Великая Курская битва: оборонительная операция войск Воронежского фронта

На южном фасе Курского выступа, в полосе обороны Воронежского фронта, подкрепленного силами Степного фронта, борьба носила ещё более напряженный и яростный характер, чем на участке Центрального фронта. Ещё 4 июля 1943 года соединения 48-го танкового корпуса 4-й немецкой танковой армии, после авиационного и артиллерийского ударов, начали наступление на позиции советского боевого охранения 6-й гвардейской армии Ивана Чистякова. Бои продолжались до темноты и даже на рассвете 5 июля. В 22 часа 30 минут 4 июля, для облегчения положения боевого охранения и нанесения потерь немецким войскам на исходных позициях, артиллерия Воронежского фронта провела 5-минутный артиллерийский обстрел, ведя огонь по выявленным позициям немецкой артиллерии. В 3 часа утра 5 июля Воронежский фронт провёл контрподготовку в полном объёме. В отличие от контрподготовки, которую провели на Центральном фронте, артиллерия Воронежского фронта наносила удар по войскам противника на исходных позициях для наступления. Выбор районов, которые были обстреляны, основывался на анализе местности, где наиболее удобно расположить войска. Контрподготовку провели по всему фронту, где ожидали удара противника – в полосе обороны 40-й, 6-й гвардейской и 7-й гвардейской армий.

На рассвете советская авиация нанесла удары по немецким аэродромам. Планировалось уничтожить немецкие самолеты на аэродромах совместным ударом 2-й и 17-й воздушных армий. В операции участвовало около 250 машин. Однако немецкие радары ПВО «Фрейя» и «Вюрцбург» позволяли обнаруживать одиночные цели на расстоянии 80-90 км, а групповые – на 130-150 км. Часть групп советских штурмовиков были разгромлены поднятыми в воздух немецкими истребителями. Удар добравшихся до немецких аэродромов советских самолетов был неэффективен – люфтваффе уже были в воздухе, выполняя задачи начавшегося наступления.

Великая Курская битва: оборонительная операция войск Воронежского фронта

Мемориал «Начало Курской битвы на южном выступе». Белгородская обл.


Эти бои, которые заметно уступали по своим масштабам будущим сражениям, оказали, тем не менее, влияние на ход Курской битвы. Немецкие войска были вынуждены выдвигаться на новые позиции, проводя дополнительную разведку советских позиций, создавая проходы в минных полях. Советскому командованию стало очевидно, что главный удар противника будет нанесён в направлении Черкасского. Участок наступления 2-го танкового корпуса СС Пауля Хауссера недооценили. Согласно сведениям захваченных в этом бою немецких пленных, а также перебежчиков, сдавшихся в плен 3–4 июля, советскому командованию стало известно, что генеральное наступление вермахта на этом участке фронта назначено на 2 часа 30 минут 5 июля.

Великая Курская битва: оборонительная операция войск Воронежского фронта

Схема расположения рубежей обороны Центрального и Воронежского фронтов на Курском выступе. Лето 1943 г.

Удар 4-й танковой армии. Оборона Черкасского

На острие удара 4-й танковой армии Гота были 48-й танковый корпус и 2-й танковый корпус СС. По сути, каждый из корпусов 4-й танковой армии вёл своё собственное наступление. 48-й танковый корпус наступал из района Герцовка — Бутово в направлении Черкасское — Яковлево — Обоянь. Он должен был прорвать три линии обороны Воронежского фронта и в районе Яковлево соединится с частями 2-го танкового корпуса СС, окружив часть войск 6-й гвардейской армии. Затем части корпуса СС должны были двигаться в направлении Прохоровки, а 48-й танковый корпус должен был продолжить наступление на основном направлении Обоянь — Курск.

48-й танковый корпус был самым сильным соединением армии Германа Гота. В его составе были 3-я, 11-я танковые дивизии, элитное формирование - танковая гренадерская дивизия «Великая Германия» (нем. Großdeutschland), 176-я пехотная дивизия. Корпус был усилен 10-й танковой бригадой – в её состав входили 39-й танковый полк «Пантер» и 503-й тяжелый танковый батальон. Всего в корпусе было 86,3 тыс. человек, 527 танков и 147 штурмовых орудий, 21 дивизион артиллерии. Во второй танковый корпус СС входили элитные подразделения Третьего рейха - 1-я танково-гренадерская дивизия СС «Лейбштантарт Адольф Гитлер», 2-я танково-гренадерская дивизия СС «Рейх», 3-я танково-гренадерская дивизия СС «Мёртвая голова». В составе 2-го танкового корпуса СС было 74,8 тыс. человек, 451 танка и САУ, 18 дивизионов артиллерии. С воздуха корпуса поддерживала авиация 8-го авиакорпуса.

Главный удар немецких войск пришелся по центру построения 6-й гвардейской армии. В первом эшелоне армии Чистякова располагались с запада на восток - 71-я, 67-я и 52-я гвардейские стрелковые дивизии и 375-я стрелковая дивизия. Основной удар приняли 67-я и 52-я гвардейские дивизии под командованием Алексея Баксова и Ивана Некрасова. А также примыкавшие к ним фланги 71-й гвардейской дивизии под началом Ивана Сивакова и 375-й стрелковой дивизии под командованием Петра Говоруненко. Дивизии были усилены танковыми соединениями. 67-я и 52-я гвардейские стрелковые дивизии получили 230-й и 245-й отдельные танковые полки. Они были вооружены американскими средними танками M3 «Ли» и легкими танками M3 «Стюарт». Комдив Баксов имел в своём распоряжении 198 орудий, включая 20 САУ. У Некрасова было 122 орудия.

Великая Курская битва: оборонительная операция войск Воронежского фронта

Немецкие танки при поддержке штурмовых орудий атакуют советскую оборону. Июль 1943 г.
Великая Курская битва: оборонительная операция войск Воронежского фронта

Танки дивизии «Гроссдойчланд» (Великая Германия) ведут бой.

Наступление 48-го танкового корпуса началось с заминки. Корпусу пришлось менять позиции артиллерии после захвата зоны боевого охранения 6-й армии. Местность не была полностью разминирована, поэтому войска передвигались только по дорогам, появились заторы. Артиллеристы 3-й танковой дивизии вообще опоздали к началу артподготовки. Артиллерия корпуса должна была нанести удар в полосе танковой гренадерской дивизии «Великая Германия», а затем переключиться на поддержку других частей. В 6 часов утра, после двухчасовой артподготовки наступление началось. Немецкие войска наступали под прикрытием мощного налёта пикирующих бомбардировщиков.

В самом начале наступлении 48-го танкового корпуса приключилась ещё одна неприятность. В полосе наступления корпуса был овраг, который советские саперы усилили, превратив в противотанковый ров. Подступы к нему перекрыли минными полями. К тому же накануне прошли дожди, резко ухудшив проходимость оврага. Этот ров и остановил массы танков дивизия «Великая Германия». Пехота преодолела ров, но без поддержки танков не могла продолжить движение. Немецкие саперы несколько часов готовили проходы в минных полях, готовили переправы через овраг. Работы шли медленно, местность была весьма сложной. По скоплению немецких войск наносили удары советская артиллерия и авиация. Только в 11.00 переправу построили и по ней смогли пойти танки. К 17.00 удалось переправить только 45 машин. Обладая огромными бронетанковыми силами дивизия «Великая Германия» долгое время не могла ввести их в бой.

Более успешно действовала 11-я танковая дивизия и части 167-й пехотной дивизии, которые действовали на правом фланге 48-го танкового корпуса. Немецкие войска смогли вклиниться в советские позиции и выйти к восточным окраинам Черкасского. Во второй половине дня к наступлению смогли подключиться части дивизии «Великая Германия». Соединения 11-й танковой дивизии и танковой гренадерской дивизии «Гроссдойчланд», отразив ряд контратак советских частей (в ходе одной из схваток танковый полк «Великая Германия» уничтожил 9 танков 245-го отдельного танкового полка), смогли закрепиться на юго-восточных и юго-западных окраинах Черкасского. Начались уличные бои. В них немцы применяли огнемётные танки, которые уничтожали советские опорные пункты в каменных зданиях. В башнях танков Т-3 были установлены два огнемёта, которые могли бить прямо в бойницы, окна и двери на расстоянии в шесть десятков метров. 3-4 секундная струя огня при температуре в 1 тыс. градусов по Цельсию убивала всё живое, выжигая помещения изнутри.

Около 21:00 командир 67-й гвардейской стрелковой дивизии Баксов отдал приказ о выводе частей 196-го гвардейского стрелкового полка к центру села и на позиции на север и северо-восток от села. При отходе гвардейцы устанавливали минные поля. Около 21:20 ударная группа танковой гренадерской дивизии и 10-й танковой бригады ворвалась в хутор Ярки (севернее Черкасского), а соединения 3-й танковой дивизии захватили хутор Красный Починок (севернее Коровино). Организованное сопротивление в селе Черкасском немецкие войска смогли подавить только к полуночи. А отдельные очаги сопротивления немцы уничтожили только к утру 6 июля. За день боя, обладая подавляющим превосходством в ударной мощи, 48-й танковый корпус смог продвинуться только на 6 км, не прорвав первую полосу обороны. Это была неудача. По предварительному плану наступления утром 6 июля 48-й танковый корпус должен был подходить к Обояни. Однако героическое сопротивление советских воинов сорвало этот замысел. Село Черкасское к концу боя было практически уничтожено. Бой за Черкасское 5 июля 1943 года – это один из незаслуженно забытых подвигов советских солдат и командиров во время Великой Курской битвы.

В целом бойцы 71-й гвардейской и 67-й гвардейской стрелковых дивизий, без поддержки крупных танковых соединений, около суток сдерживали на рубеже сел Коровино и Черкасское пять мощных дивизий противника. Героизм и умелые действия бойцов и командиров гвардейских дивизий позволили командованию 6-й гвардейской армии перебросить армейские резервы на стык 71-й гвардейской и 67-й гвардейской стрелковых дивизий и не допустить на данном участке развала обороны. Командарм Чистяков ввел в бой на этом участке противотанковый резерв — 496-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк и 27-ю истребительно-противотанковую артиллерийскую бригаду. Они понесли огромные потери, но сдержали натиск противника. Одновременно командование фронта отдало приказ 6-му танковому корпусу из состава 1-й танковой армии выдвинуться в район Березовка, чтобы нанести фланговый удар и ликвидировать намечавшийся опасный прорыв немецких войск.

Великая Курская битва: оборонительная операция войск Воронежского фронта

Командир 67-й гвардейской стрелковой дивизии Алексей Иванович Баксов.

2-й танковый корпус СС в первый день боя действовал успешнее 48-го корпуса. Он за день боев вклинился в оборону 6-й гвардейской армии на 12-13 км, выйдя в район Быковка — Козьмо-Демьяновка. Однако и части СС не смогли уложиться в график наступления. Бронегруппа дивизии СС «Лейбштантарт Адольф Гитлер» должна была к концу первого дня наступления продвинуться примерно на 30 км, выйдя к переправам через реку Псёл. Элитным частям германских вооруженных сил не пришлось преодолевать глубокого рва, как соединениям 48-го корпуса. Но сопротивление советских войск – оборону на этом участке фронта держали воины 52-й гвардейской стрелковой дивизии, было настолько упорным, что на помощь наступавшим в первом эшелоне дивизиям «Лейбштантарт» и «Рейх», пришлось направить соединения дивизии «Мёртвая голова». 3-я танково-гренадерская дивизия СС «Тотенкопф» должна была вступить в сражение только после прорыва первой линии обороны. А её ввели в бой для того чтобы помочь дивизии «Рейх» штурмовать Березово. Об ожесточённости боёв говорит дневное донесение дивизии «Лебштандарт», где сообщается 5-часовом бое за высоту 220,5. Только после мощного артиллерийского обстрела и при помощи тяжёлых танков «Тигр» и штурмовых орудий, к 11.30 высоту взяли.

Несмотря на яростное сопротивление советских войск, части корпуса СС медленно, но упорно рвались вперёд. К 18 часам после ожесточённого боя дивизия СС «Лейбштантарт Адольф Гитлер» взяла советский опорный пункт на Обояньском шоссе – Быковку. 2-й танковый корпус СС смог прорвать первый рубеж обороны 6-й гвардейской армии и вышел ко второму рубежу, который обороняла 51-я гвардейская стрелковая дивизия.

Более успешное наступление 2-танкового корпуса СС объясняется большим превосходством корпуса над 52-й гвардейской дивизией Некрасова и недооценкой советским командованием этого участка фронта. Предполагалось, что главный удар наносится в направлении Черкасского. Так оно и было, но 4-я германская танковая армия била по двум основным направлениям. Авиаразведка и первые бои 4 июля подтверждали направления удара на Черкасское. Поэтому резервы быстрее перебрасывали на помощь 67-й гвардейской стрелковой дивизии. Располагавшуюся в тылу 52-й гвардейской дивизии 28-ю истребительно противотанковую артиллерийскую бригаду перебросили на помощь гвардейцам только в конце дня, когда немцы уже пробили оборонительные порядки дивизии. Также опоздали и с переброской истребительно-противотанкового полка из порядков соседней 375-я стрелковой дивизии.

Кроме того, большую роль в прорыве обороны 52-й гвардейской дивизии сыграла немецкая авиация, которая наносила массированные удары по советским войскам. Германский 4-й воздушный флот сделал 5 июля 2387 самолетовылетов. 58 машин 8-го авиакорпуса было утрачено или повреждено. Советские 2-я и 17-я воздушные армии совершили 1768 самолетовылетов, они потеряли за день 159 машин.

Успехи немецкой авиации во время Курской битвы были связаны с несколькими факторами: 1) централизованное применение авиации и максимальное использование каждого самолета (машины делали по 2-3 вылета в день); 2) более рациональное размещение взлетных площадок. Во время сражения немецкие посадочные площадки для самолетов разведки и связи располагались в 5–7 км от передовой, а большая часть полевых аэродромов всего в 18–30 км от передовой (советские полевые аэродромы были размещены в 40–60 км от передовой; 3) превосходство в средствах связи – каждая немецкая машина имела приемо-передающую радиостанцию, а передовые немецкие части - специальных авианаводчиков, которые были снабжены средствами связи, соединявшими их со штабами авиагрупп, прикомандированных к данному участку фронта, так и с командирами авиаотрядов, располагавшихся в данный момент в воздухе. В советской же истребительной и штурмовой авиации радиопередатчики были только у командного состава, у рядовых летчиков только приемники.

Правый сосед 2-го танкового корпуса СС - армейская группировка Кемпфа, 5 июля действовала хуже всех. Она не смогла выполнить поставленную задачу, столкнувшись с упорным сопротивлением соединений 7-й гвардейской армии. В результате левый фланг 2-го танкового корпуса был обнажен, и его пришлось прикрывать силами дивизии «Мёртвая голова».

Великая Курская битва: оборонительная операция войск Воронежского фронта

Танкисты во взаимодействии с пехотой контратакуют противника. Воронежский фронт. 1943 г.

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 14
  1. IRBIS 11 июля 2013 09:28
    Автору - спасибо за грандиозную проделанную работу. Это одно из немногих описаний Курской битвы, которое наиболее приближенно к происходившим событиям. Без криков "ура" и прочих соплей, четко и понятно. Жду продолжения.
    1. afire 11 июля 2013 11:14
      присоединяюсь - спасибо огромное!
  2. roy72 11 июля 2013 10:45
    13-я армия на Обояньском направлении?!
    roy72
    1. max73 11 июля 2013 18:34
      а разве нет?
  3. Владимирец 11 июля 2013 10:46
    "3-4 секундная струя огня при температуре в 1 тыс. градусов по Цельсию убивала всё живое, выжигая помещения изнутри."

    Какая страшная смерть.
  4. afire 11 июля 2013 10:55
    Благодаря этим людям имею возможность читать сайт и вообще жить.
    1) Панин Прокопий Лаврентьевич - стрелок 274 стр.див. - убит 18.03.1943 в Неёлово Смоленской области.
    2 марта в 14.30 войска 30 армии перешли в решительное наступление с целью овладения городом Ржевом. 274 стрелковая дивизия наступала на Ржев, охватывая его с юго-востока и юга, 215 стрелковая дивизия – с запада и юга. Маневр был осуществлен успешно. Части 274 и 215 стрелковых дивизий соединились у южной части города. Разведчики капитана Метелева 274 стрелковой дивизии вышли первыми на улицу Калинина, вывесили победный флаг и тут же написали письмо М.И. Калинину. Всем частям и соединениям 30 армии, участвовавшим в освобождении города Ржева, Военным Советом Западного фронта была объявлена благодарность. Советское информбюро передало сообщение: «Несколько дней назад наши войска начали решительный штурм города Ржева…Сегодня, 3 марта, после длительного и ожесточенного боя, наши войска овладели Ржевом…Первыми ворвались в город части генерал-майора тов. Куприянова А.Ф. (215с.д.), генерал-майора тов. Олешева Н.Н. (371 с.д.) и полковника тов. Шульги В.П. (274с.д.)».

    2) Рябов Григорий Артемьевич - разведчик 1203 С.Полк, 354 СТ.Д. - ранен в плечо 27.09.1942 и умер через месяц. В ходе Ржевско-Сычёвской наступательной операции лета 1942 года наступала с 30.07.1942 из района юго-восточнее Погорелое Городище, в направлении на юго-запад, в полосе действия 2-го гвардейского кавалерийского корпуса в общем направлении на Сычёвку, к 10.08.1942, после форсирования реки Гжать, была остановлена в районе Колокольни на реке Вазуза, где перешла к обороне и отбивала контратаки вражеских войск до 22.08.1942, была вынуждена отойти к Гребенкино, Подъяблонки, Колокольня. С 02.09.1942 дивизия вновь наступала на Бургово, Романово, поддерживаемая 100-й танковой бригадой, продвинулась на некоторое расстояние, однако к 04.09.1942 была вынуждена отойти на исходные позиции.

    3) Фокин Поликарп Ефимович - стрелок(шофер) - убит 20.02.1943 х.Круглик. Выход 33 гв. дивизии к р.Миус в непрерывном контакте с противником. Два полка в окружении у Матвеева Кургана. Прорыв кольца окружения. 21.02.43 было переформирование дивизии.


    Низкий поклон Вам прадеды, и спасибо за мою жизнь и свободу.
    1. Кэптен45 11 июля 2013 13:33
      Цитата: afire
      Низкий поклон Вам прадеды, и спасибо за мою жизнь и свободу.

      И Вам спасибо,что помните и рассказываете нам о тех кому мы должны своими жизнями.
  5. Hemi Cuda 11 июля 2013 13:07
    Дед в курской битве оглох на месяц такой грохот был, автору спасибо за серию жду продолжения.
  6. Кэптен45 11 июля 2013 13:26
    Спасибо Александру за статью,долго он не появлялся на сайте,но появление превзошло все ожидание.Жду продолжения.Далее комент не мой скопировал на ИноСМИ в обсуждении статьи немецкого иксперта про Курскую дугу.Источника нет,но хочется узнать,как предполагаю воспоминания нашего танкиста.Думаю будет интересно и хочется услышать мнение спецов:
    Nemazun:(без заголовка)
    06/07/2013, 10:30
    Он был механиком-водителем танка и попал в этот полк после госпиталя. Полк был отведен на переформирование и пополнение, где и получили новую матчасть, а именно танки «Пантера». Все танки достались КА либо совсем не повреждёнными (например, почти все танки его роты были захвачены прямо на ж/д платформах, немцы их не успели разгрузить), либо после мелкого ремонта (обычно перебитая гусеница или разбитый каток).
    После минимального времени на освоение танка полк был брошен в бой.
    Теперь конкретно его характеристика «Пантеры».
    Первое впечатление. Огромен, по сравнению с Т-34-76, на котором он воевал до этого. Броня толстая, рациональная, по виду надёжная. Очень удобное место механика-водителя, кресло намного удобнее, чем на Т-34. Управление легче, чем на Т-34. Великолепное ТПУ. Качественные триплексы — никакой замутнённости (у наших такое бывало).
    Когда полк пошёл на фронт, армия активно наступала, поэтому довольно много пришлось передвигаться своим ходом. Оценка ходовых качеств. По его словам, «на круг» — плохо, с советскими машинами никакого сравнения, хотя сами по себе танки собраны качественнее отечественных (меньше подтягивать-подкручивать). А почему плохо? Во-первых — хронический перегрев двигателя. Во вторых — гигантский расход топлива и, особенно, масла, хотя сам по себе движок был надежен (в «холостую» или там, генератор какой крутить, работал бы бесконечно — его слова). В третьих — отвратительная ходовая часть, танк куда более «тряский», чем Т-34. Не помнит ни одного случая, чтобы дошли в полном составе. Коробка и сцепление «летели» постоянно. Максимальная скорость передвижения 30 км/час, обычно 20–25. Поначалу, когда им закладывали темпы передвижения как Т-34, отставание было хроническим, никогда не могли выдвинуться вовремя, со всеми вытекающими последствиями для командиров; хорошо — потом разобрались и «сроки» выдвижения стали давать реальные. Впрочем, в большинстве своём экипажи были повоевавшие и на фронт никто не торопился, т.ч. для них «медленность» «Пантеры» была скорее плюсом.
    Преодоление водных преград было вообще «песней». Поскольку мосты «Пантеру» не «держали», то преодолевали реки вброд. Делалось это так. Командир договаривался с «соседями» и они выделяли Т-34, который стоял на другом берегу (он-то по мосту перебирался). Если во время преодоления брода «Пантера» садилась на брюхо (а это случалось почти всегда), то заводили троса и Т-34 помогал «Пантере» выбраться. Потом Т-34 шёл дальше, а они продолжали эпопею с тросами дальше, только тягачом становилась перебравшаяся «Пантера».
    Боевые характеристики. Совместно «Пантеры» и Т-34 использовали 1–2 раза, потом их использовали только отдельно. Очень быстро разобрались, что танкистам в Т-34 «Пантеры» здорово действуют на нервы. Кроме того, выяснилось, что это танки совершенно разные по назначению. Потом «Пантеры» занимались только прорывом укреплённых полос. Поняли, что этот средний танк очень тяжёлый и стали использовать его соответственно. «Как только где немцы закрепятся — нас туда» — это его слова.
  7. Кэптен45 11 июля 2013 13:27
    Двигатель в бою. По его словам — дрянь. Кроме перегрева, выяснилось, что слаб двигатель для такого танка. Немцы закреплялись на высотах, вверх танк шёл очень плохо, а если ещё незадолго и дождик прошёл, то полная жопа. Ворваться «рывком» в окопы (а иногда это очень надо), как это получалось на Т-34, на «Пантере» не реально. Были случаи поломок сцепления в бою, когда экипажи «по старой» памяти пытались «рвануть».
    Попадание снаряда в моторное отделение — по настоящему боялись. «На Т-34, снаряд в мотор — это счастье. Танку амбец — экипаж цел. Отдыхай, жди новой машины. А «Пантера» — тут как повезёт: если в мотор, то шанс есть, а если в бензобак — то трындец, взрывалась любо-дорого». По его словам, в бой шли только с полной заправкой баков — шанс взорваться был поменьше.
    Броня. Лоб — надёжен. Башня — спереди хорошо, с боков и сзади — неплохо. Борт корпуса и корма — плохо. Немецкая 75 мм ПТО разделывала «Пантеру» в борт с метров 500–600, а 88 мм пушки и за километр. Ещё один серьезный недостаток брони — отлёт осколков из-за растрескивания. По его словам, раненые кусками брони (иногда очень тяжело) были после каждого боя. На Т-34, по его словам, броня была намного более вязкая и такие ранения были редкостью, причём каждый случай такого ранения был поводом для серьёзной «разборки» и рекламации на завод. Вообще, по его словам, психологически в «Пантере» бой вести было тяжело. И броня, и ходовая ненадёжны. Особенно броня, танк очень большой, не убежать, не спрятаться, на броню только и надежда, а она (броня) такие фортеля выкидывает.
    Пушка. «Класс!». И пушка, и прицел. Наводчик, в отличие от него, был доволен страшно. Била далеко и сверхточно. По его словам — «за 100 метров — в носовой платок». Правда, его экипажу использовать её против танка представился случай только один раз. Откуда-то выполз «шалый»Т-IV, «заделали» его двумя снарядами с метров 900. Точнее, после попадания 1-го танк загорелся, а вторым добили — боезапас сдетонировал, экипаж погиб. (Они вначале думали, что «Тигр», а это как минимум медаль, но потом разведка посмотрела и оказалось, что увешанная экранами «четвёрка».) По его словам, бронепробиваемость пушки была великолепной, из неё, в принципе, уже с 1000 м можно было «заделать» любой немецкий танк, даже «Тигр» (и у них такие случаи были). Конечно, на Т-34-76 такой «фокус» был невозможен. Другое дело, что танков у немцев было мало, на всех «не хватало». В стрельбе по дотам и ПТО каких-то особых отличий по мощности от 76 мм пушки Т-34 он не заметил.
    Радиостанция и прочее. Рация великолепна. Дальнобойная, ни шумов, ни хрипов. Обзор со всех мест безусловно лучше, чем на Т-34-76, но аналогичен Т-34-85. Вообще, башня очень удобная, даже удобнее, чем на Т-34-85. Ненамного, но всё-таки.
    Его вывод: отличная пушка при средней надёжности брони и никуда негодной ходовой части.
    Ремонтопригодность — видимо, плохая, на наших полевых ремзаводах, по его словам, «Пантеру» ненавидели. Чем, уж им так «Пантера» не нравилась, я тогда спросить не догадался.
    На «Пантерах» они отвоевали где-то с месяц. Потом полк опять отвели на переформирование и заменили матчасть на Т-34-85, на котором он довоевал до конца войны. Т-34-85 этот ветеран считал лучшим в мире танком. Очень он ему нравился...

    Читать далее: http://www.inosmi.ru/world/20130706/210696279.html#ixzz2YLpgSXE6
    Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook
  8. user 11 июля 2013 16:50
    Вот ведь какая штука личный опыт.
    А то везде так поливают Т-34 и пушка хреновая и броня так себе оптика дрянь рация вообще никакая. А тут Т-34-85 оказывается лучше немецких.
    Мон шер.
    Приятно
  9. user 11 июля 2013 16:56
    Вот ведь какая штука личный опыт.
    А то везде так поливают Т-34 и пушка хреновая и броня так себе оптика дрянь рация вообще никакая. А тут Т-34-85 оказывается лучше немецких.
    Мон шер.
    Приятно
    1. стас57 12 июля 2013 18:04
      А то везде так поливают Т-34 и пушка хреновая и броня так себе оптика дрянь рация вообще никакая. А тут Т-34-85

      вообще то Т-34-76 и Т-34-85 достаточно сильно отличались друг от друга, не стоит все мешать в кучу
  10. волк1945 11 июля 2013 23:40
    Дед расказывал как 12июля день был похож на ночь дым взрывы все кругом горело их ребят из роты 260 человек осталось 12 вечная память погибшим! здоровья живущим!
  11. bublic82009 12 июля 2013 00:04
    да уж 5 часов боя и брешь пробита в обороне. а как же наша артиллерия дальнобойная? почему не накрывала рубежи развертывания в боевые порядки? авиации как всегда нашей пехоте не хватало. а почитать аналитику так у нас больше всего было. но количество не всегда качество. 300 рогаток не справятся с одним автоматом.
    bublic82009
  12. Kram 12 июля 2013 03:45
    Отец мой там ком. батареи ПТО был. Рассказывал моему старшему брату (я ещё маленьким был - не понимал ничего), что там был ад. Говорил, что выжил чудом. Сам -то я с ним так и не успел поговорить - ему в 1962 удаляли осколок из головы - получил на Балатоне в 44-м, и эту операцию он не пережил.
  13. sokrat-71 12 июля 2013 22:02
    Спасибо автору за интересную серию статей.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня