Великая Курская битва: операция «Кутузов»

Великая Курская битва: операция «Кутузов»

Особенностью Курской наступательной операции было то, что она осуществлялась на широком фронте крупными силами трех фронтов - Центрального, Воронежского и Степного, при участии войск Западного и Брянского фронтов. Наступление советских войск разделялось в территориальном отношении на Орловскую наступательную операцию (операция «Кутузов»), которую проводили войска левого крыла Западного, а также Центрального и Брянского фронтов, и Белгородско-Харьковскую наступательную операцию (операция «Румянцев»), Воронежский и Степной фронты. В операции «Кутузов» участвовало 1,28 млн. человек, более 21 тыс. орудий и минометов, 2,4 тыс. танков и свыше 3 тыс. самолетов.

Орловская наступательная операция была начата 12 июля 1943 г. ударами Западного и Брянского фронтов, под командованием Василия Даниловича Соколовского и Маркиана Михайловича Попова. 15 июля в контрнаступление перешёл и Центральный фронт под началом Константина Константиновича Рокоссовского. Группа армий «»Центр» на орловском направлении имела главную оборонительную полосу глубиной порядка 5-7 км. Немецкая оборонительная линия состояла из опорных пунктов, соединенных между собой сетью окопов и ходов сообщения. Перед передним краем были поставлены проволочные заграждения в 1-2 ряда деревянных столбов, усиленных на важных направлениях проволочными заборами с металлическими стойками и спиралями. Оборону усиливали противопехотные и противотанковые минные поля. На основных направлениях немецкие фортификаторы установили значительное количество бронеколпаков с пулеметами, что позволяло создавать сильный перекрестный огонь. Все поселения были приспособлены к круговой обороне, к бою в условиях окружения. По берегам рек установили противотанковые и противопехотные заграждения. Однако процесс создания плотной обороны не был завершён. Большие надежды связывались с операцией «Цитадель». Оборону на орловском выступе держали немецкие 2-я танковая армия, 55-й, 53-й и 35-й армейские корпуса. Против Центрального фронта действовали соединения 9-й армии. Немецкие войска на этом направлении насчитывали около 600 тыс. человек, 7 тыс. орудий и минометов, 1,2 тыс. танков и штурмовых орудий, сболее 1 тыс. самолетов.



Василий Данилович Соколовский (1897 — 1968).

Маркиан Михайлович Попов (1902 — 1969).

Планы советского командования

Советское командование, несмотря на принятое весной 1943 года решение временно отдать противнику стратегическую инициативу и перейти к преднамеренной обороне, не собиралось отказываться от проведения наступательных операций. Концентрация крупных немецких сил у Курского выступа, включая отборные танковые соединения, означало значительное ослабление немецкой обороны на других участках фронта. Немецкую оборону на этих направлениях можно было пробить и добиться больших успехов до прибытия резервов противника. Кроме того, немецкие танковые дивизии понесшие тяжёлые потери в ходе операции «Цитадель», должны были потерять возможность эффективно противостоять наступающим советским войскам.

Планирование наступления войск Западного и Брянского фронтов началось ещё весной 1943 года. К концу зимней кампании 1942-1943 гг. в районе Орла образовался выступ фронтом на восток, его образовывали войска Западного, Брянского и Центрального фронтов. Такой выступ наводил мысль об образовании «котла». Мощные удары в основание орловского выступа, могли привести к окружению значительных сил немецкой группы армий «Центр». Однако, когда поступили сведения о подготовке немецким командованием операции «Цитадель», Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение отложить начало наступательной операции на орловском направлении. Центральный фронт получил приказ готовиться к обороне. Встречный удар по мощной немецкой ударной группировке не сулил большого успеха. Но план наступательной операции не был забыт, его лишь изменили. После оборонительной операции три советских фронта должны были нанести сильные удары по немецкой группировке в районе Орла, рассечь её и уничтожить. Операция получила кодовое название «Кутузов», в честь победителя «Великой армии» Наполеона в Отечественной войне 1812 года.

Из-за того что Центральный фронт должен был выдержать удар наступающей немецкой группировки, он выбыл из числа активных участников наступательной операции. Брянский фронт должен был нанести удар по «макушке» орловского выступа, рассечь его надвое. Войска фронта наносили два охватывающих удара: первый – из района Новосиля, охватывая Орёл с южного направления; второй – из района северо-восточнее Болхова, в общем направлении на Болхов, чтобы вместе с войсками Западного фронта ликвидировать болховскую группировку противника, а затем наступать на Орёл с севера.

Войска левого крыла Западного фронта получили задачу прорвать немецкую оборону на северном фасе орловского выступа, юго-западнее Козельска. После прорыва обороны противника ударная группировка Западного фронта разделялась для наступления на двух расходящихся направлениях. Первая группа должна была принять участие в разгроме болховской группировки противника, вторая – наступать в общем направлении на Хотынец, где был узел шоссейных дорог и станция железной дороги Орёл – Брянск. В результате советские войска должны были перехватить основную линию снабжения вермахта в районе Орла. Болхов же считался «ключом к Орлу». В итоге силы Западного фронта должны были разгромить немецкие войска, прикрывавшие Орёл с севера, северо-запада, глубоко охватить вражескую группировку с запада совместно с войсками Брянского фронта ликвидировать её. Учитывая многообразие задач поставленных перед Западным фронтом, его ударная группировка была самой мощной. Центральный фронт, после отражения удара 9-й немецкой армии, должен был перейти в наступление в общем направлении на Кромы. Без участия Центрального фронта в операции срезание орловского выступа было невозможным.


Т-34, оборудованные минными тралами ПТ-3, движутся к фронту. Июль-август 1943 г.

Для реализации поставленных задач было создано четыре ударные группировки:

- на северо-западной оконечности орловского выступа, в месте слияния рек Жиздра и Рессета – в неё вошли 50-я армия и 11-я гвардейская армия (левый фланг Западного фронта;

- в северной части выступа, в районе города Болхов - 61-я армия и 4-я танковая армия (была сформирована 15 июля 1943 года на базе 19-го кавалерийского корпуса) Брянского фронта;


- в восточной части выступа, в районе Новосиль - 3-я армия, 63-я армия, 1-й гвардейский танковый корпус и 3-я гвардейская танковая армия (была в резерве Ставки).

- в южной части орловского выступа, в районе станции Поныри - 13-я, 48-я, 70-я армии и 2-я танковая армия Центрального фронта.

С воздуха наступление войск поддерживали три воздушные армии – 1-я, 15-я и 16-я, а также авиация дальнего действия. В резерве Ставки на западном направлении, для развития успеха или парирования немецких контрударов, 2-й гвардейский кавалерийский корпус Владимира Крюкова и 11-я армия Ивана Федюнинского в составе 8 стрелковых дивизий и 3 танковых полков. 3-я гвардейская танковая армия также первоначально была в резерве, но после начала операции её передали Брянскому фронту.

По первоначальному замыслу операция должна была продолжаться очень небольшое время – 4-5 суток. Этот срок позволял добиться решительного результата до того, как командование группы армий «Центр» выведет из боя ударные соединения 9-й армии и бросит их на ликвидацию советского прорыва. Промедление означало усиление оборонительных порядков орловского выступа за счёт подвижных соединений немецкой 9-й армии, которые участвовали в операции «Цитадель». Однако операция «Кутузов» затянулась до середины августа, и сражение распалось на несколько отдельных операций.

Перед началом операции у советского командования ещё были сомнения по поводу правильности принятых решений. В частности, поднимался вопрос о направление, на котором будут использовать 3-ю гвардейскую танковую армию под началом Павла Семёновича Рыбалко. Были сомнения о необходимости её использования на направлении Новосиль – Орёл. Здесь противник имел сильную оборону, которую надо было проламывать, неся большие потери. Более целесообразно казалось использовать гвардейскую танковую армию на северном направлении в полосе наступления 11-я гвардейской армии Ивана Баграмяна и 61-й армии Павла Белова. Однако начальнику Автобронетанкового управления РККА Якову Федоренко не удалось убедить командование Брянского фронта отдать обещанную им армию Рыбалко в состав Западного фронта. В результате орловский выступ советские войска стали не срезать сходящимися ударами под основание, а расчленять на куски.



Наступление Брянского фронта на орловском направлении

В самой восточной части орловского выступа, в районе Новосиля, фронт оставался стабильным в течение нескольких месяцев, что позволило противникам хорошо изучить местность и выстроить плотную оборону. К тому же вдоль фронта протекала речка Зуша. Местами она была весьма мелкой, но крутые берега и илистое дно делали её труднодоступной для бронетехники и другого тяжелого вооружения. Поэтому первоначально советское командование хотело начать атаку с небольших плацдармов, которые были заняты на Зуше ещё в 1942 году. На них можно было заранее построить переправы и перебросить по ним танки. Понятно, что напротив плацдармов немцы выстроили наиболее плотную оборону. Альтернативное решение предложил командир 3-й армии Александр Горбатов. Он предложил отвести 3-й армии самостоятельный участок для прорыва с форсированием реки в районе Измайлово, Вяжи. Этим отвлекалось внимание противника от 63-й армии. В случае успеха 3-й армии предлагалось ввести 3-ю гвардейскую танковую армию в полосе наступления армии Горбатова. Идею поддержали, и план командарма Горбатова утвердили.


Александр Васильевич Горбатов (1891—1973).

В результате с востока на орловском направлении наступали 63-я и 3-я армии. В ударную группировку армии Горбатова входили 3 стрелковых дивизии и 2 танковых полка. Одна дивизия должна была форсировать реку Зушу, вторая – наступала с плацдарма у деревни Вяжа, третья была во втором эшелоне. Всего в составе 3-й армии было 6 стрелковых дивизий, её общая численность доходила до 85,5 тыс. человек. Темпы наступления были заданы весьма высокие – прорыв обороны противника в первый день, за три дня – планировали продвинуться на 34-36 км.

В ударную группировку 63-й армии под началом Владимира Колпакчи входило 6 стрелковых дивизий. Их поддерживало 6 отдельных танковых полков (162 танка, большинство – КВ и Т-34), 5 самоходно-артиллерийских полков (60 САУ). Ударная группировка должна была наступать с плацдарма на Зуше. Всего в армии Колпакчи было 7 стрелковых дивизий, армия насчитывала более 67 тыс. человек. Кроме того, в прорыв в полосе наступления 63-й армии планировали ввести 1-й гвардейский танковый корпус под командованием Михаила Панова. Армия должна была пройти за три дня – 42-44 км.

Такие высокие темпы наступления 3-й и 63-й армии были спланированы в связи с ослаблением немецкой обороны на орловском выступе из-за проведения операции «Цитадель». Оборону на этом направлении держал 35-й армейский корпус под командованием Лотара Рендулича. Его 4 пехотные дивизии занимали фронт в 140 километров. С севера на юг фронт держали: 34-я, 56-я, 262-я и 299-я пехотные дивизии.


Лотар Рендулич.

Армии Брянского фронта наносили основной удар в стык 56-й и 262-я немецких пехотных дивизий. С воздуха армии Брянского фронта поддерживала 15-я воздушная армия, которая насчитывала около 1 тыс. боевых самолетов. 11 июля войска Брянского фронта провели сильную разведку боем. Этот бой позволил выявить огневую систему немецкой обороны, расположение переднего края обороны. У немецкого командование было создано впечатление перехода советских войск в решительное наступление, что заставило вывести пехоту и огневые средства из убежищ для отражения удара. 380-я стрелковая дивизия захватила на окраине Вяжей немецкий опорный пункт, что облегчило наступление армии на следующий день.

В 2 часа ночи 12 июля артиллерия Брянского фронта – около 4 тыс. стволов, начала сильную артподготовку. Вскоре на немецкие позиции обрушила удар и советская авиация. В 5.30 под прикрытие огня артиллерии советская пехота форсировала Зушу. Ударная группировка армии Горбатова наступала удачно и за день продвинулась на 5-7 километров. Наступление же 63-й армии с плацдарма шло хуже. Немцы создали плотную систему обороны на высотах напротив плацдарма и, несмотря на поддержку значительного количества артиллерии, и бронетехники, армия Колпакчи забуксовала. Поэтому вечером 12 июля комфронта Попов отдал приказ ввести в прорыв 1-й гвардейский танковый корпус Панова в полосе наступления 3-й армии.

В этот же день командующий группой армий «Центр» Ханс фон Клюге отдал приказ перебросить во 2-ю танковую армию – 12-ю 18-ю, 20-ю танковые и 36-ю пехотную дивизии, а также тяжёлую артиллерию и штурмовые орудия. Он планировал быстрым вводом в сражение резервов стабилизировать ситуацию. 35-му корпусу Рендулича направили на помощь 36-ю пехотную дивизию. В восточной части орловского выступа также задействовали самолёты 6-го воздушного флота.

Люфтваффе сыграла важнейшую роль в событиях следующего дня. 1-й гвардейский танковый корпус ранним утром 13 июля переправился через Зушу и сосредоточился за стрелковыми частями. Ввод в бой этого подвижного соединения мог привести к крушению немецкой обороны на этом направлении. Но в районе сосредоточения советские танковые подразделения подверглись сильной атаке немецкой авиации. Корпус сильно пострадал от авиаударов, особенно его автомобильная техника. Только в середине дня 1-й гвардейский танковый корпус привели в относительный порядок и ввели в бой. Немцы смогли предотвратить развал своей обороны на этом направлении, танковые бригады корпуса вместо прорыва в глубину, медленно двигались под авиационными ударами. Советская авиация пыталась прикрыть корпус с воздуха, но неудачно. Немцы выигрывали в области тактики. Немецкий 6-й воздушный флот использовал крупные группы, по нескольку десятков самолётов. Немецкие истребители связывали боем советские патрули из 8-16 машин, а «юнкерсы» наносили удар по сухопутным войскам. Советские подкрепления обычно не успевали к месту воздушного боя. Из-за действий немецких истребителей несли большие потери и советские бомбардировщики. 13 июля 1943 года 15-я воздушная армия потеряла 94 машины.

Понятно, что люфтваффе не моли полностью остановить советское наступление, но немецкие летчики сбили темпы движения Красной Армии, выиграв время для подтягивания резервов. Так 35-й армейский корпус был усилен двумя бригадами штурмовых орудий (30 машин) и ротой «Фердинандов» (8 машин). Его противотанковые возможности были серьёзно укреплены. В ходе ожесточённого боя корпус Рендулича смог удержать линию обороны. Ударная группировка армии Горбатова понесла большие потери. 1-й гвардейский танковый корпус попытались ввести в бой в полосе 63-й армии, но успеха это не принесло.


Подразделение истребителей танков и штурмовых орудий на отдыхе. На снимке — «Мардер II» и StnG40 Ausf F/8.

Для того чтобы восстановить ударный потенциал 3-й армии ей передали 25-й стрелковый корпус в составе двух стрелковых дивизий. Снова перегруппировали 1-й гвардейский танковый корпус. Ввод в сражение свежих сил позволил Брянскому фронту продвинуться ещё на несколько километров. Но 16 июля 35-й армейский корпус получил 2-ю и 8-ю танковые дивизии, переброшенные из состава 9-й армии. Поэтому советские войска не смогли добиться решительного успеха.

В этих условиях было решено ввести в сражение самый мощный резерв Ставки – 3-ю гвардейскую танковую армию Рыбалко. Верховное командование 14 июля передало армию в состав Брянского фронта. Армия Рыбалко должна была сокрушить немецкую оборону на подступах к Орлу. Танковую армию ввели в бой в полосе наступления 3-й армии. 3-я гвардейская танковая армия была свежим хорошо укомплектованным соединением. В её состав входили - 12-й, 15-й танковые корпуса, 91-я отдельная танковая бригада. К 10 июня 1943 года армия была полностью укомплектована танками согласно штату - 228 танков Т-34 и 147 — Т-70. 16 — 17 июля 1943 года в состав армии добавили 2-й механизированный корпус, что ещё более увеличило ударную мощь армии. Число танков в армии к 18 июля выросло до 681 (461 – Т-34, 220 – Т-70), САУ – 32 машины (СУ-122). Потенциал армии усиливало значительное количество орудий, включая 85-мм зенитки. Однако наблюдалась серьёзная нехватка автомобильного транспорта - на 15 июля в автомобильных транспортных батальонах гвардейской танковой армии было только 46 % от необходимого транспорта. Мотострелки были вынуждены передвигаться пешком. Армии Рыбалко поставили амбициозную задачу – наступать в направлении Бортное, Становая, Становый Колодезь, Кромы, и во взаимодействии с войсками Центрального фронта уничтожить силы противника.

Утром 19 июля 1943 года наступление 3-й и 63-й армии, после артподготовки, возобновилось. 25-й стрелковый корпус продвинулся на 3-4 км, расширив прорыв в строну флангов. Немецкие войска оттеснили с рубежа реки Олешня, что позволило ввести в бой танковые подразделения. Углубившись в оборону противника, 12-й и 15-й танковые корпуса повернули на юго-восток, они должны были прорваться южнее Орла, в тыл 9-й немецкой армии. Однако быстрого прорыва в тыл к немцам не произошло. Немцев только оттеснили от реки, их оборонительные порядки не развалились. Танковые части стали взламывать немецкую оборону, неся большие потери. Тем не менее, наступление 3-й гвардейской танковой армии стало неприятным сюрпризом для немецкого командования. Левое крыло 35-го армейского корпуса у Мценска оказалось под угрозой окружения. Поэтому немецкое командование приняло решение отвести войска на рубеж Оки, на ближние подступы к Орлу.

Эта ситуация заставила советское командование предпринять немедленные ответные меры для захвата переправ через Оку. Закрепление немецких войск на этом рубеже серьёзно осложняло дальнейшее наступление. Решение было принято на уровне Ставки верховного Главнокомандования, армию Рыбалко развернули и бросили к Оке. Задача 3-й гвардейской танковой армии было облегчена тем, что 3-й мехкорпус ещё не был введён в бой и его без труда развернули к реке. На этом же направлении двинули и 15-й танковый корпус. Танкисты по дороги разгромили несколько отходивших немецких колонн и захватили плацдарм на западном берегу Оки. Вскоре к реке вышли стрелковые подразделения армии Александра Горбатова.


Советские самоходчики на СУ-76 в наступлении севернее Курска.

Вечером 20 июля армия Рыбалко получила приказ штаба Брянского фронта перенести свои действия на южное направление, в полосу наступления 63-й армии. 3-я гвардейская танковая армия снова должна была наступать на Становый Колодезь. В это время немецкое командование сосредоточило крупные силы для того, чтобы сбросить советские войска с плацдармов в Оку. Первые немецкие атаки отбивали ещё части армии Рыбалко. После её ухода, положение 3-й армии серьёзно осложнилось. Постоянные артобстрелы, авиаудары и постоянные атаки пехоты и танков привели к большим потерям. Советские войска стояли насмерть, но в итоге по приказу командования вынуждены были отойти на восточный берег Оки.

В это время немецкое командование перебросило в район Орла новые подкрепления – 12-ю танковую дивизию и 78-ю штурмовую дивизию. Немецкие войска несли большие потери, но сдержали удары советских танковых частей. После нескольких неудачных попыток прорвать немецкую оборону, 3-ю гвардейскую танковую армию и 1-й гвардейский танковый корпус отвели в тыл.

Сражение за Орёл было продолжено силами 3-й и 63-й армий. Утром 25 июля под прикрытием огня артиллерии и ударов авиации части правого фланга 3-й армии форсировали Оку, через некоторое время саперы навели переправы, по которым начали перебрасывать танки и САУ. Наступление советских войск на Орёл и кризисная ситуация на других направлениях, заставили немецкое командование 26 июля отдать приказ об отводе войск с орловского выступа. 1 августа 1943 года передовые части 3-й армии обнаружили отход войск противника на запад. Армия генерала Горбатого начала преследование противника.

Нельзя сказать, что продвижение советских войск с этого момента было легким. Немецкие войска оказывали упорное сопротивление на промежуточных рубежах, чтобы дать возможность эвакуировать госпитали и склады из Орла и разрушить инфраструктуру города. К тому же 3-я армия была обескровлена, численность наступающих в первом эшелоне дивизий упала до 3,3-3,6 тыс. человек. Тем не менее, потеря сильного окского рубежа обороны не позволяла немцам создать систему устойчивой обороны, и они продолжали отступление. 3 августа части 35-го армейского корпуса в районе Орла были охвачены полукольцом. Для того чтобы спасти город от полного разрушения, из танковых подразделений 3-й армии была сформирована специальная группа для освобождения города. К 16.00 4 августа советские войска освободили восточную часть города. К утру 5 августа Орёл полностью освободили от гитлеровцев. Освобождение Орла и Белгорода было отмечено 12 залпами из 120 орудий.


Жители освобожденного г. Орла и советские воины у входа в кинотеатр перед показом хроникально-документального фильма «Орловская битва». 1943 г.

Брянский фронт с 10 июля по 12 августа 1943 года потерял более 81 тыс. человек (свыше 22 тыс. человек – безвозвратные потери). Фронт потерял до 40% своего состава. Самые высокие потери понесла 3-я армия генерала Горбатого – свыше 38 тыс. человек. Такие высокие потери были вызваны мощной системой немецкой обороны в районе Орловского выступа, созданной за время длительной паузы в боевых действиях. Система немецкой обороны в районе Орла была одной из самых совершенных за всю Великую Отечественную войну. Необходимо также отметить быструю реакцию немецкого командования, которое демонтировало ударную группировку, наступающую в полосе обороны Центрального фронта, и перебросило резервные дивизии в район Орла.


Население г. Орла приветствует своих освободителей. 5 августа 1943 г.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти