Ядерная дубинка американского флота (часть 8)

В первой половине 80-х командование ВМС США пришло к выводу о необходимости сокращения типов подводных стратегических ракетоносцев и унификации их вооружения. Так, в 1985 году в составе флота имелись: ПЛАРБ первого поколения типа «Джордж Вашингтон» и «Этьен Аллен» с БРПЛ «Поларис А-3», типа «Лафайет» с ракетами «Посейдон», ПЛАРБ второго поколения типа «Джеймс Мэдисон» и «Бенджамин Франклин» с ракетами «Посейлон» и «Трайдент – 1», а также шесть первых лодок третьего поколения типа «Огайо», вооруженных БРПЛ «Трайдент – 1». По основным показателям: скрытности, глубине погружения, межремонтному ресурсу и ударной мощи – новые лодки типа «Огайо» существенно превосходили другие типы ПЛАРБ. На фоне скорого списания безнадёжно устаревших и выработавших свой ресурс ракетных лодок первого поколения и отказа в ближайшее десятилетие от лодок второго поколения, было совершенно очевидно, что стратегические ракетоносцы типа «Огайо» в среднесрочной перспективе станут основой морской составляющей американских СЯС. При этом высокий модернизационный потенциал лодок типа «Огайо» позволял эксплуатировать их в течение нескольких десятилетий, что в дальнейшем было подтверждено на практике.

Как известно, характеристики ракеты UGM-96A Trident I были ограничены необходимостью вписаться в габариты ракетных шахт ПЛАРБ второго поколения вооруженных ранее БРПЛ UGM-73 Poseidon C-3. В ходе проектирования лодки третьего поколения для неё был принят типоразмер ракетной шахты «D» — с диаметром 2,4 м и длиной 14,8 м. При этом ширина корпуса ракетоносцев типа «Огайо» была существенно больше, что в перспективе позволяло вооружить уже построенные и вновь строящиеся лодки новыми, гораздо более тяжелыми и длинными ракетами. Ракетная шахта сверху закрывается прочной стальной крышкой с гидравлическим приводом, чем обеспечивается герметизация шахты, рассчитанной на то же давление, что и прочный корпус


Несмотря на значительное увеличение дальности пуска БРПЛ UGM-96A Trident I относительно предыдущих ракет UGM-73 Poseidon C-3 и UGM-27C Polaris A-3, по дальности американские БРПЛ, состоящие на вооружении в 80-е годы, всё же уступали МБР шахтного базирования LGM-30G Minuteman III и LGM-118А Peacekeeper. Для сокращения отставания по дальности пуска от баллистических ракет, имеющихся в распоряжении Стратегического Авиационного Командования, ещё в конце 70-х корпорация «Локхид» начала разработку ракеты массой около 60 т. Увеличение дальности стрельбы позволяло осуществлять боевое патрулирование ПЛАРБ в районах, непосредственно примыкающих к американским территориальным водам, вне зоны действия советского флота и противолодочной авиации. Это повышало боевую устойчивость подводных ракетоносцев и давало возможность отказаться от использования передовых пунктов базирования за рубежом. Кроме того, при проектировании новой ракеты, получившей обозначение UGM-133A Trident II (D5), ставилась задача увеличения забрасываемого веса, что давало возможность оснастить её большим числом боевых блоков с индивидуальным наведением и средствами прорыва ПРО.

Первоначально новую БРПЛ планировали максимально унифицировать с МБР LGM-118А Peacekeeper. Однако расчёты показали, что в случае создания «единой» ракеты не удастся добиться планируемых характеристик, и от унификации в итоге отказались. Время и ресурсы, выделенные на исследования возможности создания унифицированной баллистической ракеты, пригодной для размещения на подводных лодках, железнодорожных вагонах и подземных шахтах, оказались затрачены фактически впустую, что отрицательно сказались на сроках проектирования и доводки перспективной БРПЛ.


Запуск БРПЛ UGM-133A Trident II с испытательной площадки Восточного ракетного полигона

Лётные испытания ракеты «Трайдент – 2» начались в 1987 году. Для этого первоначально использовалась пусковая площадка LC-46 Восточного ракетного полигона на Мысе Канаверал. Отсюда же в прошлом осуществлялись пробные запуски БРПЛ «Посейдон» и «Трайдент – 1».

