Битва за Северный Кавказ. Ч. 5. Взятие Кизляра и Грозного

Гибель 11-й армии

Большая часть разбитой 11-й армии бежала — часть к Владикавказу, большинство — к Моздоку. Восточнее 12-я армия занимала район Грозного и Кизляра, прикрывая единственный путь отступления — Астраханский тракт. В районе Владикавказа также находились красные — отряды Северокавказской республики и горцы. Таким образом, красные имели на Северном Кавказе ещё около 50 тыс. человек. Правда, они были плохо организованы, в основном уже деморализованы и утратили боеспособность, имели серьёзные проблемы со снабжением. Для восстановления боеспособности Красной Армии на Северном Кавказе нужно было время на перегруппировку, пополнение, наведение железного порядка, и налаживания снабжения.


Белое командование, чтобы не дать противнику прийти в себя, продолжило развивать наступление с целью окончательного уничтожения красных войск. Добровольческая армия (ДА) в январе 1919 года была реорганизована – после создания на базе Крымско-Азовского корпуса Крымско-Азовской Добровольческой армии, ДА получила наименование Кавказская Добровольческая армия, и её возглавил Врангель. В её состав вошли все войска, стоявшие на фронте от Дивного до Нальчика. Ближайшей задачей для армии Врангеля было освобождение Терской области и выход к Каспийскому морю. 21 января, после занятия Георгиевска, казачья дивизия Шкуро из района Пятигорск — Минеральные Воды была направлена в Кабарду и 25 января захватила Нальчик, а 27 января — Прохладную. Из района Прохладной 3-й армейский корпус Ляхова, в который входили дивизии Шкуро и генерала Геймана, был направлен на Владикавказ, а 1-й конный корпус, который возглавил Покровский — вдоль железной дороги на Моздок — Кизляр. Для прикрытия астраханского направления и Ставрополья Врангель оставил отряд Станкевича на Маныче и дивизию Улагая у Святого Креста.

Битва за Северный Кавказ. Ч. 5. Взятие Кизляра и Грозного

Бронепоезд Добрармии «Единая Россия»

Конница Покровского преследовала 1-ю и 2-ю стрелковые дивизии, бригаду Кочергина и бронепоезда 11-й армии, отходившие вдоль железной дороги на Моздок — Кизляр. Обходными маневрами белые беспрерывно угрожали флангу и тылу отступающих красных войск. Белогвардейцы пытались перехватить пути отступления, окружить и уничтожить красную группировку в районе Моздока. Отход войск 11-й армии во многом был стихийным. Основная масса войск бросала орудия, огромные обозы и пыталась добраться до Астрахани. Людей убивал сильный мороз и косил тиф. Отставшие группы добивались отрядами казаков и калмыков. 28 января Покровский разбил красных в районе Моздока. Белогвардейцы захватили тысячи пленных, много людей утонуло в Тереке во время бегства.

Отступление разбитых войск 11-й армии попытались прикрыть с помощью сил 12-й армии. 28 января 1919 года в Кизляр прибыл батальон Ленинского полка 12-й армии. За ним должны были прибыть остальные батальоны полка. Это была запоздавшая помощь со стороны 12-й армии, которая уже не могла изменить общую ситуацию катастрофы. 1 февраля 1919 г. Ленинский полк занял позиции на рубеже станиц Мекенской и Наурской. В арьергард также входила кавалерийская бригада Кочубея и Коммунистический кавалерийский полк. Также их должен был подкрепить Дербентской стрелковый полк 1-й дивизии, который сохранил наибольшую организованность и боеспособность из остальных войск.

1 февраля Ленинский полк отбил две атаки белых. 2 февраля белые возобновили наступление, стараясь обойти позиции красных у Мекенской и выйти к станции Терек. Разгорелся упорный бой. Конница белых вышла к станции Терек, вызвав там панику среди бегущих войск 11-й армии. Одновременно белые атаковали позиции красных у Мекенской и Наурской. Ленинский полк, поддержанный атаками конницы Кочубея, встретил противника сильным огнем и успешно отбил первые атаки противника. Во второй половине дня 2 февраля врангелевцы подтянули тяжелую артиллерию и открыли сильный огонь по Наурской и Мекенской. Белогвардейцы окружили Наурскую, но брошенный в контратаку резерв Ленинского полка – 3-й батальон, временно выправил ситуацию. Однако вскоре белая конница атаковала Коммунистический кавполк в Надтеречной с тыла и ворвалась в Мекенскую. Положение красных войск стало критическим. Ленинский полк в ожесточенном бою потерял половину своего состава. Ночью красные организованно отошли к станции Терек, а затем Кизляру.



Героизм отдельных частей сохранивших боеспособность – Ленинского полка, бригады Кочубея, не мог изменить положения 11-й армии. Выигрыш двух суток не мог восстановить порядок и боеспособность других войск. 3 — 4 февраля красное командование, не видя возможности организовать оборону в районе Кизляра, решило уходить на Астрахань. Остаткам 11-й армии предстоял 400-километровый путь по голой, безводной пустыне, в зимних условиях, без запасов провианта и мест для отдыха. Только возле Логани, Промыслового, Яндыков, на полпути к Астрахани, беглецам смогли оказать некоторую помощь. Организацией помощи занимался Киров. Однако продовольствия, медикаментов и врачей было крайне мало, чтобы помочь всем. Продолжала свирепствовать эпидемия сыпного тифа, которая затронула практически и всех и охватили и окрестные селения.

Таким образом, отступающие красные войска, дойдя до Яндыков, после преодоления крайне трудного 200-километрового пути от Кизляра по-прежнему были в весьма тяжелом положении: их нечем было кормить, не было медикаментов и медперсонала, людей негде было обогреть, и дать необходимый отдых для продолжения похода. До Астрахани добралось около 10 тыс. больных людей. 15 февраля приказом РВС Каспийско-Кавказского фронта был ликвидирован Реввоенсовет 11-й армии, и Красная Армия Северного Кавказа перестала существовать. Из остатков 11-й армии были сформированы две дивизии: 33-я стрелковая и 7-я кавалерийская, вошедшие в состав 12-й армии.

6 февраля Кизляр заняла конница Покровского. Врангелевцы установили у Хасавюрта связь с терскими казаками генерала Колесникова, стоявшими в Петровске. Остатки красных были рассеяны по горам, несколько тысяч вырезали севернее Кизляра. Белый и красный террор в Гражданской войне были дело обыденным. Белые, успешно наступая, в занятых селениях учиняли расправу над пленными и ранеными красноармейцами (многие под угрозой смерти вступали в Белую армию), вырезали мирных граждан, которые были отмечены в сотрудничестве с большевиками. Тиф, зима и пустыня убили других. До Астрахани добрались немногие, жалкие группы голодных, замерзающих и больных людей.

Эпидемия тифа, возможно, убила больше людей чем сами боевые действия. Врангель вспоминал: «При отсутствии порядка и правильно организованной медицинской помощи эпидемия приняла неслыханные размеры». Больными были заполнены все имеющиеся помещения, стоявшие на запасных путях вагоны. Умерших некому было хоронить, ещё живые, предоставленные сами себе, бродили в поисках пропитания, многие падали и умирали. Железная дорога от Моздока и далее была забита брошенными орудиями, повозками обозов, «вперемешку с конскими и людскими трупами». И далее: «На одном из разъездов нам показали поезд мертвецов. Длинный ряд вагонов санитарного поезда был сплошь наполнен умершими. Во всем поезде не оказалось ни одного живого человека. В одном из вагонов лежали несколько мертвых врачей и сестер». Белым приходилось принимать чрезвычайные меры, чтобы не допустить распространения эпидемии, расчистить дорогу, вокзалы и здания от больных и умерших. Процветало мародерство, местные жители растаскивали брошенное имущество погибшей армии.

По данным Врангеля, белые в ходе преследования захватили более 31 тыс. пленных 8 бронепоездов, более 200 орудий и 300 пулеметов. Красная Армия на Северном Кавказе, кроме отрядов в долине Сунжи и в Чечне перестала существовать. Врангель приказал Покровскому остаться с частью войск в Кизлярском отделе, считая, что для преследования отступавших к морю красных хватит и одной дивизии, а другие силы направил под командой генерала Шатилова на юг к устью реки Сунжи и Грозному, чтобы перехватить отступающего от Владикавказа противника.

Единственной частью, которая сохранила боеспособное состояние была бригада Кочубея. Однако ему не повезло. Он вступил в конфликт с властями, говорил, что катастрофа армии связана с изменой. В итоге Кочубея обвинили в партизанщине и анархии, бригаду разоружили. Кочубей с несколькими бойцами бежал через пустыню в сторону Святого Креста, где надеялся на помощь ещё одного знаменитого красного командира Жлобы. Однако в Святом Кресте были уже белые, Кочубея схватили. Прославленного командира убеждали перейти на сторону Белой армии, но он отказался. 22 марта его казнили, последними словами Кочубея были: «Товарищи! Бейтесь за Ленина, за советскую власть!»



Один из вождей кубанского казачества, в Добровольческой армии командир 1-й Кубанской бригады, 1-й Кубанской конной дивизии, 1-м Кубанским корпусом генерал Виктор Леонидович Покровский

Взятие Грозного

Чтобы перехватить красные войска, отступающие из района Владикавказа, Врангель направил дивизию Шатилова на юг, чтобы взять Грозный. Кроме того, белое командование получило известие, что британцы хотят ограничить продвижение Добровольческой армии, сохранив нефтяные месторождения Грозного за местными «независимыми» государственными образованиями, вроде Горской республики. Что англичане, высадившись в Петровске, начали движение на Грозный.

Сосредоточив войска у станицы Червленной, Шатилов выступил на Грозный. Местность была сильно разорена предшествующими боевыми действиями. В Терском районе насмерть резались казаки с горцами. Казачьи станицы, которые оказывались между чеченских аулов, беспощадно вырезались. Казаки отвечали тем же, селения горцев, которые были между станицами, уничтожались. Ни одного жителя в этих селениях не оставалось, одни были убиты, другие угнаны в плен или бежали к соседям. По сути, между казаками и горцами возобновилась война времен покорения Кавказа. Горцы в условиях безвластия и смуты распустились, создавали банды, вернулись к старому ремеслу – набегам, грабежам и угону людей в полон. Горцы то соединялись с большевиками, чтобы бороться с белоказаками, то воевали с красными.

Нефтяные промыслы Грозного горели уже длительное время. Их подожгли горцы ещё в конце 1917 года, во время попытки захватить город. Большевики не смогли потушить сильный пожар. Как писал Шатилов: «Уже с подходом к Грозному мы видели за ним на высотах громадное пламя и высокое облако черного дыма. Это горела часть нефтяных промыслов. По неосторожности ли, или здесь был умысел, но еще за несколько месяцев до нашего прихода начались эти пожары. … Огонь от горевших газов и разливающейся нефти достигал такой силы, что в Грозном ночью было совсем светло».

4-5 февраля 1919 года после двухдневного боя белые взяли Грозный. Артиллерия разрушила проволоку с током высокого напряжения, вокруг города. Затем белые ворвались в город с нескольких направлений. Особенно ожесточенно дралась рота китайцев-интернационалистов из Отдельного отряда ЧК Пау Тисана. Она полегла практически целиком. Остатки красного гарнизона бежали за Сунжу, на запад долиной Сунжи навстречу красным, отступавшим из Владикавказа.


Командир 1-й конной дивизии Добровольческой армии генерал Павел Николаевич Шатилов

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти