Военное обозрение

Борьба за инициативу в битве под Ярославом. Два контрнаступления

32
Битва под Ярославом развивалась (см. «Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный приказ Радко-Дмитриева»), требуя активных решений со стороны русского командования. И русское командование начало подготовку к контрнаступлению.


В 23 часа 16 минут Н. Н. Янушкевич получил депешу из штаба фронта:
«…генерал Радко-Димитриев донес, что 24-й корпус отошел от Сана и отступил центром на 10 верст от реки, а правым флангом верст на пять. Сведение о такой серьезной неудаче 24-го корпуса явилось совершенно неожиданным для главнокомандующего, так как еще сегодня от генерала Радко-Димитриева поступили довольно успокоительные донесения о положении под Ярославом. Главнокомандующий, передав, в распоряжение генерала Радко-Дмитриева 3-ю кавказскую и 77-ю пехотную дивизии, приказал в ночь с 5-го на 6-е мая перейти в наступление по всему фронту армии».


Кризис битвы


Командующий 3-й армией в ночь с 4-го на 5-е мая издал приказ по армии, который лег в основу ее действий 5-го мая: «Приказываю корпусам вверенной мне армии продолжать во что бы то ни стало отстаивать свои позиции, кроме 24-го корпуса, которому занять линию Мельники на р. Любачевке, Хутка, Ольхова, восточная окраина Маковиско, Ветлин. На этой линии 24-му корпусу укрепиться и удерживаться во что бы то ни стало, прочно связываясь своими флангами с флангами соседних корпусов. 16-й кавалерийской дивизии оставаться в моем распоряжении и перейти к утру 5 мая в селение Олешице…. Ополченскую бригаду, расположенную у Тарногрода, передаю в состав 3-го Кавказского корпуса, командиру коего немедленно ее притянуть в район корпуса».

Противник начал наращивать силы на правом берегу р. Сан. Так, к 17-ти часам дня через реку были наведены 3 моста, по которым переправились 10 пехотных (из состава германских Гвардейского и Сводного корпусов) и 2 кавалерийских полка.


Наступление на Ярослав 1 – 7 мая (14 – 20 мая по новому стилю) 1915. Германская карта. Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 8. Berlin, 1932.


Подготовка к контрнаступлению


Переход русских войск в контрнаступление становился все более актуальным.

5-го мая вновь созданный Сводный корпус и 16-я кавалерийская дивизия сосредоточились за левым флангом 24-го армейского корпуса (к юго-западу от Любачева), тогда как 3-я Донская казачья дивизия была подтянута к Любачеву. Воспользовавшись подходом резервов, уже в 11 часов утра Р. Д. Радко-Дмитриев отдал приказ, в котором поставил 3-й армии задачу, перейдя в решительное наступление, нанести удар по правому флангу противника, переправляющегося как непосредственно у Ярослава, так и севернее.

К моменту перехода армии в наступление, 8-я пехотная дивизия 15-го армейского корпуса, отбив несколько ночных атак, продвинулась и заняла немецкие окопы, некоторые части 9-го и 10-го армейских корпусов переправились на левый берег р. Сан. На фронте 3-го Кавказского армейского корпуса вначале атака противника утром 5-го мая от Лезахова на Сеняву была успешна, но затем неприятель был отброшен на исходные позиции. На левом фланге 3-го Кавказского корпуса противник наступал со стороны Монастержа, продвигаясь вдоль р. Любачевка, и обошел фланг 52-й пехотной дивизии. Русским частям пришлось отойти на фронт Сенява — Шмуле, а затем – Пичаны – Вылева – Тварда — Быки.

Днем 5-го мая противник, переправив (еще ночью) на фронте 24-го корпуса на правобережье Сана у Ярослава значительные силы, начал по всему фронту наступление. Целый день, как отмечал документ, шла жестокая канонада вражеской артиллерии на всем участке корпуса – последний засыпался тяжелыми снарядами до 10-дюймовых включительно. Тяжелые снаряды, которые противник «расходовал в неимоверно большом количестве» засыпали целые площади. На правом фланге русские части вскоре отошли на фронт Радова – Цетула. Но германская атака в центре была безуспешна – части 45-й пехотной дивизии отбили ее с большими для противника потерями. По свидетельству источника, русская артиллерия, встретив наступающие цепи противника губительным огнем, сметала целые ряды — после чего часть вражеских цепей залегла, а другая, понеся огромные потери, в беспорядке побежала.

С наступлением темноты германцы вновь пошли в наступление на левый фланг корпуса — на участке 12-й сибирской стрелковой дивизии. Атака отбита, но: «Наши потери весьма значительны, численный состав большинства полков не превышает четверти своего нормального состава, но есть много полков, насчитывающих не более двухсот человек». Противник заявил о пленении одного из сибирских стрелковых полков почти в полном составе – 10 офицеров и 2-х тыс. нижних чинов.

К концу дня 5-го мая противник вклинился на стыке между 3-м Кавказским и 24-м корпусами, продвинувшись в направлении на Молодыч. На фронте прочих корпусов он успеха не имел, понеся серьезные потери. В частности, документ отметил, что 8-я пехотная дивизия, которая, отразив ночные атаки германцев, продвинулась и заняла вражеские окопы, обнаружила в последних много неубранных трупов — германских нижних чинов, и офицеров. Были сбиты и несколько германских аэропланов – корректировщиков артогня – а летчики с одного из них захвачены в плен. Германцы у Ярослава, не считаясь с потерями, под сильным артиллерийским огнем русских стремились утвердиться на правом берегу р. Сан.

Начало русского наступления – в 24 часа 5-го мая. Главный удар должен был наносить Сводный корпус (3-я кавказская стрелковая, 77-я пехотная и 16-я кавалерийская дивизии) с линии Менкиш Новый — Менкиш Старый на фронт Маковиско — Собецин – для того чтобы овладеть переправами в излучине реки у Гарбарже. В дальнейшем корпус должен наступать вдоль правого берега р. Сан — во фланг противнику, оперирующему против 24-го корпуса. В основу тактических действий Сводного корпуса была положена внезапность — он должен атаковать без стрельбы и криков «ура».

Задачей 24-го армейского корпуса было удержаться на фронте Мельники – Хутки – Ольхова – Маковиско – Ветлин; 10-го и 3-го Кавказского армейских корпусов — отбросить переправившегося врага на левый берег Сана; 9-го и 15-го армейских корпусов — ударить по противнику вдоль левого берега реки.

В 15 часов 30 минут 5-го мая командир Сводного корпуса был проинструктирован командующим 3-й армией, а в 16 часов 30 минут отправился в Менкиш Старый (в нем закончила сосредоточение 3-я кавказская стрелковая дивизия).

"Решительное" наступление корпусов 3-й армии


Сманеврировав корпусами, в ночь на 6-е мая 3-я армия перешла в наступление.

Ночное наступление Сводного корпуса было неудачно. Во-первых, одна из бригад 77-й пехотной дивизии опоздала с сосредоточением. Во-вторых, русские столкнулись с прочной обороной врага — противник закрепился на фронте Маковиско – Собицин — Туменцы, его части поддерживались мощным артогнем с левого берега р. Сан. В-третьих, неприятель сам перешел в наступление, заставив русских перейти к обороне.

В то же время австрийцы и германцы развили наступление на Радава и отбросили правый фланг 24-го армейского корпуса за р. Любачевку. На помощь корпусу была двинута 7-я кавалерийская дивизия, задержавшая противника на линии Быки — Копань. Вечером 6-го мая части корпуса перешли в наступление, оттеснив противника за р. Любачевку. Отличилась, несмотря на слабый боевой состав, 49-я пехотная дивизия.

Отсутствие полноценного резерва дало себя знать – уже к концу дня 6-го мая Р. Д. Радко-Дмитриев охарактеризовал положение в районе Ярослав — Сенява как безнадежное, и просил у командования фронта срочных указаний – как действовать, чтобы избежать прорыва фронта армии. Основания для тревоги имелись — между Ярославом и Сенявой войска германской 11-й армии серьезно сместили фронт 3-й армии и угрожали прорывом в глубокий тыл 8-й армии. Командарм, в частности, сообщал: «Между Сенява и Монастерж противник навел четыре моста. Из всего прихожу к заключению, что сегодня ночью и завтра неприятель будет стремиться развить свой успех по правому берегу Любачевка и обойти правый фланг 24-го корпуса и левый 3-го Кавказского корпуса, чем положение наше станет критическим. Приказал направить большую часть сил генерала Истомина (генерал-лейтенант Н. М. Истомин – командир Сводного корпуса – А.О.) для отражения прорыва, но этим ослабил левый фланг и центр 24-го корпуса, а также фланг и тыл 8-й армии».

3-й Кавказский корпус загнул левый фланг назад по фронту Пичаны – Вылева – Тварды – Кравчи — Копань, и между ним и 24-м армейским корпусом образовался разрыв, обороняемый исключительно конницей. Уже в 12 часов 35 минут командующий 3-й армией был вынужден констатировать: «…положение…на левом фланге 24-го корпуса и на участке 3-го Кавказского с каждым часом ухудшается. Прорыв неприятеля между двумя корпусами уже существует. Направляю 77-ю дивизию и большую часть кавалерии, чтобы хотя на время задержать углубление противника, но сомневаюсь, что можно будет сделать что-либо прочное».

В 13 часов 10 минут командарм приказал командиру Сводного корпуса, оставив заслон на фронте, главные силы соединения срочно перебросить к Запалов — Молодич для нанесения флангового удара противнику, находящемуся между 3-м Кавказским и 24-м армейским корпусами, и, закрыв прорыв, стабилизировать ситуацию на фронте армии. Корпус должен был совершить марш-маневр и перейти с левого к правому флангу 24-го корпуса. Но противник сковал значительные силы корпуса, и для осуществления маневра командир корпуса смог выделить лишь бригаду пехоты и бригаду конницы – этих сил для ликвидации прорыва было явно недостаточно.

Пытавшийся наступать 15-й армейский корпус встретил упорное сопротивление противника, которое, тем не менее, было сломлено, и к вечеру 6-го мая занял Езерна – Клочков — Видржа. 9-й армейский корпус, форсировав р. Сан, успешно продвигался, заняв к вечеру 6-го мая Барце – Подволина – Боровина – Стружа. Но его переправившиеся из Уланув части были встречены контратакой от Подволина и остановлены.

10-й армейский корпус вел упорные бои в районе Лежайска, но противник перешел в контратаку. В итоге, переправившиеся через Сан части корпуса, понеся значительные потери, отошли на правый берег реки. 3-й Кавказский корпус на участке 52-й пехотной дивизии вел упорные бои на фронте Кубахи – Радава.

Т. о., «решительного» наступления не получилось. На левый берег р. Сан смогли прорваться лишь часть 9-го и 15-й армейские корпуса. Сводный корпус занял позиции на левом фланге армии. Особое беспокойство армейского командования вызывал прорыв противника на стыке 24-го и 3-го Кавказского армейских корпусов.

Командарм-3 6-го мая телеграфировал командованию фронта: «обстановка требует безусловно — отвести армию назад». Самостоятельно принять это решение Р. Д. Радко-Дмитриев не мог, так как опасался подвести 8-ю армию, остававшуюся на месте. Интересно, что Р. Д. Радко-Дмитриев попросил командующего 8-й армий самому проявить инициативу: «На мои донесения о невозможности для 3-й армии удерживаться на ныне занимаемых позициях главнокомандующий ответил мне, что нужно действовать сообразно обстановке. Обстановка эта, по моей оценке, требует немедленного отвода левой половины 3-й армии на первое время на линию Лежайск, Любачов, но я не могу принять самостоятельно такое решение, так как, обнажив ваш правый фланг, оно поставит вас в безвыходное положение. Я донес об этом главнокомандующему известной вам телеграммой и просил определенного его приказания. Думаю, однако, что вы сделаете хорошо, если, не ожидая повеления главнокомандующего, отведете сегодня же ночью на правый берег Сана 21-й и 12-й корпуса». Командующий 8-й армией генерал от кавалерии А. А. Брусилов сразу же сообщил главнокомандующему фронтом: «Отход левого фланга 3-й армии к Любачову поставит вверенную мне армию в безвыходное положение. Ходатайствую о повелении не отводить левый фланг 3-й армии далее Мельники, Тухла … и то при условии, что мне будет повелено покинуть Перемышль и армии отходить. Отход этой ночью чрезвычайно затруднителен. Из Перемышля ничего вывезти не удастся».

По итогам неудачного наступления командующий 3-й армией в 15 часов 45 минут отдал приказ, предписывающий: «армии продолжать удерживать занимаемое ныне положение».

Для решения этой задачи были указаны следующие меры:
а) правому флангу 10-го, 15-му и 9-му армейским корпусам – проявить максимальную активность, перейдя в решительное наступление, чтобы привлечь к себе внимание и часть сил врага; кавалерию данных корпусов направить как можно южнее – чтобы под угрозой сообщениям противника, отвлечь внимание последнего с фронта 24-го и 3-го корпусов.
б) 3-му Кавказскому корпусу следовало прочно удерживаться на занимаемых позициях и, перейдя в наступление накоротке, сдерживать проникновение неприятеля в образовавшийся прорыв.
в) 24-му корпусу предписывалось удерживать занимаемые позиции до последней крайности, ожидая подкреплений от Сводного корпуса.
г) 11-й, 7-й и 16-й кавалерийским, 3-й Кавказской и 3-й Донской казачьим дивизиям, сосредоточившись у Молодич, следовало сдерживать дальнейшее продвижение противника в образовавшийся прорыв — до подхода войск Сводного корпуса.
д) Сводному корпусу требовалось, оставив на участке Маковиско-Ветлины лишь необходимые силы (подчиненные командиру 24-го корпуса), собрать как можно больше сил и двинуться форсированным маршем на фронт Молодич-Цетула – где, решительно атаковав прорвавшегося противника, отбросить его на левый берег Любачевки, а если удастся, то и в Сан.

Но на Сводный корпус возлагались неоправданно большие надежды, в то время как противник сосредоточил свои главные силы у бреши между 3-м Кавказским и 24-м корпусами, что представляло серьезную угрозу всему фронту армии. Беда была в том, что соединения 3-й армии уже значительно подорвали свою боеспособность, израсходовали наступательный порыв, и не были способны реализовать установки вышеприведенной директивы. Соответственно, присутствовала угроза не только раскола фронта и разгрома 3-й армии по частям, но и опасность выхода соединений противника в тыл 8-й армии. Отступление же 3-й армии вынуждало отходить соседние 4-ю и 8-ю армии, а в перспективе 11-ю и 9-ю армии Юго-Западного фронта. Получался замкнутый круг.

Но закрыть прорыв с помощью войск 5-го Кавказского и 29-го армейских корпусов командование 3-й армии все же смогло. Генерал-квартирмейстер Ставки генерал от инфантерии Ю. Н. Данилов отмечал: «С большими усилиями удается закрыть угрожаемое место».

Контрнаступление ударной группы 8-й армии


6-го мая активно действовала и 8-я русская армия, взаимодействуя с 3-й.

21-й и 12-й армейские корпуса атаковали противника, находящегося на ярославском направлении вдоль левого берега р. Сан — во фланг. Наступление началось в 2 часа 6-го мая.

Приказ командиру 12-го армейского корпуса предписывал: «Группе из 21-го и 12-го корпусов под общим моим руководством приказано в ночь с 5 на 6 мая атаковать противостоящего противника, развивая удар на Ярослав, с целью не позволить противнику стягивать свои войска туда, где он наносит главный удар. Вдоль правого берега Сана будут наступать войска 5-го Кавказского и 24-го корпусов. Я решил:
1) 21-м корпусом атаковать противника с общим направлением на Ярослав, наступая в полосе между Саном и линией Ловце, Хлопице, Мокра включительно.
2) Атаку 21-го корпуса с запада и юго-запада должен обеспечить вверенный вам корпус».

Группой из 12-го и 21-го армейских корпусов руководил командир последнего генерал от инфантерии Я. Ф. Шкинский. Но и это наступление на Ярослав закончилось безуспешно.

Борьба за инициативу в битве под Ярославом. Два контрнаступления
Я. Ф. Шкинский


В итоге боев 6-го мая, германский 10-й армейский корпус был скован наступлением 3-го Кавказского армейского корпуса, а правофланговые корпуса (15-й, 9-й и 10-й армейские) 3-й армии отбросили германцев и австрийцев на западном берегу р. Сан и к исходу 7-го мая овладели мест. Рудник. Но к существенному изменению оперативной обстановки наступление 6-го мая не привело. Более того, русским войскам пришлось ликвидировать прорыв противника.

Одновременно русская 4-я армия севернее р. Висла, в районе Опатов, сильно теснила 1-ю австрийскую армию. Потери последней оцениваются в 20 – 30 тыс. человек (русский урон – втрое меньше).



Верховное и фронтовое командования не решились ни на изменение оперативно-стратегических планов, ни на масштабную перегруппировку войск Юго-Западного фронта. Базовой была установка: «ни шагу назад». Ситуация усугублялась перебоями в сфере материально-технического снабжения русских войск.

Окончание следует…
Автор:
Статьи из этой серии:
Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный приказ Радко-Дмитриева
Тяжёлый Первомай под Ярославом
Битва у Ярослава. Ключ позиции Третьей армии
Битва у польского города с русским именем. Ч. 1. Плацдарм у Ярослава
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 4. Просчёты и перспективы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 3. День катастрофы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 2. Костяк армейской группы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 1. Элита вводится в бой
Под ударом «тарана» Макензена
32 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. Маша
    Маша 30 мая 2019 18:30 Новый
    +5
    Война. 1915 год
    Сергей Мельников
    А сколько дней мы, господа, не спали,
    Не выходили с вами из боёв?
    Друзей своих так много потеряли.
    Испили чашу горя от краёв.

    Вода осталась там во фляге, подпоручик?
    Дай сделать мне всего один глоток.
    Над горизонтом грозовые тучи.
    За нас, похоже, заступился Бог.

    Ну вот и грома первые раскаты.
    Пожалуй - дождь спасение для нас.
    Не отставать, ускорить шаг, ребята.
    Необходимо выполнить приказ.

    Поручик, друг, вы видите церквушку,
    А там за ней раскинулся погост.
    Берите роту, пулемёт и пушку.
    Задача Ваша – удержать тот мост.

    Ну, как всегда, к войне мы не готовы.
    Снарядов нет, хоть тыквами стреляй.
    А эшелон там, где-то под Ростовом,
    Но кровь из носа – долг свой выполняй.

    Кричали – шапками мы их закидаем
    И наш каток сметёт их всех с пути.
    Всё хвастовство, мы снова отступаем.
    России долго этот крест нести.

    Ну что, политики, подкинули нам дело?
    От болтовни пустой, друзья, устал.

    Но тут шальная пуля просвистела.
    Полковник вскрикнул и с коня упал.
    1. Квадратный
      Квадратный 30 мая 2019 18:43 Новый
      +11
      Кто такой Сергей Мельников?
      1. Маша
        Маша 30 мая 2019 18:51 Новый
        +5
        На висках белый снег,
        Синь небес надо мной.
        Я повенчан навек
        С нашей русской землёй.

        Сладкий дым от костров,
        Заливные луга,
        Песни наших ветров,
        Звонких рек берега.

        Мать–Россия моя,
        Край былинный, родной,
        Я частичка твоя,
        Твой росток полевой.

        Твоя капля росы
        На бескрайних полях.
        Я родной тебе сын
        С синим небом в глазах.

        В своём сердце ношу
        Лучезарный поток.
        Я Россией дышу,
        Пью берёзовый сок.

        Ну а если уж смерть
        Прилетит как метель,
        В свою нежную твердь
        Приготовь мне постель.

        Я на землю вернусь
        Летним, тёплым дождём.
        Моя милая Русь,
        Мы с тобой не умрём.

        погуглите... love
        1. Фил77
          Фил77 30 мая 2019 18:58 Новый
          +3
          Сергею Мельникову и Вам плюсище!Извините,а стихотворение*Ветераны* его?
          1. Маша
            Маша 30 мая 2019 20:08 Новый
            +4
            Вы, про это?
            На скамейке под сосной
            Старый дед расположился,
            И слезу смахнув рукой,
            Трижды он перекрестился.

            Много лет прожил старик,
            Горя повидал немало.
            Жизнь промчалась словно миг
            И по свету побросала.

            Вспомнил отчий, старый дом,
            Свои годы молодые,
            Той войны далёкой гром
            И походы боевые.

            Он закрыл свои глаза.
            Всё как будто повторилось
            И солёная слеза
            По щеке опять скатилась.

            Вспомнил он, как мать с отцом
            До вокзала провожали.
            Три берёзки под окном
            Долго вслед ему махали.

            Может это только сон,
            Может жизнь моя приснилась.
            Из души прорвался стон,
            Сердце жалобно забилось.

            На скамейке старый дед.
            Грудь в медалях, сердце в ранах.
            Девяносто деду лет.
            Поклонитесь ветеранам!
            Да, его...
            1. Фил77
              Фил77 30 мая 2019 20:38 Новый
              0
              Нет.Я имел в виду именно автора из Мелитополя.Вы как я понял интересуетесь поэзией?смею думать Вам понравится.
              1. Маша
                Маша 30 мая 2019 20:40 Новый
                +4
                очень интересно... а почему поэзию не представите? love
                1. Фил77
                  Фил77 30 мая 2019 20:44 Новый
                  +1
                  Стыдно!Но скажу правду,не умею!!!Всё,считайте я покраснел.Но стихотворения и правда хороши и у нашего подмосковного Сергея и у мелитопольского.
              2. Маша
                Маша 30 мая 2019 21:05 Новый
                +6
                Дениса Давыдова ...
                Я не поэт, я — партизан, казак,
                Я иногда бывал на Пинде, но наскоком
                И беззаботно, кое-как,
                Раскидывал перед Кастальским током
                Мой независимый бивак.
                Нет! не наезднику пристало
                Петь, в креслах развалясь, лень, негу и покой…
                Пусть грянет Русь военною грозой —
                Я в этой песне запевало. love
                1. роман66
                  роман66 30 мая 2019 21:31 Новый
                  +3
                  Машенька!! love вы великолепны!! разрешите вами восхищаться!
                  1. Маша
                    Маша 30 мая 2019 21:33 Новый
                    +2
                    feel Роман, Вы, меня в краску вгоняете... разрешаю!!! love love love
                    1. роман66
                      роман66 30 мая 2019 21:37 Новый
                      +1
                      женщина, порозовевшая от восхищения перед ней, прекрасна по определению love love love
        2. Квадратный
          Квадратный 30 мая 2019 19:00 Новый
          +10
          Времени нет гуглить, думал так скажете hi
          1. Фил77
            Фил77 30 мая 2019 19:09 Новый
            0
            Нет этот не тот. Этот Сергей Мельников из Подмосковья,из Мытищ
      2. Фил77
        Фил77 30 мая 2019 18:59 Новый
        0
        Если это тот о ком я думаю,то поэт,писатель живёт на/в Украине.
        1. Квадратный
          Квадратный 30 мая 2019 19:11 Новый
          +13
          Теперь понятно)
          А я думал тех лет фронтовой офицер. Окопник 15 года
          А сколько дней мы, господа, не спали,
          Не выходили с вами из боёв?
          Друзей своих так много потеряли.
          Испили чашу горя от краёв.

          Товарищами тогда кстати называли друг дружку не реже чем сейчас.
          Это сформировалось такое мнение - "господа и т.д.", а народ тоже был достаточно простой. Достаточно почитать мемуары
          1. Комментарий был удален.
          2. Маша
            Маша 30 мая 2019 20:57 Новый
            +2
            Цитата: Квадратный
            "господа и т.д.", а народ тоже был достаточно простой.

  2. Квадратный
    Квадратный 30 мая 2019 18:45 Новый
    +11
    Все правильно, борьба за инициативу.
    Контрудар - единственное средство повлиять на общую неблагоприятную обстановку. Фильм такой есть, в нем говорят что есть контрудар.
    1. Хунхуз
      Хунхуз 30 мая 2019 19:14 Новый
      +11
      А ещё и несколько контрнаступлений. Это вообще трудное дело
    2. Маша
      Маша 30 мая 2019 20:33 Новый
      +4
      Цитата: Квадратный
      в нем говорят что есть контрудар.


      это так... к слову......
      1. Квадратный
        Квадратный 30 мая 2019 21:01 Новый
        +12
        Да.
        Но я помню, ехал В. Павлов (он играет Ватутина) в виллисе, когда говорили об этом
  3. Хунхуз
    Хунхуз 30 мая 2019 19:15 Новый
    +11
    "Ни шагу назад" не всегда панацея, лучше иногда оторваться рывком и занять оборону на новом рубеже, нежели обескровливаться
    1. Маша
      Маша 30 мая 2019 20:14 Новый
      +3
      Цитата: Хунхуз
      "Ни шагу назад" не всегда панацея, лучше иногда оторваться рывком и занять оборону на новом рубеже, нежели обескровливаться

      а сколько раз приказ-" ни шагу назад" вперед к победе вел...
      1. Хунхуз
        Хунхуз 30 мая 2019 20:28 Новый
        +12
        Он вел, для начала, к остановке отступления.
        Но иногда, если противник висит на плечах, лучше оторваться и воссоздать линию обороны на новом рубеже. Не с дышащим в затылок противником, а более-менее спокойно.
        Все равно на таком рубеже придется остановиться.
        Я об этом
        1. Далтон
          Далтон 31 мая 2019 10:34 Новый
          +12
          Правы Хунхуз!
  4. XII легион
    XII легион 30 мая 2019 22:19 Новый
    +12
    Тяжелые но очень интересные боевые события
    Бои с переменным успехом
    Спасибо, ждем продолжения!
    1. Черный Джо
      Черный Джо 31 мая 2019 09:00 Новый
      +10
      Присоединяюсь hi
  5. мигрант
    мигрант 31 мая 2019 09:27 Новый
    +13
    Всегда с большим удовольствием читаю циклы автора о Первой мировой войне. Материалы такого уровня становятся все большей редкостью особенно в интернете.
  6. Адьютант
    Адьютант 31 мая 2019 09:27 Новый
    +12
    Теперь мы видим, как непросто было всем участникам боев.
    Кровавый и тяжелый 1915 год, год главного удара по Русскому фронту
    мерси
  7. Далтон
    Далтон 31 мая 2019 10:33 Новый
    +12
    Не буду изголяться во флуде, как некоторые, приводя стихи современных "поэтов", не имеющих отношения к предмету статьи.
    Но отмечу высокую интенсивность боев кампании 1915 г. Не зря в этот год Германский блок понес самые высокие потери на нашем фронте. В этом смысле ключевой год.
    Рубеж реки Сан был многообещающим, но надолго задержаться на нем не удалось - инерция отступления, проблемы со снабжением, сокращение маневроспособности.
    Как верно заметил Хунхуз
    "Ни шагу назад" не всегда панацея, лучше иногда оторваться рывком и занять оборону на новом рубеже, нежели обескровливаться

    Те генералы (как П. А. Плеве), кто не цеплялся за территорию а старался сохранить живую силу, действовал активно, маневрировал - были более успешны.
  8. Trapper7
    Trapper7 31 мая 2019 15:07 Новый
    0
    1915-й самый тяжелый год для русской армии в первой мировой. Когда читаешь о тех ужасах дрожь пробирает. Ужасы на фронте, ужасы для мирного населения бегущего в тыл... Но подкосил страну все таки не он. Подкосил страну следующий 1916-й. Сумей мы тогда добить Австро-Венгрию и революции можно было бы избежать.
    1. Адьютант
      Адьютант 31 мая 2019 15:36 Новый
      +10
      Сумей мы тогда добить Австро-Венгрию и революции можно было бы избежать.

      согласен
      но подкосил не год - подкосил враг внутренний, нанесший удар в спину армии страны - без пяти минут победительницы в ПМВ. Удар, в мгновение ока выкинувший Россию из обоймы победителей и сделавший напрасными все жертвы
  9. Комментарий был удален.