Разгром Крымского фронта

75 лет назад потерпел поражение Крымской фронт. 8 мая 1942 года началось немецкое наступление. Из-за неумелого командования советские войска потерпели тяжёлое поражение. 13 мая советская оборона была прорвана. В ночь на 14 мая маршал С. М. Будённый разрешил эвакуацию с Керченского полуострова. 15 мая противник ворвался в Керчь. Эвакуация продолжалась по 20 мая. Наши войска были эвакуированы, часть сил попала в окружение и была уничтожена и пленена. Крымский фронт понёс тяжелые потери. После окончания эвакуации директивой Ставки Крымский фронт и Северо-Кавказское направление были ликвидированы. Остатки войск направлялись на формирование нового Северо-Кавказского фронта.

В результате положение на южном фланге советско-германского фронта значительно усложнилось. Противник стал угрожать вторжением на Северный Кавказ через Керченский пролив и Таманский полуостров. Немцы смогли сосредоточить силы и средства для захвата Севастополя. Вскоре после эвакуации с Керченского полуострова пал Севастополь.


Предыстория

В ходе кампании 1941 года на юго-западном направлении вермахт добился значительных успехов: в битве под Уманью и в «киевском котле» были разбиты основные силы Юго-Западного фронта Красной Армии, была занята большая часть Украинской ССР. В середине сентября вермахт вышел на подступы к Крыму. Крымский полуостров имел стратегическое значение: 1) как база Черноморского флота и возможное место базирование немецких и итальянских ВМС; 2) как база для авиации. С потерей Крыма советская авиация лишилась бы возможности налётов на нефтепромыслы Румынии, а немцы смогли бы наносить удары по целям на Кавказе; 3) как плацдарм для вторжения на Северный Кавказ, через Керченский пролив и Тамань. Адольф Гитлер придавал огромное значение захвату нефтеносных районов Кавказа.

Советское верховное командование также понимало важность удержания полуострова и сосредоточило на этом усилия, отказавшись от обороны Одессы. Единственный наземный путь в Крым лежал через Перекопский перешеек. Оборона полуострова возлагалась на сформированную в августе непосредственно подчиняющуюся Ставке Верховного Главнокомандования 51-ю Отдельную армию. К середине октября решением Ставки ВГК из Одессы была переброшена Приморская армия. Со сторон противника действовала 11-я армия Эриха фон Манштейна и румынские части. Воздушную поддержку оказывали части 4-го воздушного флота люфтваффе.

24 сентября немецкие войска силами при поддержке артиллерии и авиации перешли в наступление на Перекопском перешейке. В ходе тяжёлых боев им удалось к 26 сентября прорваться через Турецкий вал и овладеть городом Армянск. Контрудар, спешно организованный командующим оперативной группой генерал-лейтенантом П. И. Батовым, к желаемому результату не привёл. К 30-му сентября советские войска отошли к Ишуньским позициям. Манштейн из-за больших потерь и отвлечения части войск на ростовское направление, отказался от дальнейшего наступления.

Разгром Крымского фронта

Солдат и фельдфебель крымской группировки вермахта, отличившиеся в боях за Керчь, награждённые железными крестами 2-го класса

18 октября немцы снова пошли в атаку. Несколько дней шли ожесточенные бои. Советские войска контратаковали с помощью частей прибывшей Приморской армии. Однако 26 октября Манштейн ввёл на стыке советских армий две свежие пехотные дивизии и 28 октября немецкие войска прорвали оборону. Части Красной Армии отошли к Севастополю, Керчи и частично рассеялись в гористой местности (многие бойцы стали партизанами). Попытка отступавших советских войск закрепиться на Керченском полуострове оказалось безуспешной. В итоге остатки 51-й армии не смогли удержаться в Крыму и к 16 ноября были эвакуированы на Таманский полуостров. Приморская армия в составе пяти стрелковых и трёх кавалерийских дивизий отошла к Севастополю. Таким образом, к 16 ноября весь полуостров, кроме Севастополя, был оккупирован немецкими войсками.

С 30 октября по 11 ноября 1941 г. велись бои на дальних подступах к Севастополю, со 2 ноября начались атаки внешнего рубежа обороны крепости. 9-10 ноября вермахту удалось полностью окружить город с суши. Однако в течение ноября к своим пробивались силы арьергарда, в частности, части 184-й стрелковой дивизии НКВД, прикрывавшей отход 51-й армии. 11 ноября с подходом основной группировки 11-й армии вермахта завязались бои по всему периметру Севастопольского укрепрайона, который к началу Великой Отечественной войны был одним из самых укреплённых мест в мире. В течение 10 дней наступавшим немецким войскам удалось незначительно вклиниться в передовую полосу обороны Севастополя, после чего в сражении наступила пауза. 21 ноября вермахт приостановил штурм города. Таким образом, Севастополь выдержал первый штурм.


Линейный корабль Черноморского флота «Парижская коммуна» ("Севастополь") ведет огонь по позициям врага из Южной бухты Севастополя. Декабрь 1941 г.

Керченско-Феодосийская операция

Для продолжения осады Севастополя командующей 11-й армией Манштейн стянул к городу большую часть наличных сил, оставив для прикрытия района Керчи лишь одну пехотную дивизию и один румынский полк. Советское командование решило использовать удобный момент для нанесения ответного удара силами Закавказского фронта, Черноморского флота и Азовской флотилии. План операции, составленный начштаба Закавказского фронта Ф. И. Толбухиным, состоял в том, чтобы одновременной высадкой 51-й и 44-й армий в район Керчи и в Феодосийский порт окружить и уничтожить керченскую группировку противника. В дальнейшем предполагалось развить наступление вглубь полуострова, деблокировать Севастополь и полностью освободить Крым. Главный удар, в районе Феодосии, должна была наносить снятая с иранской границы 44-я армия, а вспомогательный, в районе Керчи, — 51-я армия. Высадку войск планировалось провести на широком фронте (до 250 км) одновременно в нескольких пунктах, чтобы лишить противника возможности маневрировать резервами и сковать его на всех важнейших направлениях.

26 декабря 1941 советское командование предприняло попытку стратегического наступления в Крыму, известную как «Керченский десант». 28 декабря высадили морской десант в районе Керчи и 29 декабря — в районе Феодосии. Первоначальная численность десанта составила более 40 тыс. бойцов. В Феодосии выгрузка сил десанта проходила в порту. Сопротивление небольшого немецкого гарнизона было сломлено к исходу дня 29 декабря, после чего в Феодосию стали прибывать подкрепления. В районе Керчи высадка происходила намного сложнее: пехота высаживалась прямо в ледяное море и по грудь в воде шла к берегу. Переохлаждение вызвало большие потери. Через несколько дней после начала высадки ударил мороз и большая часть 51-й армии переправилась по льду замерзшего Керченского пролива. Малочисленные немецко-румынские войска отступили, избежав таким образом окружения, но при этом оставили все тяжёлое вооружение. К 2 января 1942 советские войска полностью заняли Керченский полуостров. Таким образом, в декабре 1941 — январе 1942 года в результате Керченско-Феодосийской десантной операции советские войска вернули Керченский полуостров и продвинулись за 8 дней на 100-110 км.


В результате высадки десанта положение немецких войск в Крыму стало угрожающим. Командующий 11-й армией Э. фон Манштейн писал: «Если бы противник использовал выгоду создавшегося положения и быстро стал бы преследовать 46-ю пехотную дивизию от Керчи, а также ударил решительно вслед отходившим от Феодосии румынам, то создалась бы обстановка, безнадежная не только для этого вновь возникшего участка… Решалась бы судьба всей 11-й армии. … В первые дни января 1942 для войск, высадившихся у Феодосии и подходивших со стороны Керчи, фактически был открыт путь к жизненной артерии 11 армии, железной дороге Джанкой — Симферополь. Слабый фронт охранения, который нам удалось создать, не мог бы устоять под натиском крупных сил. 4 января стало известно, что у противника в районе Феодосии уже было 6 дивизий».

Однако наступавшая от Керчи 51-я армия продвигалась вперед недостаточно быстро, а 44-я армия от Феодосии основными силами двинулись не на запад, а на восток, навстречу 51-й армии. Это позволило противнику принять ответные меры. Учитывая слабость немецкой обороны, Ставка указала командующему Крымским фронтом генералу Д. Т. Козлову на необходимость скорейшего выхода к Перекопу и нанесения ударов в тыл севастопольской группировке противника. Но командующий фронтом Козлов откладывал наступление, ссылаясь на недостаточность сил и средств.

