Военное обозрение

Битва у Ярослава. Ключ позиции Третьей армии

10
Битва у Ярослава разворачивалась.


Мы продолжаем рассматривать события малоизученной кампании 1915 года на Русском фронте Первой мировой войны. Ранее мы выпустили циклы статей, посвященные Карпатской операции («Русский Верден». Карпатская операция 1915 г. Часть 1. Битва за перевалы; «Русский Верден». Карпатская операция 1915 г. Часть 2. Поражение Э. Людендорфа) и Второй и Третьей Праснышским операциям (Крепкий орешек Русского фронта. Часть 1. «Дранг нах Прасныш»; Крепкий орешек Русского фронта. Часть 2. Победа в польских снегах; Крепкий орешек Русского фронта. Часть 3. Похороны «Зимних стратегических Канн» ; Крепкий орешек Русского фронта. Часть 4. В третий раз; Крепкий орешек Русского фронта. Часть 5. Стойкость сибирских и туркестанских стрелков; Крепкий орешек Русского фронта. Часть 6. Стратегический успех), а также начали цикл, посвященный Горлицкой стратегической операции, рассмотрев собственно Горлицкий прорыв (Горлицкий прорыв: триумф германской тактики или…; Под ударом «тарана» Макензена), имевший тактическую окраску и сражение у Змигрода между австро-германской группировкой и оперативными резервами русских 3-й армии и Юго-Западного фронта, пытавшимися локализовать прорыв (3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 1. Элита вводится в бой; 3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 2. Костяк армейской группы; 3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 3. День катастрофы; 3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 4. Просчёты и перспективы), после которого прорыв приобрел оперативное значение и русские войска начали отход к р. Сан.

И мы начали рассматривать битву на р. Сан, ключевое значение в котором имело сражение у Ярослава, остановившись в предыдущей статье на приказе командующего 3-й армией на оборону от 30-го апреля 1915 г. (Битва у польского города с русским именем. Ч. 1. Плацдарм у Ярослава).

Позиции 24-го корпуса


Задача защищать г. Ярослав – ключевой пункт оборонительной позиции на р. Сан – была возложена на 24-й армейский корпус, самое слабое соединение 3-й армии.

Для решения задачи он был усилен приданием ему ряда частей и соединений. В вышеприведенном армейском приказе пункт 4) предписывал: «24-му корпусу, в составе остальных частей этого корпуса, 62-й и 12-й сибирской стрелковой дивизий и имеющихся в корпусе полков других дивизий и трех полков 11-й кавалерийской дивизии и всей 3-й Кавказской казачьей дивизии, активно и упорно оборонять участок р. Сана от Лезахова исключительно до села Тученпы включительно. До занятия войсками 21-го корпуса указываемого последнему участка, на обязанности 24-го корпуса лежит и оборона участка р. Сана до Радымно включительно».

Приказ по 24-му армейскому корпусу от 29-го апреля гласил: «После 8-дневных упорных боев корпус отошел к Сану на участок Лезахов, Радымно. В настоящее время части 48-й, 49-й дивизий и приданные им части перешли на правый берег Сана; части 12-й сибирской стрелковой дивизии подходят в Радымно. Отход прикрывает арьергард - бригада 62-й пехотной дивизии, которая сегодня занимает позицию в районе Заржече, а к 6 часам утра 30-го апреля отойдет к Ярославу на присоединение к своей дивизии. Противник наступает с запада и юго-запада. Летчики видели колонну противника силою около дивизии, двигавшуюся от Ржешува на Пржеворск, колонну около корпуса, двигавшуюся от Дынова на Радымно. Противник занял Дубецко. 28-го апреля противник вел бой с нашим арьергардом в районе Язорник Польский. Командующий армией приказал корпусу занять участок р. Сана от Лезахова исключительно до Радымно включительно и активно его оборонять. Справа от нас займут позиции 3-й Кавказский корпус, а слева - 21-й корпус».


Русская пехота на марше. Лето 1915 г.

Конная разведка установила, что на фронт Ярослав - Радымно наступал германский 41-й резервный корпус. Для замедления продвижения противника командующий армией и приказал коннице 9-го и 10-го армейских корпусов произвести набег во фланг и тыл германцам, наступающим к р. Сан.

На фронте обороны 24-го армейского корпуса было создано три боевых участка.

1-й (правый боевой участок) - по правому берегу р. Сан от Лезахова исключительно до ручья Вырва. Сила обороны участка была основана на интенсивности артиллерийского огня – признавалось необходимым заставить противника думать, что исходя из мощи сосредоточенной артиллерии, этот участок занят крупными силами пехоты. В действительности пехота присутствовала лишь для прикрытия артиллерии, осуществления разведки и контратак частей противника, стремящихся переправиться на правобережье Сана.

Командир участка - инспектор артиллерии 24-го армейского корпуса генерал-лейтенант И. И. Волковицкий.

Битва у Ярослава. Ключ позиции Третьей армии
И. И. Волковицкий

Войска участка - два батальона 62-й пехотной дивизии с 8-ю пулеметами, дивизион 58-й артиллерийской бригады (18 орудий), 49-я артиллерийская бригада (36 орудий), 24-й мортирный артиллерийский дивизион (6 гаубиц), эскадрон 11-го драгунского Рижского полка, 2 сотни 18-го казачьего Оренбургского полка.

2-й боевой участок (по левому берегу р. Сан от ручья Вырва через высоты 264, 249 до высоты 255 исключительно) - должен обеспечить переправу через р. Сан у г. Ярослав.

Командир участка – командующий 62-й пехотной дивизией генерал-майор М. Д. Енчевич.


М. Д. Енчевич

Войска участка – главные силы 62-й пехотной дивизии (три полка – 12 батальонов), 62-я артиллерийская бригада (36 орудий), 6-я тяжелая батарея (4 орудия), 2 эскадрона 11-го драгунского Рижского полка, 2 роты 26-го саперного батальона.

3-й боевой участок - по левому берегу р. Сан от высоты 255 включительно до р. Сан (примыкая к линии старых укреплений). Задача войск на данном участке – активной обороной, используя старые укрепленные позиции, обеспечивать переправу. После замены частями 21-го армейского корпуса, войска участка должны сосредоточиться в районе Цетулы в резерве командира корпуса.

Командир участка – начальник 12-й сибирской стрелковой дивизии генерал-лейтенант Н. И. Сулимов. Войска участка – 12-я сибирская стрелковая дивизия (3 полка – 12 батальонов), 12-я сибирская артиллерийская бригада (36 орудий), 31-я артиллерийская бригада (12 орудий), 10-й мортирный артиллерийский дивизион (6 гаубиц), 2 эскадрона 11-го драгунского Рижского полка.

Резерв командира корпуса - 2 батальона 62-й пехотной дивизии.

Части 48-й и 49-й пехотных дивизий сосредотачивались в Запалове.

Армейская диспозиция


В итоге, диспозиция 3-й армии на 30-е апреля выглядела следующим образом.

9-й армейский корпус (42-я, 70-я пехотные дивизии, три полка 2-й сводной казачьей дивизии, 51-й сибирский стрелковый полк, 21-я, 25-я, 26-я, 27-я и 81-я ополченские бригады) - на линии Розвадов, Кржешов.

10-й армейский корпус (31-я, 61-я, 63-я пехотные, 3-я Донская казачья дивизии, 19-й Костромской, 194-й Троицко-Сергиевский пехотные, 52-й сибирский стрелковый полки, два батальона 322-го пехотного Солигаличского полка) - на линии Кржешов, Лежайск.

3-й Кавказский армейский корпус (21-я, 52-я, 9-я пехотные, 7-я кавалерийская дивизии, 49-й и 50-й сибирские стрелковые полки, 10 батальонов 81-й пехотной дивизии) - на линии Лежайск, Лезахов.

24-й армейский корпус (62-я и 48-я пехотные дивизии, три полка 49-й, три полка 12-й сибирской стрелковой, три полка 11-й кавалерийской дивизий, 3-я Кавказская казачья дивизия, пехотные 231-й Дрогичинский, 319-й Бугульминский и 176-й Переволоченский полки) в районе Лезахов, Запалов, Маковиско, Ярослав, Радымно.

21-й армейский корпус (три полка 33-й, три полка 44-й пехотных дивизий, 3-я стрелковая дивизия, 47-й сибирский стрелковый, пехотные 321-й Окский и 232-й Радомысльский полки, три полка 16-й кавалерийской дивизии) - на линии Радымно, Перемышль.

12-й армейский корпус (12-я и 19-я пехотные дивизии, 129-й пехотный Бессарабский полк, полк 33-й пехотной дивизии) - в районе Перемышль.

17-й гусарский Черниговский полк и 2 полка 45-й пехотной дивизии находились в распоряжении командующего армией в Любачеве и Маковиско соответственно.

Ярославский плацдарм


Ключ позиций 3-й армии на р. Сан – плацдарм у г. Ярослав.

Документ свидетельствует о его состоянии: «Ярославский тет-де-пон, обвод 8 верст, состоит из 10 сомкнутых опорных пунктов, промежуточных слабых окопов и орудийных окопов (обращенных фронтом на восток и значения не имеющих). Опорные пункты, устарелого типа, состоят из высоких валов, удобных для пристрелки, с такими же траверсами, обнесены рвами, гласисы с проволочными заграждениями. Внутри были блиндажи и кирпичные казематы слабой конструкции, но в настоящее время все это расхищено жителями, проволочные заграждения совершенно уничтожены. Указанный укрепленный обвод применен к местности неудовлетворительно, впереди имеются выгодные подступы и мертвые пространства (овраги). Вообще укрепленная линия никакой боевой ценности не представляет, гарнизон ее должен быть неминуемо похоронен (засыпан) огнем тяжелой артиллерии; более выгодным представляется занять боевую кольцевую позицию с хорошим обстрелом по высотам 240, 253, 264, 258, 199; укреплениями для резервов будут служить овраги, имеющиеся в тылу позиции…….. При условии соответствующей разработки и усиления, близости части позиции к фортам Перемышля и, наконец, установки в районе Ярослава (как в более удобном для форсирования реки участке) тяжелой артиллерии, описываемая позиция представляет значительные выгоды для обороны, надежно обеспечивает мосты у Ярослава, Мунина, Высоцко и Радымно (вынесена на 4 - 5 верст от мостов) и во всяком случае будет выгоднее позиций по правому берегу Сана, в настоящее время во многих местах проходимого вброд; в настоящем виде позиция большой силы не представляет». Выше г. Ярослава находился стратегически важный железнодорожный мост через р. Сан. Командир 24-го армейского корпуса получил из штаба армии депешу, специально посвященную судьбе этого объекта: «… Этот мост, как и все мосты на Сане, подготовлен к взрыву, и для производства самого взрыва назначен особый железнодорожный офицер, капитан Фролов. Определение момента взрыва будет зависеть от общего положения на вашем участке, но несомненно, что мост должен быть взорван только в последний момент окончательного оставления нашими войсками левого берега, если бы таковое случилось. Командующий армией приказал, чтобы момент производства взрыва железнодорожного моста был определен начальником дивизии, в участок коего входит означенный мост, и в этом отношении капитан Фролов всецело подчиняется начальнику дивизии, о сем дано указание».

30-го апреля состоялся диалог между главнокомандующим фронтом Н. И. Ивановым и командующим 3-й армией Р. Д. Радко-Дмитриевым.


Генерал от артиллерии Н. И. Иванов

Р. Д. Радко-Дмитриев охарактеризовал общее положение, сложившееся на фронте его армии, как «самое серьезное»: с большими усилиями армии удалось отойти к р. Сан, но она оказалась настолько ослабленной, что от ее дивизий и корпусов остались жалкие тени, и весь вопрос теперь заключается в том, позволит ли противник армии хоть сутки отдохнуть. Чтоб выиграть эти сутки, к передовой выдвинуты 4 кавалерийские дивизии, которые попытаются замедлить вражеское наступление. Командарм также сообщил, что в резерве у него имеется только одна бригада 45-й пехотной дивизии, другая бригада неизвестно когда прибудет. Р. Д. Радко-Дмитриев высказал мнение, что находящиеся на фронте 8-й и 9-й армий Юго-Западного фронта силы противника незначительные и, вследствие этого, из состава этих армий необходимо подтянуть резервы к 3-й армии. Кроме того, как отметил командарм, решительный переход 4-й армии в наступление из районa Сандомир - устье р. Вислока также разгрузил бы ситуацию на фронте 3-й армии. Н. И. Иванов обратил внимание подчиненного на неудобство и рискованность расположения войск его армии на левом берегу р. Сан и сообщил, что не требует удержания левобережья. Р. Д. Радко-Дмитриев ответил, что на фронте до устья р. Любачевка оборона будет пассивной, а южнее активной - такое решение единственно возможное, т. к. цель армии – удержать Ярослав, обеспечивая Перемышль от обхода со стороны Радымно. Было отмечено, что р. Сан как естественная преграда весьма слаба, а командующие позиции находятся преимущественно на левом берегу реки. Командарм просил категорического предписания - нужно ли непременно удерживать Ярослав, ведь оставив Ярослав, придется покинуть и Радымно, что в свою очередь создаст угрозу для Перемышля. Был задан и вопрос – что делать в случае прорыва противника.


Генерал от инфантерии Р. Д. Радко-Дмитриев

Определенных ответов на свои вопросы Р. Д. Радко-Дмитриев не получил.

Продолжение следует…
Автор:
Статьи из этой серии:
Битва у польского города с русским именем. Ч. 1. Плацдарм у Ярослава
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 4. Просчёты и перспективы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 3. День катастрофы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 2. Костяк армейской группы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 1. Элита вводится в бой
Под ударом «тарана» Макензена
10 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. Albatroz
    Albatroz 20 мая 2019 22:44 Новый
    +9
    Важный элемент обороны по реке Сан. А бои на плацдармах они всегда одни из самых тяжелых...
    1. Хунхуз
      Хунхуз 20 мая 2019 23:08 Новый
      +10
      И на плацдармах, и за плацдармы
  2. Хунхуз
    Хунхуз 20 мая 2019 23:03 Новый
    +10
    Хочется поблагодарить автора за продолжение подробного и интересного цикла. События в тумане забвения
    1. тяжелый дивизион
      тяжелый дивизион 21 мая 2019 08:41 Новый
      +9
      Потихоньку и восстанавливаются подробности
  3. XII легион
    XII легион 20 мая 2019 23:24 Новый
    +10
    Ударная группа немцев как приклеилась к многострадальной 3-й армии, так не хотела отпускать
    плохо что инженерное состояние плацдарма оставляло желать лучшего, да и резервов с гулькин нос
    главное - это конечно единое понимание вопроса командованием
    1. Kapitan A
      Kapitan A 20 мая 2019 23:38 Новый
      +5
      Жаль тогда не додумались массировано бомбить немцев с Ильи Муромца...
      1. тяжелый дивизион
        тяжелый дивизион 21 мая 2019 08:42 Новый
        +9
        Массированно да, но тут имелся целый ряд факторов
    2. Брутан
      Брутан 21 мая 2019 13:57 Новый
      +8
      главное - это конечно единое понимание вопроса командованием

      особенно высших эшелонов
  4. тяжелый дивизион
    тяжелый дивизион 21 мая 2019 08:43 Новый
    +9
    Этот мост, как и все мосты на Сане, подготовлен к взрыву, и для производства самого взрыва назначен особый железнодорожный офицер, капитан Фролов.

    вспоминается целый ряд случаев уже из другой войны
  5. Брутан
    Брутан 21 мая 2019 13:56 Новый
    +8
    Для замедления продвижения противника командующий армией и приказал коннице 9-го и 10-го армейских корпусов произвести набег во фланг и тыл германцам, наступающим к р. Сан

    еще одна форма применения конницы в маневренной войне
  6. Комментарий был удален.