Грядущий ужас революции. Или СССР 2.0? Экономические подробности

Итак, мы наконец добрались до подробного описания экономики СССР 2.0. Как мы уже говорили ранее, СССР 2.0 является социально-ориентированным государством и, конечно же, стремится обеспечить благосостояние своих граждан. Какие задачи для нашей экономики из этого следуют?

Пожалуй, первое (но далеко не единственное), в чем сегодня нуждаются наши граждане – это стабильность, уверенность в завтрашнем дне (последнее слово – от слова «день», а не «дно») и возможность планировать свое будущее. А что для этого необходимо? Для этого доход работающего гражданина должен быть:


1. Адекватным, то есть обеспечивать достойный уровень жизни.

2. Стабильным, то есть человек, его зарабатывающий, должен быть уверенным в том, что он не лишится этого дохода из-за очередного кризиса, или падения курса доллара, или очередной оптимизации затрат предприятия, внедрения «перспективной» системы премирования, либо иных, не зависящих от него причин.



Каким образом можно этого добиться? Для этого нам потребуются, во-первых, стабильный уровень цен на товары народного потребления, а во-вторых, очевидно, размер заработной платы должен быть гарантирован кем-то еще, кроме работодателя. Например – государством.

Но – по порядку. Итак, от чего зависят цены на потребительские товары? Можно сказать, что – от инфляции, но это будет не совсем верно. Инфляция – это не злая старуха с клюкой, которая по ночам пририсовывает очередные нолики к ценникам в магазинах. Инфляция – это когда затраты предприятия-производителя начинают расти так, что оно уже не может работать прибыльно, продавая свою продукцию по действующим ценам, и вынуждено повышать их. Так, собственно, и образуется инфляция.

Таким образом, к инфляции приводит рост затрат предприятий-производителей, а они, затраты эти, зависят буквально от всего – это и стоимость сырья и материалов, и цены на энергоресурсы, на топливо, на транспортные и другие промышленные услуги. Это и ремонт основных фондов, и необходимость приобретения новых средств производства взамен выработавших свой ресурс (через рост амортизации), и стоимость кредитов, и налоги, конечно. А еще – курс рубля к доллару, если в производственной цепочке где-то участвует импортное оборудование, сырье и материалы, или что-то еще из-за рубежа. Но тут все будет зависеть от того, насколько широко в производстве используются импортные товары и услуги: понятно, что в тех случаях, когда товар полностью производится за рубежом, влияние курса доллара на его конечную цену для потребителей будет наиболее высоко.

Таким образом, можно говорить о том, что для стабильности цен на товары народного потребления нам нужна стабильность этих самых цен во всех областях экономики, в том числе и на средства производства, промышленные услуги и прочая и прочая. И, кроме того, нам нужен стабильный курс рубля относительно мировых валют вообще и от доллара, как наиболее мощной и показательной из них сегодня. Без выполнения этих условий никакого социально-ориентированного государства мы не построим никогда.

Как нам обуздать инфляцию?

Установление твердой цены на энергоносители. Как мы уже говорили ранее, сегодня государство владеет лишь недрами, а вот извлеченные из них нефть и газ – это собственность частных компаний-недропользователей, которые самостоятельно устанавливают цены на полезные ископаемые. То есть понятно, что на экспортную цену влияет уровень мировых цен, но на внутреннем рынке — уже хозяин-барин. Все это, конечно, неправильно, нефть и газ должны оставаться собственностью государства. Это не значит, конечно, что необходимо завтра же национализировать отечественные частные компании, занимающиеся добычей нефти и газа. Нужно изменить порядок взаимодействия с ними, как уже было описано в одной из статей данного цикла – подобные компании должны оказывать услуги по добыче газа и нефти, и получать в качестве результата своего труда не полезные ископаемые, а согласованную договором выручку за оказание таких услуг. То есть согласно сметы: сосчитали, сколько стоит освоение месторождения, сколько – добыча, добавили к этому разумный процент прибыли – получите и распишитесь. А нефть, газ и, конечно, прибыли от их реализации должны находиться в руках государства.



Установление твердых цен на полезные ископаемые. Интересно, что идея о необходимости возврата собственности на газ и нефть государству давно витает в воздухе, но вот дальше ее почему-то никто не развил. Но если вдуматься — а чем, собственно говоря, металлические руды или лес, хуже того же газа или нефти? Ведь с ними возможно поступить точно так же. Сегодня частник, разрабатывая карьер железной руды, получает эту самую руду в личную собственность и затем вправе распоряжаться ей по своему усмотрению. Но соответствующими изменениями в законодательстве легко добиться того, что отныне добытая руда становится собственностью государства, а предприятие-добытчик только оказывает услуги государству по ее добыче, переработчик – по изготовлению из руды металла.

То есть и карьеры, и металлургические комбинаты остаются в частной собственности, но меняются правила игры – теперь они не производят металл, а оказывают услуги государству в добыче руды, производстве и продаже металла, получая за это вознаграждение за выполнение промышленных услуг и по агентским договорам. Получается, что предприятия металлургической отрасли как работали, так и работают – сами ищут заказчиков, заключают с ними договоры, сами извлекают руду, сами превращают ее в металл и т.д., с точки зрения существующих процессов ничего не меняется. Но металл теперь не их собственность, а собственность государства.


Что это нам дает? Ну вот, к примеру, возможность утверждать цены на металл во всех его видах на год, и строго придерживаться этих цен. А на следующий год, ознакомившись с плановыми сметами предприятий, возможно, и увеличить эти цены, но не больше, чем на размер инфляции прошлого года. А может быть и меньше.

Зачем все это нужно? Да затем, что именно с этого и начинается стабильность. Если предприятия работают в условиях фиксированных цен на бензин, уголь, нефть, металл и т.д., и более того – знают, что в течение определенного времени эти цены остаются неизменными, а будут пересматриваться только один раз в год, во всем известное время – то это чрезвычайно упорядочит соответствующие затраты предприятий. Они перестанут изменяться скачкообразно, и экономическая система в целом станет намного стабильнее, чем была до этого. Что, в свою очередь, поможет стабилизировать цены на продукцию промышленных предприятий и сельского хозяйства.

Фиксированный курс доллара. Как ни странно, с долларом можно поступить точно так же, как и с нефтью или металлом. То есть объявить валютную монополию государства и установить фиксированный обменный курс сроком на один год, и делать так ежегодно, корректируя курс на величину инфляции.

Дело в том, что сальдо внешнеторгового баланса РФ – положительно, и оставалось таковым как в тучные, хлебные годы, так и в период кризисов. За счет поставок углеводородов за рубеж мы продаем в долларах (и другой иностранной валюте) значительно больше, чем покупаем. Таким образом, в стране, по сути, ежегодно формируется неиспользованные запасы валюты, которые мы зачем-то засовываем в американские ценные бумаги, золото и проч. Все потому, что в сегодняшнем своем состоянии население и промышленные предприятия России просто не в состоянии закупать импортных товаров на такую сумму, которая превосходила бы наши валютные поступления, которые мы получаем от продаж на экспорт.

И фиксация курса валюты на текущем, например, уровне, ничего в этом не изменит (подробнее автор настоящей статьи разбирал этот вопрос тут). Угроза валютного дефицита, то есть ситуация, когда наш платежеспособный спрос превысит тот объем долларов, который мы получаем от продажи наших товаров за рубеж, возникнет лишь тогда, когда существенно вырастут доходы населения и прибыль предприятий, но это не может произойти немедленно.

То есть образуется большой временной люфт: сперва мы лечим нашу экономику описанными выше мерами, и лишь затем, постепенно, происходит оздоровление и такой же постепенный рост спроса на импортную продукцию. Который, при сколько-то правильном управлении, легко «парировать» мероприятиями импортозамещения с одной стороны, и расширением экспортных продаж – с другой.

Безусловно, мы не сможем производить для себя все сами – ну не может такого страна, с населением под 150 млн. чел. Однако вопрос в том, что существует множество товаров, как промышленного, так и народного потребления, которые мы производим у себя, или легко можем освоить такое производство, не тратя больше валюты на закуп их за рубежом. С классическим таким случаем автор настоящей статьи столкнулся на одном из крупных предприятий РФ – они в больших количествах приобретали крепеж (гайки и болты) китайского производства. Когда новый генеральный директор спросил: «Зачем?!» (представлен литературный перевод реплики), то неожиданно выяснилось, что за ту же цену означенный товар можно купить и у отечественных производителей, а кое-что вообще производить самим. Зачем тогда покупали импортное? По привычке…

Конечно, есть вещи, которые мы либо не делали никогда, либо забыли, как это нужно делать после развала СССР. Примером тому – сложные станки с высокой точностью обработки, или компьютерная техника. Было бы неплохо иметь подобные производства у себя, но, раз их нет, нам, конечно, предстоит покупать такую продукцию за рубежом. Однако существует масса других товаров, производство которого мы вполне можем наладить в России, уменьшая тем самым потребность в валютной выручке.

Просто этим нужно заниматься. Опять же, простой пример – если бы кто-то, формируя ГПВ 2011-2020 гг., задался вопросом – «а чего это мы собираемся строить сотни вертолетов и десятки кораблей, оснащая их двигателями украинского производства, хотя мы способны и сами развернуть их выпуск? Что, валюта лишняя в Государстве Российском завелась? Или новые высокотехнологичные производства России-матушке не нужны больше?», то мы, очевидно, не провалили бы со столь эпичным треском перевооружение флота. Ну вот зачем мы собирались и тратили огромные деньги, да еще и в валюте, когда вполне могли в разумные сроки локализовать производство вертолетных двигателей и корабельных турбин в России?

Управлять импортом не так сложно, как может показаться. Просто кому-то надо сесть, изучить структуру нашего импорта и подумать, что из всего этого мы могли бы производить у себя. Или, хотя бы, частично локализовать производство в РФ. А затем предпринимать шаги в этом направлении, поддерживая собственного производителя в нужных областях.

Установление разумного банковского процента по кредитам. Здесь нам просто нужно слегка «отрезвить» Центробанк и немножко настоять на том, чтобы он работал не так, «как в иностранном учебнике написано», а в интересах Российской Федерации. Для этого нужно немногое – посмотреть на то, как работают иностранные банки аналогичного назначения. Например, в США в 2017 г инфляция – 2,5%, а процентная ставка по кредитам (данные с tradingeconomics.com., вероятно все же речь там идет о ключевой ставке процента) – 1,75%. У Великобритании эти показатели составляли 2,4% и 0,5% соответственно. То есть в Америке и Европе коммерческий банк может получить займ у государственного по цене, значительно меньшей, чем инфляция, и все-таки заработать на этом денег, даже предлагая кредиты предприятиям на условиях, когда процент по банковскому кредиту будет ниже инфляционного. Так развитые западные страны борются с инфляцией, и все у них получается, если смотреть на результаты. У нас же в 2017 г при плановом уровне инфляции в 2,5% процентная ставка по кредитам почему-то в три раза выше – 7,75%. То есть банковская система РФ сегодня – сама по себе мощнейший драйвер инфляции, вместо того, чтобы тормозить ее, она инфляцию разгоняет.

Нам же нужно, чтобы ставка по проценту банковского кредита для конечного пользователя, то есть для предприятий и граждан, была в пределах значений инфляции. Тут, конечно, кто-то может поинтересоваться, а на что тогда вообще жить банкам, если они резко снизят проценты по банковским кредитам – ведь их доходы уменьшатся. Но на самом деле это вполне решаемый вопрос, один из способов представлен здесь. Одновременно предложенный путь поможет решить и еще одну проблему, а именно:

Ликвидация дефицита денежной массы. Как известно, деньги – кровь экономики, и их должно быть достаточно для обеспечения нормального оборота товаров. В то же время в РФ денег совершенно недостаточно. В странах евро на 1 евро произведенной за год продукции приходится 0,86 евро денежной массы, у нас на 1 рубль такой продукции – только 0,43 руб. денежной массы. Иными словами, экономике банально не хватает оборотных средств, что дестабилизирует работу компаний, ведет к массовым неплатежам и т.д.

Все это подробно автор настоящей статьи уже рассматривал в цикле «Как нам построить сильную экономику России» (статьи №№1; 2; 3), там же приведена развернутая аргументация, повторять которую здесь уже не имеет смысла.

Но кое-что сказать все-таки необходимо. Дело в том, что методы, которые предлагает автор настоящей статьи, достаточно необычны и выглядят непривычно для тех, кто мыслит исключительно категориями западной экономической науки. Поэтому ряд уважаемых читателей не принял предложенную автором аргументацию, и счел, что она неверна, надумана и не приведет к желаемому результату.

Допустим, что это так. Но давайте просто откроем глаза и посмотрим, что происходит в мире. Основная масса европейских стран, чья экономика строится на рыночных принципах, имеют и очень малый уровень инфляции, и низкий банковский процент, и достаточно денег в обороте. Иными словами, ничего невозможного в этом нет. И если у нас вдвое меньше денег в обороте, чуть не втрое выше стоимость кредитов, и страшно посчитать насколько выше реальный уровень инфляции, то это отнюдь не диктат каких-то экономических законов, а банальное неумение власть предержащих эти самые законы применять на практике. Только поэтому мы и не добиваемся результата, аналогичного западным странам. Иными словами, можно спорить о том, насколько эффективны будут методы по исправлению ситуации, предлагаемые автором, но вот в том, что такие методы существуют, причем существуют даже в пределах классической рыночной экономики – сомневаться не приходится.

Собственно говоря, стабильные цены на доллар, энергоносители, полезные ископаемые, малая инфляция и стоимость кредитов при достаточной денежной массе — и есть основные меры, которые позволят нам справиться с инфляцией, и обеспечат нам стабильный уровень внутренних цен. Потому что стабильная цена на доллар покончит с финансовыми кризисами, в результате чего перестанет, наконец, лихорадить объемы продаж российских компаний. А устойчивые цены на нефть, бензин, уголь, электроэнергию, металл и проч. помогут минимизировать рост затрат этих же компаний.

И тут возникает еще один интересный вопрос. Если мы говорим о том, что цены на доллар, нефтепродукты и проч. можно устанавливать на год, с ежегодной корректировкой на размер инфляции, то почему бы того же самого не сделать и с заработной платой?



Что сейчас происходит с ней в нашей стране? В сущности, размеры заработной платы определяются только фантазией собственников и руководителей предприятий: государство бдит лишь за тем, чтобы она выплачивалась своевременно, и была не ниже установленного минимального размера месячной оплаты труда (МРОТ). Кроме того, государство обложило зарплату максимумом налогов: фактически, за каждый рубль, выданный работнику на руки, предприятию приходится платить различных налогов и сборов (грубо) 49 копеек! НДФЛ, отчисления в пенсионный фонд, медстрахование, взносы на покрытие временной нетрудоспособности… Ну а если учесть тот факт, что НДС, по сути, предприятие также уплачивает с заработной платы, то получается, что для того, чтобы заплатить один рубль зарплаты, предприятию приходится отдать 76 копеек государству…

Следствием такого подхода стало то, что предприятиям очень тяжело повышать заработную плату своих сотрудников, даже если и есть такое желание: просто потому что это крайне затратное дело с точки зрения налогообложения. Многие просто не могут вынести подобного налогового бремени, и уходят в серые схемы, платя зарплату «в конверте» по известной схеме: принимая человека на работу, заключают с ним трудовой договор на МРОТ, остальное — из черной кассы. Понятно, что для работника все это крайне тяжело – нет ни нормально оплачиваемых больничных или отпускных, нет нормальных пенсионных отчислений, да и вообще, в любой момент его могут лишить части заработанных им денег – и он ничего никому не сможет доказать.

Но ведь даже если работник получает на 100% белую заработную плату, много ли у него может быть уверенности в завтрашнем дне, если работодатель в любой момент может уменьшить его зарплату тем или иным способом (например, уменьшив оклад, но увеличив премию, которая практически не выплачивается) и все, что для этого требуется – предупредить работников за 2 месяца? И все по закону, а кому не нравится – ищите себе другое место работы.

Что же тут можно сделать? На ум приходит простой ответ – нам нужна совершенно иная система оплаты труда. И ничего не будет плохого в том, если она окажется схожей с той, что существовала в СССР. Да, да, совершенно верно – речь идет о тарифной системе оплаты труда.

Что это такое? Если по-научному, то это система оплаты труда, основанная на тарифной системе дифференциации заработной платы работников различных категорий. А если по-простому, то ее основу составляли:

1. Тарифные ставки, определяющие размер заработной платы рабочих и служащих за один час. Эти ставки шли по нарастающей – 1-ый разряд соответствует каким-то простейшим работам и один час выполнения таких работ оплачивается дешевле всех, 2-ой разряд – работы сложнее, но и часовая ставка повыше, и так далее.

2. Тарифно-квалификационные справочники (ТКС), которые содержали перечень работ, с учетом их сложности, разнообразия и т.д. и соответствующих им разрядов. Это для рабочих, а для руководящих, инженерно-технических и иных работников использовались схемы должностных окладов, и т.д.

Применение этих документов позволяет определить квалификацию работника, присвоить ему тот или иной разряд и, конечно, рассчитать причитающуюся ему заработную плату. Надо сказать, что эта система, действующая в СССР, была весьма продуманной и в меру сложной. Так, например, дело не ограничивалось одними лишь голыми тарифами – существовали разного рода надбавки, такие как районный коэффициент (понятно, что одну и ту же работу делать в Заполярье «немного» сложнее, чем в Москве), доплаты за вредные условия работы и т.д.

Плюсов у такой системы просто огромное количество. Во-первых – любой гражданин будет отлично представлять себе свою будущую заработную плату, которую он сможет зарабатывать после выбора той или иной профессии в том или ином регионе. И он будет твердо уверен в том, что эту заработную плату у него не отберет владелец предприятия, на котором он работает. Всякие «серые схемы» увода заработной платы из-под налогового бремени станут практически невозможны, то есть заработная плата резко «побелеет». Это будет большим плюсом не только для граждан, но и для самой экономики, потому что доходы от заработной платы формируют основу покупательной способности населения. Иными словами, стабильная заработная плата – это стабильный потребительский спрос, в котором нуждается бизнес. У тарифной системы оплаты труда есть и другие плюсы, но пока мы ограничимся вышесказанным.

Вот только как внедрить тарифную систему в наши сегодняшние реалии? Конечно же, просто взять и применить существовавшие в СССР ТКС мы не сможем, все это нуждается в самой существенной доработке.

Во-первых, дело в том, что со времен СССР прошло уже достаточно времени, и появились разные новые специальности и новые виды работ, которых в старых ТКС просто не было. Во-вторых, не надо забывать, что в позднем СССР все же существовала уравниловка, а нам этого не нужно, потому что в СССР 2.0. должны быть серьезнейшие стимулы для профессионального и карьерного роста. Иными словами, разрывы заработных плат между людьми различных профессий, между руководством и подчиненными должно быть существенно больше, чем в СССР.

Казалось бы, что можно привязаться к существующим сегодня на рынке труда соотношениям между заработной платой разных категорий сотрудников, но увы – все это чрезвычайно непросто. Сегодня рабочий одной и той же профессии, и квалификации может получать значительно различающуюся заработную плату в различных городах, и даже на разных предприятиях одного города. Таким образом, приняв некие средние значения, мы можем обречь на гибель предприятия, которые платили своим сотрудникам меньше, и не имеют средств, чтобы поднять им зарплату до установленного нами уровня. В общем, необдуманные действия по фиксации заработной платы могут привести к массовым банкротствам, а этого нам совершенно не надо, потому что мы собираемся оздоровить экономику, а не уничтожать ее.

И еще — даже если бы существовала возможность зафиксировать сегодняшние соотношения и установить единую тарифную систему оплаты труда по всей РФ, не рискуя массовыми банкротствами предприятий, возникает другая проблема. Дело в том, что тарифы, закрепляющие сегодняшние соотношения зарплат, никогда не дадут нам социального государства. Почему?

Да потому что сегодня заработные платы различных категорий сотрудников различаются в 10 и более раз. То есть сегодня совершенно нормальна ситуация, когда генеральный директор получает 250 тыс. руб. и более, а минимальные зарплаты его рабочих составляют 15-18 тыс. руб. и менее. Ну и где тут социальная справедливость? Ее нет, и если мы просто «застолбим» эти соотношения тарифной сеткой – ее и не будет.

К сожалению, сходу решить эту проблему невозможно. Например, мы пришли к выводу, что минимальная и максимальная заработная плата не должна различаться более чем в 5 раз (цифра, разумеется, условна, и взята такой просто для удобства расчета). И что мы будем делать с предприятием, где директор зарабатывает 250 тыс. руб., а уборщица – 12 тыс. руб.? Прикажем увеличить минимальную зарплату до 50 тыс. руб.? Тогда придется соответственно повышать и все остальные зарплаты сотрудникам, у которых они меньше 50 тыс. руб. и предприятие разорится тут же, потому что нет у него денег на такие расходы. Понизим директору зарплату до 60 тыс. руб.? Так это его настолько демотивирует, что он просто завалит работу предприятия – с тем же результатом.

Что же делать? Рецепт есть: надо вводить тарифную сетку очень-очень постепенно. Для начала:

1. Считаем тарифную сетку исходя из минимальных, или близких к таковым, значений, которые существуют в РФ сегодня. Назовем эти значения начальным уровнем.

2. Считаем прожиточный минимум. Только не ту издевку над здравым смыслом, которая существует сегодня. Пользуясь случаем, автор высказывает свое уважение депутату Саратовской областной думы Николаю Бондаренко, поставившему над собой жестокий эксперимент – он жил 1 месяц на прожиточный минимум, точнее, как-то умудрился питаться в течение месяца на 3,5 тыс. руб., как это предусмотрено этим самым минимумом. Неудивительно, что за один месяц такой диеты он похудел более чем на 7 кг – с 94,5 до 87,1 кг. Ну а мы считаем настоящий прожиточный минимум, при котором человек, не шикуя, но и не нищенствуя, способен жить, имея крышу над головой, нормально питаясь, одеваясь и т.д.

3. Результаты расчетов согласно двух предыдущих пунктов – наши исходные данные. Имея их на руках, можно, наконец, произвести расчет тарифных ставок, к которым мы хотим прийти. И в которых минимальная оплата труда, то есть оплата по 1-м разряду как раз и должна составлять рассчитанный нами прожиточный минимум, а разница между максимальной и минимальной заработной платой составит устраивающее нас значение. Это эталонные значения тарифных ставок.

Рассчитали? Что ж, теперь самое время внедрять. При этом сама процедура внедрения тоже будет непростой:

1. Мы вводим в действие тарифную сетку начального уровня. Этот размер оплаты считается минимальным, предприятие, вне зависимости от формы его собственности, имеет право платить больше, но не имеет права платить меньше.

2. Затем каждый год происходит индексация тарифных ставок. Но, поскольку нам надо не просто учесть влияние инфляции, а постепенно прийти к перспективным значениям тарифных ставок, то повышаются они неравномерно. Иными словами, следует сделать так, чтобы ставки, наиболее отличающиеся от эталонных значений, росли быстрее, остальные – медленнее. Допустим, несколько первых разрядов будут отставать в наибольшей степени – для них можно предусмотреть индексацию в размере, скажем (ставка инфляции + 10%) другим, отличающимся меньше – ставка инфляции + 5%. Если какие-то тарифные ставки сравнялись с эталонными, то они начинают индексироваться только на размер инфляции, а если какие-то ставки/оклады оказались чрезмерно высокими, то они могут и вовсе не индексироваться.

3. Размеры индексаций должны быть подобраны так, чтобы привести тарифную сетку начального уровня к эталонным значениям в течение 3-5 лет. По истечении этого срока размеры тарифов должны индексироваться только на величину инфляции.

Безусловно, все это будет непросто для предприятий. Чем мы можем помочь? В первую очередь – перераспределением налогового бремени. Как бы уже говорили ранее, сегодня для того, чтобы заплатить рубль заработной платы, предприятию приходится найти еще 76 копеек для перечислений налогов и сборов. Разумеется, постепенная индексация тарифных ставок приведет в итоге к тому, что на многих предприятиях фонд оплаты труда вырастет, и где найти на это деньги?

Ответ заключается в том, что нам необходимо пересмотреть нашу систему налогообложения так, чтобы заработная плата перестала быть «золотым дном» бюджетов и внебюджетных фондов: можно, к примеру, снизить размер подоходного налога и отчислений в пенсионный и медицинский фонды, но, при этом, увеличить НДС и налог на прибыль. Это – всего лишь самый очевидный и совершенно необязательный путь, есть и другие. Иными словами, вполне можно сделать так, чтобы рост фонда оплаты труда предприятий не приводил к росту налоговой нагрузки на предприятия, потому что наша цель – это рост благосостояния граждан, а не увеличение доходов бюджета. Оно, это увеличение, тоже будет, но за счет общей стабилизации экономики, роста объемов производства и продаж отечественных компаний, которые станут следствием предлагаемых мероприятий.

И еще хотелось бы отметить 2 ключевых отличия предлагаемой автором тарифной системы оплаты труда от той, что была в СССР. Во-первых, в СССР она определяла не только «пол», но и «потолок» заработной платы, то есть сотрудники не могли бы получать больше. В СССР 2.0. должно быть по-другому – если у предприятия есть возможность, оно может платить больше положенного. Единственное, надо ввести ограничения на зарплату управленцев, чтобы не получилось, как на одном московском заводе, где заработная плата директора составляла половину (!) фонда оплаты труда предприятия. Это можно сделать, утвердив, например, положение, что заработная плата директора не может превышать… ну, допустим, среднюю заработную плату рабочих и служащих предприятия более чем втрое-вчетверо.

И второе – как уже обратили внимание уважаемые читатели, внедрение новой системы может занять 4-6 лет. Это нормально. На самом деле, человечество пока еще не так уж хорошо понимает законы экономики, и эта область совершенно не терпит махания шашкой. Первая заповедь экономиста, как и врача, звучит: "Не навреди". Поэтому изменения, тем более столь глобальные, как предлагает автор, должны вводиться последовательно, не спеша, с тем чтобы иметь возможность вовремя выявить то или иное ошибочное решение, и иметь возможность своевременно исправить его. Это касается буквально всего.

Мы не должны думать, что есть некий способ – ррраз! – и оказаться в светлом будущем. Постепенная структурное изменение нашей экономики под стандарты СССР 2.0. по предварительным прогнозам автора должно занять примерно 8-10 лет. Но это, опять же, не значит, что нам и результата придется ждать 10 лет. Например, тот же фиксированный курс доллара можно уже ввести хоть послезавтра, а эффект от него последует практически незамедлительно. При этом он еще и будет нарастать лавинообразно: сперва мы просто получаем отсутствие кризисов, и постепенное замедление инфляции, но когда предприятия поверят, что стабильный курс доллара – это всерьез и надолго, то нам следует ожидать резкого увеличения инвестиционных программ, и т.д.

Следующий вопрос (откуда же в мире СССР 2.0 появятся эффективно работающие государственные корпорации) мы рассмотрим уже в следующей статье.

Продолжение следует...
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

396 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти