Судостроительный завод имени 61 коммунара. Бронепалубный крейсер «Кагул»

Первыми новыми крейсерами, которые должны были пополнить состав Черноморского флота, являлись «Очаков» и «Кагул». Эти корабли планировалось возводить в Лазаревском и Николаевском адмиралтействах.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Бронепалубный крейсер «Кагул»

Эллинг №7, Николаевское адмиралтейство. Открытка



Наряду с эскадренными броненосцами в рамках двадцатилетней судостроительной программы развития флота строились и корабли других классов. Черноморский флот остро нуждался в новых крейсерах, поскольку единственный представитель этого класса «Память Меркурия», вступивший в строй в начале 1880 гг., уже основательно устарел. Первыми новыми крейсерами, которые должны были пополнить состав Черноморского флота, являлись «Очаков» и «Кагул». Эти корабли планировалось возводить в Лазаревском и Николаевском адмиралтействах соответственно. Прототипом их являлся строящийся в Германии балтийский «Богатырь», и черноморским корабелам впервые пришлось заниматься крупными кораблями, чей проект был полностью разработан за границей.

Немецкий проект русского крейсера

Появление в составе Черноморского флота двух новейших бронепалубных крейсеров было вызвано не только объективной нуждой в его усилении, но и принятием в 1898 году новой кораблестроительной программы, получившей название «Для нужд Дальнего Востока». Ухудшившиеся отношения с Японией, которая после победы в войне с Китаем взяла курс на постепенную конфронтацию с Россией, побудили Петербург позаботиться о немедленных ответных мерах. Разумеется, речь шла о мерах военного характера, и в первую очередь они касались наращивания сил военно-морского флота.

В преддверии возможного конфликта с дальневосточным островным соседом помимо эскадренных броненосцев предполагалось построить некоторое количество универсальных бронепалубных крейсеров-разведчиков. Они должны были быть способными не только участвовать при необходимости в сражении наряду с главными силами, но и самостоятельно оперировать на коммуникациях противника, разрушая его морскую торговлю и линии снабжения.

Каким должен быть облик такого корабля, в Морском техническом комитете однозначного ответа не было. Морское министерство неофициально объявило конкурс на создание проекта нового бронепалубного крейсера 1-го класса водоизмещением 6250 тонн. Стоит отметить, что скрип отечественной судостроительной промышленности, загруженной заказами по старым и новым программам, привлекал иностранные фирмы – несколько кораблей для России строились за границей по совершенно разным проектам.

Не смогла отказать себе в удовольствии поучаствовать в проводимом Морским министерством неофициальном конкурсе известная германская кораблестроительная фирма «Вулкан» из города Штеттин. Проект фирмы «Вулкан» выгодно отличался от конкурентов улучшенной защитой артиллерии главного калибра и расположением в башнях двух пар концевых орудий. Следует отметить, что в 1900 году для нужд японского императорского флота это немецкое предприятие осуществило постройку броненосного крейсера «Якумо» полным водоизмещением в 10 тысяч тонн, также имевшего две башни и три дымовые трубы.

Выполненный фирмой «Вулкан» проект крейсера-разведчика представлял собой уменьшенный и облегченный «Якумо». Такой подход упростил проектно-конструкторские работы и значительно сэкономил время. Несмотря на недостатки (например, чтобы уложиться в жестко заданное заказчиком водоизмещение, немцы отказались от бортового бронирования и были вынуждены уменьшить ширину корпуса), Морской технический комитет одобрил проект фирмы «Вулкан». Он показался комитету настолько удачным, что было принято решение строить не единичный корабль, как, например, «Аскольд» или «Варяг», а серию.

5 августа 1898 года с фирмой «Вулкан» был заключен контракт, согласно которому она обязалась построить один крейсер со сроком сдачи 24 месяца. Отдельно оговаривались затраты времени на утверждение чертежей. Не всё устраивало заказчика в самом проекте, в него были внесены некоторые поправки и изменения. Так, по настоянию русской стороны, слишком большие и тяжелые котлы Бельвиля были заменены более легкими котлами Нормана. Также решено было отказаться от мелкокалиберной артиллерии, которая располагалась на марсах. Общий объем замечаний и предложений Морского технического комитета состоял более чем из сотни пунктов.


Крейсер «Богатырь» на достройке в Штеттине


Немецкая сторона занималась доработкой своего проекта вплоть до конца 1899 года, адаптируя его под требования заказчика. Работы по созданию крейсера начались в Штеттине уже в 1898 г., а 9 декабря 1899 года он был торжественно заложен. Корабль получил Высочайше утвержденное название «Богатырь».

Новый крейсер должен был иметь три дымовые трубы, две мачты и две артиллерийские башни. Его вооружение состояло из двенадцати 152-мм орудий системы Канэ, двенадцати 75-мм скорострельных пушек также системы Канэ и еще восьми 47-мм пушек. В качестве главной энергетической установки проектом предусматривалось размещение двух вертикальных 4-цилиндровых паровых машин тройного расширения мощностью 9750 индикаторных сил и 16 котлов системы Нормана. Изготовитель гарантировал при этом скорость в 23 узла.


17 января 1901 года «Богатырь» спустили на воду и приступили к достроечным работам. В ноябре 1901 года крейсер успешно прошел заводские ходовые испытания, на которых развил скорость 24,33 узла. В мае 1902 года «Богатырь» был предъявлен заказчику для сдачи. Весь комплекс испытательных мероприятий корабль прошел вполне приемлемо и стал готовиться к переходу в Россию. Перед тем как крейсер покинул Штеттин, его лично осмотрел кайзер Вильгельм II, назвав «Богатырь» лучшим кораблем, построенным в Германии для России. В конце сентября 1902 года «Богатырь» прибыл в Кронштадт и вскоре отправился на Дальний Восток.

Крейсеры для Черного моря

Проект фирмы «Вулкан», несмотря на многочисленные замечания и многостраничные дополнения русской стороны, был признан столь удачным, что вопрос о типе крейсеров для нужд Черноморского флота особо не ставился. Их было решено строить по чертежам «Богатыря».

Балтийский завод в Петербурге, правда, попытался вклиниться со своим предложением. Специалисты этого предприятия разработали свой собственный проект крейсера, у которого вся артиллерия главного калибра, числом двенадцать 152-мм орудий, была попарно размещена в шести башнях. В качестве последних предполагалось использовать разработанные Металлическим заводом башни для строящихся эскадренных броненосцев типа «Бородино». Однако, несмотря на очевидные преимущества, проект Балтийского завода был отклонен Морским техническим комитетом, сославшимся на нехватку времени для его рассмотрения.

В итоге еще один крейсер для Балтийского флота и два для Черноморского строили по типу «Богатыря». Один из черноморских крейсеров планировалось строить в Лазаревском адмиралтействе в Севастополе, а другой – в Николаеве.

Но дело в том, что к концу XIX века в Николаеве функционировало уже два судостроительных предприятия. С 1897 года там появилось Общество судостроительных, механических и литейных заводов в Николаеве, созданное на средства бельгийских и французских акционеров. Это предприятие предназначалось для строительства кораблей любых классов и было оснащено самым новейшим на тот период технологическим оборудованием. Владельцы не собирались сидеть сложа руки в ожидании заказов, и сами приступили к планомерной «осаде» Морского министерства.

Новый завод, именуемый для простоты «Наваль», начал создавать казенному Николаевскому адмиралтейству весомую конкуренцию. Осмотревшие «Наваль» представители Морского министерства были приятно удивлены его уровнем промышленной оснащенности, но в то же время довольно сдержанно высказывались о качестве персонала. Отмечалось, что он крайне разнообразен по национальности, образовательному цензу и вероисповеданию. Отсюда делались выводы о недостаточном уровне качества продукции на выходе.

Морское министерство предоставило решать вопрос о месте строительства крейсеров Главному командиру Черноморского флота. Поскольку эллинг №7 после спуска на воду «Князя Потёмкина-Таврического» пустовал, выбор без особых размышлений пал на Николаевское адмиралтейство. Строителем крейсера стал корабельный инженер И. О. Гайдамович.


Корма крейсера «Кагул». Эллинг №7, Николаевское адмиралтейство


В августе 1900 года в Николаеве приступили к разбивке корпуса на плазе, но первые элементы конструкции, элементы наружной обшивки и днищевого набора появились на стапеле только в марте 1901 года. Торжественная закладка крейсера, получившего наименование «Кагул», произошла 23 августа 1901 г. в присутствии Главного командира Черноморского флота вице-адмирала С. П. Тыртова и городского руководства. Заложенный в Севастополе корабль назвали «Очаковом». Вступление обоих в строй намечалось на 1904 год.

На «Кагуле» работало в среднем 400 мастеровых, но ближе к спуску их количество увеличилось до 600. Строительство продвигалось нелегко. Мало того что удаленное от столицы Николаевское адмиралтейство было вынуждено постоянно согласовывать массу вопросов производственного, организационного и конструкторского характера, но и впервые в практике адмиралтейства такой крупный корабль строился полностью по заграничному проекту.


Крейсер «Кагул» в эллинге №7


Получение чертежей с верфи фирмы «Вулкан» представляло собой сложнейшую многоступенчатую бюрократическую операцию. Наблюдавший за постройкой «Богатыря» в Штеттине корабельный инженер Э. Р. де Грофе получал от немецкой стороны разрозненные комплекты чертежей и передавал их в Петербург через командира «Богатыря» капитана 1-го ранга А. Ф. Стеммана. Так чертежи попадали в Морской технический комитет, из которого их передавали по эстафете в Главное управлением кораблестроения и снабжений. ГУКиС в свою очередь отсылал полученную документацию командиру Петербургского порта. Последний передавал чертежи главному корабельному инженеру, который отдавал приказание об их копировании для балтийского и черноморских крейсеров.

Увы, столь длительный путь по инстанциям был лишь его началом. Полученные копии чертежей снова возвращались в ГУКиС или в Морской технический комитет, после чего их пересылали Главному командиру Черноморского флота. Но и это было еще не всё! Чертежи попадали в севастопольскую портовую контору, откуда предназначенные для Николаева копии пересылались в николаевскую портовую контору, и только лишь оттуда, через портового корабельного инженера, документация наконец-то попадала в руки строителя крейсера. В дальнейшем, чтобы несколько упростить эту сложную процедуру, петербуржские инженеры высылали своим черноморским коллегам отработанные чертежи балтийского крейсера «Олег».

Все перечисленные бюрократические плотины наряду с традиционными многочисленными изменениями в проекте, которые осуществлялись в процессе постройки, не могли не сказаться на сроках. Судостроительную сталь для «Кагула» поставляло Общество Никополь-Мариупольского завода, штевни, рулевую раму и кронштейны гребных валов изготовил Екатеринославский сталелитейный завод. Главные машины и котлы доверили Обществу судостроительных, механических и литейных заводов в Николаеве.


«Кагул» у достроечной стенки


20 мая 1903 года крейсер «Кагул» был торжественно спущен на воду в присутствии командующего Черноморским флотом вице-адмирала Н. И. Скрыдлова и встал у достроечной стенки завода. Если поначалу строительство николаевского «Кагула» и севастопольского «Очакова» шло с некоторым опережением по сравнению с балтийским «Олегом», то впоследствии черноморцы начали серьезно отставать. В условиях начавшейся русско-японской войны постройка «Олега» получила дополнительное финансирование, поскольку корабль предназначался для 2-й Тихоокеанской эскадры.

«Кагул» покинул Николаев и прибыл в Севастополь только в январе 1907 года. Из всей номенклатуры вооружения на нем были установлены только четыре 152-мм орудия в двух башнях. Вскоре крейсер был переименован в «Память Меркурия», поскольку название «Кагул» получил всё еще ремонтировавшийся после ноябрьского восстания в Севастополе «Очаков». При переименовании крейсер унаследовал гвардейский Георгиевский флаг от одноименного старого крейсера французской постройки.

19 апреля 1907 года «Память Меркурия» осуществил 6-часовые испытания главных машин. Изделия завода «Наваль» не подвели и развили мощность в 20400 л. с. вместо проектных 19500 л. с. Скорость хода достигла при этом 24,75 узла, что превышало результаты даже построенного в Германии «Богатыря». Правда, на «Памяти Меркурия» отсутствовала большая часть артиллерии. После этого крейсер снова ушел в Николаев, где у достроечной стенки адмиралтейства началось оснащение его артиллерией. Окончательно в строй Черноморского флота крейсер «Память Меркурия» вступил только в 1908 году.

Долгая служба крейсера «Память Меркурия»

Крейсеру суждено было прожить долгую жизнь. Из всей «богатырской» четверки он прослужил дольше всех. В 1911 году «Память Меркурия» принимал участие в экспериментах ученого и корабельного инженера Ивана Григорьевича Бубнова по влиянию мелководья на скорость корабля, проводимых на русском флоте впервые.


Крейсер «Память Меркурия»


В 1913–1914 году крейсер прошел капитальный ремонт с частичным перевооружением. По настоянию тогдашнего командира корабля капитана 1-го ранга Н. Г. Львова, с него сняли десять 75-мм орудий, установив вместо них четыре 152-мм, доведя общее количество орудий до 16. В дальнейшем все 152-мм орудия планировалось заменить более новыми 130-мм, но до событий 1917 года сделать это не успели.

«Память Меркурия» и «Кагул» приняли самое активное участие в Первой мировой войне: осуществляли разведку и поиск вражеских транспортов, неоднократно вступали в бой с кораблями противника, обстреливали занятое неприятелем побережье.


Крейсер «Память Меркурия» в годы Первой мировой войны


В 1917 году «Память Меркурия» базировался в Одессе, планировалась его отправка на модернизацию в Николаев. Однако вскоре начались известные события, перечеркнувшие все планы. После провозглашения в Киеве Украинской Народной Республики команда, большинство в которой были выходцами из малороссийских губерний, подняла на мачте корабля желто-голубой флаг. В знак протеста крейсер покинули более двухсот человек экипажа и почти все офицеры. С собой они торжественно унесли гвардейский Георгиевский флаг. Однако уже в конце января 1918 года под прицелом линкора «Ростислав», находившегося под контролем большевиков, желто-голубой флаг был спущен, а вместо него поднят красный.

Впоследствии «Память Меркурия» ушел в Севастополь, где простоял в Южной бухте вплоть до начала 1920-х гг. Машины корабля были выведены из строя бывшими союзниками по Антанте, большая часть вооружения демонтирована сменявшими друг друга властями. Крейсер, несмотря на тяжелое техническое состояние, было решено восстановить.


Крейсер «Коминтерн» во время восстановительного ремонта


Головки цилиндров были позаимствованы с линкоров «Евстафий», «Иоанн Златоуст» и со списанного балтийского «Богатыря». На «Коминтерн» установили шестнадцать 130-мм орудий, причем собирали их с бору по сосенке – часть с поднятого дредноута «Императрица Мария», часть с канонерских лодок бывшей Азовской флотилии и несколько с «Богатыря». В канун нового 1923 года крейсеру присвоили название «Коминтерн» и в честь первомайского праздника передали в состав Морских сил Черного моря.

«Коминтерн» пробыл несколько лет флагманским кораблем. В 1930–1931 гг. крейсер прошел капитальный ремонт, в ходе которого с него сняли часть 130-мм орудий, сократив их число до десяти. Теперь «Коминтерн» превратился в учебный корабль. Летом 1941 года завершился очередной ремонт, после чего «Коминтерн» стал числиться минным заградителем.


Крейсер «Коминтерн»


С началом Великой Отечественной войны старый крейсер вновь был призван на войну. На его счету походы в осажденную Одессу и Севастополь. «Коминтерн» осуществлял доставку пополнения и грузов. Обратно перевозил раненных и эвакуированных. Летом 1942 года минный заградитель получил несколько повреждений от попаданий немецких авиабомб в ходе налетов на Новороссийск и Поти.


Корпус крейсера «Коминтерн» в устье реки Хоби, 70-е годы



Корпус «Коминтерна», наше время


В условиях отсутствия серьезной ремонтной базы и ввиду устарелости «Коминтерн» решено было затопить в устье реки Хоби. 10 октября 1942 года старый крейсер вывели из гавани Поти и затопили в указанном месте, открыв кингстоны. Его корпус послужил брекватером для защиты пункта базирования легких сил флота в устье реки Хоби. Так закончилась почти сорокалетняя служба построенного в Николаевском адмиралтействе крейсера.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

9 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти