"Стандартные" линкоры США, Германии и Англии. Американская "Пенсильвания". Ч. 3

Итак, в прошлой части цикла мы завершили описание вооружения линкоров типа «Пенсильвания – пора двигаться дальше.

Бронирование



Линкор "Пенсильвания" с высоты птичьего полета


Казалось бы, описывать систему броневой защиты американских стандартных линкоров – одно удовольствие, потому что, в отличие от их европейских «собратьев», она должна быть намного более проста и понятна. Тем более странно, что по поводу бронирования линкоров типа «Пенсильвания», пожалуй, у автора настоящей статьи возникло наибольшее количество вопросов: т.к. имеющиеся сведения весьма противоречивы.

Обычно рассказ о системе бронирования американских линкоров предваряют следующие пояснения. Адмиралы США своим основным противником видели Японию, строившую весьма мощный линейный флот, с которым американскому ВМФ предстояло встретиться в тропических районах Тихого океана, для которых свойственна превосходная видимость.

Отсюда американская военно-морская мысль сделала несколько достаточно очевидных выводов. Бои будут происходить на расстояниях, до сей поры почитавшихся огромными, и засыпать неприятельские корабли градом фугасных снарядов по образцу и подобию того, как поступил японский Императорский флот в Цусиме, не получится: никакая система управления огнем не сможет обеспечить нужного количества попаданий. Раз так, следует отдать предпочтение бронебойным снарядам тяжелых орудий, способных, при удачном попадании, причинить решающие повреждения бронированной цели. Американцы полагали, что японцы видят ситуацию точно так же, как и они, и «Тихоокеанский армагеддон» сведется к бою линкоров, осыпающих друг друга бронебойными снарядами с расстояния 8-9 миль, а может и больше. Для защиты в подобном сражении лучше всего подходила схема бронирования «все или ничего», позволявшая защитить машины, котлы и орудия главного калибра максимально крепкой броней. Все остальное стоило не бронировать вовсе с тем, чтобы у корабля был хороший шанс «пропустить сквозь себя» вражеский снаряд, не вызвав его детонации. Действительно, относительно «тугой» взрыватель бронебойного снаряда мог и не взвестись, если последний, пройдя от борта до борта, не встретил на своем пути бронеплиты, пробил лишь несколько стальных переборок.

Соответственно, в восприятии многих, бронезащита американских линкоров выглядит эдакой прямоугольной коробкой из мощных бронеплит, прикрытых сверху толстой бронепалубой, и оставляющей оконечности небронированными.


Увы, это ошибочная схема


Но на самом деле это не так: уже хотя бы потому, что защита корпуса линейных кораблей типа «Оклахома» и «Пенсильвания» состояла не из одной коробки, а из двух. Но – обо всем по порядку.

Основу защиты линкоров типа «Пенсильвания» составляла цитадель очень большой протяженности. По данным А.В. Манделя и В.В. Скопцова, длина главного бронепояса «Пенсильвании» составляла 125 м., по расчетам автора настоящей статьи даже чуть протяженнее — 130,46 м. Она начиналась задолго до барбета носовой башни главного калибра, оставляя незащищенной чуть более 24 метров носовой оконечности, и простиралась значительно дальше края барбета 4-ой башни. Здесь стоит отметить одну важную особенность американских линкоров: их создатели считали необходимым защищать цитаделью не только машины, котлы и пороховые погреба орудий главного калибра (как мы уже знаем, основной запас снарядов американцы хранили в барбетах и башнях), но и помещения подводных торпедных аппаратов. На линкорах типа «Оклахома» проектом было предусмотрено 4 траверзных торпедных аппарата, они размещались сразу перед барбетом 1-ой башни главного калибра и после барбета 4-ой башни, примыкая к ним вплотную. Именно поэтому цитадель «Оклахомы» и «заходила» за барбеты этих башен в корму и в нос. Что же касается линкоров типа «Пенсильвания», то на этих кораблях решено было отказаться от кормовой пары торпедных аппаратов, оставив только носовую, но цитадель при этом укорачивать не стали.

Надо сказать, что цитадель американских линкоров имела очень большую протяженность: с учетом того, что длина «Пенсильвании» по ватерлинии составляла 182,9 м, главный бронепояс защищал 71,3 % (68,3%, если относительно длины бронепояса А.В. Мандель и В.В. Скопцов были правы) длины корабля!

Помимо выдающейся длины, броневой пояс линкоров типа «Пенсильвания» имел также значительную высоту: он состоял из одного ряда бронеплит высотой 5 337 мм. При этом толщина от верхней кромки, и на протяжении 3 359 мм вниз составляла 343 мм, а на протяжении следующих 1 978 мм равномерно уменьшалась с 343 до 203 мм. Бронеплиты располагались «срезом» к обшивке корабля, таким образом снаружи на протяжении всех 5 337 мм броня линкора выглядела монолитной и гладкой. Верхняя кромка бронеплит находилась на уровне второй палубы, а нижняя опускалась ниже третьей.

При нормальном водоизмещении линкора его бронепояс возвышался над водой на 2 647 мм. Таким образом, от конструктивной ватерлинии вниз на протяжении 712 мм бронепояс сохранял толщину 343 мм, а затем, на протяжении 1 978 мм постепенно утоньшался до 203 мм, а всего под водой борт защищался на 2 690 мм. Иными словами, американцы расположили бронепояс так, чтобы тот защищал борт примерно на 2,65 м выше и ниже ватерлинии. Надо сказать, что на «Аризоне» имелось небольшое отличие: обычно американцы укладывали бронеплиты на тиковую подкладку, и также поступили на «Пенсильвании», но для «Аризоны» для той же цели использовали цемент.


К сожалению, бронепояс в пределах цитадели – это едва ли единственная часть бронезащиты корпуса линкоров типа «Пенсильвания», описание которой практически полностью совпадает во всех источниках. А вот насчет всего остального имеются расхождения, причем, сплошь и рядом, очень значительные.

Анализируя и сопоставляя данные из различных источников по линкорам типа «Оклахома» и «Пенсильвания», автор настоящей статьи пришел к выводу, что, вероятнее всего, наиболее точное описание системы бронирования линкоров дано В. Чаусовым в его монографии «Жертвы Перл-Харбора – линкоры «Оклахома», «Невада», «Аризона» и «Пенсильвания»», тем более, что данная книга писалась позднее остальных: так, например, работа А.В. Манделя и В.В. Скопцова издана в 2004 г., В.Чаусова – в 2012 г. Соответственно, в дальнейшем мы дадим описание бронирования линкоров типа «Пенсильвания» именно по В.Чаусову, и будем отмечать расхождения только в тех случаях, когда последние носят крайне существенный характер.

На всем протяжении броневого пояса цитадели на верхнюю его кромку опиралась главная броневая палуба, как бы крышкой сверху закрывая защищенное бронепоясом пространство корпуса. Главная броневая палуба находилась на уровне (и являлась) второй палубой линкора, но вот данные о ее толщине значительно разнятся.

Канонической считается версия, что она состояла из двух слоев броневой стали STS толщиной 38,1 мм каждый (всего – 76,2 мм), уложенных на 12,7 мм подложку обычной судостроительной стали. Формально это позволяет считать толщину главной бронепалубы линкоров типа «Пенсильвания» 88,9 мм, но все же следует понимать, что ее реальная бронестойкость все-таки была ниже, так как «трехслойный пирог» содержал включение обычной, неброневой стали, да и два слоя 38,1 мм бронеплиты не были эквивалентны монолитной броне.

Однако по данным В. Чаусова, главная бронепалуба линкоров типа «Пенсильвания» была ощутимо тоньше, потому что каждый слой стали STS имел толщину не 38,1 мм, а только 31,1 мм, причем стальная подложка также была тоньше – не 12,7, а только 12,5 мм. Соответственно, общая толщина верхней палубы линкора составляла не 88,9 мм, а только 74,7 мм, причем, все что мы говорили выше о ее бронестойкости, естественно, остается в силе.

На одно межпалубное пространство ниже главной броневой палубы (в данном случае оно составляло примерно 2,3 м) располагалась третья палуба, имевшая скосы, соединяющиеся с нижней кромкой броневого пояса. В пределах цитадели она имела противоосколочное бронирование, но, опять же, данные по нему расходятся. Согласно классической версии она состояла из 12,7 мм судостроительной стали, на которую в горизонтальной части были уложены 25,4 мм бронеплиты, а на скосах – 38,1 мм. Таким образом, совокупная толщина противоосколочной палубы в горизонтальной части составляла 38,1 мм, а на скосах – 50,8 мм. Но, по данным В. Чаусова, ее толщина составляла 37,4 мм в горизонтальной части (24,9 мм STS и 12,5 мм судостроительной стали) и 49,8 мм на скосах (37,3 мм STS и 12,5 мм судостроительной стали).

Носовой траверз состоял из трех рядов бронеплит. По высоте он начинался от второй палубы, то есть, его верхняя кромка находилась на одном уровне с верхними кромками плит бронепояса, но нижняя кромка опускалась примерно на 2 метра ниже бронепояса. Таким образом, общая высота носового траверза достигала 7,1 – 7,3 м или около того. Первый и второй ярус составляли броневые плиты 330 мм толщины, третий – только 203 мм. Таким образом, до ватерлинии и, примерно, на 2,2 м ниже ее траверз имел толщину 330 мм, а ниже – 203 мм.

А вот кормовой траверз был существенно короче и доходил только до третьей палубы, имея чуть более 2,3 м высоты. Дело в том, что вне пределов цитадели третья палуба линкора «теряла» скосы и была строго горизонтальной – ну вот до нее и простирался траверз.

Однако не следует думать, что здесь присутствовало какое-то «окно» в защите линкора. Отнюдь – непосредственно к «коробке» цитадели в корме корабля примыкала вторая «коробка», призванная обеспечить защиту рулевого управления корабля.

Выглядело это так. От главного бронепояса в корму, примерно на 22 м простирался еще один бронепояс. Основными его отличиями от бронепояса цитадели была меньшая, примерно на 2,3 м, высота – в то время как верхняя кромка бронеплит цитадели находилась на уровне 2-ой палубы, продолжавшийся в корму бронепояс возвышался только до горизонтального участка 3-ей палубы. Таким образом, этот примыкающий к цитадели бронепояс выступал над ватерлинией всего на 0,31 м, но его нижняя кромка находилась на уровне бронеплит цитадели.

Высота этого бронепояса составляла около 3 м, при этом на протяжении первого метра (если быть точным 1 022 мм) его толщина составляла 330 мм, а затем, на том же уровне, где начинался «излом» главного 343-мм пояса, толщина второго бронепояса постепенно снижалась с 330 мм до 203 мм. Таким образом, по нижней кромке оба они, и бронепояс цитадели, и второй кормовой бронепояс имели 203 мм, причем, как мы уже говорили, у обоих поясов эта кромка находилась на одном уровне.

Этот бронепояс, прикрывавший рулевое управление, замыкался с кормы еще одним траверзом, состоявшим из абсолютно таких же плит, как и сам бронепояс – они также имели примерно 3 м высоты, также на протяжении примерно одного метра имели 330 мм толщины, а затем постепенно утоньшались до 203 мм и располагались на одном уровне. По верхней кромке 330-мм поясов и траверза располагалась третья палуба, которая здесь (в отличие от цитадели) не имела скосов. Зато она была весьма сильно бронирована: 112 мм броневой стали STS на 43,6 мм «подложке» из обычной судостроительной стали давали в совокупности 155,6 мм защиту.

Надо сказать, что у А.В. Манделя и В.В. Скопцова утверждается, что в корме третья броневая палуба имела скосы и была защищена лучше, чем в пределах цитадели, а указанная выше горизонтальная защита «прилагалась» к ней дополнительно: но, судя по всему, это ошибка, которая не подтверждается ни одной из известных автору настоящей статьи схем защиты линкоров типа «Пенсильвания». В том числе и теми, которые приведены у А.В. Манделя и В.В. Скопцова.



Кроме бортов и палуб корпус линкоров типа «Пенсильвания» имел очень мощную защиту дымоходов. На линейных кораблях этого типа имелась одна труба и дымоходы к ней от главной броневой до палубы полубака, то есть на протяжении двух межпалубных пространств (свыше 4,5 м) защищались овальным кожухом толщиной 330 мм. На втором корабле серии, «Аризоне», конструкция кожуха была заменена – он имел переменную толщину от 229 мм в диаметральной плоскости корабля, где кожух максимально прикрывался другими конструкциями корпуса и барбетами башен главного калибра, отчего прямое попадание в него считалось маловероятным до 305 мм ближе к траверзу и даже 381 мм непосредственно на участке, параллельном борту корабля. Ниже главной бронепалубы, между ней и противоосколочной палубой дымоходы с четырех сторон прикрывались бронеплитами толщиной 31,1 мм.

Защиту артиллерии мы уже описали раньше, но повторим, чтобы у уважаемого читателя не возникало необходимости искать данные по разным статьям. Башни главного калибра имели очень мощную защиту. Толщина лобовой плиты составляла 457 мм, боковые плиты ближе к лобовой плите – 254 мм, далее – 229 мм, кормовая плита – 229 мм. Крыша защищалась 127 мм броней, пол башни был 50,8 мм. Барбеты имели 330 мм по всей длине до главной броневой палубы, а между ней и противоосколочной, где борта защищала 343 мм броня – 114 мм, ниже противоосколочной барбеты не бронировались. Противоминный калибр броневой защиты не имел.

Боевая рубка имела основу из броневой стали STS толщиной 31,1 мм, поверх которой устанавливались 406 мм бронеплиты, то есть совокупная толщина стенок доходила до 437,1 мм. Крыша боевой рубки прикрывалась двумя слоями бронезащиты толщиной 102 мм каждый, то есть 204 мм обшей толщины, пол – 76,2 мм. Интересно, что у «Пенсильвании», которая строилась как флагманский корабль, боевая рубка была двухъярусной, а у «Аризоны» — одноярусной.

Из боевой рубки вниз шла коммуникационная труба диаметром полтора метра – до главной броневой палубы толщина ее брони составляла 406 мм, от главной до противоосколочной палубы – 152 мм.

Детальное сравнение броневой защиты линкоров типа «Пенсильвания» с европейскими линкорами мы будем делать позднее, а пока отметим две уязвимости американских кораблей: одну очевидную, а вторую – не очень.

Очевидная уязвимость заключается в порочной идее хранения снарядов в барбетах и башнях линкоров. Как ни крути, но ультимативно-мощную защиту имела лишь лобовая плита башни – 457 мм брони действительно было практически нереально осилить на разумных дистанциях боя. Но боковые стенки башен с их 229-254 мм, да и 330 мм барбета такой защиты не обеспечивали, и вполне могли пропустить вражеский бронебойный снаряд даже в целом виде. Это было чревато детонацией более чем двух сотен снарядов, размещавшихся непосредственно в башне и на «снарядном ярусе» 330 мм барбета.

Неочевидная уязвимость. Мы не упомянули 127 мм крышу башен «Пенсильвании» и «Аризоны», но она также не могла защитить установку главного калибра от удара 381-мм снаряда. Сами англичане, устанавливая аналогичной толщины защиту на крыши башен «Худа», испытывали определенные сомнения в ее достаточности. И потому они произвели соответствующие испытания новейшими «гринбоями». Два 343-мм снаряда 127 мм броню не пробили, но 381-мм бронебойный снаряд «прошел» крышу башни без проблем, оставив в ней ровную дыру с отогнутыми внутрь краями. По итогам испытаний решено было, что адмирал Битти (с сомнений которого как раз и началась эта история) был абсолютно прав, рекомендуя довести толщину крыши башен до 152 мм. Поскольку на башни «Худа» были уже размещены заказы, и они находились в процессе изготовления, решено было на них ничего не менять, а обеспечить 152 мм крышей башни трех серийных кораблей, которые предполагалось строить вслед за ним, но, как известно, «Худ» стал единственным представителем серии.

Но дело в том, что английские башни для «Худа», в отличие от установок предыдущих типов, имели практически горизонтальную крышу, она только имела небольшой наклон к боковым стенкам. И если британский 381-мм снаряд преодолел ее без проблем… то точно так же без каких-либо сложностей он пробил бы главную броневую палубу линкоров типа «Оклахома» или «Пенсильвания».

Иными словами, обычно американские линкоры воспринимаются как корабли с очень сильно защищенной цитаделью, которая, кроме всего прочего, имела большое превосходство над линкорами других стран в горизонтальной защите. Но на практике, броневая палуба толщиной хоть 74,7 мм (к чему, вслед за Чаусовым склоняется автор настоящей статьи), хоть канонических 88,9 мм, да еще неоднородная, да еще и включающая в себя слой обычной стали не представляла собой сколько-то серьезной защиты от удара тяжелых снарядов калибром 380-381 мм. А после ее пробития вражеский снаряд отделяло бы от машинных, котельных отделений, погребов с пороховыми припасами и торпедами, всего только дюймовая броня на полудюймовой стальной подложке, чего не было достаточно даже для защиты от осколка, разорвавшегося в межпалубном пространстве снаряда.

Противоторпедная защита

Была достаточно своеобразной и непохожей на схемы ПТЗ, применяемой на линкорах других стран. «Пенсильвания» и «Аризона» имели двойное дно, доходящее до нижней кромки броневого пояса. За ним шли пустые отсеки, на протяжении цитадели, завершавшиеся очень мощной противоторпедной переборкой, состоявшей их двух слоев броневой стали STS по 37,35 мм каждый, то есть совокупная толщина переборки составляла 74,7 мм! Эта бонепереборка своей верхней кромкой достигала скоса нижней броневой палубы, а нижней – второго дна. За ней находилось еще пустое пространство, и, наконец, последняя, фильтрационная переборка толщиной 6,8 мм. По логике создателей, попавшая в борт корабля торпеда тратила энергию на пролом внешней обшивки и двойного дна, затем газы беспрепятственно расширялись в пустом пространстве значительно утрачивая свою пробивную способность, а осколки и остаточная энергия взрыва задерживались основной защитой, которую представляла толстая броневая переборка ПТЗ. Если же и она оказывалась частично повреждена и возникала течь, то ее последствия должна была локализовать фильтрационная переборка.

Интересно, что пустые пространства ПТЗ, общая ширина которой составляла 3,58 м, не должны были ничем заполняться. Хранилища воды и топлива находились непосредственно на втором дне внутри защищаемого ПТЗ пространства, и тем самым, по сути, машины, котлы и погреба снизу защищало даже не двойное, а тройное дно, «третий эшелон» которого как раз и составляли указанные выше отсеки.

Следует упомянуть также, что линкор был разделен на 23 водонепроницаемых отсека, при этом водонепроницаемые переборки доходили до броневой палубы, но неясно, до какой именно. Скорее всего, речь все же идет о противоосколочной палубе.

Энергетическая установка



Представляла собой большой шаг вперед по сравнению с линкорами предыдущей серии. Линкоры типа «Невада» были двухвальными, причем на «Оклахому» американцы умудрились взгромоздить паровую машину вместо турбин. На кораблях типа «Пенсильвания» произошел, наконец, окончательный переход к турбинам, кроме того, оба линкора этого типа имели четырехвальную энергетическую установку.

Тем не менее, стремление ставить на корабли одной серии разные ЭУ у американцев все еще сохранялось. Котлы на «Пенсильвании» и «Аризоне» были идентичными: на каждый линкор устанавливалось 12 нефтяных котлов «Бэбкок&Уилкокс», но, при этом, на «Пенсильвании» устанавливались турбины Кертиса, а на «Аризоне» — Парсонса. Последние включали в себя, помимо комплекта турбин высокого давления для вращения внутренних валов и низкого – внешних, еще и турбины крейсерского хода, благодаря которым предполагалось достичь изрядного выигрыша в дальности. Увы, надежды эти не оправдались, так как эффект оказался много ниже планируемого, а сами эти турбины (Парсонса) оказались неудачными, причем – едва ли не самыми неудачными в американском флоте, так как агрегаты получились весьма капризными и ненадежными.

По проекту линкоры типа «Пенсильвания» должны были развивать 21 узел при мощности механизмов 31 500 л.с., что должно было обеспечить скорость 21 узел (к сожалению, неясно, идет ли речь о естественной или форсированной тяге). На испытаниях «Пенсильвании» контрактной мощности достичь не удалось, и она составила только 29 366 л.с., но скорость, тем не менее, составила 21,05 уз. Впоследствии, во время эксплуатации оба линкора легко достигали положенных им по паспорту 31 500 л.с. и даже превосходили их: так, максимальная зафиксированная мощность энергетической установки «Аризоны» составила 34 000 л.с. Конечно, вряд ли это могло сильно увеличить скорость хода свыше 21 уз. Обводы линкоров типа «Пенсильвания» отличались высокой полнотой, были, по всей видимости, оптимизированы на указанную выше скорость и потому требовали большого увеличения мощности для ее прироста.

Нормальный запас нефти составлял 1 547 т., полный – 2 322 т. Предполагалось, что на полном запасе линкоры смогут проходить 8 000 миль 10-узловой скоростью. Реально «Пенсильвания» могла принять 2 305 т, и, по расчетам, сделанным на основании фактического расхода топлива, линкор способен был пройти 6 070 миль на 12 узлах (почему-то расчет для скорости 10 узлов не приводится). Что же до «Аризоны», то она, при использовании крейсерских турбин на 10 узлах была способна пройти только 6 950 миль и в целом можно говорить о том, что линкоры типа «Пенсильвания» несколько недобрали дальности хода.

Обращает на себя внимание, что американцы дальше всех прошли по пути «нефтенизации» своего флота. Немцы продолжали рассматривать уголь в качестве основного топлива, англичане – в качестве резервного, но только в США отказались от него вообще. Однако следует понимать условия, в которых это было сделано. Выгоды нефтяного отопления котлов понимали все. Но Германия не располагала месторождениями нефти на своей территории, и не могла рассчитывать пополнить свои запасы в случае войны с Англией и объявления блокады. Англия, хотя и могла рассчитывать на доставку нефти морем, все же, как и Германия, не имела нефтяных месторождений в метрополии и в случае возникновения каких-либо форс-мажорных обстоятельств рисковала обездвижить свой флот. И только США имели достаточное количество месторождений, чтобы совершенно не опасаться истощения запасов нефти – а потому совершенно ничем не рисковали, переводя флот на нефтяное отопление.

На этом мы заканчиваем описание линкоров типа «Пенсильвания». Впереди самое интересное – сравнение трех выбранных нами «чемпионов» среди «стандартных» линкоров Англии Германии и Америки.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

114 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти