Со стороны противника в операции (без учета подошедших в ходе нее усилений) участвовали: Гвардейский, 10-й армейский, 41-й резервный германские, 6-й армейский австрийский корпуса. Со стороны русских: 9-й, 10-й, 12-й, 21-й, 24-й, 29-й армейские, 3-й Кавказский армейский и Сводный корпуса. Сводный корпус сформирован в ходе операции, 12-й и 21-й армейские корпуса 3-го мая были переданы в 8-ю армию. Боевой состав русских соединений был крайне слабым. Здесь необходимо отметить следующее обстоятельство. Дивизия являлась главной тактической единицей, выражающей боевую силу государства эпохи Первой мировой войны. Количество батальонов (в отличие от более ранних периодов) утратило значение. Зато особое значение приобрела степень оснащенности пехотной дивизии и армейского корпуса артиллерией, столь важное для эпохи тактики огневого боя. А в огневой мощи германо-австрийские корпуса превосходили русские, чем парализовалось преимущество в теоретической численности русских дивизий и корпусов. Но и собственно германский батальон примерно в среднем на 20% превосходил русский – в связи с хроническим некомплектом пехотных частей русской армии. В условиях постоянных боев и отступлений 1915. на стороне противника было ощутимое численное превосходство (имеются в виду войска в боевой линии), т. к. от многих русских дивизий остались только кадры. Именно в 1915 г. состав русских дивизий наиболее резко отличался от дивизий противника. Первые исчислялись сотнями штыков, тогда как вторые аккуратно пополнялись, представляя собой полнокровные боевые единицы. Подсчет дивизий и корпусов в этот период особенно явно отличался от действительности и вследствие недоучета соотношения артиллерии. Ситуация начала улучшаться с конца 1915 – начала 1916 гг., но огневое превосходство вражеские дивизии имели всегда – прежде всего этим объясняются зачастую повышенные потери русских войск. К моменту сосредоточения русской 3-й армии на р. Сан (30-е апреля) после 12-дневных (для главных сил армии) непрерывных боев, ее корпуса фактически превратились: 10-й, 21-й и 3-й Кавказский армейские – в дивизии (по 10 тыс. штыков в корпусах, каждый из которых состоял из 4-х дивизий; а 21-й армейский – вместе с 3-й стрелковой дивизией), 12-й армейский корпус – в бригаду (8 тыс. штыков), 24-й армейский – в полк (5 тыс. штыков в 3-х дивизиях).

Битва у польского города с русским именем. Ч. 1. Плацдарм у Ярослава

Генерал пехоты О. фон Эммих – командир 10-го армейского корпуса 11-й германской армии и кайзер Вильгельм Второй. Фотография сделана во время пребывания монарха в боевых порядках германских войск в период боев на р. Сан. Нью-Йоркская публичная библиотека.

30-го апреля главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта отдал войскам фронта директиву, в соответствии с которой армии фронта заняли следующие позиции: 4-я - Радомские позиции и далее на юг до Розвадов, 3-я - на р. Сан от Розвадов до Перемышля и 8-я - от Перемышля до Волоща, Сусулов, р. Днестр. Остальные армии фронта должны были занять фронт по р. Днестр и госгранице до р. Прут.

Правофланговые корпуса 3-й армии (9-й, 10-й, 29-й и 3-й Кавказский армейские) заняли оборону на правом, а левофланговые (24-й армейский в Ярославе, 21-й армейский в Радымно и 12-й армейский в Перемышле) – на левом берегу р. Сан. Очевидной ошибкой армейского командования явилось то, что половина армии оказалась на одном берегу р. Сан, а вторая половина – на другом. Лепту в принятие данного оперативного решения внесла и резолюция главнокомандующего фронтом о том, что удержать на левобережье Сана Ярослав и позиции Радымно-Перемышль – желательно. Но решение вопроса предоставлялось командарму-3 – в соответствии с обстановкой. А начштаба фронта генерал-лейтенант В. М. Драгомиров вообще считал, что оптимальным является лишь занятие предмостных укреплений у Ярослава и Радымно – тогда как остальным войскам на левобережье располагаться не стоит.

Отсутствие у командования единой позиции по такому важному оперативному вопросу принесло свои плоды.

Настойчивость корпусных командиров 3-й армии, во многом, способствовала тому обстоятельству, что, по крайней мере, ключевые опорные пункты на левобережье р. Сан остались в руках русских войск. Так, командир 12-го армейского корпуса просил командарма оставить его соединение на левом берегу, так как он рассчитывает «сохранить плацдарм между Радымно и Перемышлем в своих руках для будущего нашего удара во фланг противнику». Чуть было не оказался на правом берегу и 21-й армейский корпус – но было очевидно, что ярославская позиция без поддержки со стороны Радымно быстро падет. К тому же командир 21-го корпуса довел свое мнение (о том что необходимо остаться на левобережье р. Сан) до сведения командования фронтом. Он, в частности, писал, что, лично посетив Радымно, свидетельствует, что занимаемая на левобережье позиция достаточно сильна, активна и имеет хороший обстрел. Позиция укрепляется. В то же время на правом берегу Сана старые укрепления отсутствуют, а позиция на берегу абсолютно не выгодна - находящиеся на ней войска будут безнаказанно расстреляны с командующих высот левого берега. Соответственно, отойти от левого берега – это отказаться от обороны реки. Отход же этот равносилен сейчас дальнейшему отступлению – т. к. находящийся в соприкосновении противник сразу же устремится следом – и сомнительно, что удастся упорно держаться на неподготовленной и гладкой как стол местности правобережья р. Сан. Помимо этого, позиция на левобережье соответствует имеющимся силам, а на правом же берегу будет слишком растянутой - кордонной. Начальники дивизий поддержали комкора, считая оборону Сана на правом берегу почти невозможной, а отход за Сан - очень нежелательным (в т. ч. и по нравственным причинам: ведь мы не разбиты, а только очень утомлены; налицо масса людей с окровавленными ногами, но численно увеличиваемся - прибывают отставшие). Тем более что бодрость духа растет вместе с отдыхом и осознанием того, что раз мы на левобережье Сана, - то наступаем. Отход за Сан лишит и могучей огневой поддержки артиллерии фортов, а сдача предмостных позиций повлечет необходимость огромных жертв при форсировании реки, лишая свободы маневрирования и разведки. Наконец, отход скверно отзовется на местном населении. Генерал просил оставить войска на занимаемых позициях – где они готовились дать должный отпор противнику.

Таким образом, половина армии получила активную, а половина – пассивную боевые задачи. Левофланговые корпуса армии обрекались на изолированное поражение, т. к. на этих позициях следовало «умирать, но не отходить на правый берег».

Несомненно, более грамотным решением было бы сосредоточить всю армию на левом берегу реки, а на правом подготовить сильную тыловую позицию.

Приказ командарма-3 от 30-го апреля устанавливал: «1)…9-му корпусу в составе 5-й, 42-й и 70-й пехотных и имеющихся в корпусе частей 13-й сибирской стрелковой дивизии, ополченской дружины и 2-й сводной казачьей дивизии оборонять участок от р. Сана до Развадова исключительно до Кржешова включительно. 2) 10-му корпусу, в составе 31-й и 61-й пехотных и имеющихся у него частей других дивизий и 3-й Донской казачьей дивизии, оборонять участок р. Сана от Кржешова исключительно до Лежайска включительно. 3) 3-му Кавказскому корпусу, в составе 21-й, 52-й, 9-й и частей 13-й сибирской стрелковой дивизии и 7-й кавалерийской дивизии, оборонять участок от р. Сана от Лежайска исключительно до Лезахова включительно, стараясь переходом в наступление в районе Сенявы содействовать 24-му корпусу, отвлекая на себя часть неприятельских сил….. 5) 21-му корпусу, в составе 33-й, 44-й и 3-й стрелковой дивизий и 16-й кавалерийской дивизии, оборонять участок р. Сана от Тученпы исключительно до Замойсце включительно. 6) 12-му корпусу, в составе 12-й и 19-й пехотных дивизий, оборонять участок р. Сана от Замойсце исключительно до северного фронта фортового пояса крепости Перемышля. Командиру 12-го корпуса поддерживать тесную связь с комендантом Перемышля для полной согласованности действий корпуса и гарнизона Перемышля. 7) армейскому резерву в составе бригады 45-й дивизии, перейти из Запалова в селение Маковиско... 8) Командирам 9 и 10-го корпусов развить своей кавалерией наивозможную активность, направляя ее в набег во фланг и тыл противника и поддержав свою кавалерию пехотными частями….». Приказ предписывал упорно оборонять фронт по р. Сан от Развадова до Перемышля, причем участок от Сенявы до Перемышля - оборонять активно.

Продолжение следует...
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти