Немецкие малокалиберные зенитные установки против советской авиации (часть 8)

Зенитные орудия калибра 37 мм были популярны не только в Вермахте и Люфтваффе, но и в Кригсмарине. Впрочем, немецких адмиралов не устроили баллистические характеристики зенитных автоматов, разрабатываемых для сухопутных войск. Моряки считали, что палубные 37-мм зенитки должны обладать лучшей точностью и большей дальностью стрельбы.

В конце 20-х годов концерны Rheinmetall Borsig AG и Friedrich Krupp AG приступили к разработке морских скорострельных пушек малого калибра, способных решать задачи ПВО и бороться со скоростными торпедными катерами. После создания ряда опытных артиллерийских систем концерн «Рейнметалл» представил 37-мм универсальную скорострельную пушку 3,7 cm SK C/30. Буквы «SK» в маркировке орудия означали Schiffskanone (нем. Корабельное орудие), а «C» — Construktionsjahr (нем. Год создания) с указанием через дробь двух последних цифр года. Фактическое принятие на вооружение флотского 37-мм орудия произошло в середине 30-х, после прихода к власти нацистов и отказа от соблюдения условий Версальского договора. Таким образом 3,7 cm SK C/30 стала первой 37-мм зенитной пушкой, поступившей на вооружение немецкого флота после окончания Первой мировой войны. Для этой артсистемы был создан очень мощный для данного калибра унитарный выстрел с длиной гильзы 381 мм. Общая длина унитарного выстрела — 516,5 мм. В чрезвычайно длинном стволе (длиной 2960 мм или 83 калибра), бронебойно-фугасно-трассирующий снаряд 3,7 cm Pzgr Patr L'spur Zerl массой 745 г разгонялся до 1000 м/с. Также в боекомплект входили выстрелы с осколочно-трассирующим и осколочно-зажигательно-трассирующим снарядами. Для уменьшения износа ствола были приняты снаряды с металлокерамическими ведущими поясками.


Немецкие малокалиберные зенитные установки против советской авиации (часть 8)

37-мм снаряд для зенитного орудия 3,7 cm SK C/30


По дальности эффективного огня и досягаемости по высоте морское 37-мм орудие серьёзно превосходило сухопутные зенитки того же калибра, но при этом выстрел 37х380R не был взаимозаменяем с 37-мм противотанковыми, зенитными и авиационными пушками. Согласно немецким данным, на дальности 2000 м по точности стрельбы 3,7 cm SK C/30 вдвое превосходила буксируемую зенитную пушку 3,7 cm Flak 18.

Спаренная зенитная установка 3,7 cm SK C/30 парадоксальным образом сочетала самые передовые достижения конструкторской мысли с откровенно архаичными техническими решениями. Так, в середине 30-х немцы стали первопроходцами, установив 37-мм морскую спарку на стабилизированную в трёх плоскостях платформу. Спаренная стабилизированная зенитная установка получила обозначение Dopp.LC/30 (нем. Doppellafette С/30 — Двухорудийный лафет модели 30-го года). При полной массе 3670 кг, почти 20 % веса установки (630 кг) составлял вес силовых приводов стабилизации, которые могли компенсировать наклон от бортовой и килевой качки корабля в пределах +/-19,5°. Углы вертикального наведения: от -9° до +85°, а в горизонтальной плоскости обеспечивался круговой обстрел. Спаренные орудия имели гидравлический противооткатный механизм и пружинный накатник. Никакой броневой защиты спаренные 37-мм зенитки изначально не имели, не считая 14-20 мм стальных "брустверов" на крейсерах и линкорах. Однако с 1942 года эти установки оснастили щитами из 8-мм броневой стали.


Заряжание 37-мм спаренной зенитной установки Dopp.LC/30


Хотя по точности стрельбы 37-мм немецкая морская спарка превосходила все существующие на тот момент 37-40-мм корабельные и сухопутные зенитные орудия, она имела полуавтоматический вертикально-скользящий клиновой затвор с ручным заряжанием каждого выстрела. При этом практическая скорострельность спаренной зенитной установки напрямую зависела от уровня тренированности расчёта и в большинстве случаев не превышала 60 выстр/мин, что было почти в два раза меньше, чем у сухопутной одноствольной зенитки 3,7 cm Flak 18. Несмотря на это, спаренная 37-мм установка выпускалась большой серией, получила широкое распространение в германском флоте и применялись на большей части немецких боевых кораблей классом от миноносцев и выше. Эсминцы несли по 2 такие системы, на лёгких крейсерах имелось 4 спарки, на тяжёлых крейсерах по 6, на линкорах размещалось 8 спаренных установок. Очень часто их ставили на крупные мобилизованные корабли торгового флота, привлекавшиеся для войсковых перевозок. Производство 3,7 cm SK C/30 завершилось в 1942 году, всего было выпущено около 1600 одинарных и спаренных орудий.

После начала боевых действий выявилось, что при сильном волнении и забрызгивании система стабилизации часто отказывает из-за попадания морской воды в электрические цепи. К тому же при интенсивном маневрировании эсминцев, подвергшихся атаке вражеской авиации, слабые электроприводы не всегда успевали компенсировать угловые ускорения. Многочисленные отказы в работе системы стабилизации и невысокая боевая скорострельность стали причинами того, что немцы в 1943 году начали заменять на палубах боевых кораблей полуавтоматические пушки 3,7 cm SK C/30 37-мм одинарными и спаренными зенитными автоматами 3,7 сm Flak М42 и 3,7 сm Flak М42. Эти автоматические пушки были созданы фирмой «Рейнметалл» для нужд Крингсмарине на базе артиллерийской части зенитного автомата 3,7 сm Flak 36.



После демонтажа ставшей ненужной системы стабилизации освободившимися зенитными установками усиливали противовоздушную оборону военно-морских баз и портов. В силу отсутствия колёсных лафетов достаточно тяжелые спарки Dopp.LC/30 размещались на стационарных позициях, также ими вооружали железнодорожные зенитные батареи.

На различных вспомогательных судах небольшого водоизмещения устанавливались одинарные 37-мм полуавтоматические орудия Einh.LC/34 (Einheitslafette C/34 — Одноорудийный лафет модели 34-го года) с углами вертикальной наводки: -10...+80 °. Наведение орудия по горизонтали осуществлялось за счёт его свободного вращения в горизонтальной плоскости при помощи плечевого упора.


37-мм универсальная пушка Einh.LC/34на стационарной позиции


Для вертикальной наводки имелся зубчатый подъёмный механизм. Масса одинарной установки не превышала 2000 кг. Для защиты расчёта от пуль и осколков с 1942 года стал применяться бронированный щит.




В 1939 году на вооружение была принята одноствольная 37-мм универсальная артсистема Ubts.LC/39 с пушкой 3,7 cm SK C/30U, предназначенная для вооружения подводных лодок. Масса данной установки была снижена до 1400 кг, а максимальный угол вертикального наведения доведён до 90°. Кроме того, в конструкции Ubts.LC/39 использовались стойкие к коррозии сплавы. Хотя боевая скорострельность полуавтоматического орудия не превышала 30 выстр/мин, оно являлось более надежным и компактным, чем зенитные автоматы, используемые на суше, и могло быть быстрее приведено в боевое положение. Концептуально немецкая 37-мм универсальная артиллерийская установка была близка к советской 45-мм полуавтоматической универсальной пушке 21-К, но имела лучшую баллистику и скорострельность.


37-мм универсальная установка Ubts.LC/39, использовавшаяся в противодесантной обороне на линии "Атлантического вала"

Начиная с 1943 года значительное число установок Einh.LC/34 и Ubts.LC/39 было передано в подразделения противовоздушной обороны и размещено в укреплениях «Атлантического вала». Хотя к 1945 году одинарные и спаренные полуавтоматические 37-мм универсальные пушки считались устаревшими, их эксплуатация продолжалась до окончания боевых действий.

Кроме 37-мм зенитных установок, произведённых на собственных предприятиях, в вооруженных силах нацистской Германии имелось немало трофейных орудий того же калибра. В первую очередь следует упомянуть советскую 37-мм автоматическую зенитную пушку образца 1939 года, которая также известна как 61-К.

После того как завод им. Калинина № 8 в подмосковных Подлипках в первой половине 30-х провалил освоение серийного производства 37-мм зенитного автомата, документация и полуфабрикаты на который были получены от фирмы «Рейнметалл», в СССР в 1939 году приняли на вооружение 37-мм копию 40-мм автоматической зенитной пушки Bofors L60. По своим характеристикам советский 37-мм зенитный автомат был близок к швейцарскому прототипу. Масса 61-К в боевом положении без щита составляла 2100 кг, боевая скорострельность – до 120 выстр/мин. Углы вертикальной наводки: от −5 до +85°. Заряжание производилось обоймами по 5 выстрелов, вес обоймы с патронами – более 8 кг. Осколочно-трассирующая граната массой 732 г имела начальную скорость 880 м/с, и табличную дальность – до 4000 м. Сплошной бронебойно-трассирующий снаряд массой 770 г с начальной скоростью 870 м/с, на дальности 500 м по нормали мог пробить 45 мм броню. По сравнению с немецким 37-мм зенитным автоматом 3,7 сm Flak 36 советская 37-мм автоматическая зенитная пушка образца 1939 года обладала небольшим преимуществом в баллистических характеристиках. Боевая скорострельность 3,7 сm Flak 36 и 61-К была примерно одинаковой. Немецкая зенитка имела более компактный и удобный двухосный лафет, который мог буксироваться с большей скоростью.

С 1939 по 1945 год зенитным подразделениям РККА было поставлено более 12 000 37-мм орудий 61-К. По состоянию на 22 июня 1941 года в войсках имелось около 1200 зенитных автоматов. В ходе боевых действий немцам удалось захватить до 600 советских 37-мм зенитных установок, которые приняли в Вермахте на вооружение под обозначением 3,7 cm Flak 39(r).


37-мм зенитная установка 3,7 cm Flak 39(r)


Впрочем, во второй половине войны немцы испытывали серьёзный дефицит боеприпасов к трофейным советским 37-мм зенитным автоматам, что ограничивало их применение по прямому назначению. В связи с этим в 1944 году большую часть захваченных зениток 61-К использовали в качестве противотанковых орудий в укреплённых районах.

После выхода Италии из войны в сентябре 1944 года трофеями немецких войск стали более 100 37-мм зенитных автоматов 37 mm/54 Breda Mod. 1932/1938/1939, получивших у немцев обозначение 3,7 cm Flak Breda(i).


Спаренная 37-мм зенитная установка 37 mm/54 Breda mod. 1932


37-мм зенитный автомат создан фирмой «Бреда» путём масштабирования 13,2-мм пулемёта пулемёт Hotchkiss M1930, по заказу ВМС Италии для замены устаревшей британской 40-мм морской зенитки QF 2 pounder Mark II. Для новой морской скорострельной пушки был принят боеприпас 37x232mm SR. Заряжание велось из коробчатых магазинов на шесть выстрелов. Темп стрельбы артиллерийского автомата мог регулироваться от 60 до 120 выстр/мин. Осколочно-фугасный снаряд массой 820 г покидал ствол с начальной скоростью около 800 м/с. Дальность стрельбы по воздушным целям – до 4000 м. Морская спаренная установка Breda 37/54 mod 1932 на стационарной тумбе весила около 4 тонн.

Хотя спаренные 37-мм зенитки «Бреда» обр. 1932 и 1938 г. могли в минуту выпускать более 160 снарядов, они имели повышенную вибрацию при стрельбе очередями, что существенно снижало их точность. В связи с этим в 1939 году на вооружение поступила одноствольная установка 37 mm/54 Breda mod. 1939 с подачей снарядов слева. Орудие первоначально выпускалось в стационарном варианте на тубовом лафете, предназначенном для размещения на палубе корабля или стационарных позициях.


Армейская версия модели 37 mm/54 Breda mod. 1939 на одноосном лафете


В 1942 году в серию пошли 37-мм зенитки на оригинальном колёсном одноосном лафете и повозках, заимствованных от трофейных 40-мм «Бофорсов». Масса зенитной установки в боевом положении на двухосном лафете составляла 1480 кг, на повозке «Бофорс» — 1970 кг. Углы вертикальной наводки — от -10 / +80 градусов.


37 mm/54 Breda mod. 1939 на двухосном лафете 40-мм Bofors L60


Рассказывая о малокалиберных зенитных установках, используемых немцами в годы войны, невозможно не упомянуть по-настоящему «интернациональный» образец — 40-мм автомат Bofors L60. В ряде источников утверждается, что его проектирование началось ещё во время Первой мировой. В 1918 году специалисты концерна Friedrich Krupp AG работали над прототипом скорострельной зенитной пушки с автоматикой, основанной на использовании отдачи ствола с коротким откатом. В связи с ограничениями, наложенными Версальским договором на Германию, имеющиеся наработки по зенитному автомату якобы были переданы шведской фирме AB Bofors, которая в свою очередь довела орудие до требуемого уровня надёжности и в 1932 году предложила потенциальным покупателям. Первоначально 40-мм автоматами заинтересовались ВМС Швеции, однако конкуренцию 40-мм «Бофорсам» составили 20-мм и 25-мм зенитные установки. Как это часто бывает, признание на родине произошло гораздо позже, чем за границей. Первым заказчиком зенитных автоматов L60 в 1932 году стал голландский флот, установивший 5 спаренных 40 –мм установок на лёгкий крейсер De Ruyter. Зенитные пушки монтировались на стабилизированной установке, разработанной голландской компанией Hazemeyer.

В 1935 году появилась сухопутная версия этого орудия. Оно было смонтировано на двухосной буксируемой повозке, которая при переводе в боевое положение вывешивалась на домкратах. В случае острой необходимости стрельбу можно было вести прямо «с колес», без дополнительных процедур, но с меньшей точностью. Масса зенитной установки в боевом положении – около 2400 кг. Углы вертикальной наводки: от −5° до +90°. Темп стрельбы: от 120 до 140 выстр/мин. Боевая скорострельность – около 60 выстр/мин. Расчёт: 5-6 человек. Заряжание зенитной установки производилось из вертикально вставляемой обоймы на 4 патрона.


Обойма для 40-мм зенитного автомата Bofors L60 с выстрелами разных типов


Для созданной в Швеции зенитной установки был принят выстрел 40х311R с различными типами снарядов. Основным считался осколочно-трассирующий 900 г снаряд, снаряженный 60 г тротила, покидавший ствол со скоростью 850 м/с. Сплошной бронебойно-трассирующий 40-мм снаряд массой 890 г, с начальной скоростью 870 м/с, на дистанции 500 м мог пробить 50 мм броню. По дальности эффективного выстрела и массе снаряда зенитная установка Bofors L60 немного превосходила немецкие и советские 37-мм автоматы 3,7 сm Flak 36 и 61-К, имела примерно одинаковую с ними боевую скорострельность, но была тяжелей.

Во второй половине 30-х буксируемые и морские 40-мм зенитки фирмы «Бофорс» пользовались популярностью у иностранных заказчиков. В Европе до начала Второй мировой их закупили или получили лицензию на серийное производство: Австрия, Бельгия, Великобритания, Венгрия, Греция, Дания, Италия, Нидерланды, Норвегия и Польша, Финляндия, Франция и Югославия.

Вермахт стал обладателем 40-мм «Бофорсов» в 1938 году, когда вследствие аншлюса достались 60 зениток австрийской армии. В Германии эти зенитные автоматы обозначались как 4,0 cm Flak 28. После оккупации Бельгии, Голландии, Греции, Дании, Норвегии, Польши, Франции и Югославии в распоряжении немецкой армии оказалось около 400 зениток Bofors L60. Более того, после немецкой оккупации серийное производство 40-мм зенитных автоматов было продолжено на предприятиях: Österreichinschen Staatsfabrik — в Австрии, Hazemeyer B.V — в Нидерландах, Waffenfabrik Kongsberg – в Норвегии. Венгерский металлургический и машиностроительный консорциум MÁVAG до декабря 1944 года поставил около 1300 40-мм «Бофорсов». При довольно высоких в сравнении с другими европейскими странами, темпах выпуска зенитных орудий, венгерские инженеры внесли много полезных новшеств, в частности разработали и внедрили в производство новый привод поворотного устройства вращающейся части установки, что позволило сократить время наведения в горизонтальной плоскости. Пик выпуска «Бофорсов» на контролируемых немцами предприятиях пришелся на март-апрель 1944 года, когда заказчику сдавалось до 50 зенитных автоматов в месяц.


Немецкая зенитная установка 4,0 cm Flak 28 на боевой позиции


В общей сложности Вермахт и Крингсмарине имелось более 2000 трофейных и новых 40-мм зениток, приблизительно 300 «Бофорсов» находилось в зенитных частях Люфтваффе. Выпуск боеприпасов для них был налажен на заводах «Ренметалл». Надо сказать, что зенитные автоматы Bofors L60, выпущенные в разных странах, были унифицированы по боеприпасам, но зачастую в силу местных конструктивных особенностей и различий в технологии изготовления имели невзаимозаменяемые узлы и детали. На первом этапе немецкое командование решало эту проблему путём развёртывания 40-мм зениток в оккупированных странах, где они были произведены, что позволяло ремонтировать и обслуживать орудия на местных предприятиях.



Однако по мере ухудшения положения на фронтах, в связи с необходимостью компенсации понесённых потерь зенитные батареи «Бофорсов» с позиций в тылу перебрасывали ближе к передовой, что конечно затрудняло их эксплуатацию и снижало боеготовность. На завершающем этапе войны "Бофорсы", как и другие зенитки, очень часто вели огонь по наземным целям.

Относительно малоизвестным образцом является 50-мм автоматическая зенитная пушка 5,0 cm Flak 41(Flugabwehrkanone 41). Разработка этого орудия началась в середине 30-х, когда военные обратили внимание, что между 20-37-мм автоматами и 75-88-мм полуавтоматическими пушками на высотах от 2000 до 3500 м существует промежуток, на которых скорострельные малокалиберные автоматы уже не столь эффективны, а для тяжелых зениток с дистанционными взрывателями эта высота ещё мала. Для решения проблемы казалось оправданным создать зенитки некоего промежуточного калибра, и конструкторы концерна Rheinmetall Borsig AG остановили свой выбор на 50-мм выстреле 50x345B.


50-мм автоматическая зенитная пушка 5,0 cm Flak 41 в транспортном положении


Испытания прототипа 50-мм зенитки начались в 1936 году, а через пять лет орудие приняли на вооружение. Орудия 5,0 cm Flak 41 поступали в зенитные дивизионы Люфтваффе, которые защищали важные стратегические объекты.


50-мм автоматическая зенитная пушка 5,0 cm Flak 41 в боевом положении


Действие автоматики 5,0 cm Flak 41 было основано на смешанном принципе. Отпирание канала ствола, экстракция гильзы, отбрасывание затвора назад и сжатие пружины накатника затвора происходили за счет пороховых газов, отводимых через боковой канал в стволе. А подача патронов осуществлялась за счет энергии откатывающегося ствола. Ствол запирался клиновым продольно скользящим затвором. Питание автомата патронами боковое, по горизонтальному столу подачи с помощью обоймы на 5 или 10 патронов. Темп стрельбы – 180 выстр/мин. Реальная боевая скорострельность не превышала 90 выстр/мин. Углы вертикальной наводки: от — 10 ° до + 90 °. Осколочно-трассирующий снаряд, весивший 2,3 кг покидал ствол со скоростью 840 м/с и мог поражать цели, летящие на высоте до 3500 м. Самоликвидация снаряда происходила на дальности 6800 м. Также в боекомплект могли входить бронебойно-фугасные трассирующие снаряды с бронепробиваемостью на дистанции 500 м по нормали 70 мм.



Установка транспортировалась на двухосной повозке. В боевом положении оба колёсных хода откатывались, и крестообразное основание лафета выравнивалось домкратами. Орудие получилось достаточно тяжелым, его масса в боевом положении составляла 4300 кг. Расчёт – 7 человек. Время перевода из транспортного в боевое положение – 5 минут.

В связи со своим предназначением, 50-мм зенитные орудия в основном размещались на стационарных позициях. Однако некоторое количество 5,0 cm Flak 41 установили на полноприводные грузовики Mercedes-Benz L-4500A.


5,0 cm FlaK 41 на грузовике Mercedes-Benz L-4500A


В связи с сильной отдачей, перед стрельбой во избежание опрокидывания на импровизированной ЗСУ было необходимо откинуть дополнительные боковые опоры. Разложенные в горизонтальной плоскости металлические борта грузовой платформы при приведении установки в боевое положение образовывали дополнительную площадку. Помимо зенитного автомата в кузове также находился оптический дальномер.



Подробности боевого применения ЗСУ с 50-мм зенитками не известны, но судя по сохранившимся фотографиям, 5,0 cm FlaK 41 устанавливались на машины с лёгкой бронезащитой кабины и моторного отсека. Также существовали небронированные варианты с полностью открытой кабиной.

В различных источниках количество выпущенных 50-мм зенитных автоматов колеблется от 50 до 200 единиц. Столь незначительная по меркам военного времени серия объясняется тем, что орудие 5,0 cm FlaK 41 являлось откровенно неудачным. Основные нарекания были связаны с боеприпасами. Даже днём, вспышки выстрелов сильно слепили расчёт, а снаряды для такого калибра оказались маломощными. Четырёхколёсная повозка при перемещении по грунтовым дорогам являлась слишком тяжелой и громоздкой. Кроме того, обстрел быстро перемещающихся целей был затруднен ввиду слишком низкой скорости горизонтальной наводки. Тем не менее, 50-мм зенитные установки использовались вплоть до капитуляции Германии. В Рурской области трофеями американцев стали 24 орудия, размещённые на стационарных позициях.

Оценивая действия немецкой малокалиберной зенитной артиллерии, стоит отметить её очень высокую эффективность. Зенитное прикрытие германских войск было значительно лучше советского, и такое положение сохранялось в течение всей войны. В комментариях к части, посвящённой 20-мм зенитным автоматам, один из читателей высказался следующим образом:
И все же, какова была реальная эффективность зенитной артиллерии в то время? Стоила ли она затраченных ресурсов или выгоднее строить авиацию? Потеря господства/паритета в воздухе предзнаменовала крах как тогда, так и сейчас. Вот и создается впечатление (во всяком случае у меня), что зенитная артиллерия, это как мертвому припарки…


Однако статистика боевых потерь свидетельствует об обратном. Именно огонь малокалиберных зенитных автоматов погубил большую часть потерянных по боевым причинам Ил-2. Авторы В.И. Перов и О.В. Растренин в своей книге «Штурмовик Ил-2» приводят следующие данные:
…в 1943 г. от огня немецкой зенитной артиллерии всех калибров ВВС КА потеряли 1468 Ил-2, то в 1944 г. (Яссо-Кишиневская, Севастопольская, Выборгская, Белорусская и др. наступательные операции) "Илов" было потеряно 1859 машин, а за первые шесть месяцев 45-го (Висло-Одерская, Кенигсбергская и Берлинская операции) число сбитых "Илов" составило 1048 самолетов. При этом рост потерь Ил-2 от огня немецкой зенитной артиллерии сопровождался неуклонным снижением потерь от действий истребителей люфтваффе. Если в 43-м в воздушных боях было сбито 1090 Ил-2, то в 44-м — 882 машины, а в 45-м (на 1 мая) — 369 "Илов". То есть в воздушных боях в небе 44-го "ильюшиных" было потеряно в 2,1 раза меньше, чем от огня ЗА всех калибров, а в 45-м -уже в 2,8 раза меньше. Суммарные же боевые потери штурмовиков Ил-2 практически остались на прежнем уровне: в 1943 г. ВВС КА потеряли на фронтах 3515 Ил-2, в 1944 г. — 3344 боевые машины, а в 45-м (на 1 мая) — 1691.


Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что окончательную утрату господства в воздухе в 1944 году противник отчасти компенсировал увеличением в прифронтовой полосе количества скорострельных зенитных установок. Зенитные орудия калибра 88-105-мм в большинстве случаев наносили урон нашим штурмовикам только первым залпом и на дальности не более 8 км. Высокие потери штурмовиков от 20-40-мм зенитных автоматов объясняются спецификой их боевого применения. В отличие от бомбардировщиков и истребителей, они работали в основном с малых высот – а значит, чаще и дольше, чем другие самолеты, находились в сфере действительного огня немецкой МЗА. Чрезвычайная опасность, которую представляли для нашей авиации немецкие малокалиберные зенитки, была во многом обусловлена совершенством материальной части этого оружия. Конструкция зенитных установок позволяла очень быстро маневрировать траекториями в вертикальной и горизонтальной плоскостях. Как правило, в составе зенитной батареи огонь корректировался при помощи ПУАЗО, который выдавал поправки на дальность, скорость и курс самолета. В случае индивидуального использования каждое орудие в большинстве случаев оснащалось оптическим дальномером, что позволяло вносить поправки по дальности. Немецкие зенитные расчёты имели очень высокий уровень подготовки, благодаря чему точность стрельбы была высокой, а время реакции небольшим. Первый прицельный выстрел немецкая малокалиберная зенитная батарея была готова дать уже через 20 секунд после обнаружения советских самолетов. Поправки на изменение курса, угла пикирования, скорости, дальности до цели немцы вводили в течение 2—3 секунд. Корректировка зенитного огня облегчалась широким применением трассирующих снарядов. Средняя вероятность попадания из 20-мм одноствольного автомата Flak 38 по самолету, летящему со скоростью 400 км/ч, на дальности 1000 м составляла 0,01. При увеличении числа зенитных орудий или использовании многоствольных установок соответственно возрастала вероятность поражения. Насыщенность войсковой ПВО скорострельными зенитными установками у противника была очень высокой. Количество стволов, прикрывавших объекты ударов Ил-2, непрерывно возрастало, и в начале 1945 г. по штурмовику, работающему в полосе немецкого укрепленного района, в секунду могло выпускаться 150-200 20-37-мм снарядов. Концентрация огня нескольких орудий по одной цели также увеличивала вероятность поражения. Кроме того, в большинстве случаев Ил-2 и Ил-10 делали несколько заходов на цель, и немецкие зенитчики успевали пристреляться.

По материалам:
http://militera.lib.ru/tw/perov_rastrenin/index.html
http://wwii.space/zenitnyie-orudiya-germaniya/
https://bunkermuseumhanstholm.dk/de/museumrundgang/das-dokumentationszentrum/wrackstueck-von-hudson-hanstholm-5-april-1942/
http://www.atlantvoldsydvest.dk/2017/11/10/ubungsbatterie-fano-5-le-leichte-flakausbildungskompanie-der-marine-flakschule-iii-1943-45/
http://forums.airbase.ru/2007/08/t56936_2--zenitnaya-artilleriya-vtoroj-mirovoj.html
http://www.navweaps.com/Weapons/WNGER_37mm-69_mk42.php
https://military.wikireading.ru/7543
http://www.navweaps.com/Weapons/WNIT_37mm-54_m1932.php
http://weaponews.com/weapons/10898-stories-about-guns-anti-aircraft-gun-bofors-40-mm-l60.html
http://www.cmchant.com/bofors-gun-the-l60-weapons
http://www.lonesentry.com/ordnance/5cm-flak-41-antiaircraft-gun.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти