Монголы на Руси. Кампания 1238 года


Узнав о трагических событиях в соседнем Рязанском княжестве, Великий князь Владимирский Юрий Всеволодович разделил свои войска на три части.

Монголы на Руси. Кампания 1238 года

Великий князь Юрий Всеволодович, фреска в Архангельском соборе Кремля

С частью своей дружины он пошел в заволжские леса, к реке Сити, надеясь, что там к нему присоединятся дружины Ярославля, Ростова, Углича и Новгорода. Второй отряд был оставлен им в столице, третий, который возглавили сын Великого князя Всеволод и воевода Еремей Глебович – отправлен к Коломне, последнему Рязанскому городу, что еще закрывал монголам путь к его землям.




Сражение у Коломны и падение этого города


С остатками рязанского войска здесь находился сын погибшего Юрия Ингваревича – Роман. Но для владимирского князя это уже была не помощь гибнущему Рязанскому княжеству, а грамотные действия по защите своих земель. Коломна, где река Москва впадает в Оку, всегда была стратегически важным городом, потеря которого открывала монголам путь к Владимиру, Суздали, Москве, Дмитрову, Юрьеву. Позже именно Коломна станет традиционным местом сбора русских войск для отражения очередного татарского набега.


Коломна. Гравюра из книги Адама Олеария

Битва за Коломну продолжалась три дня и стала самым масштабным полевым сражением первого похода Батыя на Русь. Более того, именно в ней был смертельно ранен сын самого Чингиса – Кюльхан: он стал единственным чингизидом, убитым во время военного похода за всю историю монгольских завоеваний. Поскольку монгольские военачальники никогда не сражались в первых рядах, а руководили боем, находясь в тылу, полагают, что в ходе сражения русская тяжелая кавалерия сумела прорваться через боевые порядки противника, но, видимо, была окружена, и уничтожена. После этой битвы монголы осаждали Коломну ещё три дня.


Солодков А., «Взятие Коломны». Коломенский краеведческий музей

Со стороны русских в этой битве погибли рязанский князь Роман Юрьевич и владимирский воевода Еремей. Рашид-ад-Дин сообщает:
«Они ожесточенно дрались. Менгу-каан лично совершал богатырские подвиги, пока не разбил их (русских)… После того они (монголы) овладели также городом (на) Ике (Оке). Кулкану была нанесена там рана, и он умер. Один из русских эмиров, по имени Урман (Роман), выступил с ратью, но его разбили и умертвили, сообща в пять дней взяли также город Макар (Москва) и убили князя города, по имени Улайтимур (Владимир)».

Всеволод Юрьевич сумел прорваться во Владимир, где и погиб во время осады этого города монголами – 7 февраля, вместе с матерью и братом Мстиславом.


Максимов А. Монголы у стен Владимира

Во время осады Владимира часть монгольского войска двинулась к Суздали. Городская дружина встретила монголов у Большого Городища, где сейчас находится село Якиманское, и была разгромлена там. Оставшийся беззащитным город был взят штурмом.

[c

Хан Батый в Суздале. Миниатюра XVI века

От Владимира к Торжку




Торжок, гравюра XVI века

После этого часть монгольской армии во главе с Бату-ханом и Субэдэем направилась к Торжку, захватив по пути Юрьев, Переяславль, Дмитров, Волок Ламский и Тверь. (В тот год, помимо упомянутых здесь и далее в статье городов, под ударами монголов пали также Юрьев-Польский, Стародуб-на-Клязьме, Галич-Мерьский, Ярославль, Углич, Кашин, Кснятин, Дмитров.)

Осада Торжка началась 21 февраля и продолжалась 2 недели. В Новгородской Первой летописи так говорится об этом:
«Подошли татары и осадили Торжок… и окружили они весь город тыном, так же как и другие города брали… и обстреливали татары из камнеметных орудий две недели и изнемогали люди в городе, а из Новгорода им не было помощи, потому что все были в недоумении и страхе».


А это строки Тверской летописи:
«Язычники взяли город, убив всех – и мужчин и женщин, всех священников и монахов. Все разграблено и поругано, и в горькой и в несчастной смерти… 5 марта».

Монголы прошли еще некоторое расстояние в сторону Новгорода, но от Игнач-креста (это мог быть и перекресток дорог, и собственно крест у дороги) повернули обратно.

В 2003 году в Новгородской области у реки Полометь недалеко от поселка Яжелбицы был установлен памятный знак в честь этого события:


Памятный знак Игнач-крест, Новгородская область

Другие монгольские отряды двинулись на поиски Великого князя – к Ярославлю, Городцу и Ростову.

Юрий Всеволодович у реки Сить


А Великий князь Юрий Всеволодович в это время собирал свои войска под Ситью.



Сейчас эта река, на берегах которой в марте 1238 года произошла одна из самых страшных и трагических битв периода Батыева нашествия, протекает по территориям Тверской и Ярославской областей. Ранее она была правым притоком Мологи, теперь же впадает в Рыбинское водохранилище.


Река Сить на территории Тверской и Ярославской областей. Выделена Тверская область

В настоящее время она сильно обмелела, и трудно поверить, что в марте 1238 года в ней утонули многие русские воины.


Исток реки Сить у села Сабурово



Река Сить в Ярославской области, современное фото

Здесь Юрий Всеволодович остановился, ожидая дружины братьев и племянников.


Великий князь Юрий Всеволодович. Гравюра из книги Виллиама Тука «История России от основания монархии Рюриком до царствования Екатерины II». 1800 г.



Юрий Всеволодович и епископ Симон Суздальский. Памятник в Нижнем Новгороде

Его брат Ярослав, который с 1236 года правил в Киеве, контролируя также Новгород (где сейчас находился его сын Александр) и Переяславль-Залесский, на помощь так и не пришёл. Учитывая, что произошло на берегах Сити, вероятно, это было и к лучшему: русские дружины погибли здесь не из-за своей малочисленности, и присутствие ещё одного отряда вряд ли изменило бы хоть что-нибудь.


Великий князь Ярослав Всеволодович. Портрет из «Титулярника» 1672 г.


Шлем Ярослава Всеволодовича, брошенный им после битвы на Липице. Найден в 1808 г. близ Юрьева-Польского крестьянкой, собирающей орехи

Своих воинов привели четыре князя – брат Юрия Святослав и его племянники Василько, Всеволод и Владимир.

О месте сбора и лагере этой довольно большой армии (как и о месте битвы) историки спорят до сих пор. Некоторые считают, что это были верховья реки Сить, другие утверждают, что всё происходило близ её устья, третьи убеждены, что русские войска стояли в нескольких лагерях по всему протяжению реки. В результате памятные знаки в честь этого трагического сражения поставлены в двух областях – Ярославской (Нерузский район) и Тверской (Сонковский район).


Памятник в честь битвы при Сити у деревни Лопатино, Ярославская область


Памятный знак в честь битвы при Сити в Сонковском районе Тверской области (близ поселка Божонка)

Большинство историков всё же склонны полагать, что русские войска вынужденно растянулись от устья Сити до села Божонки. Один большой лагерь разбить было практически невозможно из-за отсутствия необходимого места и сложности в организации его снабжения. Поэтому, часть отрядов стояли в окрестных деревнях, часть – в полевых условиях – узкой полосой на протяжении свыше 20 километров. На восточном, считавшемся самым безопасным, берегу Сити, между деревнями Семеновское и Красное, был поставлен Запасный полк, который можно было бы отправить на помощь и к центру русских позиций, и на север.

Нет согласия и в дате этого сражения. Официальной датой считается 4 марта 1238 года. Но некоторые исследователи уверены, что произошло оно 1 марта, либо – 2 числа того же месяца.

Есть мнение, что и битвы здесь, как таковой не было. Ведь в европейских и персидских хрониках XIII-XIV веков сообщается лишь о внезапном нападении монгольского отряда на лагерь Юрия Всеволодовича, закончившемся гибелью Великого князя. А его воины, в таком случае, видимо, беспорядочно отступали, став легкой добычей преследующих их татар.

О том же говорит и Новгородская Первая летопись:
«И нача князь полк ставити около себя, и се внезапу Татарове приспеша; князь же не успев ничтоже, побеже».