В первой половине января 1942 года войска Крымского фронта готовились к дальнейшему наступлению вглубь Крыма. Для поддержки будущего наступления был высажен Судакский десант. Однако немецкие войска опередили Крымский фронт на несколько дней. 15 января немцы внезапно перешли в наступление, нанося главный удар по стыку 51-й и 44-й армий в районе Владиславовки. Несмотря на количественное превосходство советских войск, противник прорвал нашу оборону и 18 января отбил Феодосию. Практически полностью погиб и Судакский десант, почти две недели героически оборонявший захваченный плацдарм (его остатки ушли в партизаны).

28 января Ставка приняла решение о выделении войск, действовавших на Керченском направлении, в самостоятельный Крымский фронт под командованием генерала Козлова. Фронт усилили новыми стрелковыми дивизиями, танковыми частями и артиллерией. В начале февраля через пролив переправилась и вошла в состав фронта 47-я армия генерал-майора К. С. Колганова, выведенная из Ирана. Войска в Крыму были существенно усилены бронетехникой. Крымский фронт должен был прорвать кольцо окружения Севастополя. В феврале — апреле 1942 года советские войска трижды предпринимали попытки контрнаступления в Крыму, но в итоге только понесли большие потери.



Операция «Охота на дроф»

В это время Крымский фронт имел в своем составе: 44-ю армию С. И. Черняка (5 дивизий и 2 отдельных танковых батальона), 47-ю армию К. С. Колганова (5 стрелковых дивизий) и 51-ю армию (5 дивизий). Кроме того, фронту подчинялись стрелковая и кавалерийская дивизии, 3 стрелковые бригады, 1 морская стрелковая бригада, 4 танковые бригады, 2 отдельных танковых батальона и другие части. К началу решающего сражения за Керченский полуостров Крымский фронт (с частью сил Черноморского флота и Азовской флотилии) насчитывал около 250 тыс. человек.

Фронт имел большие силы и средства, однако командование отнеслось к организации обороны без должного внимания. Войска сохраняли боевые порядки, рассчитанные на ведение наступательных операций. Все дивизии располагались в одну линию, их боевые порядки были крайне уплотнены. Дивизии занимали обороны полосы протяженностью в среднем 2 км. Основные силы были сосредоточены в непосредственной близости от линии фронта, не имея достаточной глубины. Командование фронта не приняло серьёзных мер по исправлению ситуация даже тогда, когда стали поступать сведения о подготовке противника к наступлению. Для открытой местности, характерной для Керченского полуострова, нужна была эшелонированная противотанковая и противовоздушная оборона, хорошо оборудованная в инженерном отношении и с сильными резервами, размещёнными вдали от передовой и вблизи узлов дорог. Однако этим требования оборона Крымского фронта не отвечала. Кроме того, большая часть сил Крымского фронта была сосредоточена на севере Парпачского перешейка. Этим и воспользовались немцы.

В начале апреля 1942 г. в армию Манштейна стали поступать подкрепления: впервые с начала наступления на Крым ей была придана 22-я танковая дивизия. По специальному распоряжению Гитлера в Крым был переброшен 8-й воздушный корпус люфтваффе Вольфрама фон Рихтгофена. В начале мая 1942 г. в Крым прибыли 460 самолетов. 11 немецкая армия имела в своём составе три корпуса: 30-й и 42-й армейские корпуса и 7-й румынский корпус (1 танковая, 4 пехотных, 1 егерская дивизии, 2 румынских пехотных дивизии и 1 кавалерийская бригада). Авиационную поддержку 11-й армии оказывал 4-й воздушный флот люфтваффе.


Танки 22-й танковой дивизии вермахта на платформах. Крым, март 1942 г.


Вопреки распространенному мнению, Крымский фронт не имел серьёзного количественного превосходства над немцами. 11-я армия на 2 мая 1942 г. насчитывала 232 549 (243 760 на 11 мая) военнослужащих в армейских частях и соединениях, около 25 тыс. тыс. человек персонала люфтваффе, 2 тысячи человек из кригсмарине и около 95 тыс. румынских солдат и офицеров. В сумме это давало свыше 350 тысяч человек общей численности армии Манштейна. Помимо этого ей подчинялись несколько тысяч человек персонала имперских железных дорог, СД, организации Тодта в Крыму и более 9 тыс. коллаборационистов, обозначенных в немецком донесении как «татары».

Э. Манштейн вспоминал: «На южном участке своего фронта — между Чёрным морем и селом Кой-Ассаном — он в основном по-прежнему занимал свой старый, хорошо оборудованный парпачский рубеж, так как все его атаки на этом участке были отбиты. На северном же участке его фронт отклонялся большой дугой на запад до Киета, выходя далеко вперёд за этот рубеж. Этот фронт образовался в то время, когда противник сбил с позиций 18-ю румынскую дивизию. …Наша разведка показала, что противник сосредоточил две трети своих сил на северном участке… На южном участке оборону занимали только три дивизии и ещё две-три дивизии составляли резерв… Эта обстановка и явилась основой, на которой штаб армии разработал план операции «Охота на дроф». Замысел заключался в том, чтобы нанести решающий удар не непосредственно по выдающейся вперёд дуге фронта противника, а на южном участке, вдоль побережья Чёрного моря, то есть в том месте, где противник, по-видимому, меньше всего его ожидал».

Немецкие войска провели серьёзную подготовку к наступлению. Немецкое командование учло все уроки боев января-апреля 1942 г. Немцы с помощью аэрофотосъемки, опроса перебежчиков и пленных смогли оценить советскую оборону и найти её слабые стороны.



Сражение

До начала наземного наступления немецкие бомбардировщики нанесли прицельный удар по заранее разведанным целям. В результате советские штабы, долгое время не менявшие своего расположения, были разрушены: командующий 51-армией генерал-лейтенант В. Н. Львов был убит, а его заместитель генерал-майор К. И. Баранов — тяжело ранен. Связь была нарушена. Это частично дезорганизовало советские войска. Утром 8 мая немцы перешли в наступление. Главный удар они нанесли в полосе действия 44-й армии С. И. Черняка, вдоль побережья Чёрного моря. Одновременно был высажен десант на шлюпках (около двух рот) в районе горы Ас-Чалуле (15 километров северо-восточнее Феодосии) в тылу 63-й горнострелковой дивизии, что вызвало панику. К концу дня вермахт прорвал оборону 44-й советской армии, создав брешь шириной в 5 км и глубиной в 8 км. На остальных участках фронта немцы связали советские войска отдельными атаками силами до батальона.

На направлении главного удара немцев находилась 63-я горнострелковая дивизия, довольно слабая по численности, моральному состоянию и вооружению. В целом 63-я горнострелковая дивизия была одним из слабейших соединений Крымского фронта. Незадолго до немецкого наступления, 29 апреля 1942 г., офицер Генштаба в 44-й армии майор А. Житник в своем докладе начальнику штаба Крымского фронта пророчески написал: «Необходимо либо полностью вывести [дивизию] ...во второй эшелон (и это самое лучшее) или хотя бы по частям. Ее направление — это направление вероятного удара противника, а как только он накопит у себя перебежчиков из этой дивизии и убедится в низком моральном состоянии этой дивизии, он укрепится в решении наносить на этом участке свой удар». Первоначально планом смена дивизии не предусматривалась, лишь ротация полков внутри соединения с выводом на отдых во второй эшелон. Окончательный вариант, утвержденный 3 мая 1942 г., предполагал вывод дивизии во второй эшелон армии 10-11 мая, на два дня позже начала немецкого наступления. Майора Житника услышали, но принятые меры запоздали.

9 мая начала наступление немецкая 22-я танковая дивизия, к 10 мая она прорвалась в глубину обороны Крымского фронта и развернулась на север, выходя на коммуникации 47-й и 51-й армий. Таки 44-й армии попытались остановить вражеский прорыв, но без успеха. Противотанковая оборона наступающих немецких войск оказалась сильнее ожиданий. В первые дни сражения, самые критические для исхода операции, командование Крымского фронта не смогло осуществить никаких решительных мероприятий для стабилизации ситуации и отражения удара врага. Все войска фронта, кроме одной стрелковой и одной кавалерийской дивизии, были связаны боем. Утром 10 мая Ставка приказал отвести войска на позиции Турецкого (Киммерийского) вала и организовать там оборону. Командование фронта не смогло выполнить эту задачу. Лишь в ночь на 11 мая часть войск (без должного управления и организации) начала отходить к Турецкому валу. Не смогло советские командование и организовать действия нашей авиации. Советская авиация даже не попыталась нанести мощные удары по наиболее опасным группам врага и прикрыть отход наших войск, которые подвергались непрерывному воздействию авиации противника. В результате 12 мая Ставка вынуждена была временно подчинить авиацию фронта заместителю командующего авиацией дальнего действия. Бездействовал и наш флот, не используя свои большие возможности. В частности, никакого противодействия морскому десанту со стороны малых кораблей Черноморского флота оказано не было.


Советский тяжелый танк КВ, подбитый на Керченском полуострове. Май 1942 г.

Дальнейшие боевые действия развивались ещё более неблагоприятно для Крымского фронта. 12 мая немцы высадили воздушный десант в тылу 44-й армии. Наши войска не смогли закрепиться на Киммерийском валу и стали отходить к Керчи. К исходу 14 мая немцы прорвались к южной и западной окраинам города. В ночь на 14 мая маршал С. М. Будённый разрешил эвакуацию с Керченского полуострова. 15-20 мая наши арьергарды вели упорные бои в районе Керчи, давая возможность основным силам переправиться на Таманский полуостров. Однако провести организованную эвакуацию не удалось. Противник захватил почти всю нашу боевую технику и тяжелое вооружение, и позже использовал их во время штурма Севастополя. Часть советских войск не смогла спастись. После исчерпания возможностей к сопротивлению в городе оставшиеся защитники Керчи ушли в Аджимушкайские каменоломни. Почти 170 дней продолжалась героическая оборона «Керченского Бреста» — Аджимушкайских каменоломен (с 16 мая 1942 года по 31 октября 1942 года). Это одна из самых героических и страшных страниц Великой войны ("Керченский Брест". Героическая оборона Аджимушкайских каменоломен; Ч. 2).



Итоги

В результате положение на южном фланге советско-германского фронта значительно усложнилось. Противник получил возможность вторжения на Северный Кавказ через Керченский пролив и Таманский полуостров. Поражение Крымского фронта и его эвакуация значительно ухудшили положение советского гарнизона в Севастополе. Немецкие войска могли сосредоточить основные силы и средства для разгрома Севастопольского укрепрайона. С 8 мая Крымский фронт потерял более 162 тыс. человек, 4646 орудий и минометов, 196 танков, 417 самолетов, 10,4 тыс. автомашин, 860 тракторов и больше количество другого имущества.

Главной причиной поражения советских войск в Керченском сражении стала плохая организация боевыми действиями войск. Неправильная организация обороны, небрежность и беспечность штабов фронта и армий в обороне, неглубокое построение войск в одной линии, отсутствие резервов для парирования вражеского прорыва. В частности, недостаточная маскировка штабов и пренебрежение регулярной смене их расположения, привели к тому, что немецкая авиация при первом же налёте разбомбила эти пункты, нарушив проводную связь и управление войсками. К использованию радио и других средств связи штабы не были готовы. Не сумело командование фронта и правильно организовать взаимодействие между армиями, взаимодействие между сухопутными войсками и авиацией. Наша авиация не использовала имеющиеся возможности для сдерживания противника. Схожая ситуация была и с флотом. Довольно серьёзные возможности флота не были использованы для нанесения ударов по врагу на приморских флангах и организованной эвакуации войск.

Интересно, что большинство поражений советских войск в 1941-1942 гг. так или иначе связаны с сильно разреженным построением соединений, когда дивизии занимали полосы много шире уставных норм. Крымский фронт представлял всему этому полную противоположность: его войска занимали оборону на узком перешейке и располагали достаточными средствами для обороны. При этом командование на таком узком участке могло выстроить сильную оборону на любом участке, где противник нанес бы главный удар. Подготовить сильные резервы для парирования вражеского удара, создать вторую, третью линии обороны.

Ставка детально изучила ход Керченской операции, — отмечал А. М. Василевский. — Мы пришли к выводу, что руководство войсками фронта со стороны командующего Крымским фронтом генерал-лейтенанта Д. Т. Козлова, члена Военного совета дивизионного комиссара Ф. А. Шаманина, начальника штаба генерал-майора П. П. Вечного и представителя Ставки Верховного Главнокомандования армейского комиссара 1-го ранга Л. З. Мехлиса было явно несостоятельным». Ставка сняла Мехлиса с поста заместителя Наркома обороны и начальника Главного политического управления Красной Армии и снизила ему воинское звание до корпусного комиссара. Командующий фронтом Козлов и член Военного совета Шаманин также были сняты с занимаемых постов и понижены в звании. Отстранили от командования и понизили в звании командующего 44-й армии С. И. Черняка, командующего 47-й армией К. С. Колганова и командующего ВВС фронта Е. М. Николаенко.


Два советских танка Т-34, подбитые во время боев на Керченском полуострове
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

152 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти