Рыцари и рыцарство трёх веков. Часть 9. Германские эффигии

Хвала и мужу и жене,
Когда они живут в любви.
Их душу с телом наравне
На каждый час, господь, благослови!

И в полном счастье пусть их жизнь пройдет.
Сомненья нет, блажен и тот,
Кто добродетель чтит в себе,
Как в той, кого избрал одну,
И кто на радость взял жену,
Подругу в жизни и судьбе.
(Вальтер фон дер Фогельвейде, перевод Вильгельма Левика.)


В советском историческом кинофильме «Черная стрела» (1985 г.) по роману Р. Стивенсона есть трогательная сцена, которой, кстати, нет в самом романе: менестрель исполняет песню для жениха и невесты, лорда Грея и Джоанны Седли: «Хвала и мужу и жене…» Хотя кроме музыки и стихов в кадре практически ничего не происходит, впечатление эта сцена производит очень сильное. Написана она на стихи немецкого миннезингера XIII века Вальтера фон дер Фогельвейде «Желаний и томлений дни...» и очень характерна для рыцарской поэзии тех лет. Показательно, что очень многие рыцарские эффигии парные. На них изображены оба супруга. То есть слова «быть вместе в жизни и смерти, в болезни и во здравии…», которые католический священник произносил во время таинства бракосочетания, для многих были совсем не пустыми и в своих завещаниях они указывали создать эффигию не только самому себе, но и своей супруге. Или наоборот, супруга после кончины рыцаря-мужа хотела быть увековеченной в скульптуре, лежащей рядом с ним.

Благодаря этому мы многое знаем не только о мужских, но и женских нарядах того времени, хотя нас в данном случае и интересуют именно первые. Причем не английские, не французские и не испанские эффигии, с которые мы знакомились довольно часто, а с эффигиями германскими. И не просто германскими (отчасти мы их тоже рассматривали в некоторых «рыцарских статьях» на «ВО»), а эффигиях периода 1050 – 1350 гг.

В предшествующем материале уже отмечалась некоторая «отсталость» германского рыцарства от английского и французского. Но вот эффигии, причем сразу парные, в Германии появились даже раньше, чем в Англии и Франции. А затем они распространились очень широко и стали обязательным атрибутом погребения любого представителя знати. Поэтому и сохранилось их немало. Важно и то, что в отличие от Франции в Германии их никто особо не уничтожал, хотя многие эффигии серьезно пострадали и были уничтожены в годы Второй мировой войны. Многие эффигии в Германии украшали соборы, в частности, такими были эффигии Эккехарда (Экхарда) II — маркграфа Мейсена и графа Хутици с 1032 года, и маркграфа Саксонской Восточной марки с 1034 года, в 1038 году ставшего единоличным правителем Мейсена, и его жены Уты Балленштедтской. Их изваяния находятся в Наумбургском соборе в центре немецкого городка Наумбург (земля Саксония-Анхальт) и, как считают искусствоведы и историки, являются едва ли не самым запоминающимся образцом искусства раннего Средневековья.


Ута и Эккерхард (крупно).

Рыцари и рыцарство трёх веков. Часть 9. Германские эффигии

Ута и Эккерхард. Скульптуры в Наумбургском соборе. Обратите внимание на очень типичный меч, на который опирается Эккерхард, и совсем небольшой треугольный щит, совсем не характерный для этого времени. Дело в том, что он умер 14 января 1046 года, а его супруга – 23 октября… этого же года!

К числу ранних эффигий относится и знаменитая скульптура Св. Мориса в соборе Святой Екатерины и Святого Мориса в Магдебурге. Причем самое интересное, что чернокожим и с негроидными чертами лица этот святой изображается… только в Германии! История же его такова: в 287 г. н.э. император Максимиан (ок. 250 — ок. 310 г. н.э.) приказал фиванскому легиону римских солдат-христиан в Египте во главе с Морисом отправиться в Агаунум, ныне современный Сен-Морис-ан-Вале в Швейцарии. То, что император приказал сделать там легиону Мориса, оспаривается: они должны были либо участвовать в языческих обрядах, либо преследовать и убивать местных христиан.

Будучи верным христианином, Морис отказался подчиняться приказам императора. В ответ легион был наказан децимацией, причем одни легионеры должны были убивать других. Сделать это отказались все и тогда по приказу императора казнили весь легион. Самые ранние письменные отчеты об этом инциденте появились почти 150 лет спустя, когда Церковь объявила Мориса святым за неповиновение императорским приказам. Позже Морис стал покровителем Священной Римской империи, и в Ватикане был установлен алтарь, посвященный его памяти.


До середины XIII века Св. Мориса изображали белокожим воином, одетым в доспехи соответствующей эпохи. Но после реконструкции Магдебургского собора в 1240–1250 годах, когда он был поврежден огнем, он вдруг превратился в африканца. Почему неизвестный художник намеренно изменил расовую принадлежность Мориса, неизвестно. Возможно, что, поскольку он и его люди были из Фив в Верхнем Египте возле Нубии, их посчитали «эфиопами», которые, как считали в средневековом европейском мире, жили на африканском континенте, а все «эфиопы» это… негры! Безотносительно причины, данное изменение стало первым художественным изображением черного африканца в средневековой Европе. Интересно, что «негром» он является только в Германии. В церквях Швейцарии, Франции и Италии его изображают белым.


Интересно, что Св. Морис показан в многослойных кольчужных доспехах, причем кольчужный наголовник носит отдельно от хауберга и он у него снабжен нагрудником. Поверх кольчуги на нем надето не сюрко, а нечто вроде накидки с подбоем из металлических пластин на наличие которых указывают головки заклепок. Кольчужные рукавицы приплетены к рукавам.


Эффигия Генриха Младшего, ум. 1298 г. Собор Магдебурга, Германия. Обратите внимание, что у него типичный гербовый щит, но на его эллетах прямоугольной формы нет гербовых изображений, что совершенно не соответствует их предназначению!


Плоскостное надгробное изображение на плите. Перед нами Графен фон Лейхтенберг, ум. 1300 г. Собор Бадена, Германия. Как видите, этого рыцаря вполне устраивали чисто кольчужные доспехи, поверх которых он носил сюрко с многочисленными вшитыми клиньями по подолу.


Бертольд V фон Заринген, ум. 1218 г. Эффигия изготовлена в 1354 г. (Городской музей Фрайбург-в-Брайсгау, Германия) Очень характерное для германских рыцарей того времени вооружение: отстегивающийся наносник-бреташ, цепи, идущие к мечу, кинжалу и шлему, плиссированная «юбка» и выпуклые наколенники поверх кольчужных шоссов.


Генрих Байер фон Боппард, ум. 1355 г. (Музей Боде художественный музей в составе ансамбля Музейного острова в Берлине). На усопшем полностью кольчужные доспехи, причем с широкими рукавами и сюрко, тоже с широкими рукавами. Очень хорошо видна мечевая перевязь и кинжал базилард.


Йоханн II фон Казенелнбоден, ум. 1357 г. Аббатство Эбермах, Германия. Явно богатый был рыцарь и следил за модой. На нем шлем-бацинет с забралом на верхней петле (ранний вариант крепления забрала на рыцарских шлемах), а дня копейного удара полностью закрытый «большой шлем» с большим крылом – «гребнем», на котором также был изображен и его герб. Торс изящно облегает кольчуга и поверх нее короткий джупон, на котором всего две функциональные цепи – одна к рукоятке кинжала и одна – с «пуговицей» служит для крепления «большого шлема» у него за спиной. Наколенники и наголенники уже цельнометаллические, но сабатоны все еще кольчужные. Богатый пояс и отделка джупона и доспехов говорят о том, что он не чуждался украшательства.


А вот наконец и одна из парных эффигий: Гударда д'Эстабля с супругой, 1340 г. Аббатство де Марсили, Йонна, Бургундия, Франция. Как видите, его доспехи очень похожи на немецкие образцы, вернее – немецкие образцы похожи на его доспехи. Уже появились цельнокованные наголенники, а вот сабатоны — еще кольчужные.


Скульптура «Спящий воин» ок. 1340-1345 гг. «Воины у Гроба Господня», Музей Нотр-Дам, Страсбург, Франция. На нем шлем бацинет с отстегивающейся бармицей, «большой шлем», временно заброшенный за спину. Торс по-прежнему защищает кольчуга, однако уже появились металлические выпуклые наплечники и наколенники. Перчатки –латные, с наклепанными на кожу пластинками. Щит – круглый. Видимо для действий в качестве пехотинца.


Еще один «спящий» и, видимо, рангом пониже первого, либо беднее. Выше колен только стеганые панталоны, шлем – «железная шляпа» («шапель-де-фер») с крестообразным усилением купола, кольчуга с короткими и широкими рукавами. В качестве оружия массивный фелчен (фальшион). Интересно, что на левой руке, под щитом наруч у него трубчатый, а вот на правой – явно из полос толстой подошвенной кожи. Почему-то на два одинаковых средств у него не хватило…

Вот такие они, эффигии Священной Римской империи, и, вы видите, как о многом сегодня они нам рассказали…


П.С. А вот эта фотография появилась здесь не случайно. Просто целый ряд завсегдатаев ВО в своих комментариях предлагали помещать вместе со статьями еще и фото авторов тех или иных материалов… «за работой». Ну что ж – вот первая такая фотография. Увидите вот такого человека в одном из соборов Европы в этом году, не сомневайтесь – это автор «рыцарских статей» занят поисками эффигий!

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

48 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти