Арьергардные бои русской армии. Сражение при Гофе

25 января 1807 года, в ходе войны четвёртой коалиции между французскими и русскими войсками, состоялся бой при Гофе. Это была сражение русского арьергарда под командованием Михаила Барклая де Толли и французских войск под началом Мюрата и Сульта.

Арьергардные бои русской армии

После сражение у Бергфрида и отступления русской армии от Янкова французский император и главнокомандующий Наполеон Бонапарт не отказался от мысли отрезать армию Беннигсена от России. Он приказал корпусам Сульта и Даву идти в Гутштат и Гейльсберг в обход русской армии с правого крыла; войскам Нея идти на левый фланг, к Либштату, чтобы отрезать корпус Лестока от основных сил Беннигсена; корпус Ожеро, гвардия и резервная кавалерия Мюрата следовала по следам русской армии. Бернадоту, который из-за захвата русскими французских курьеров, не получил план операции и отвёл войска назад, приказали немедленно спешить на соединение с основными силами французской армии.


23 января движение двух враждебный армий продолжалось. Князь Багратион, который командовал русским арьергардом, разделил его на три отряда. Они прикрывали отход одной из трёх колонн, на которые разделилась армия Беннигсена. Отрядом правого крыла командовал генерал Багговут, центра — Марков, левого крыла — Барклай де Толли.

В отряде Багговута были Софийский, Белозерский и Старооскольский мушкетерские, 4-й егерский и Александрийский гусарский полки, артиллерийская рота и казаки. Отойдя несколько верст от Янково, Багговут остановился, так как главные русские силы отступали крайне медленно из-за плохих дорог и погодных условий, а французы приближались, их необходимо было приостановить. Когда французы приблизились к позиции Багговута, наши гусары опрокинули передовые ряды противника. Французам пришлось остановиться и построиться в боевые порядки. Завершив построение, противник пошёл в атаку. Софийский и Белозерский полки отразили первые атаки французов, в это время Александрийский гусарский полки и казаки совершили удачные рейды на флангах.

Дав отпор первым наскокам противника, Багговут начал отводить войска, сначала конницу, так как дорога шла лесом, что лишало кавалерию мобильности, затем пехоту. Выйдя из леса, гусары обнаружили французскую колонну, которая шла на перехват нашего отряда. Граф Ламберт с Александрийским гусарским полком бросился на врага, Старооскольский мушкетерский полк поспешил за конницей. Французы не выдержали атаки нашей конницы и отступили. Тем временем из леса вышел арьергард отряда Багговута — Белозерский и 4-й егерский полки. Французская конница окружила наших солдат, завязался упорный бой. Свидетель боя, князь Багратион доносил главнокомандующему Беннигсену: «Без замешательства, производя жестокий ружейный огонь, Белозерский и 4-й егерский полки отбивали атаки конницы, ходили несколько раз в штыки и очистили себе путь». Нашей пехоте помогли два эскадрона Александрийских гусар, которые были направлены на выручку арьергарду.

Тем временем отряд Багговута был усилен Его Величества лейб-гвардии, Орденским и Малороссийским кирасирскими, Псковским драгунским и 7-м егерским полками. Багговут остановился, построил пехоту в три линии, а конницу поставил на флангах. Обнаружив усиление русского арьергарда, французы прекратили атаки, поджидая подхода остальных войск. Бой ограничился ружейно-пушечной перестрелкой. Выиграв время для армии, отряд Багговута продолжил движение, прикрывшись конницей (места пошли открытые). Французская кавалерия следовала за нашими войсками, маневрировала, но атаковать не решалась.

Ранним утром 24 января отряд Багговута вышел к селению Варлак, где соединился с отрядом Маркова, который избежал сильных столкновений с противником. На рассвете 24-го, когда армия Беннигсена была на марше от Вольфсдорфа к Ландсбергу, князь Багратион отвел отряды Багговута и Маркова за Вольфсдорф. Впереди этого селения были оставлены Елисаветградский гусарский полк под началом Юрковского и два казачьих полка, в самом селении стоял 4-й егерский полк. Когда против селения скопились значительные силы противника, Багратион приказал гусарам, казакам и егерям отойти к основным силам арьергарда.

Заняв Вольфсдорф, командующий французским авангардом Мюрат, направил две колонны в обход правого крыла отряда Багратиона. Здесь в лесу, оборону держали 5-й и 25-й егерские полки Гогеля и Вуича. Завязался упорный бой. Французы пытались выбить наших солдат из леса, русские стойко отбивались. Все атаки были отбиты, так как французы не могли использовать артиллерию, а русские солдаты занимали удобную позицию. Одна из французских колонн смело вошла в лес, но Вуич с 25-м полком пошёл в штыковую атаку, которую поддержали гусары графа Ламберта и казаки, которые врубились во вражескую колонну. Французы отступили. Одновременно наши войска отразили французскую атаку и на левом крыле. Французская конница пошла в обход наших войск, но была контратакована Курляндским драгунским полком под началом князя Долгорукова. Французы были отброшены. Потерпев поражение на флангах, Мюрат решил ограничиться артиллерийской перестрелкой, дожидаясь подхода остальных войск.

Простояв несколько часов и дав главным силам возможность спокойно продолжать марш, Багратион начал отводить свои войска. При этом князь Багратион отступал в полном порядке и спокойно, временами останавливался. Отличительной чертой отступающих под его началом войск были спокойствия и порядок. При этом Багратион действовал быстро, но никого не торопил. Как отмечал военный историк А. И. Михайловский-Данилевский: «Величавое хладнокровие героя переливалось в предводимые им войска, питавшие к нему беспредельную доверенность».

Французы напирали на тыл князя Багратиона, пытались обойти его, перехватить ему дорогу. Однако напрасно. Пётр Иванович везде опережал противника. Происки французов отражали Елисаветградский гусарский и Курляндский драгунский полки с конной артиллерийской ротой Ермолова. Пройдя селение Опен и войдя в большой лес, Багратион прикрылся всеми егерскими полками, оставив в резерве Екатеринославский гренадерский и Псковский мушкетерский полки. Наши стрелки успешно отбили все наскоки противника. Ночь отряд Багратиона провел в селение Кашаунен.

На рассвете 25 января движение войск было продолжено. Французы преследовали русских легкими войсками, наши войска успешно отстреливались и дошли до селения Фрауэндорф, где соединились с отрядом Барклая де Толли. Отряд Барклая составил арьергард войск Багратиона, а отряды Багговута и Маркова продолжили марш к Ландсбергу, где был в это время сборный пункт армии.

Багратион был доволен своими войсками и особенно выделял егерей в донесении Беннигсену: «По роду службы егерей на каждом шагу встречающиеся опасности, неимоверные труды, лишения всех выгод, даже самих квартир в продолжение целой кампании, кровью егерей снискиваемое спокойствие армии, есть право на покровительство; ходатайство же моё у вас о воздаяние заслуг их есть священнейшая моя обязанность».


Источник: Михайловский-Данилевский, «Описание второй войны Императора Александра с Наполеоном в 1806 и 1807 гг.»

Действия отряда Барклая де Толли

Отряд Михаила Барклая де Толли, который составлял левый арьергард армии, имел в своем составе: Изюмский и Ольвиопольский гусарские полки, батальон Конно-Польского, Костромской мушкетерский, 1-й, 3-й и 20-й егерские, два казачьих полки, конная артиллерийская рота Яшвиля.

Ранним утром 23 января 1807 г. отряд Барклая де Толли был атакован французской кавалерией. Изюмский и Ольвиопольский гусарские полки, усиленные казаками и конной артиллерийской ротой, выдержали вражеский удар и сами несколько раз ходили в атаку. Нашу конницу также подкрепили 30-й егерский полк и часть 20-го полка. Русские стрелки засели в кустарнике на нашем правом крыле и вели меткий огонь по французской коннице. Вражеская пехота неоднократно пыталась выбить наших стрелков, но без успеха. Только один раз французы почти добились победы. Однако полковник Бистром с егерями 20-го полка отбросил врага.

Удержав позиции до 10 часов, войска Барклая начали отход. Их прикрывала конная артиллерийская рота. При этом 3-й егерский полк был окружен французской конницей. Барклай де Толли отправил ему на помощь батальон Конно-польского полка подполковника Жигулина и казачий полк Иловайского 9-го. Они опрокинули французов и выручили егерей. «Потом, — отмечал в своем донесении Барклай де Толли, — я продолжал отступление, не спеша и в наилучшем порядке, но в сильнейшем огне неприятеля, который все высоты, мною оставленные, занял многочисленную артиллерию».

В ходе отступления отряд Барклая был усилен пятью батальонами пехоты и несколькими эскадронами кавалерии. Ночью отряд остановился на отдых. Барклай де Толли в донесении командованию отмечал доблесть войск: «Я не могу довольно хвалить с каким мужеством, храбростью и хладнокровием войска моего отряда, в виду многочисленного неприятеля, с порядком и без торопливости совершали всякое движение, им приказанное. Я уверен, что неприятель, имевший все средства разбить отряд мой, единственно через сей похвальный порядок удержан был от дальнейших покушений».

На другой день, 24 января, князь Багратион приказал Барклаю де Толли отступать не далее Фрауэндорфа, а затем ждать прибытие остальных сил арьергарда армии. В первой половине дня французы не сильно наседали на отряд Барклая де Толли, планируя перехватить его у Лаунау куда выслали войска ночью. Однако русский командир узнал о движении войск противника от разъездов направленных в разные стороны и быстрым движением опередил французские войска. Французы попытались отрезать и уничтожить арьергард русского отряда, состоявший из четырех эскадронов Ольвиопольского гусарского полка, егерского батальона, казачьего полка Иловайского 9-го и двух орудий. Русские солдаты опрокинули противника. В дальнейшем французы преследовали наши войска, пытаясь выгадать удобный момент для атаки, но не добились успеха. Ночью боевые действия были приостановлены. Отряд Барклая расположился у Фрауэндорфа.

Бой при Гофе

25 января войска Багратиона направились к Ландсберга, отряд Барклая де Толли составил его арьергард. Начало марша было спокойным. В районе Гофа Барклай получил приказ Беннигсена держать оборону, пока армия не займет позиции у Ландсберга. Михаил Богданович Барклай де Толли занял село Зинкен отрядом Ивана Семёновича Дорохова: 1 батальон 20-го егерского полка, 4 эскадрона Изюмского гусарского полка и 2 конных орудия поручика Сухозанета. Остальные войска — 11 батальонов, 16 эскадронов, 10 конных орудий, были расположены на высотах позади ручья, южнее Гофа.

Около трёх часов дня к Зинкену подошел Иоахим Мюрат с драгунской дивизией Клейна и кирасирами Опу (30 эскадронов) и атаковал русский отряд. После упорного боя, потеряв почти всю орудийную прислугу, Дорохов под давление превосходящих сил противника отошёл за ручей и присоединился к главным силам. По показаниям пленных при французских войскам присутствовал сам император.

Несмотря на большое превосходство противника, Барклай де Толли решил продолжить бой. «Во всяком другом случае, — сообщал он, — я бы заблаговременно ретировался, дабы при таком неравенстве в силах, не терять весь деташемент (фр. détachement, в переводе — отряд, подразделение — автор) мой без пользы, но через офицеров, которых посылал я в главную квартиру, осведомился я, что большая часть армии ещё не была собрана, находилась в походе, и никакой позиции взято не было. В рассуждении всего я почёл долгом лучше со всем отрядом моим пожертвовать собою столь сильному неприятелю, нежели ретируясь, привлечь неприятеля за собою и через то подвергнуть всю армию опасности». Кроме того, Беннигсен уверил Барклая де Толли, что скоро придёт подкрепление.

Таким образом, Барклай де Толли с 5-тыс. отрядом встретил натиск превосходящих сил противника. Генерал расположил Изюмский гусарский полк и конную артиллерию у моста, через который должны были пройти французские войска. Вторую линию занимали Ольвиопольский гусарский, 20-й егерский и Костромской мушкетерский полки; на правом фланге расположился на лесистом холме 1-й егерский полк. 3-й егерский полк был направлен на левое крыло, в лес, но там уже были французские стрелки. Чтобы обеспечить себе возможность отхода, Барклай де Толли усилил 3-й егерский полк 20-м полком.

Первую попытку французов форсировать реку наши войска отразили картечным огнем. Затем противник подтянул артиллерию и вынудил наши войска отступить. Конные егеря французов форсировали реку. Дорохов атаковал их с гусарами и казаками, отбросив врага за реку. Успех атаки соблазнил Ольвиопольских гусар и продолжили атаку за мостом. Французы их опрокинули, и наши отступающие войска смешали Изюмский полк. Однако Яшвиль, который привел в порядок свою конную артиллерийскую роту, остановил французскую конницу, которая преследовала наших гусар. Дорохов в этом бою был контужен.

Французы снова пошли в наступление, опрокинули наших гусар и ударили по Костромскому пехотному полку под началом князя Щербатова. Три атаки выдержала наша пехота, отражая натиск французской конницы огнем. После каждой атаки Костромской полк отступал в порядке, а когда французы приближались, встречал их ружейным огнем. Тем временем Изюмские и Ольвиопольские гусары опомнились, атаковали французских драгунов, и опрокинули их. Затем они ударили по французским кирасирам, которые прибыли на помощь драгунам. Кирасиры, ещё не участвовали в сражении, были в полной силе и смяли наших гусар, которые понесли потери и были утомлены предшествующими атаками. Преследуемые французами, они смяли и Костромской полк, который до этого отходил в полном порядке. Французы получили возможность уничтожить нашу пехоту. «Я имел прискорбие, — сообщал Барклай де Толли, — видеть почти совершенную гибель сего бесподобного полка». Французы захватили пушки Костромского полка и его знамена, кроме одного, который отбил гусар Томиловский.

Не имея возможности далее удерживать позицию и под угрозой полной гибели нашего отряда, Барклай де Толли решил отвести отряд за Гоф и там держаться до полного истощения сил. Сражавшийся на правом крыле 1-й егерский полк был отрезан от основных сил, несколько раз отражал атаки противника в ходе отступления, но в итоге был рассеян французской конницей и спасся в лесу. Оборонявшиеся на левом фланге 3-й и 20-й егерские полки, выдержали сильные атаки противника и отступили в порядке.

Войска Барклая де Толли заняли вторую позицию за Гофом. В это время подошло подкрепление — пять батальонов под начало князя Долгорукова 5-го. Отряд Долгорукова расположился на правом крыле, а Барклай отвел 3-й и 20-й егерские полки на левое крыло, чтобы французы не отрезали наши войска от Ландсберга. Французы, к которым в это время подошла пехота маршала Сульта, провели атаку против левого фланга русских, стараясь отрезать путь отступления. Пока войска Барклая сдерживали врага, французы атаковали и отряд Долгорукова. В ходе сражения его подкрепили Его Величества и Орденским кирасирскими полками. Ночь остановила сражение.



Итоги

Таким образом, французы так и не смогли смять наш арьергард. После упорного боя до темноты арьергард Барклая де Толли отошёл к Ландсбергу. Потери войск неизвестны. Барклай на следующий день был ранен, и не успел собрать сведения о своём отряде. И состоявшая вскоре решающая битва при Прейсиш-Эйлау затмила предшествующие арьергардные дела.

Барклай де Толли писал о значении этого боя: «Мне и сотоварищам моим, в сем деле храбро сражавшимся, остается успокоиться тем, что удержана была наша позиция, и чрез то армия от внезапного наступления всех неприятельских сил была защищена: таково было наше назначение и вся цель наша, и если сие удалось, то вознаграждены все жертвы. Предоставляю благоусмотрению вашему — выполнено ли сие нами было, или нет? А я надеюсь что не оставите воздать нам справедливость».

Французские войска остались ночевать на поле сражения. Наполеон, после трехдневных упорных боев с русскими арьергардами, решил, что Беннигсен планирует дать решительное сражение при Ландсберге. Поэтому он приказал войскам Сульта и Даву идти на правое крыло, корпусу Нея — на левое. Сам Наполеон планировал атаковать с фронта войсками Ожеро, гвардией и кавалерией Мюрата.

Русская армия в ту же ночь покинула Ландсберг и двинулась к Прейсиш-Эйлау. Беннигсен надеялся там соединиться с корпусом Лестока. Багратион снова возглавил арьергард. Ему приказали идти как можно тише, давая армии возможность пройти через Эйлау. Войска князя Багратиона снова вели упорные арьергардные бои с французской армией.

Наполеон, узнав о движении армии Беннигсена, отменил прежние указания. Ней по-прежнему должен был отрезать корпус Лестока от русской армии, а Даву — обойти левый фланг нашей армии.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Cartalon 24 января 2017 07:39
    Хорошое описание, но взгляд только с одной стороны.
    1. Котище 24 января 2017 18:18
      Смею Вас уверить, что взгляд с другой стороны ничем не отличается!
      Багратион, Барклай де Толли и Багавут своим тактическим умением выйграли все для будующей победы Русской армии!
  2. parusnik 24 января 2017 08:02
    А.И.Михайловский-Данилевский был одним из самых умных и просвещённых мужей тогдашней России. Многие иностранцы, приезжавшие в Петербург, стремились познакомиться с ним. Он принимал их очень учтиво и приветливо, но в беседе был осторожен и уклончив. "Эти господа, - говорил он – приезжают и ласкаются к нам, чтобы выведать что-нибудь, а потом сплетничают и клевещут на Россию. Они считают нас медведями, но мы не такие простаки, как они думают, и не всякая заморская лисица нас проведёт".Было бы не плохо, если автор не только работы Александра Ивановича использовал.
Картина дня