Ядерная дубинка американского флота (часть 8)

Подводный старт БРПЛ UGM-133A Trident II


Весной 1989 года состоялся первый испытательный запуск с борта подводной лодки USS Tennessee (SSBN-734). Эта девятая в серии ПЛАРБ типа «Огайо», вошедшая в боевой состав ВМС США в декабре 1988 года, изначально строилась под новый ракетный комплекс.


ПЛАРБ USS Tennessee (SSBN-734)


В общей сложности до принятия на вооружение, с наземной испытательной площадки было произведено 19 запусков, а с подводной лодки осуществили 9 стартов. В 1990 году БРПЛ UGM-133A Trident II (также используется обозначение Trident D5) официально приняли на вооружение. По сравнению с «Трайдент – 1» новая ракета стала существенно крупней и тяжелей. Длина возросла с 10,3 до 13,53 м, диаметр с 1,8 до 2,3 м. Масса увеличилась примерно на 70% — до 59,08 т. При этом дальность пуска при минимальной боевой нагрузке составила 11 300 км (дальность с максимальной нагрузкой – 7800 кг), а забрасываемый вес – 2800 кг.


БРПЛ UGM-133A Trident II


Двигатели первой и второй ступени совместно создавались компаниями Hercules Inc и Thiokol, уже имевшими опыт проектирования и производства двигателей для «Трайдент – 1». Корпуса двигателей первой и второй ступени изготовлены по технологии, отработанной в более ранних моделях ракет, из углерод-эпоксидного композита. Двигатель третьей ступени разработан компанией United Technologies Corp. и первоначально выполнялся из кевларовой нити с проклейкой эпоксидной смолой. Но после 1988 года его также стали изготавливать из углеродного волокна и эпоксидной смолы.




В твердотопливных двигателях используется смесевое топливо, состоящее из: октогена, перхлората аммония, полиэтиленгликоля и алюминиевой пудры. Связующими компонентами служат: нитроклетчатка и нитроглицерин. Для сокращения общей длины ракеты в двигателях всех трёх ступеней применены утопленные сопла, с вставками, выполненными из термо — износостойкого материала на основе углеродного композита. Управление по тангажу и рысканью осуществляется с помощью наклона сопел. Для снижения аэродинамического сопротивления при движении в плотных слоях атмосферы используется телескопическая аэродинамическая игла, опробованная на «Трайдент – 1».



Конструктивно она представляет собой раздвижную штангу из 7 частей с диском на конце. До старта штанга находится в сложенном состоянии в головном обтекателе в нише двигателя третьей ступени. Её выдвижение происходит с помощью порохового аккумулятора давления после выхода ракеты из воды и запуска двигателя первой ступени. Применение аэродинамический иглы позволило значительно увеличить дальность полёта ракеты.

При запуске ракеты «Трайдент — 2», традиционно для американских стратегических ракетоносцев, применён «сухой» метод старта — из ракетной шахты, без заполнения её водой. Принцип запуска «Трайдент-2» ничем не отличается от «Трайдент-1». Старт ракет может производиться с интервалом 15—20 секунд с глубины не более 30 метров, при скорости хода лодки около 5 узлов и волнении моря до 6 баллов. Теоретически весь ракетный боекомплект ПЛАРБ типа «Огайо» может быть выпущен в одном залпе, но на практике такие стрельбы никогда не проводились.

Система управления «Трайдент – 2» в течение всего полёта находится под контролем бортовой ЭВМ. Положение в пространстве определяется при помощи гиростабилизированный платформы и аппаратуры астрокоррекции. Автономная аппаратура управления производит выработку команд изменения угла вектора тяги двигателей, вводит данные в блоки подрыва боеголовок, производит их взведение и определяет момент отделения боевых блоков. В двигательной установке ступени разведения имеется четыре газогенератора и 16 «щелевых» сопел. Для разгона ступени разведения и её стабилизации по тангажу и рысканью предназначены четыре сопла, расположенных на верхней части, и четыре на нижней. Оставшиеся сопла предназначены для создания управляющих усилий по крену. Благодаря лучшей точности наведения боевых блоков и в связи с повышением эффективности навигационной системы ПЛАРБ, КВО для блоков Mk.5 составляет 130 м. Согласно американским данным, в случае использования в процессе наведения спутниковой навигационной системы NAVSTAR, более половины боевых блоков попадает в круг диаметром 90 м. БРПЛ UGM-133A Trident II способна нести до 8 боевых блоков, оснащённых термоядерными боеголовками W88 мощностью 475 кт, или до 14 блоков с боеголовками W76 мощностью 100 кт.


Платформа с макетами боевых блоков W88


По сравнению с боевыми блоками Мk.4, использовавшимися в ракете «Трайдент -1», точность попадания блоков Mk.5 возросла примерно в 2,5-3 раза. Что в свою очередь позволило существенно увеличить вероятность поражения «закалённых» (по американской терминологии) целей, таких как: шахтные пусковые установки, подземные командные пункты и арсеналы. При стрельбе по ракетным шахтам предусмотрено использование так называемого способа «два по одному» — при этом на одну цель наводятся два боевых блоков с разных ракет. По американским данным, вероятность уничтожения «закалённой» цели при этом составляет не менее 0,95. С учётом того, что флот заказал около 400 боевых блоков с боеголовками W88, большая часть ракет «Трйдент – 2» была оснащена боевыми блоками Мk.4 с боеголовками W76, которые ранее использовались на БРПЛ UGM-96A Trident I. В этом варианте вероятность уничтожения ШПУ при способе «два по одному» оценивается не выше 0,85 – что связано с меньшей мощностью заряда.

Помимо американского флота ракеты «Трайдент – 2» состоят на вооружении Королевских ВМС Великобритании. Первоначально британцы планировали вооружить свои подводные ракетоносцы типа «Вэнгард» ракетами «Трайдент – 1». Однако в 1982 году премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер обратилась к президенту США Рональду Рейгану с просьбой рассмотреть возможность поставки только разрабатываемых в то время ракет «Трайдент – 2». Надо сказать, что британцы не прогадали, сделав ставку на более совершенные БРПЛ.


Британская ПЛАРБ HMS Vanguard


ПЛАРБ типа «Вэнгард» пришли на смену подводным ракетоносцам типа «Резолюшн». Головная британская ракетная субмарина HMS Vanguard была заложена в сентябре 1986 года – то есть ещё до начала испытаний ракеты «Трайдент – 2». Её ввод в состав Royal Navy состоялся в августе 1993 года. Четвёртая и последняя лодка в серии передана флоту в ноябре 1999 года. Каждый стратегический ракетоносец типа «Вэнгард» имеет 16 ракетных шахт. Ракеты, закупаемые Великобританией, оснащены боевыми блоками собственной разработки. Согласно СМИ, они созданы при американской поддержке и конструктивно близки к термоядерным боеголовкам W76, но отличаются от них возможностью ступенчатой регулировки мощности взрыва: 1, 5, 10 и 100 кт. Техническое обслуживание и модернизацию ракет в процессе эксплуатации осуществляют американские специалисты. Таким образом, ядерный потенциал Великобритании во многом находится под контролем США.

Относительно недавно британское издание Sunday Times опубликовало информацию об инциденте, произошедшем в июне 2016 года. Ракета без ядерных боеголовок в ходе контрольного теста была запущена с британской ПЛАРБ HMS Vengeance. Как пишет «Саинди Таймс», после старта БРПЛ «Трайдент – 2» «сбилась с курса», устремившись в сторону США, что «вызвало чудовищную панику». Ракета упала недалеко от побережья Флориды, но британское руководство попыталось скрыть это от общественности. Однако после того как инцидент стал достоянием гласности, он был использован британским Министерством обороны как аргумент на слушаниях в парламенте, где обсуждался вопрос выделения средств для модернизации британского ядерного потенциала.

В общей сложности корпорация Lockheed Martin в период с 1989 по 2007 год поставила 425 ракет «Трайдент — 2» ВМС США и 58 ракет ВМФ Великобритании. Наиболее «свежая» партия из 108 ракет передана заказчику в 2008—2012 годах. Стоимость этого контракта составила $15 миллиардов, что в расчёте на одну ракету даёт $139 миллионов.



В связи с тем, что ракета «Трайдент – 2», спроектированная в середине 80-х, фактически является основой морской компоненты американских стратегических ядерных сил, и будет пребывать в данном статусе как минимум ближайшие 10 лет, разработана программа её комплексной модернизации. В частности, согласно экспертным оценкам необходимо создание новой инерциальной и аппаратуры астрокоррекции на современной элементной базе, для чего требуется разработка быстродействующих микропроцессоров, стойких к воздействию ионизирующего излучения. Кроме того, в ближайшем будущем ракетам, построенным в 90-е годы, потребуется замена твёрдого топлива, для чего необходимы более эффективные рецептуры, способные увеличить забрасываемый вес.

В начале 2000-х адмиралы в рамках реализации программы Enhanced Effectiveness (англ. Повышенная эффективность) запрашивали в Конгрессе средства для создания новых боевых блоков с боеголовкой W76. Перспективный маневрирующий боевой блок должен был быть оснащён GPS-приёмником, упрощённой инерциальной системой наведения и управлением на конечном участке траектории с помощью аэродинамических поверхностей. Это позволило бы корректировать траекторию боевого блока во время движения в плотных слоях атмосферы, и повысить точность. Однако в 2003 году конгрессмены отклонили выделение средств на данную программу и военные больше к ней не возвращались.

В рамках концепции Prompt Global Strike (англ. Быстрый глобальный удар) корпорация Lockheed Martin в 2007 году предложила создать вариант БРПЛ, получивший обозначение CTM (англ. Conventional TRIDENT Modification – Конвенциональный «Трайдент»). Предусматривалось, что за счёт оснащения ракеты корректируемыми на атмосферном участке траектории конвенционными боевыми блоками она будет решать неядерные задачи. Командование ВМС надеялось с помощью нового боевого блока, корректируемого на атмосферном участке по данным GPS, получить КВО порядка 9 метров, что позволяло бы решать как тактические, так и стратегические задачи без использования ядерного оружия. На слушаниях в Конгрессе в 2008 году ВМС запрашивали на эту программу $200 миллионов, упирая на возможность использования конвенционных боеголовок при решении «антитеррористических» задач. Американские адмиралы предлагали заменить на каждой ПЛАРБ типа «Огайо», находящейся на боевом патрулировании, две ракеты с ядерными боезарядами на ракеты с конвенционными боевыми частями. Общая стоимость переоборудования 24 ракет по состоянию на 2008 год ориентировочно составляла $530 миллионов. Технические подробности программы не разглашались, однако известно, что велись исследования по созданию двух типов боеголовок. Для поражения высокозащищённых целей планировалось создать бронебойно-фугасную боевую часть с возможностью воздушного подрыва, также рассматривался вариант боеголовки кинетического действия в виде вольфрамовой стрелы. Совершенно очевидно, что такие боевые части в первую очередь предназначены для точечных ударов по командным бункерам, узлам связи и шахтным пусковым установкам МБР, а отговорки про «борьбу с терроризмом» нужны для успокоения общественного мнения.

Программа создания БРПЛ с обычными высокоточными боеголовками подверглась критике ряда американских специалистов, занимающихся проблемами международной безопасности. По мнению этих специалистов, запуск с подводной лодки, ведущей боевое патрулирование баллистической ракеты, мог спровоцировать начало ядерного конфликта. Данная точка зрения основана на том, что системы раннего ракетного предупреждения России и Китая не способны определить обычные или ядерные боеголовки несёт баллистическая ракета межконтинентальной дальности. К тому же способность конвенционных боевых частей уничтожать стратегические цели размывала грань между ядерным и обычным оружием, так как конвенционный «Трайдент», способный с высокой вероятностью уничтожать шахты МБР, пригоден для нанесения обезоруживающего удара. В итоге Конгресс отклонил финансирование программы CTM. Однако корпорация Lockheed Martin при поддержке ВМС в 2009 году продолжила в инициативном порядке исследования, направленные на разработку высокоточных боевых частей, предназначенных для конвенционного «Трайдента». В частности, в рамках цикла испытаний LETB-2 (англ. Life Extension Test Bed-2 – Испытательная программа по продлению жизненного цикла – 2) исследовалась возможность использования для этих целей доработанных боевых блоков Mk.4, демонтированных со снятых с вооружения БРПЛ UGM-96A Trident I.


Линейка БРПЛ, состоявших на вооружении в ВМС США


«Трайдент – 2» является вершиной эволюции американских БРПЛ. На примере этой ракеты хорошо видно, как одновременно с увеличением дальности, забрасываемого веса и точности росли масса и габариты, что в итоге потребовало создания подводных лодок третьего поколения типа «Огайо», оставляющих в настоящее время основу американской морской компоненты стратегических ядерных сил. Очень показательно провести сравнение «Трайдент – 2» с БРПЛ произведенными в СССР/России, Франции и КНР.

Самой совершенной в части забрасываемого веса и дальности стрельбы советской ракетой, предназначенной для вооружения РПКСН и доведённой до массового серийного производства, являлась Р-29РМ. Официальное принятие ракеты, разработанной в КБ машиностроения (сейчас АО «Государственный ракетный центр имени академика В. П. Макеева»), состоялось в 1986 году. Жидкостная трёхступенчатая БРПЛ комплекса Д-9РМ предназначалась для ракетоносцев пр. 667БДРМ с 16 пусковыми шахтами. Ракета Р-29РМ могла нести четыре блока с зарядами по 200 кт или десять блоков с боеголовками мощностью 100 кт. При забрасываемом весе 2800 кг дальность пуска составляет 8 300 км (11500 км – при минимальной боевой нагрузке). Таким образом, при одинаковом забрасываемом весе дальность стрельбы Р-29РМ выше, чем у «Трайдент – 2». При этом стартовая масса Р-29РМ составляет 40,3 т против 59,1 т у американской БРПЛ. Как известно, жидкостные ракеты имеют преимущество в энергетическом совершенстве, но они более дороги в эксплуатации и чувствительны к механическим повреждениям. Ввиду использования токсичного топлива (несимметричный диметилгидразин) и едкого окислителя (азотный тетраоксид), воспламеняющего горючие вещества, в случае утечки этих компонентов велик риск возникновения аварийных ситуаций. Для запуска советских жидкостных БРПЛ требуется заполнение шахт водой, что увеличивает время предстартовой подготовки и демаскирует лодку характерным шумом.

В 2007 годы в России на вооружение была принята БРПЛ Р-29РМУ2 «Синева». Разработка этой ракеты во многом была вынужденной, и связана с истечением срока службы ракет Р-39 и с проблемами при разработке новых комплексов «Барк» и «Булава». Согласно открытым источникам, стартовая масса Р-29РМУ2 и забрасываемый вес остались прежними. Но при этом увеличилась устойчивость к воздействию электромагнитного импульса, установлены новые средства преодоления ПРО и боевые блоки с улучшенной точностью. В 2014 году ОАО «Красноярский машиностроительный завод» приступил к серийному производству ракет Р-29РМУ2.1 «Лайнер», которая несёт четыре боевых блока индивидуального наведения мощностью 500 кт с КВО около 250 м.

Советские подводники и конструкторы прекрасно осознавали недостатки БРПЛ на жидком топливе, и потому предпринимались неоднократные попытки создания более безопасных и надёжных в эксплуатации твердотопливных ракет. В 1980 году в опытную эксплуатацию была принята лодка пр. 667АМ с 12 шахтами, загруженными двухступенчатыми твердотопливными БРПЛ Р-31. Ракета со стартовой массой 26800 кг имела максимальную дальность 4200 кг, забрасываемый вес 450 кг и была оснащена боеголовкой мощностью 1 Мт, с КВО — 1,5 км. Ракета с такими данными достойно смотрелась бы в 60-70-годы, но для начала 80-х она уже являлась морально устаревшей. Так как первая советская твердотопливная БРПЛ существенно уступала по всем показателям американской «Поларис А-3», принятой на вооружение в США в 1964 году, было решено в массовое серийное производство ракету Р-31 не запускать, и в 1990 году её сняли с вооружения.

В первой половине 70-х в КБ машиностроения началась разработка советской трёхступенчатой БРПЛ межконтинентальной дальности. Так как советские химическая и радиоэлектронная отрасли были не способны создать рецептуры твёрдого топлива и системы наведения близкие по своим характеристикам к американским, при проектировании советской ракеты изначально закладывались гораздо большие масса и габариты, чем у «Трайдент – 2». Ракетный комплекс Д-19 с ракетой Р-39 был принят на вооружение в мае 1983 года. Ракета со стартовой массой 90 т, имела длину 16,0 м и диаметр – 2,4 м. Забрасываемый вес – 2550 кг, дальность стрельбы – 8250 км (с минимальной нагрузкой 9300 кг). БРПЛ Р-39 несла 10 боевых блоков с термоядерными боеголовками мощностью 100 кт, с КВО — 500 м. То есть при столь значительных массе и габаритах Р-39 не имела превосходства над гораздо более компактной американской ракетой «Трайдент – 2».

Более того, для очень крупной и тяжелой ракеты Р-39 пришлось создавать «не имевшие аналогов» РПКСН пр. 941. Лодка с подводным водоизмещением 48 000 т имела длину 172,8 м, ширину – 23,3 м и несла 20 ракетных шахт. Максимальная скорость подводного хода – 25 узлов, рабочая глубина погружения – до 400 м. Первоначально планировалось построить 12 лодок пр. 941, однако по причине крайне высокой стоимости и в связи с развалом СССР флот получил только 6 тяжелых ракетных подводных крейсера стратегического назначения. В настоящее время все ТРПКСН данного типа выведены из боевого состава флота. В первую очередь это было связано с выработкой гарантийного ресурса БРПЛ Р-39 и прекращением производства новых ракет. В 1986 году в КБ им. Макеева начали разработку перспективной БРПЛ Р-39УТТХ. Предполагалось, что новая ракета при стартовой массе около 80 т и забрасываемом весе более 3000 кг, будет нести 10 термоядерных боевых блоков мощностью до 200 кт и иметь дальность полёта 10 000 километров. Однако в середине 90-х в связи с распадом хозяйственно-технологических связей и прекращением финансирования, работы по этой ракете свернули.

В 1998 году Московский институт теплотехники взамен почти готовой БРПЛ Р-39УТТХ начал создание более лёгкой ракеты Р-30 «Булава-30», предназначенной для использования в составе комплекса Д-30 на новых РПКСН пр. 955. Согласно информации, опубликованной в российских СМИ, БРПЛ «Булава» несмотря на не слишком благоприятную статистику испытательных пусков принята на вооружение. Твердотопливная трёхступенчатая ракета массой 36,8 т, длиной 12,1 м и диаметром 2 м имеет заявленную дальность до 9300 км. Забрасываемый вес – 1150 кг. В большинстве источников говорится, что «Булава» несёт 6 боевых блоков мощностью по 150 кт, с КВО – 150 м. Откровенно говоря, характеристики «Булавы» на фоне данных американских БРПЛ не впечатляют. Новая российская ракета имеет характеристики, сопоставимые с БРПЛ UGM-96А Trident I, принятой на вооружение в далёком 1979 году.

Ближе всего к «Трайдент – 2» приблизились французы со своей БРПЛ M51.2. Французская ракета со стартовой массой 56 т, длиной 12 м и диаметром 2,3 м имеет дальность стрельбы до 10 000 км и несёт 6 боевых блоков индивидуального наведения с боеголовками мощностью 100 кт. Но при этом КВО уступает американцам приблизительно в два раза.

Активная разработка твердотопливных БРПЛ ведётся в Китае. Согласно открытым источникам в 2004 году на вооружение ВМС КНР поступила ракета JL-2 («Цзюйлан-2»), входящая в боекомплект ПЛАРБ пр. 094 «Цзинь». Каждая лодка этого проекта имеет 12 ракетных шахт. В Китае до 2010 года построено 6 лодок, которые внешне и по своим данным сильно напоминают советские РПКСН пр. 667 БДР. По неподтверждённым сведениям, ракета JL-2 имеет дальность пуска около 10000 км. Её масса около 20 т, длина – 11 м. Заявленная полезная нагрузка – 700 кг. Ракета якобы несёт 3 боевых блока мощностью 100 кт каждый, с КВО – около 500 м. Однако ряд американских военных экспертов выражает сомнения в достоверности данных, представленных в китайских источниках. Дальность стрельбы JL-2 скорее всего сильно завышена, а малый забрасываемый вес позволяет оснастить ракету только моноблочной боевой частью.

Из сравнения с другими ракетами следует, что БРПЛ UGM-133A Trident II (D5), принятая на вооружение в 1990 году, до сих пор превосходит все ракеты аналогичного назначения, созданные за пределами США. Благодаря высокотехнологичному заделу и использованию самых передовых достижений в области материаловедения, химии и твердотельной радиационностойкой электроники американцам удалось создать очень удачную ракету, которая не утратила резервов для дальнейшего совершенствования даже через 28 лет после начала серийного производства. Тем не менее, не всё в биографии «Трайдент-2» было безупречным. Так, из-за проблем с надёжностью предохранительно-исполнительной автоматики боеголовок в 2000 году начата весьма затратная программа LEP (англ. Life extension Program – Программа продления жизни), целью которой стало продление жизненного цикла части имеющихся в наличии 2000 термоядерных боеголовок W76 и совершенствование их электронной начинки. Согласно плану, программа была рассчитана до 2021 года. Американские физики-ядерщики критиковали W76 за ряд врожденных недостатков: низкий для такой массы и габаритов энерговыход, высокую уязвимость к нейтронному излучению электронных компонентов и расщепляющихся материалов. После устранения дефектов модернизированная боеголовка получила обозначение W76-I. В ходе реализации программы модернизации было осуществлено продление срока службы заряда, повышена его радиационная стойкость и установлен новый взрыватель, позволяющий производить заглубленный подрыв. Кроме самой боеголовки доработке подвергся боевой блок, получивший обозначение Mk.4А. Благодаря модернизации системы подрыва и более точному контролю положения боевого блока в пространстве, в случае перелёта подаётся команда на более ранний высотный подрыв боеголовки.

Модернизация боевых блоков, боеголовок, системы управления и замена твёрдого топлива должны обеспечить нахождение «Трайдент – 2» в строю до 2042 года. Для этого в период с 2021 по 2027 год флоту планируется передать 300 обновлённых ракет. Общая стоимость контракта, заключённого с корпорацией Lockheed Martin, составляет $541 млн. Одновременно с модернизацией Trident D-5 дана отмашка разработке новой ракеты, предварительно получившей обозначение Trident E-6.

Сообщается, что командование ВМС США выразило заинтересованность в том, чтобы оснастить часть модернизированных БРПЛ высокоточными боеголовками мощностью не более 10 кт, которые можно подрывать после заглубления в скальный грунт. Несмотря на снижение мощности боеголовок, это по аналогии со свободнопадающей авиационной термоядерной бомбой В-61-11 должно повысить возможности по уничтожению высокозащищённых в инженерном отношении целей.

Несмотря на сомнения относительно 100% работоспособности боеголовок, БРПЛ UGM-133A Trident II в целом зарекомендовала себя очень надёжным изделием. В ходе тестовых проверок аппаратуры управления и детального обследования ракет, снятых с боевого дежурства, проводимых во флотских арсеналах баз Бангор (штат Вашингтон) и Кингс Бей (штат Джорджия), установлено, что более 96% ракет полностью исправны и способны гарантированно выполнить боевую задачу. Этот вывод подтверждается контрольно-учебными пусками, регулярно осуществляемыми с ПЛАРБ типа «Огайо». В настоящее время с борта американских и британских атомных субмарин запущенно более 160 ракет «Трайдент – 2». Согласно заявлениям Министерства обороны США эти испытания, а также регулярные тестовые запуски МБР LGM-30G Minuteman III, осуществляемые с ракетного полигона «Ванднберг», свидетельствуют о достаточно высокой боевой готовности американских стратегических ядерных сил.

Продолжение следует…

По материалам:
http://www.solarnavigator.net/submarine_trident_nuclear_missiles.htm
https://www.globalsecurity.org/wmd/systems/ctm.htm
http://pentagonus.ru/publ/31-1-0-418
https://www.globalsecurity.org/wmd/systems/d-5-recent.htm
https://www.globalsecurity.org/wmd/systems/ctm.htm
https://www.nti.org/gsn/article/congress-to-limit-conventional-trident-options/
https://medium.com/raf-caps/conventional-prompt-global-strike-enhancing-deterrence-dac5a0fe6af7
https://news.usni.org/2017/02/09/document-report-congress-u-s-prompt-global-strike-ballistic-missiles
https://vpk.name/library/f/r-29rmu21-layner.html
https://www.abirus.ru/user/files/Military/RedDragon/RedDragon.pdf
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти