Хрущёв свалил всю вину за Харьковскую катастрофу на Сталина

Наступление Красной Армии

Первыми утром 12 мая 1942 года после часовой артиллерийской и авиационной подготовки в наступление пошли советские войска. На северном участке были брошены в бой в первом эшелоне 11 стрелковых дивизий при поддержке 7 танковых бригад и 20 артиллерийских полков РГК. Буквально сразу выяснилось, что значительное число огневых точек противника подавить не удалось, кроме того, их оказалось намного больше, чем предполагалось. Немецкая оборона оказалась сильнее, чем считали. Это стало первой неожиданностью для наших войск. Советские войска были встречены плотным огнем противника, и им буквально пришлось прогрызать немецкую оборону, неся большие потери.

Тем не менее, к концу дня фланговые 21-я и 38-я армии прорвали главную полосу и продвинулись на 6–10 км. Менее успешно наступала армия 28-я Рябышева, которая была главной ударной силой на этом участке, ей удалось вклиниться в оборону противника лишь на 2 км, хотя армия имела 59,5 орудий и минометов и 12 танков на 1 км. Командующий 38-й армией К. С. Москаленко, окрылённый успехом своих войск, предложил передать подвижную группу его армии. Штаб фронта решил, что все и так складывается хорошо: фланги армии Рябышева надежно обеспечены и теперь она спокойно может наступать на Харьков.


Успешно наступала и южная ударная группировка Юго-Западного фронта. Шесть советских дивизий при поддержке 200 танков и 14 полков РГК к полудню сломили сопротивление двух немецких пехотных дивизий и бригады венгров. Во второй половине дня на красноградском направлении в прорыв был введен 6-й кавкорпус с приданной ему танковой бригадой. К вечеру войска 6-й армии Городнянского и армейской группы Бобкина на 40-километровом участке вклинились в глубь немецкой обороны на 12–15 км, достигнув второго оборонительного рубежа, созданного на возвышенном западном берегу реки Орель. Немцы бросили сюда все, что имелось под рукой, в том числе трофейные команды и строительные подразделения, а генерал Городнянский начал выдвижение двух дивизий второго эшелона. Танковые корпуса, которые должны были войти в прорыв, оставались на месте, хотя находились уже в 35 км от линии фронта.

Стоит отметить, что наступлению советских войск благоприятствовало практически полное отсутствие у противника авиации. Основные силы немецкого 4-го воздушного флота были задействованы в это время намного южнее, помогая 11-й армии Манштейна громить Крымский фронт. Поэтому советская авиация работала в условиях почти чистого неба, обеспечивая прикрытие и поддержку обеих ударных группировок Юго-Западного фронта. Немецкая авиация стала прибывать на место сражения только 14 мая и, несмотря на количественное превосходство советских ВВС, быстро захватила господство в воздухе.

Хрущёв свалил всю вину за Харьковскую катастрофу на Сталина

Советские танки Т-34-76 Юго-Западного фронта ведут наступление. Источник фотографий: http://waralbum.ru/

13 мая на южном участке фронт прорыва был расширен до 55 км, а глубина достигла 25–30 км. Сопротивление противника ослабло. 14 мая советские дивизии создали условия для ввода в прорыв подвижных соединений с целью развития успеха и окружения немецкой группировки в районе Харькова. Стремительный и мощный удар двух танковых корпусов (около 300 машин) мог оказаться именно в это время весьма эффективным. Однако командование Юго-Западного фронта, ошибочно считая, что противник сосредотачивает крупную механизированную группировку в районе Змиева, задержало ввод в сражение танковых корпусов, чтобы ввести их в прорыв с выходом стрелковых дивизий на рубеж реки Берестовая, до которой предстояло пройти с боями ещё около 15 км, что стало серьёзной ошибкой. Стрелковые дивизии уже истощили свои силы, и дальнейшее продвижение далось им с большими усилиями. А немцы использовали это время для стабилизации обороны и перегруппировки сил.

13 мая на севере 28-я армия преодолела главную полосу немецкой обороны и вышла на подступы к Харькову, на линию высот, обступающих город с востока. Войска 38-й армии Москаленко в первой половине дня продвинулись еще на 6 км. Однако начались и проблемы. Командующий немецкой 6-й армий генерал Паулюс произвёл перегруппировку своих сил: из Харькова против 38-й армии начали выдвижение 3-я и 23-я танковые дивизии. Кроме того, из Крыма под Харьков началась переброска 4-го воздушного флота. В 13 часов немцы, сосредоточив в течение ночи и первой половины дня две подвижные группы, нанесли удар с двух сторон по стыку 38-й армии с 28-й армией. В одну группу вошли 3-я танковая дивизия и два полка пехоты, вторую составили 23-я танковая дивизия и один полк пехоты. Войска 38-й армии не выдержали и были отброшены на исходные позиции. Тимошенко приказал из резерва 28-й армии перебросить к Москаленко 162-ю стрелковую дивизию и 6-ю гвардейскую танковую бригаду.

14 мая армия Москаленко по-прежнему боролась с двумя немецкими танковыми дивизиями, пытаясь сохранить связь с соседом. Войска 21-й армии В. Н. Гордова топтались на месте, укладывая солдат в лобовых атаках на укрепленные пункты и высотки. Дело дошло до того, что главкому пришлось объяснять генералу Гордову, что узлы сопротивления противника не надо брать в лоб, их необходимо блокировать и обходить, всеми силами форсируя наступление. Дивизии 28-й армии Рябышева продвинулись еще на 6–8 км и вышли к тыловому рубежу немецкой обороны, проходившему по рекам Харьков и Муром. По плану операции в это время в прорыв должны были ввести подвижную группу (3-й кавкорпус и 38-я стрелковая дивизия). Но из-за плохой организации управления эти соединения не успели сосредоточиться на исходном рубеже. Штабы соединений и штаб Тимошенко находились в большом отдалении от передовой (иногда их разделяли 20–30 км и более), радиосвязь работала плохо, позывные частей перепутались. На юге 6-я советская армия вышла на рубеж, отстоящий не более чем на 35–40 км от южных предместий Харькова.

15-16 мая войска северной советской группировки в основном оборонялись. Немцы яростно контратаковали. 17 мая генерал Рябышев, что сдержать натиск противника, был вынужден ввести в сражение основные силы 3-го гвардейского кавалерийского корпуса. В результате северная группировка Юго-Западного фронта израсходовала все свои резервы. На юге вечером 16 мая наши войска переправились через Берестовую и захватили плацдарм, создав условия для ввода в бой танков. Однако из-за позднего паводка река сильно разлилась, а широкая заболоченная пойма, вязкие берега стали серьезным препятствием для танков. Нужно было восстанавливать мосты, уничтоженные противником, и генерал Городнянский отложил ввод танковых корпусов до утра 17 мая. В это же время группа Бобкина форсировала реку и охватила с трех сторон Красноград.

Войска 6-й армии ночью восстановили на Берестовой разрушенные мосты, и с утра командующий начал вводить в сражение 21-й и 23-й танковые корпуса. Танки вклинились в немецкую оборону на 12-15 км и в районе станции Власовка перерезали железную дорогу Харьков — Краснодар. Группа Бобкина продолжала биться за Красноград, она сильно оторвалась от тыловых баз и начала ощущать нехватку боеприпасов. Никто ещё и не знал, что сражение уже проиграно. Советские войска продолжали рваться к Харькову.

Таким образом, ударные группировки Юго-Западного фронта в ходе трехдневных упорных боев, не без сложностей, но прорвали оборону 6-й немецкой армии севернее и южнее Харькова. Наступление левого крыла Юго-Западного фронта действительно поставило войска Паулюса в тяжелое положение. 14 мая южная ударная группировка создала условия для ввода в прорыв подвижных соединений с целью развития успеха и окружения немецкой группировки в районе Харькова. Стремительный и мощный удар двух танковых корпусов мог оказаться именно в это время весьма эффективным. Однако командование Юго-Западного фронта, ошибочно считая, что противник сосредотачивает крупную механизированную группировку в районе Змиева, задержало ввод в сражение танковых соединений. Отказ от использования подвижных соединений в самые критические для развития наступления дни – 14-15 мая, самым отрицательным образом повлиял на развитие операции. Наступающие стрелковые дивизии истощили свои силы, темп наступления резко сократился. 17 мая танковые корпуса ввели в прорыв, но удачный момент был уже упущен. Немцы в это время подтянули резервы и закрепились на тыловых рубежах обороны, а на севере нанесли контрудар. Войскам 28-й армии Д. И. Рябышева и правого фланга 38-й армии К. С. Москаленко, пришлось отражать контрудар немецких войск на подступах к железной дороге и шоссе Белгород – Харьков. Наши войска утрачивали инициативу.



Контрнаступление немцев

Тем временем, немецкое командование смогло восстановить оборонительные порядки и завершить перегруппировку войск. Отсутствие активных действий советских войск на других участках фронта и возвращение основных сил 4-го воздушного флота позволило немецкому командованию беспрепятственно перебрасывать к опасному участку свои резервы. Немецкое командование, готовившее на этом направлении стратегическое наступление, быстро оценило благоприятные стороны сложившегося положения. Гальдер убедил Гитлера, что армейская группа Клейста может нанести русским контрудар и тем самым превратить сложное оборонительное сражение успешную наступательную операцию. Фюрер приказал Клейсту выдвинуть свою танковую армию на ударные позиции против южного фаса Барвенковского выступа.

С 13 по 16 мая в полосу действий 57-й и 9-й советских армий были выдвинуты крупные силы, сведенные на этом участке в два армейских и один моторизованный корпус. 3-й моторизованный корпус имел в своем составе 5 дивизий, в том числе 14-ю танковую и 60-ю моторизованную. Главные силы этого соединения сосредоточились на 20-километровом участке Петровка, Хромовая Балка. 44-й армейский корпус в составе четырех пехотных и 16-й танковой дивизии занял позиции в районе Былбасовка, Соболевка. Западнее разместился 52-й корпус, из двух пехотных дивизий и штрафного батальона.

При этом советская разведка проморгала подготовку вражеского контрнаступления. О существования вражеской группировки знали, но недооценивали угрозу с её стороны. Как отмечал Москаленко, при планировании Харьковской операции армейская группа Клейста по существу не принималась в расчет: «с ее стороны, по мнению командования 57-й и 9-й армий, разделяемому штабом фронта и направления, нельзя было ожидать активных действий в ближайшее время, тем более в направлении на север» (К. С. Москаленко. На Юго-Западном направлении). Таким образом, удар группы Клейста оказался для 9-й и 57-й армий и командования Южного фронта совершенно неожиданным, хотя именно отражение этого удара являлось единственной задачей фронта Р. Я. Малиновского. Расплата за эту ошибку была тяжелой.


Подбитый и горящий советский танк КВ-1 и сидящий в окопе венгерский солдат

Утром 17 мая после полуторачасовой артподготовки ударная группировка армейской группы Клейста (9 пехотных, 2 танковых и 1 моторизованная дивизии) перешла в наступление из района Славянск – Краматорск. Немцы нанесли удар по 9-й армии Южного фронта. Одновременно немцы сковали боем войска советской 57-й армии. Отразить вражескую атаку войска 9-й и 57-й армий не смогли. Уже к 8 часам утра советская оборона была прорвана на глубину 6-8 км. Немецкие сухопутные войска поддерживали крупные силы 4-го воздушного флота. Немецкая авиация нанесла удар по штабу 9-й армии, и управление войсками было нарушено. Была нарушена связь штаба фронта и с 57-й армией. Войска вынуждены были вести бои самостоятельно, без взаимодействия между собой и с резервами армии и фронта.

Стоит отметить, что советская оборона оказалась неглубокой, была построена по системе опорных пунктов и узлов сопротивления. Несмотря на полуторамесячный срок пребывания в обороне, работы по созданию оборонительных сооружений и инженерных заграждений проводились неудовлетворительно (ещё один недочёт советского командования). На всем 170-километровом фронте обороны 9-й и 57-й армий было установлено всего 11 км проволочных заграждений, противотанковые заграждения не создавались вовсе. Общая глубина оборонительной линии не превышала 3–4 км. Никаких промежуточных и тыловых рубежей не существовало. Возможность наступления противника против Барвенковского плацдарма советским командованием в ближайшее время не рассматривалась, что самым негативным образом сказалось на обороне 9-й и 57-й армий. Четыре дивизии первого эшелона 9-й армии оборонялись на участке в 105 км, имея в среднем 4-9 орудий и минометов и 3 дзота на один километр фронта. Второго эшелона в 9-й армии не было, как и у 57-й армии. Средства ПВО были малочисленными.

Кроме того, войска 9-й армии Ф. М. Харитонова были сильно ослаблены предшествующей частной наступательной операцией. По инициативе генерала Харитонова, одобренной командующим фронтом, его войска 7-15 мая атаковали противника с целью овладеть сильным укрепленным узлом сопротивления в районе Маяков. При этом к операции постепенно были привлечены значительные силы, включая почти все армейские резервы и 5-й кавкорпус (резерв фронта), то есть те самые резервы, которые по плану предназначались для ликвидации возможного прорыва немецких войск на барвенковском направлении. Тимошенко и Хрущёв знали об этой операции, но не сочли нужным ограничивать инициативу Малиновского и Харитонова. В итоге операция в районе Маяков провалилась, советские войска понесли большие потери. Численный состав дивизий сократился до 5–7 тыс. человек и к моменту перехода в наступление группы Клейста они не успели восстановиться.

В результате в первый же день немецкие войска сломали оборонительные порядки 9-й армии. К 17 часам немцы взяли Барвенково, к вечеру — продвинулись на 20-25 км. К исходу 18 мая немцы, продвинувшись на север на 40-50 км, достигли Северского Донца в районе Петровское (30 км юго-западнее Изюма). Немецкие войска прорывались в тыл 57-й и 6-й армий. Попытка командования Юго-Западного направления выправить ситуацию контрударом 5-го кавкорпуса и других частей резерва успеха не имела. Разбитые войска 9-й армии отступали на север, северо-запад и за Северский Донец. Продвижение немецкой ударной группировки создало угрозу окружения всей барвенковской группировки советских войск. К тому же командование Юго-Западного направления и фронта (Тимошенко, Хрущёв и Баграмян) недооценивало противника и своевременно не приняло необходимых мер для предупреждения грозящей катастрофы. Был допущен ряд ошибок в руководстве войсками. Недостаточными были меры по ликвидации прорыва вражеских войск, а затем был неоправданно задержан отвод армий, оказавшихся под угрозой окружения.


Немецкие солдаты осматривают подбитый под Харьковом советский танк Т-34 с собственным именем «Чапаев»

При этом командование Юго-Западным направлением ввело в заблуждение и Ставку. Позднее Хрущёв попытался всю вину за катастрофу свалить на Верховного главнокомандующего И. Сталина. Мол, Военный совет Юго-Западного направления предлагал остановить дальнейшее наступление на Харьков, перегруппировать войска и создать сильную группу для отражения контрудара противника. Но Ставка не утвердила это решение и потребовала продолжать наступление на Харьков, а 9-я и 57-я армии и резервы Южного фронта отразили вражеский удар. Хрущёв якобы обратился непосредственно к Верховному с предложением немедленно остановить наступление на Харьков и сосредоточить все силы Юго-Западного фронта для отражения удара группы Клейста. Однако Ставка настояла на продолжении наступления.

В реальности всё было несколько иначе. Тимошенко, по словам маршала Г. К. Жукова, не сообщил о том, что создалась реальная угроза окружения его армий. И вообще «Военный совет Юго-Западного направления большого беспокойства не проявил…». А. М. Василевский, который в это время исполнял обязанности начальника Генштаба (в связи с болезнью Б. М. Шапошникова), вечером 17 мая доложил Сталину о сложившейся критической ситуации на Южном фронте и предложил остановить наступление Юго-Западного фронта, а часть сил его ударной группировки бросить на пресечение немецкой угрозы со стороны Краматорска. «Верховный Главнокомандующий, – пишет маршал А. М. Василевский, - решил переговорить с главкомом Юго-Западного направления маршалом Тимошенко. Точное содержание телефонных переговоров И. В Сталина с С. К. Тимошенко мне неизвестно. Только через некоторое время меня вызвали в Ставку, где я снова изложил свои опасения за Южный фронт и повторил предложение прекратить наступление. В ответ мне было заявлено, что мер, принимаемых командованием направления, вполне достаточно, чтобы отразить удар врага против Южного фронта, а потому Юго-Западный фронт будет продолжать наступление…» (А. М. Василевский. Дело всей жизни). Таким образом, командование Юго-Западным направлением убедило Верховного, что ситуация под контролем и наступление на Харьков было продолжено.

Ставка выделила на помощь Тимошенко несколько дивизий и танковых бригад, но они могли прибыть в район боевых действий не ранее 20-21 мая. Тимошенко подчинил Южному фронту 2-й кавалерийский корпус полковника Г. А. Ковалева и приказал генералу Малиновскому силами двух кавкорпусов, двух стрелковых дивизий и трех танковых бригад 57-й и 9-й армий нанести контрудар по прорвавшемуся противнику и восстановить положение. Одновременно из резерва главкома выдвигалась 343-я стрелковая дивизия и 92-й тяжелый танковый батальон с задачей занять оборону на южных подступах к Изюму. Остальным войскам Юго-Западного фронта было приказано продолжать наступление на Харьков.

Однако ситуация продолжала ухудшаться. Приказ Тимошенко о нанесении контрудара войска Южного фронта выполнить не смогли. 5-й кавалерийский корпус генерала Плиева уже полностью втянулся в оборонительные бои и не имел возможности сосредоточить силы на одном направлении. Кавкорпус Ковалева был отброшен 60-й моторизованной дивизией, штаб генерала Харитонова полностью потерял управление своими войсками, а штаб Южного фронта не имел связи ни с Харитоновым, ни с кавкорпусами. Немцы усилили удар на барвенковском направлении и, сломив сопротивление 5-го кавкорпуса, захватили южную часть Изюма. Войска Клейста стали продвигаться на запад вдоль правого берега Северского Донца.

В Москве Василевский снова предложил остановить Харьковскую операцию и повернуть ударную группировку Юго-Западного фронта на юг для отпора врагу. И вновь это предложение было отклонено после того, как Сталин переговорил с Тимошенко. Хрущев, и Тимошенко считали, что отвлекать основные силы б-й армии и группы Бобкина для отражения удара Клейста нет никакой необходимости.


Советская реактивная установка БМ-8-36 на шасси грузовика ЗиС-6, уничтоженная у Харькова

Барвенковский котёл

19 мая немецкая группировка, разгромив 9-ю армию, создала широкую 80-километровую брешь в полосе обороны советских войск и вышла на основные коммуникации барвенковской группировки Красной армии. Маршал Тимошенко, наконец, отдал приказ остановить наступление на Харьков и бросить основные силы 6-й и 57-й армий, 21-го и 23-го танковых корпусов на ликвидацию образовавшегося прорыва и восстановления положения на Барвенковском выступе. Их наступление должны были поддержать войска 9-й и 38-й армий. Но было уже поздно. Стремительное продвижение подвижных соединений вермахта вдоль правого берега Северного Донца сорвало планомерное сосредоточение сил 6-й армии, советские части вступали в бой разрозненно, без необходимой артиллерийской и авиационной поддержки. Немцы сравнительно легко отбивали такие разрозненные и слабо подготовленные атаки советских войск. 9-я армия была разбита, а 38-я армия - скована противником. К тому же немцы имели превосходство в воздухе. Поэтому остановить продвижение противника не удалось.

21 мая, измотав и обескровив северную советскую группировку, генерал Паулюс перебросил 3-ю и 23-ю танковые дивизии на северный фас барвенковского выступа. На следующий день они форсировали Северский Донец и начали движение к югу. 23 мая войска армейской группы Клейста соединились в 10 километрах южнее Балаклеи с частями 6-й немецкой армии, наступавшей с севера. 6-я и 57-я советские армии и армейская оперативная группа оказались в кольце окружения. Руководство войсками 6-й и 57-й армий было возложено на заместителя командующего Юго-Западным фронтом Ф. Я. Костенко. Окруженные войска получили задачу ударом на Савинцы прорвать кольцо окружения и выйти на левый берег Северского Донца. Их атаку должны были поддержать войска 38-й армии, усиленные сводным танковым корпусом — прибыли свежие бригады из резерва Ставки.

В ночь на 24 мая спешно производилась перегруппировка и сосредоточение войск. Но утром немцы снова опередили наши войска. Немецкие войска начали наступление на широком фронте, стремясь расширить пробитый коридор и расчленить окруженную группировку на отдельные, изолированные друг от друга части. Пробить коридор к окруженным войскам не удалось. Одновременно с уничтожением окруженных советских войск, немцы наносили удары северо-восточнее Харькова на волчанском направлении по частям 28-й армии и правого крыла 38-й армии. Войска 28-й и правого фланга 38-й армий вернулись на исходные позиции.

Наши войска продолжали борьбу в условиях окружения, при нехватке боеприпасов, горючего и продовольствия, при господстве в воздухе немецкой авиации. К 26 мая окруженные части Красной Армии оказались заперты на небольшом пространстве площадью примерно 15 кв. км в районе Барвенково. Пробилась из окружения лишь меньшая часть окруженных войск во главе с членом Военного совета фронта дивизионным комиссаром К. А. Гуровым. До конца месяца остатки советских войск пытались прорваться к своим.

Таким образом, успешно начавшаяся Харьковская операция завершилась катастрофой почти трёх советских армий. Советские потери составили 270 тыс. человек, из них 171 тыс. — безвозвратно, 652 танка, 1646 орудий, 3278 минометов. В окружении погибло или пропало без вести почти всё командование наступавших советских войск: заместитель командующего Юго-Западным фронтом генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко, командующий 6-й армией генерал-лейтенант А. М. Городнянский, командующий 57-й армией генерал-лейтенант К. П. Подлас, командующий армейской группой генерал-майор Л. В. Бобкин и ряд генералов, командовавших попавшими в окружение дивизиями.


Немецкие солдаты в районе Харькова

Итоги

Харьковская наступательная операция завершилась масштабной трагедией для советских войск. Её итог резко изменил ситуацию на южном крыле советско-германского фронта в пользу немецкой армии. Оборона советских войск в полосе Южного и Юго-Западного фронтов оказалась кардинально ослабленной. Немецкое командование начинает успешно развивать заранее намеченное стратегическое наступление по двум направлениям — на Кавказ и на Волгу, что привело к началу двух величественных битв – за Сталинград и Северный Кавказ.

Следует отметить, что успех немецких войск на юго-западном направлении был обусловлен двумя основными предпосылками. Во-первых, немецкое командование решало на этом направлении главную стратегическую задачу в ходе кампании 1942 года и подготовило на этом направлении большие силы и средства. Наступающие советские армии фактически попали в «капкан», напоролись на встречный удар подготовленных к наступлению немецких войск.

Во-вторых, это ошибки командования Юго-Западного направления. Советское командование плохо подготовило наступательную операцию, немцы знали о подготовке советских войск. Недостаточно четко отработала разведка, недооценившая силы врага в районе наступления, а в ходе самого наступления не смогла своевременно вскрыть создаваемые противником для контрудара мощные группировки. В результате контрудар врага стал неожиданным. При этом Тимошенко, Хрущёв и Баграмян недооценивали противника, считали, что немцы понесли большие потери на этом направлении и не готовы к серьёзной наступательной операции в районе Барвенково. Поэтому советское командование готовилось к наступлению, а оборона в районе операции была неудовлетворительной. Главнокомандование Юго-Западного направления не уделило необходимого внимания оперативному обеспечению наступления, особенно флангов ударной группировки. Командование Южного фронта не приняло мер по надежному обеспечению фланга и тыла главной ударной группировки Юго-Западного фронта от удара из района Славянск - Краматорск. А когда стало ясно, что необходимо отводить войска, штаб Тимошенко медлил, вводил в заблуждение Ставку, надеялся, что ситуацию можно выправить, что нельзя выпускать из рук победу. В итоге всё закончилось катастрофой, гибелью и пленом десятков тысяч советских воинов.

Интересно, что докладывая Верховному Главнокомандующему об итогах операции, командование Юго-Западным направлением всю вину за провал операции свалило на подчиненных: «Поражение 9-й армии в значительной мере явилось результатом несостоятельности командования этой армии для управления войсками в сложных условиях. Разведка всех видов 9-й армии и Южного фронта своевременно не вскрыла готовящегося удара и этим лишила командование возможности принять дополнительные меры для отражения удара противника по 9-й армии. ...Командование армий и часть командиров корпусов и дивизий со своими штабами оказались несостоятельными руководить войсками в сложных условиях боя. Как правило, руководящий командный состав армий, корпусов и дивизий в ответственные моменты операций и боя не руководил соединениями войск, а разъезжал по подразделениям. Так происходило в группе генерала Костенко и 6-й армии в период полуокружения и окружения, когда командующий армией уезжал в одну дивизию, член Военного совета — в другую, а начальник штаба — в третью. Примерно этому же порядку следовало командование корпусов и дивизий…».

Получалось так, что командованию Юго-Западным направлением достались никудышные командиры армий, корпусов и дивизий. Действительно, командиры уровня армия-корпус-дивизия совершали ошибки, но главная вина лежит на высшем командовании, которое так задумало и организовало операцию, что всё завершилось катастрофой.

А когда умер Сталин, и Хрущёв дорвался до руководства партией и СССР, то он свалил всю вину на Верховного. В знаменитом докладе на XX съезде партии Хрущев утверждал, что именно Сталин упорно отказывался дать разрешение войскам Юго-Западного фронта выйти из-под удара и перейти к обороне. В 6-томной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза», которую отредактировали соответствующим образом, также вошла версия о вине Сталина и «мудрости» Хрущёва, который якобы предупреждал Ставку об угрозе немецкого удара.

Уже будучи на пенсии, Хрущёв в своих «Воспоминаниях» обиделся на маршала Василевского — это он, оказывается, неправильно информировал Сталина: «...безусловно, не смогу обойти своего разговора с Василевским. Он произвел на меня тогда тяжелое впечатление. Я считал, что катастрофы, которая разыгралась под Барвенково, можно было бы избежать, если бы Василевский занял позицию, которую ему надлежало занять. Он мог занять другую позицию, но не занял ее и тем самым, считаю, приложил руку к гибели тысяч бойцов Красной Армии в Харьковской операции... Василевский, поступив неправильно, не выполнил своего долга воина и не пошел с докладом к Сталину во время Харьковской операции».


Пленные красноармейцы на сборном пункте под Харьковом

Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 60

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. svp67 (Сергей) 22 мая 2017 15:22
    Хрущёв свалил всю вину за Харьковскую катастрофу на Сталина
    То, что Сталин, как Верховный Главнокомандующий несет ответственность за это разгром - даже не обсуждается, такова участь всех командиров. Но и Никита Сергеевич далеко "не белый и пушистый" в этом разгроме...
    1. алексеев (алексей) 22 мая 2017 15:58
      Цитата: svp67
      Но и Никита Сергеевич далеко "не белый и пушистый" в этом разгроме...

      hi
      Это точно!
      Но если "смотреть на вещи ширше", то, очевидно, что весной и летом 1942 года наша армия, как командование, так и сами войска ещё не в состоянии были противостоять войскам и командованию немцев.
      Крым, Харьков, разгром армии ген. Лизюкова под Воронежем.
      Везде ведь не было Тимошенко и Хрущева, а были другие такие же, не плохие и нехорошие, а те которые были...
      В конце концов лучшие немецкие войска "поистратились" в степях под Сталинградом и мы "выучились и начали бить немцев. Но это был длительный процесс", как говорил Г.К.Жуков.
      А также исключительно кровавый...
      Мне кажется, что Сталин не принял репрессивных мер к командованию наших войск летом 1942 года потому, что понимал: генералы (как и войска) делали всё, что могли, зачастую сами погибали в боях, но они просто не могли ещё воевать на том уровне, чтобы громить армии Манштейна и Паулюса.
    2. Cartalon (Михаил) 22 мая 2017 16:00
      Вряд-ли Хрущов так уж виноват, по мозгам Тимошенко он наверняка ездил, решения то Тимошенко принимал, кстати очень плохо выглядит Малиновский.
      1. svp67 (Сергей) 22 мая 2017 16:05
        Цитата: Cartalon
        Вряд-ли Хрущов так уж виноват, по мозгам Тимошенко он наверняка ездил, решения то Тимошенко принимал, кстати очень плохо выглядит Малиновский.

        Ага, ЧВС фронта - Ну НИ В ЧЕМ НЕ ВИНОВАТ. А ведь без его подписи не один план не утверждался.
        1. Cartalon (Михаил) 22 мая 2017 16:19
          Да хоть папа римский, компетентного мнения Хрущов иметь не мог, тогда возникает вопрос как Хрущов оказался на такой должности.
          1. svp67 (Сергей) 22 мая 2017 16:22
            Цитата: Cartalon
            тогда возникает вопрос как Хрущов оказался на такой должности.

            Как имеющий богатый опыт ПАРТИЙНОГО руководства и как секретарь ЦК КП(б) Украины...
            Цитата: Cartalon
            компетентного мнения Хрущов иметь не мог

            Это мы сейчас это понимаем, тогда была несколько иная точка зрения, командирам НЕ ДОВЕРЯЛИ.
            1. Cartalon (Михаил) 22 мая 2017 16:33
              Ну если верховный больше доверяет опытному партработнику не имеющего ни какого военного опыта, чем своему Генеральному штабу, то кто в этом виноват?
              1. svp67 (Сергей) 22 мая 2017 16:49
                Цитата: Cartalon
                Ну если верховный больше доверяет опытному партработнику не имеющего ни какого военного опыта, чем своему Генеральному штабу, то кто в этом виноват?
                Про вину Верховного я уже высказал, а на счет доверия, то тут сложно. Беда втом, что Хрущев слишком долго успокаивал - отправляя бодрые донесения о положении дел на вверенном фронте.
                1. Cartalon (Михаил) 22 мая 2017 17:06
                  Оценивать оперативную обстановку Хрущов не мог и вряд ли его личное мнение по этому поводу Сталина интересовало, а вот маршал Тимошенко самый авторитетный военноначальник на тот момент, с него и спрос.
      2. Капитан Пушкин (Петр) 22 мая 2017 17:55
        Там все одно к одному. И раздолбайство - за месяц не смогли оборону путную построить (для примера, под Прохоровкой немцы в обороне были пару суток, а после их отступления впечатление было такое, что они обустраивали позиции месяц) и явная бестолковость командиров всех уровней (лобовые атаки укрепрайонов вместо поиска слабых мест и обхода ) и не понимание ситуации и шкурные интересы (выглядеть белым и пушистым когда уже обосрался с головы до ног) отсюда и затягивание с принятием решений.
        Ну и главное, что по уровню квалификации в 1942 немецкие генералы превосходили основную массу наших на голову. Наши генералы до их уровня ещё два года обучались, а расплачивались за ту учебу солдатики своими жизнями.
        Кстати о Василевском. Он и под Курском у Прохоровки крепко обделался как представитель Ставки, за что был отстранен и заменен, если не ошибаюсь, Жуковым.
        Для меня загадка, за что так ценил Василевского Сталин?
        1. Cartalon (Михаил) 22 мая 2017 20:21
          ошибаетесь ни кто Василевского не отял,ценил вероятно за то что умный был
    3. venaya (Вячеслав) 22 мая 2017 16:09
      Цитата: svp67
      Сталин, как Верховный Главнокомандующий несет ответственность за это разгром - даже не обсуждается, такова участь всех командиров

      А ведь: - "Всё от Бога". Может тогда самого господа Бога во всём обвинять будем? Вопрос с Хрущёвым более сложен, ведь он тогда был первым секретарём ЦК ВКП(б) Украинской ССР - именно здесь возможна разгадка. Ему (Хрущёву) чтобы полноценно властвовать (править) необходима была столица УССР, коей некогда был сам город Харьков. Вполне возможно, что именно в этом заключается разгадка "удивительных" докладов наверх лично от него и его приближённых. Напомню: после провала этой Харьковской операции Сталин вообще-то выгнал Хрущёва подальше от фронтов (а вообще по уму мог бы и расстрелять). Хорошо бы этот вопрос рассматривать менее тенденциозно и со всех сторон, больше толку и пользы будет.
      1. svp67 (Сергей) 22 мая 2017 16:18
        Цитата: venaya
        Вопрос с Хрущёвым более сложен, ведь он тогда был первым секретарём ЦК ВКП(б) Украинской ССР - именно здесь возможна разгадка

        Нет разгадка в том, что он был ЧВС на этом Фронте....
      2. Cartalon (Михаил) 22 мая 2017 16:25
        Ни куда от фронтов Хрущова не убирали дальше был ЧВС разных фронтов.
        1. svp67 (Сергей) 22 мая 2017 16:50
          Цитата: Cartalon
          Ни куда от фронтов Хрущова не убирали дальше был ЧВС разных фронтов.

          Да был, вот только роль ЧВС с 1943 года резко изменилась, командир стал - ЕДИНОНАЧАЛЬНИКОМ.
      3. Капитан Пушкин (Петр) 22 мая 2017 18:02
        Да, после Харьковской катастрофы Хрущева отозвали в Москву, но тут же назначили членом военного совета Сталинградского фронта, а затем в Курскую битву он был на Воронежском фронте в той же должности.
        Только после этого его отправили восстанавливать Украину.
    4. Ищущий (александр) 22 мая 2017 20:18
      Ерунду пишите.
  2. parusnik (Алексей Богомазов) 22 мая 2017 16:12
    Конкретного виновного в провале Харьковской операции нет..Здесь общая вина..кого-то в большей степени, кого-то в меньшей...
  3. DimanC (Дмитрий) 22 мая 2017 16:43
    Уже почти окончательно сформировалось устойчивое понимание, что катастрофа 1941 года явилась в результате предательства части высшего командного состава РККА. Подобное можно отнести и ряду операций 1942 года. И уже когда не удалось "проиграть" Курскую битву эти совсем не товарищи, наконец-то, поняли, что договориться будет не с кем...
    1. Boris55 (Борис) 22 мая 2017 16:52
      Цитата: DimanC
      сформировалось устойчивое понимание, что катастрофа 1941 года явилась в результате предательства части высшего командного состава РККА

      1. DimanC (Дмитрий) 26 мая 2017 16:56
        Да, мне известен данный цикл вопросов-ответов. Только для меня эти военачальники все равно остаются предателями, именно потому что: 1) они тайно подменяли руководящие документы (замена активной обороны встречным наступлением), 2) где-то извращали, а где-то прямо саботировали выполнение спущенных сверху приказов непосредственно перед началом войны, 3) где можно проводили операции так, чтобы проиграть сражение или получить максимальный урон для нас... Ну и никто теперь не узнает, а получилось бы у всех этих жуковых выиграть войну, убери они Сталина. И стал бы с ними Гитлер договариваться о будущем остатков СССР (если бы таковые вообще остались).
        1. Boris55 (Борис) 26 мая 2017 17:07
          Цитата: DimanC
          Ну и никто теперь не узнает,

          Документы для суда за провал в начале войны все были у Берии. Троцкисты знали об этом и ради спасения своей шкуры Сталина и Берию убили. Документы до сих пор не найдены. Есть предположения, что они находятся в Китае.
    2. Cartalon (Михаил) 22 мая 2017 16:59
      А вообще не предатели в Красной армии во второй половине тридцать годов были?
    3. ecologer (Андрей) 22 мая 2017 17:36
      Считаю, что версия "предательства" в корне не верна. Во-первых, она не подтверждена никакими прямыми доказательствами, только косвенными. Во-вторых, командовать войсками было просто некому: против немецких генералов, помнящих первую мировую войну, стояли советские генералы - партийные руководители - почувствуйте разницу. Основной удар по руководству Красной армии был нанесен даже не 1937-38, а раньше - изгнанием из армии "военспецов" с последующем их репрессированием. Так и получилось, что наш безграмотный партийно-ефрейторский генералитет по-взрослому обделался в 1941-м и напоролся на новые грабли в 1942-м. А чего только стоит оборона Крыма, поражение Керченско-Феодосийского десанта и сдача Севастополя - яркие примеры бестолкового руководства войсками. Поэтому в 1942-м Сталин генералов и не расстреливал - другие были еще хуже. А потом, да, воевать научились, и началось - Сталинград, Курск, Кавказ, Крым. А верхом наработанного мастерства стали 10 сталинских ударов в 44-м. А ведь могли так воевать с 1941-го если бы сберегли бывший царский офицерский корпус, служивший в Красной Армии. Но, как говорится, если бы у бабушки...
      1. ИмПерц (Игорь) 22 мая 2017 19:26
        Цитата: ecologer
        а раньше - изгнанием из армии "военспецов" с последующем их репрессированием.

        Это вы Карбышеву расскажите, для политинформации - дворянину. Или Шапошникову. Можно и дальше продолжать.
        Чаще всего упоминается цифра в 40 тысяч человек, её запустил в оборот Д. А. Волкогонов, причем Волкогонов уточнил, что в число репрессированных входят не только расстрелянные и посаженные, но и просто уволенные без последствий.
        После него пошел уже «полёт фантазии» - число репрессированных у Л. А. Киршнера увеличивается до 44 тысяч, и он говорит, что это была половина офицерского корпуса. Идеолог ЦК КПСС, «прораб перестройки» А. Н. Яковлев говорит о 70 тысячах, причём утверждает, что всех убили. Рапопорт и Геллер увеличивают цифру до 100 тысяч, В. Коваль утверждает, что Сталин уничтожил почти весь офицерский корпус СССР.
        Что же было на самом деле? Согласно архивным документам, с 1934 по 1939 год из рядов РККА было уволено 56785 человек. За 1937-1938 годы уволены 35020 человек, из них 19,1% (6692 человека) - естественная убыль (умершие, уволенные по болезни, инвалидности, пьянству и т. п.), 27,2 % (9506) арестованных, 41,9% (14684) уволены по политическим мотивам, 11,8% (4138) - иностранцы (немцы, финны, эстонцы, поляки, литовцы и др.), уволенные по директиве 1938 года. Были позднее восстановлены, смогли доказать, что уволены необоснованно, 6650 человек.
        Довольно много было уволено за пьянство, таких по приказу комиссара обороны от 28 декабря 1938 годы требовали изгонять беспощадно. В итоге цифра около 40 тыс. оказывается верной, но только не всех можно считать «жертвами». Если исключить из списков репрессированных пьяниц, умерших, уволенных по болезни, иностранцев, то масштабы репрессий становятся значительно меньшими. В 1937-1938 гг. было арестовано 9579 человек командиров, из них в 1938-1939 годы были восстановлены в звании 1457 человек; уволены по политическим мотивам 19106 человек, восстановлены 9247 человек.
        Точная цифра репрессированных (причем не все были расстреляны) в 1937-1939 годы – 8122 человека и 9859 человек уволенных из рядов армии.

        https://topwar.ru/4026-mif-o-obezglavlivanii-armi
        i-stalinym.html
        1. ecologer (Андрей) 22 мая 2017 20:10
          В Красную Армию после революции перешло под 400 только ГЕНЕРАЛОВ! А вот наиболее известные военачальники ВОВ из тех, кто остался после чисток военспецов (не репрессий 37-38 гг., а чисток военспецов): Баграмян (1МВ прапорщик), Карбышев (1МВ подполковник), Лукин (1МВ поручик), Понеделин (1МВ прапорщик), Толбухин (1МВ штабс-капитан), Тюленев (1МВ прапорщик), Шапошников (1МВ полковник). Были и многие другие, но уже не было сотен генералов и старших офицеров. А у немцев воевали старые кадры, благодаря им вермахт и пропёр до Сталинграда. А Карбышеву и Шапошникову это рассказывать было не обязательно - им все это было известно, и они как старые кадры воевали честно и хорошо, но таких были единицы! А чистки Красной Армии 37-38 годов - это совсем другой вопрос, эта акция столь масштабного вреда не нанесла.
          1. ИмПерц (Игорь) 22 мая 2017 20:20
            И сколько из 400 генералов было репресированно? И самое главное за что?
            И можно ссылку на литературу, где можно почитать о 400-х генералах?
            1. ecologer (Андрей) 22 мая 2017 20:41
              Сколько точно было репрессировано - не знаю, но остались крохи. За что - хотелось бы спросить у новых красных командиров, особенно у Тухачевского, он тут наиболее отличился. Вычищал классово враждебный элемент, и не он один, такая была на тот момент установка. А ссылка - вот, в свободном доступе - https://ru.wikipedia.org/wiki/Список_генералов_Ру
              сской_императорской_армии_на_службе_в_РККА
              1. ИмПерц (Игорь) 23 мая 2017 06:33
                Посмотрел список генералов от инфантерии:
                Дми́трий Васи́льевич Баланин (26 ноября 1857 — 1928, Петроград). Дальнейшая судьба неясна. По одним сведениям попал под арест и умер в тюрьме до октября 1928 года, а по другим — по состоянию на 1930 год жил в Ленинграде.

                Пётр Семёнович Балу́ев (1857 — 1923, Москва).
                1918 — Вступил в Красную армию.
                1919 — Инспектор военных сообщений Высшей военной инспекции.
                1920 — Входил в состав Особого совещания при Главкоме и Комиссии по исследованию и использованию опыта 1-й мировой войны.
                На преподавательской работе.
                Умер в Москве в 1923 году.

                Леонид Николаевич Белькович (1859—?). После Октябрьской революции, в 1918 году добровольно вступил в РККА. Участвовал в работе Военно-исторической комиссии по изучению мировой войны. Был включен в списки Генштаба РККА от 15.07.1919 и 07.08.1920.
                Дальнейшая судьба неизвестна.
                Был женат и имел четверых детей.

                Фёдор Николаевич Васильев (1858—1923). После Октябрьской революции сотрудничал с советской властью. С 1 марта 1920 года — сотрудник-составитель в Исторической комиссии Всеросглавштаба, с 18 октября 1920 года — штатный руководитель практическими занятиями в Военной академии РККА, с 1 января 1921 года — старший руководитель групповых лекций Военной академии РККА.

                Ипполит Паулинович Войшин-Мурдас-Жилинский (6 апреля 1856 — 20 января 1926). 28.09-06.10.1919 — он и его брат арестовывались Нижегородской ЧК, после ряда допросов и частичной конфискации имущества[1] оба были освобождены.[6]
                20.01.1926 — умер в Нижнем Новгороде. Был похоронен на местном лютеранском кладбище.

                Воронов, Николай Михайлович (5 [17] июля 1859 — ?). С 7 июля 1921 года генерал для поручений при командующем войсками Временного Приамурского правительства, председатель комиссии для ревизии инженерного ведомства. 6 июля 1922 года состоял в распоряжении командующего войсками Временного Приамурского правительства.

                Никола́й Алекса́ндрович Дани́лов (13 апреля (25 апреля) 1867, Москва — май 1934, Ленинград). В 1931—1933 — инспектор штаба РККА. С 1933 — в отставке. Умер в Ленинграде.

                Дмитрий Александрович Долгов (1860—1939). После 1920 года ему было дано разрешение на выезд из страны[1] и он эмигрировал в Бельгию. Скончался 23 сентября 1939 года в Брюсселе.

                Андре́й Меда́рдович Зайончко́вский (8 (20) декабря 1862 — 22 марта 1926, Москва). В 1922—1926 годах профессор Военной академии им. М. В. Фрунзе. Участвовал в операции ГПУ «Трест».

                Умер в Москве. Похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря. Могила находится рядом с могилой А. А. Брусилова. Постамент на могиле выполнен в виде «Сломанной колонны», ассоциируемой с масонским символизмом[1].

                Полива́нов, Алексе́й Андре́евич (4 (16 марта) 1855 г. село Красное, Нерехтский уезд, Костромская губерния— 25 сентября 1920 г., Рига). С февраля 1920 г. служил в РККА (был членом военно-учебной редакции, член Военно-законодательного совещания при Реввоенсовете, член Особого совещания при Главкоме). Был военным экспертом во время советско-польских мирных переговоров в августе-сентябре 1920 года в Риге, во время которых заболел тифом.
                25 сентября 1920 года скончался и был похоронен в Петрограде[2] на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.
                Репрессированных и расстрелянных не нашёл. остальных шерстить не стал.
                Это раз.
                И второе. Они все 1855-1860 гг. рождения. На момент революции им было за 40. К 1937 за 60 лет.
                1. ecologer (Андрей) 23 мая 2017 10:01
                  Манштейн в 1МВ был капитаном, Паулюс - тоже, Манергейм - генерал от кавалерии (кстати 1867 г.р.), Клейст - нач. опер. отдела штаба 7-го армейского корпуса (звание не нашел), а еще - Роммель, Модель - в кого из известных немецких генералов не плюнь, почти все воевали в 1МВ в должностях и званиях. У нас в ВОВ таких были единицы - почувствуйте разницу: почти все или единицы. Репрессированных генералов было мало? Только по делу "Весна": Владимир Александрович Ольдерогге, Михаил Васильевич Лебедев, к началу 1931 года - 150 человек, в основном бывших царских офицеров. В мае 31-го арестовано уже 750 "участников восстания", из них около 300 - бывшие царские офицеры. И это только Киев. Если интересно - не поленитесь, все данные в интернете в открытом доступе. А то, что во время революции им было под 40 - за 40, так ВОВ началась через 20 лет после окончания революции, и было бы многим из них под 60 - за 60, нормальный возраст. Слава Богу, не всех вычистили, кто-то остался, повезло. Но основная масса - пошла по нож, а потом 1941-й, и ах, ох - предательство. А кто предавал - партработник Хрущев? Так как он мог саботировать то, чему не обучен и в чем не соображал? Не верю я в версию предательства, некому было предавать, у подавляющего числа командиров не было никакого опыта ведения боевых действий, как могли, так и воевали. А могли воевать только через ж...
                  1. ИмПерц (Игорь) 23 мая 2017 16:14
                    Вы странно интерпретируете слова арестованы и репрессированны.
                    Как пример:
                    Цитата: ИмПерц
                    Ипполит Паулинович Войшин-Мурдас-Жилинский (6 апреля 1856 — 20 января 1926). 28.09-06.10.1919 — он и его брат арестовывались Нижегородской ЧК, после ряда допросов и частичной конфискации имущества[1] оба были освобождены.[6]
                    1. ecologer (Андрей) 23 мая 2017 16:50
                      Арестовывали в процессе "следствия", репрессировали по его результатам, что ж тут интерпретировать. Насколько я знаю, всего по делу "Весна" проходило около 3 тыс. человек.
                      1. ИмПерц (Игорь) 24 мая 2017 21:15
                        Проходило и репрессированно...
                        Записалось на дрессировку и пришло...
                        Разные вещи.
                  2. EvilLion 19 октября 2017 15:45
                    Не воевавших в ПМВ в 37-38 расстреляли и заменили воевавшими. Не пишите чушь. Вот только опыт лейтенантов и капитанов ПМВ не очень поможет на генеральской должности через 25 лет. Поколение сменилось.
          2. слава1974 (слава) 22 мая 2017 20:59
            А у немцев воевали старые кадры, благодаря им вермахт и пропёр до Сталинграда.

            а потом благодаря старым кадрам шустро добежал до Берлина, где с удовольствием сдались в плен.
            1. ecologer (Андрей) 22 мая 2017 21:27
              Во первых, как я уже писал, воевать в конце 42-го научились и процесс пошел в обратном направлении. А во-вторых, до Берлина бежали не так чтобы шустро, больше двух лет. Сдаваться же предпочитали союзникам, правда потом жалели, что не сдались русским - процент смертности в американских лагерях был колоссальным.
              1. ИмПерц (Игорь) 23 мая 2017 16:35
                Цитата: ecologer
                Во первых, как я уже писал, воевать в конце 42-го научились и процесс пошел в обратном направлении.

                Воевать разучились?
                1. ecologer (Андрей) 23 мая 2017 16:53
                  Типа фразу не поняли?
                  1. ИмПерц (Игорь) 24 мая 2017 21:19
                    Нет, дуализм встрял.
              2. EvilLion 19 октября 2017 15:51
                Мне вот смешно. А немецкие генералы после Сталинграда разучились воевать? А то Курская битва, когда проиграли в общем-то только из-за численности, как-то этого не подтверждает. И сами немцы в ходе войны не учились?

                Война на запад покатилась, когда Германия уже конкретно пупок надорвала и советская сторона получила численное преимущество, которое потом только нарастало, пропорционально этому нарастала и эффективность Красной Армии. А произошло это потому, что генералы-неумехи в 41-43 немчуру отметелили так, что потери уже не получалось своевременно восполнять.
          3. EvilLion 19 октября 2017 15:41
            Через 15 лет значительная часть из них уже не служила по возрасту, а то и смерти от старости. Шапошников полковником был, но он ВОВ не пережил и отличиться особо уже не смог по состоянию здоровья.
        2. рич (дмитрий) 22 мая 2017 23:42
          ИмПерц : Это вы Карбышеву расскажите, для политинформации - дворянину.

          Карбышев Дмитрий Михайлович

          Дми́трий Миха́йлович Ка́рбышев (14 (26) октября 1880, Омск, Акмолинская область, Российская империя — 18 февраля 1945, Маутхаузен, Третий рейх) — советский фортификатор, крупнейший отечественный учёный-инженер, генерал-лейтенант, доктор военных наук, профессор Военной академии Генерального штаба РККА. Герой Советского Союза (1946).
          Дмитрий Михайлович Карбышев родился в Омске в семье дочери коллежского советника из богатых омских купцов Лузгиных Александры Ефимовны Лузгиной и выпускника Сибирского кадетского корпуса ветерана Крымской войны военного чиновника Михаила Ильича Карбышева (1829—-1892). Из родовых сибирских казаков Карбышевых станицы Омской. По этническому происхождению — кряшен. В 1898 году был принят в Николаевское инженерное училище. В 1900 году, по окончании училища, направлен служить в 1-й Восточно-Сибирский сапёрный батальон, начальником кабельного отделения телеграфной роты. Батальон дислоцировался в Манчжурии. В 1903 году произведён в поручики. Участник русско-японской войны. В 1911 году с отличием окончил Николаевскую военно-инженерную академию. По распределению штабс-капитан Карбышев был направлен в Брест-Литовск на должность командира минной роты. Там он принимал участие в строительстве фортов Брестской крепости. Участник Первой мировой войны с первого дня. Воевал в Карпатах в составе 8-й армии генерала А. А. Брусилова (Юго-Западный фронт). Был дивизионным инженером 78-й и 69-й пехотных дивизий, затем начальником инженерной службы 22-го финляндского стрелкового корпуса. В начале 1915 года участвовал в штурме крепости Перемышль. Был ранен в ногу. За храбрость и отвагу награждён орденом св. Анны и произведён в подполковники. В 1916 году был участником знаменитого Брусиловского прорыва. В 1917 году производитель работ по укреплению позиций на границе с Румынией. В декабре 1917 года в Могилёв-Подольском Д. М. Карбышев вступил в Красную гвардию. С 1918 года в Красной Армии. Участник Гражданской войны. Весной 1919 года Д. М. Карбышев назначен главным руководителем всех оборонительных работ Восточного фронта, участвовал в строительстве Симбирского, Самарского, Саратовского, Челябинского, Златоустовского, Троицкого, Курганского укреплённых районов; обеспечивал форсирование рек Уфимки и Белой, начало наступления на Сибирь, проектировал оборонительные сооружения Уральска.В 1923—1926 годах председатель Инженерного комитета Главного военно-инженерного управления РККА. С 1926 года — преподаватель в Военной академии имени М. В. Фрунзе. В 1929 году участвовал в проектировании укреплённых районов вдоль западных рубежей Советского Союза. В феврале 1934 года назначен начальником кафедры военно-инженерного дела Военной Академии Генштаба.В 1938 году окончил Высшую Военную академию (Военную академию Генерального штаба). 23 октября 1938 года утверждён в учёном звании профессора. В 1940 году ему присвоено звание генерал-лейтенанта инженерных войск. В 1941 году — учёная степень доктора военных наук. Перед началом Великой отечественной войны занимал должность старшего преподавателя кафедры тактики высших соединений Высшей Военной академии им. К.Е.Ворошилова.Участник советско-финской войны 1939—1940 годов. В составе группы заместителя начальника Главного военно-инженерного управления по оборонительному строительству вырабатывал рекомендации войскам по инженерному обеспечению прорыва линии Маннергейма. С 1940 года член ВКП(б)[18]. В 1940 году осуществлял руководство фортификационными работами по усовершенствованию цитадели Брестской крепости. В начале июня 1941 года Д. М. Карбышев был командирован в Западный Особый военный округ. Великая Отечественная война застала его в штабе 3-й армии в Гродно. Через 2 дня он перешёл в штаб 10-й армии. 27 июня штаб армии оказался в окружении. 8 августа 1941 года при попытке выйти из окружения генерал Карбышев был тяжело контужен в бою в районе Днепра, у деревни Добрейка Могилёвской области Белорусской ССР. В бессознательном состоянии был захвачен в плен. Карбышев содержался в немецких концентрационных лагерях: Замосць, Хаммельбург, Флоссенбюрг, Майданек, Аушвиц, Заксенхаузен и Маутхаузен. Неоднократно от администрации лагерей получал предложения сотрудничать.В ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен (Австрия), в числе около пятисот других заключённых, был после зверских пыток облит водой на морозе и убит. Тело Д. М. Карбышева было сожжено в печах Маутхаузена.
          Государственные награды Российской империи:
          02.09.1904 — Орден Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом
          04.11.1904 — Орден Св. Станислава 3-й степени с бантом
          20.02.1905 — Орден Св. Станислава 2-й степени с мечами
          Не ранее 27.03.1905 — Орден св. Анны 4-й степени для ношения на эфесе личного оружия
          02.01.1905 — Орден св. Анны 3-й степени с мечами и бантом
          13.06.1915 — Орден св. Анны 2-й степени с мечами
          3 медали.
          Советские государственные награды и звания:
          22.02.1938 — орден Красной Звезды
          1938 — медаль «XX лет РККА»
          1940 — орден Красного Знамени
          16.08.1946 — орден Ленина, посмертно
          16.08.1946 — Герой Советского Союза, посмертно
          За время гражданской войны Д. М. Карбышев дважды награждается золотыми часами с надписью: «Красному борцу Социалистической революции от ВЦИК».
          Избран почётным красноармейцем 4-го образцового сапёрного батальона, как ветерана гражданской войны, оказавшего особые услуги Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
        3. nizhegorodec (Алекс) 23 мая 2017 20:39
          Цитата: ИмПерц
          Если исключить из списков репрессированных пьяниц, умерших, уволенных по болезни, иностранцев
          а иностранце, типа, с любовью увольняли laughing тоже в "чистку" попали, многих репрессировали. И потом, часто делали так, уволили, а потом репрессировали. Их считали?
          1. ИмПерц (Игорь) 24 мая 2017 07:54
            Цитата: nizhegorodec
            в "чистку" попали, многих репрессировали.

            Или арестовали и потом отпустили на все четыре стороны?
            Тёплое с мягким не надо путать.

            Цитата: nizhegorodec
            Урядники и ротмистры в маршальских облачениях, закончившие академии "без отрыва от службы", ему не конкуренты.

            Это плевок в сторону Жукова, Василевского, Рокоссовского???
            1. nizhegorodec (Алекс) 24 мая 2017 10:28
              Цитата: ИмПерц
              Это плевок в сторону Жукова,

              Жукова и Будённого, но не плевок, а, скажем так, кивок, всё-таки маршалы.
        4. nizhegorodec (Алекс) 23 мая 2017 20:44
          Цитата: ИмПерц
          Это вы Карбышеву расскажите, для политинформации - дворянину.

          то что его не репрессировали вместе со всеми, не показатель, слишком грамотный специалист, неизвестно, что бы с ним стало после войны, за ненадобностью. А Шапошникову после чистки просто замены не было и Сталин это прекрасно понимал. Урядники и ротмистры в маршальских облачениях, закончившие академии "без отрыва от службы", ему не конкуренты.
      2. ИмПерц (Игорь) 22 мая 2017 19:28
        А ещё лучше здесь:
        http://militera.lib.ru/research/pyhalov_i/02.html
        Глава 2.
        Была ли «обезглавлена» Красная Армия?
        Одной из причин неудач советских Вооружённых сил в начале Великой Отечественной войны принято считать репрессии, которым подвергся их командный состав в 1937-1938 гг.
      3. nizhegorodec (Алекс) 23 мая 2017 13:44
        Цитата: ecologer
        наш безграмотный партийно-ефрейторский генералитет

        good
      4. DimanC (Дмитрий) 26 мая 2017 17:10
        Да в том-то и дело, что сдача Крыма и Харьковская операция тоже ложатся в алгоритмику, описанную выше на видео - поставить СССР на грань военного поражения, а потом заявить, видишь, товарищ Сталин, куда ты страну привел, давай-ка уходи и давай НАМ порулить. Да и царя в 1917-м также свергали - максимальная дезорганизация военно-тыловых служб, чтобы невозможно было нормально планировать и проводить операции, сорвать снабжение столицы, вызвать недовольство население, а потом принудить монарха отречься от всего. А что касается того, что наши "ефрейторы" воевать не умели, так Рокоссовский с самого начала войны немцев бил, просто "маленький" по званию был. Ворошилов не дал захватить Ленинград и почти устроил немцам котел, догнать только не успел и тому подобное...
        1. EvilLion 19 октября 2017 15:53
          А Хрущева в случае поражения в ВОВ немцы бы не повесили?
  4. Хабаровск (Игорь) 22 мая 2017 17:34
    Статью не читал. Прочитал заголовок и вспомнил как иуда хрущев бросил своих и бежал в тыл
  5. xomaNN (Николай) 22 мая 2017 19:25
    Харьковская и Крымская военные катастрофы случились не в 1941 году , в начале войны. За год-полтора в первую очередь генералы и Ставка бездарно не научились стратегии и даже тактике. И их чудовищные ошибки оплатили сотнями жизней наших солдат. А ведь и оружия было достаточно.
    1. слава1974 (слава) 22 мая 2017 21:02
      самый тяжелый год для нас не 41-й , а 42-й. Генералы знали и стратегию и тактику, но и враг был не .
    2. Дуйсенбай Сбанкулов (Дуйсенбай Сбанкулов) 3 июня 2017 14:20
      хоmaNN а не что Союз перевез из западной части в начале войны тысячи заводов и фабрик. Станки ставили под открытым небом а крышу и стену потом ставили, а у станков стояли дети и женщины...
  6. samarin1969 (Константин Викторович Самарин) 22 мая 2017 20:36
    Городнянский, Подлас, Бобкин, Костенко в 1941 году довольно умело руководили армиями. ...А вот Тимошенко с Баграмяном, советская разведка в целом, проморгали удар Клейста. Баграмян именно это считает основой трагедии.
    То, что Хрущев неприятная личность с непомерными амбициями не причина снимать ответственность с военного руководства фронта.
    1. Шурале (Шурале) 23 мая 2017 06:42
      Хрущев ненавидел Сталина за то что не помог спасти сына от требунала , а в то время за убийство офицера по моему был расстрел... (Причем, второй раз, первый раз он его сына таки спас но сам был очень этим недоволен так как никогда такими делами не занимался) Короче у хруща были веские основания ненавидеть , и верить тому что он говорил без проверки - глупо.
      1. samarin1969 (Константин Викторович Самарин) 23 мая 2017 06:54
        Цитата: Шурале
        Хрущев ненавидел Сталина за то что не помог спасти сына от требунала , а в то время за убийство офицера по моему был расстрел..

        История со смертью Леонида Хрущева имеет действительно налёт мути. Но Харьковская трагедия состоялась раньше. В любом случае, вы правы в том, что месть за сына - это возможная ПРИЧИНА.
  7. Комментарий был удален.
  8. Velizariy 23 мая 2017 09:05
    Если бы такое произошло при Путине, даже страшно представить реакцию.
    1. Дуйсенбай Сбанкулов (Дуйсенбай Сбанкулов) 3 июня 2017 14:21
      Наверное каждый второй был бы предателем?!
  9. iouris (iouris) 26 мая 2017 14:03
    Хрущёв все свалил на Сталина и Берию. Но все его дети и внуки "свалили" в США. Поэтому выводы и оценки Хрущёва, а также и мемуары, написанные в период, когда хунта Хрущёва захватила власть, исторической ценности не имеют. Известно же, что после войны много врут, как и после рыбалки. Историческая наука в упадке.
Картина дня