О гибели Великого князя в этом источнике говорится загадочно и туманно:
«Богъ же весть, како скончася: много бо глаголют о немъ».


Также уходит от ответа и автор Тверской летописи:
«Кирилл же, епископ Ростовский, в то время был на Белоозере, и когда он шел оттуда, то пришел на Сить, где погиб великий князь Юрий, а как он погиб, знает лишь бог, – различно рассказывают об этом».


М. Д. Приселков (декан факультета общественных наук Петроградского университета, а потом — декан исторического факультета Ленинградского университета), почему-то полагал, что Юрий Всеволодович мог быть убит своими людьми при попытке остановить бегущих воинов.

В общем, несмотря на множество источников, Ситская битва остаётся одним из самых загадочных сражений того времени.

Таинственный полководец монголов


По пути к Сити, монголы взяли Ростов, Ярославль, Углич, Вологду и Галич-Мерский. Кто же возглавлял их войска в этом движении к Сити и в самой битве? В Ипатьевской летописи сообщается, что это был Бурундай – главный полководец Бату-хана после возвращения Субэдэя в Монголию (там Субэдэй и умрет в 1248 г.). Сами монголы говорили, что у Бурундая «нет жалости, а существует лишь жестокость и честь». Он пользовался огромным авторитетом и в окружении Бату-хана, и среди русских князей, которые обращались к нему с просьбами о решения своих споров.

Однако Ипатьевская летопись утверждает также, что и Юрий Всеволодович погиб не на Сити, а во Владимире, что абсолютно неверно.

А вот другие источники (в том числе и монгольские) об участии Бурундая в первых походах Бату-хана ничего не сообщают. Некоторые исследователи считают указания Ипатьевской летописи о победе Бурундая в Ситской битве и участии его в осаде Киева в 1240 г. позднейшими вставками. В таком случае, впервые на территории Руси этот полководец оказался во время карательного похода против Даниила Галицкого – в 1259-1260 г.г.

Но кто же тогда мог командовать этой частью монгольского войска?

В «Сокровенном сказании монголов» говорится, что Великий хан Угэдэй, получив известие о ссоре на пиру, где его сын Гуюк и внучатый племянник Бури оскорбили Бату-хана (об этом рассказывалось в статье Монголы на Руси. Первый удар), гневно говорит:
«Не возомнил ли, сын, что Русь ты покорил один, и потому позволено тебе над старшим братом так глумиться и воли супротив его идти?! Ведомые в сраженье Субэгэдэем и Бужэгом, вы силой общею повергли русских и кипчаков».


Из этого отрывка становится понятным, кто, на самом деле, обладал истинной властью над войском в Западном походе монголов: первым назван Субудэй, вторым – Бужэг (Бюджек), внук Чингисхана, сын Толуя. Возможно, именно он и был тем полководцем, что разгромил русские войска на Сити.

Битва на Сити


Начало сражения многие предлагают сейчас датировать 2 марта 1238 года, а 4 марта – считать датой окончания битвы, когда противостоящие монголам русские войска были полностью уничтожены.

Главной загадкой Ситской битвы является неожиданное появление монголов. В относительной боевой готовности тогда находился, видимо, только сторожевой полк, который возглавлял воевода Дорож. Но и здесь русские войска были застигнуты врасплох: удар монголов привёл к панике и полной дезорганизации отдельно стоявших частей, многие из которых даже не успели выстроиться для боя.

Классического «правильного боя» в Ситском сражении, вероятно, не было: были многочисленные столкновения монголов с разрозненными отрядами русских и последующее их преследование. Причем, удары, по мнению многих историков, были нанесены, как минимум, в трёх местах.


Одна из предполагаемых схем Ситского сражения

Первым эпизодом была битва Сторожевого полка, произойти она могла у деревень Могилицы и Божонки – в верховьях реки Сити. Считается, что этот полк был атакован ночью.

В Троицкой летописи говорится:
«И прибежа Дорож, и рече: а уже, княже, да обошли нас татарове… Мы ждали их от Бежецка, а они пришли с Коя».


То есть монголы подошли с двух сторон – от Коя (что стало неожиданностью для русских полководцев), и от Бежецка (откуда их и ожидали русские военачальники).


Неожиданное нападение монголов на Ситский лагерь, современная иллюстрация

Второй эпизод – нападение на стоявшие в центре части, возглавляемые самим князем Юрием Всеволодовичем: близ деревень Станилово, Юрьевская, Игнатово и Красное. Считается, что русские полки здесь были полностью уничтожены. Некоторые источники сообщают, что русские были вытеснены на лёд Сити и утонули, трупов было так много, что тела запрудили реку – окрестные жители долго ещё называли это место «плотищей». Иногда можно прочитать, что отрубленная голова Юрия Всеволодовича была отправлена к Бату-хану.

В Тверской летописи говорится:
«Епископ Кирилл нашел тело князя, а головы его не нашел среди множества трупов».



В.П.Верещагин. Епископ Кирилл находит великого князя Юрия на поле сражения у реки Сить

Но в I Софийской летописи можно прочитать:
«Тогда же принесоша главу великаго князя Юрья и вложиша ю в гроб к его телу».


Об этом сообщается и в Симеоновской летописи. Но, в таком случае, непонятно, кто и зачем отрубил голову Великому князю.

В третьем эпизоде принял участие полк правой руки и засадный полк – это могло произойти в районе деревень Семеновское, Игнатово и Покровское.

Отсюда русские бежали на север, монголы гнали отступающих на протяжении многих километров.

Итогом этой битвы стало катастрофическое поражение русских дружин. Помимо Великого князя Юрия Всеволодовича, в ней погибли ярославский князь Всеволод Константинович и владимирский воевода Жирослав Михайлович. Князь Василько Ростовский попал в плен. Утверждается, что он был убит после того, как отказался сменить веру и пойти к монголам на службу.


Татары пытаются принудить князя Василька Константиновича приять их веру. Миниатюра Лицевого свода XVI века

Позже его тело было найдено в Шернском лесу и захоронено в Ростовском Успенском соборе.


Убийство Василько Константиновича, средневековая миниатюра

Рассказ о требовании монголов сменить веру, вызывает большие сомнения, так как миссионерской деятельностью на покоренных территориях они не занимались. А вот их предложение о переходе на службу кажется вполне достоверным: монголы всегда брали часть воинов разгромленной стороны для участия в последующих боевых кампаниях, и князь Василько мог бы стать командиром русских союзных частей. Участие русских воинов в европейском походе монголов подтверждается и европейскими, и восточными авторами. Так, в «Большой хронике» Матфея Парижского приводится письмо двух венгерских монахов, где о монгольской армии говорится:
«Хотя те называются тартарами, много в их войске лжехристиан (православных) и команов (половцев)».


В другом письме, помещенном в эту «Хронику» (от главы ордена францисканцев в Кельне), сообщается:
«Численность их («тартар») день ото дня возрастает, а мирных людей, которых побеждают и подчиняют себе как союзников, а именно великое множество язычников, еретиков и лжехристиан, превращают в своих воинов».



«Тартарин» на миниатюре «Большой хроники» Матфея Парижского, возможно, русский или половец

А вот что пишет Рашид-ад-Дин:
«То, что прибавилось в это последнее время, состоит из войск русских, черкесов, кипчаков, маджаров и прочих, которые присоединены к ним».


Потери рядовых русских воинов в Ситском сражении были огромными, уже упоминавшийся нами Ростовский епископ Кирилл, посетивший место сражения по пути из Белоозера в Ростов увидел множество непогребенных и уже наполовину растасканных животными трупов.

Но почему же Юрий Всеволодович оказался настолько беспечным?

Вероятно, он полагал, что пришедшие из степей монголы просто не смогут найти его армию в непроходимых заволжских лесах.

И действительно, трудно поверить, что впервые оказавшиеся в этих местах монголы сумели сделать это самостоятельно. Нужны были, как минимум, многочисленные и опытные проводники. Следовательно, у монголов нашлись союзники, которые не только сообщили им о месте сбора русских дружин, но и провели их к лагерям Владимирского князя. Приходилось даже слышать довольно неожиданную версию, что это могли быть люди, так и не пришедшего к Сити брата Юрия Всеволодовича – Ярослава, который очень желал занять великокняжеский Владимирский стол. Он уклонялся от войны с монголами, а осенью 1239 г. и вовсе выступил их союзником в войне против Черниговского княжества (захватил город Каменец, в котором пыталась укрыться семья Михаила Черниговского). Документально подтвердить данную версию в настоящее время, разумеется, невозможно.

Некоторые исследователи, ссылаясь на булгарские источники, утверждают, что главными действующими лицами Ситской битвы были не монголы, а пришедшие с ними булгарские отряды, а также некоторое количество нижегородских воинов. Если поверить этим известиям, можно понять, почему «татары» так хорошо ориентировались в лесной местности, и смогли скрытно подойти и окружить войско Юрия Всеволодовича.

Загадка «Злого города».



Оборона Козельска. Миниатюра из Никоновской летописи, XVI века

В 2009 году небольшому городу Козельск (Калужская область) было присвоено звание «Город воинской славы». Случай неординарный и, в своем роде, уникальный, потому что в том году отмечалась 770-летняя годовщина полулегендарных событий, которые произошли в 1238 году.

Напомним, что армия Бату-хана тогда, якобы, осаждала эту небольшую и ничем не примечательную крепость на протяжении 7 недель – при том, что вся кампания монголов в 1237-1238 г.г. длилась около пяти месяцев. За это, будто бы, монголы и назвали Козельск «Злым городом» (Могу Болгусун).

Сразу скажем, что сведения об этой, поистине эпичной, осаде маленького городка (гарнизон которого, по сообщению некоторых летописей составлял всего 300 воинов) сразу вызывают недоверие у любого непредвзятого историка. Потому что брать крепости монголы умели. И прекрасно доказали это, в том же 1238 году, достаточно легко и быстро захватывая гораздо более крупные и защищенные русские города, в которых находились большие отряды профессиональных воинов. Рязань пала на шестой день, Суздаль – на третий день, к столице Северо-Восточной Руси Владимиру монголы подошли 3 февраля и уже 7 февраля захватили его. Лишь Торжок сопротивлялся 2 недели. А Козельск – целых 7 недель! Почему? Ответы на это этот вопрос поражают своей наивностью и могут удовлетворить только неискушенного читателя. Если передать доводы сторонников традиционной версии своими словами, получится примерно следующее:

Козельск был расположен на холме и защищен с востока рекой Жиздрой, с запада – Другусной, а на севере, будто бы, между этими реками был прорыт канал. Кроме того, город был защищен земляным валом и деревянной стеной с башнями.

И картинки рисуются соответствующие.

Вот такая "неприступная крепость Козельск":


Древний Козельск, реконструкция:


Козлов А. Древний Козельск:


Смешно, не правда ли? Вряд ли эти нехитрые фортификационные сооружения могли удивить монголов, которые брали такие города, как Отрар, Гургандж, Мерв, Нишапур и Герат.

Монгольские воины рядом с осадным орудием. Миниатюра из Свода летописей Рашид ад-Дина

Другие говорят: Бату-хан застрял под Козельском, так как «попал в ловушку весенней распутицы».

Хорошо, допустим, но почему бы монголам, от нечего делать, сразу же не взять этот город? Всё, какое-то «развлечение». И какое-то количество провизии и фуража для «застрявших в грязи» монголов тоже лишним не окажется. Зачем просто так стоять у его стен?

Кстати, а вы задумывались, чем питались на протяжении 7 недель и сами монголы, и их лошади?

Конечно, есть рассказы о деревне Дешовки, жители которой, якобы, снабжали осаждавших Козельск монголов провизией, за что были прозваны «погаными», а их деревня получила второе название – Поганкино. Правда, существует ещё одна версия происхождения названия этой деревни, записанная в XIX веке: будто бы, здесь татары бросили «дешёвых», то есть, не представляющих особой ценности пленников, которые потом и основали эту деревню. И третья версия, согласно которой эта деревня и вовсе появилась лишь в XVII столетии.

Так или иначе, кормить войско Бату-хана 7 недель жители этой деревни не смогли бы даже при очень большом желании.

Другой вопрос: а зачем вообще монголам нужен был именно Козельск? Что такого было в этом городе? Для чего монголам понадобилось непременно его взять? В этом городе не сидел Великий князь, пленение которого (либо его гибель) непременно повлияло бы на степень сопротивления оставшихся земель. Козельск не был богатым городом, захват которого с лихвой компенсировал бы и потерю времени, и людские потери. И не был последним из незанятых русских городов.

Ещё вопрос: если маленький Козельск защищался от монголов целых 7 недель, что делали в это время другие русские князья? Ведь за это время до них должны были дойти сведения о том, что непобедимая прежде армия Бату-хана встала у небольшой крепости, не в силах взять её. Объяснить это можно было бы только крайней слабостью захватчиков, которые, видимо, за время похода понесли огромные, просто критические, потери и полностью обескровлены. Отчего бы, в таком случае, не попробовать нанести удар с тыла? Нет, не потому, что оставшиеся неразбитыми князья сплошь патриоты Древней Руси, а с целью отбить у монголов огромную добычу. Смоленск совсем рядом, и не затронут нашествием. Чернигов нисколько не пострадал – а Козельск, между прочим, город этого княжества (можно хоть как-то объяснить отказ Михаила Черниговского помочь Рязани, но уж свои-то города он должен защищать). И даже Владимирское княжество после поражения на реке Сить не разгромлено полностью и не сломлено: дружина нового князя Ярослава Всеволодовича цела, а в Новгороде сидит его сын Александр (ещё не названный Невским). И, самое главное, если монголы, действительно, застряли у Козельска, атаковать их сейчас можно практически безнаказанно: другие Чингизиды, даже очень обозленные поражением своих соратников, в условиях стремительно надвигающейся распутицы, не смогут вернуться к Смоленску, Чернигову или Владимиру. А, может быть, даже и не захотят туда пойти: враги Бату-хана – Гуюк и Бури, скорее всего, будут очень рады его поражению. Но, нет, не идут русские князья на помощь героическому Козельску, не нужны им, ни честь, ни слава, ни добыча сказочная.

В общем, сплошные вопросы, которые легче задать, чем хотя бы попытаться на них ответить.

Но ответить некоторые исследователи все же попытались. Так, при изучении булгарских источников, были найдены сведения, что осада Козельска длилась не семь недель, а семь дней, что уже не вызывает выраженного когнитивного диссонанса. Конечно, и 7 дней сопротивления для этой крепости много, но есть версия (также булгарская), предлагающая достаточно рациональное объяснение: якобы, где-то в лесу у города скрывалась конная дружина Козельска, которая совершала неожиданные вылазки, атакуя монголов с тыла. А на седьмой день дружинники, остававшиеся в Козельске, прорвались навстречу своим товарищам, и вместе с ними ушли в Чернигов. И город, оставшийся без защитников, сразу же пал. То есть, не отчаянная это была вылазка, закончившаяся, по официальной версии, гибелью козельской дружины, а хорошо подготовленная и успешная попытка прорыва.

Данная версия кажется довольно правдоподобной, но не объясняет прозвища «Злой», данного монголами этому городу. И было выдвинуто предположение, что не яростное и отчаянное сопротивление Козельска было тому причиной: якобы, для монголов Козельск изначально был «Злым», поскольку его нынешний князь, двенадцатилетний Василий, был внуком князю Мстиславу – Козельскому и Черниговскому. Тому самому, что принимал участие в убийстве монгольских послов перед битвой на Калке. Именно для того, чтобы наказать жителей «Злого города», монголы и задержались у малозначительного Козельска. Слабым местом этой версии является то обстоятельство, что смоленским князем как раз в это время является другой участник этого сражения – Всеволод Мстиславич, который, к тому же еще и сын Мстислава Старого, который, наряду с Мстиславом Удатным, принимал решение об убийстве послов. Но армия Бату-хана почему-то прошла мимо Смоленска.

В общем, загадку «Злого города» Козельска историки, видимо, разгадают не скоро.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

184 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти