Прорыв отряда Гурко в Забалканье

Наступление Передового отряда, начатое 25 июня (7 июля) 1877 года, развивалось успешно. Сначала И. В. Гурко разведал силы противника в районе Тырнова — древней столицы Болгарии. Турецкие войска у Тырнова насчитывали пять батальонов, батарею и несколько сот человек иррегулярной конницы.

Обнаружив русские войска, турки оставили город и заняли позиции на правом берегу р. Янтра. Турецкие войска пытались остановить наступление русских войск, но были сбиты сильным артиллерийским ударом. Особенно отличилась 16-я конная батарея под командованием подполковника М. Ф. Ореуса. Наши артиллеристы подавили вражескую батарею, а затем открыла огонь по турецкой пехоте. Турки, попав под артиллерийский обстрел и оказавшись под угрозой флангового обхода казаков, поспешно отступили. С началом отхода Ореус перевел свою батарею на правый берег Янтры и с 600 м стал громить отступавших турок. Турки бежали, бросая оружие, боеприпасы и амуницию. Преследуя врага, русские войска освободили Тырново. Местные жители встречали русских как своих освободителей. В брошенном турками лагере были захвачены значительные запасы боеприпасов и продовольствия. Русские потеряли всего двух артиллеристов ранеными.


После занятия Тырново генерал Иосиф Владимирович Гурко начал подготовку к захвату горных перевалов. Для движения через Балканские горы можно было использовать проходы через четыре перевала — Шипкинский, Травненский, Хаинкиойский и Твардицкий. Самым удобным из них был Шипкинский, самым сложным — Хаинкиойский. Но Шипкинский перевал был занят противником и хорошо укреплен. Южнее его, в районе Казанлыка, располагались крупные резервы турецкой армии. Травненский и Твардинский перевалы также контролировались турками. Лишь Хаинкиойский перевал ими не охранялся. Его и выбрали для обхода Шипкинской позиции турецкой армии.

Гурко выслал на Хаинкиойский перевал Передовой отряд во главе с генералом О. Е. Раухом для детальной разведки пути. Было установлено, что дорога доступна для движения войск, однако громоздкие обозы не пройдут. Решено было конный обоз заменить вьючным. Взять на пять дней сухари, которые считали неприкосновенным запасом и могли использоваться только по особому приказу. Для коней имелся трёхдневный запас зернового фуража. Всё, что могло задержать войска, оставили в Тырново. За два дня сотня уральцев и конно-пионерская (саперная) команда постарались исправить путь через проход, кроме последних 10 км от выхода (в целях маскировки, чтобы не привлекать внимание противника).

После прохода перевала Гурко имел два варианта действий. Если бы силы турецких войск в Забалканье оказались значительными, Передовой отряд ограничился бы лишь обороной южных выходов из Хаинкиойского прохода. Если же, наоборот, турецкие силы в Забалканье оказались бы незначительными, Гурко предполагал двинуться на Казанлык, разбить там турецкие резервы и угрозой с тыла гарнизон Шипки оставить свои позиции. Главнокомандующий согласился с решением и планом Гурко и сообщил ему, что 30 июня (12 июля) в Тырнов прибудет полк 9-й пехотной дивизии с батареей. Эти войска должны были содействовать с севера Передовому отряду в захвате Шипкинского перевала. 2 (14) июля главнокомандующий отверг просьбу Гурко о наступлении Передового отряда глубоко на юг. Русское командование уже получило известие о переброске морем 30-тыс. армии Сулеймана-паши численностью из Албании в Болгарию.

Прорыв отряда Гурко в Забалканье

Командир Передового отряда Иосиф Владимирович Гурко

30 июня (12 июля) отряд Гурко продолжил наступление. Движение наших войск проходило в сложных условиях. На пути к перевалу, имевшему ширину не более 100 м, было три очень трудных подъёма. От перевала начинался некрутой спуск по ущелью длиной до 20 км. Дорога проходила по берегам и руслу р. Сельвер. Войскам часто приходилось переходить с одного берега на другой. Особенно тяжелым оказался участок длиной около 4 км перед самым выходом из ущелья: дорога шла по обрыву и была очень узкой. Артиллерию приходилось перетаскивать вручную. Участник похода вспоминал: «Подъёмы и спуски были круты и узки настолько, что приходилось орудия и зарядные ящики подымать и спускать на руках, повороты дороги были неожиданны, так что управлять ходом орудий и ящиков было очень трудно; до какой степени тяжел и опасен был путь для артиллеристов, можно судить по тому, что даже горные орудия — эти миниатюрные пушки на двух колесах, запряженных парой лошадей, — и те обрывались нередко с дороги в пропасть».

Несмотря на все сложности, русские войска успешно одолели перевал. Как докладывал генерал Гурко: «Только русский солдат мог пройти в три дня и провезти полевые орудия по столь тяжелому ущелью». Вместе с русскими шли и болгарские ополченцы. «Справедливость требует сказать, отмечал Гурко, — что Болгарское ополчение нисколько не отставало от остальных войск в деле преодоления трудности движения».

Утром 2 (14) июля Передовой отряд вышел из ущелья и атаковал турецкий батальон, расположенный в селении Хаинкиой. Турки были застигнуты врасплох и бежали. Вскоре от Твардицы подошёл ещё один турецкий батальон. Силами двух батальонов турки предприняли контратаку, но успеха не имели и отошли к Сливену. 3 (15) июля около двух полков казаков и двумя дружинами Болгарского ополчения и артиллерией разгромили три турецких батальона, которые двигались на помощь своим войскам. В этот же день казаки повредили телеграфную линию на участке Нова Загора (Ени-Загра) — Стара Загора (Эски-Загра) и захватили транспорт противника с боеприпасами. Одновременно наша разведка что в Нова-Загора расположено 5 батальонов турецких войск, в Казанлыке — 5-10 батальонов и на позициях в Шипкинском проходе — 8-10 батальонов. Активные действия русских войск заставили турецкое командование отказаться от атак и перейти к обороне. Успехи в первых боях и результаты разведки окончательно утвердили Гурко в решении двинуться на Казанлык и овладеть Шипкинским перевалом.

Таким образом, успешное форсирования Передовым отрядом генерала Гурко Балканского хребта и действия незначительных наших войск, заставивших противника перейти к обороне, показывают, что эффект мог быть намного более значительным, если бы наступал не небольшой отряд, а сильная ударная группа войск. Очевидно, что в таком случае быстрый прорыв русских войск к Адрианополю и Константинополю стал бы реальностью и заставил Порту заключить выгодный для России мир, а не отбиваться и ждать «помощи Запада» (Англии).

Продолжая наступление, 4 (16) июля отряд Гурко двинулся на Казанлык. В пути Передовой отряд за несколько часов разгромил три турецких батальона, пытавшихся преградить русским путь. На следующий день русские войска снова разбили противника у Чорганово, взяв только пленными около 400 человек. 5 (17) июля Гурко занял Казанлык. Русские войска вышли в тыл противнику, занимавшему Шипку под началом Халюсси-паши. Позиции в Шипкинском проходе были заняты семью турецкими батальонами (4700 человек) при девяти орудиях. Турецкие позиции на Шипке были сооружены фронтом на север, так как именно с севера, от Габрово, Халюсси-паша ожидал наступления русских. У Среднего Беклема находились двухъярусные стрелковые окопы, на горах Кадийская Стена и Узун-куш — стрелковые окопы, на горе Шипка — батарея на три орудия и стрелковые окопы и на скатах горы св. Николая — две батареи по три орудия и стрелковые окопы.

В то время, когда Передовой отряд вел бой у Казанлыка, со стороны Габрово к Шипкинскому перевалу подошел Габровский отряд генерал-майора В. Ф. Дерожинского, состоявший из 36-го Орловского пехотного полка, 30-го Донского казачьего полка и батареи. Отряду было приказано 5 (17) июля атаковать Шипку с целью оказания помощи Передовому отряду. Русское командование планировало овладеть Шипкинским перевалом одновременной атакой с юга отрядом И. В. Гурко и с севера Габровским отрядом В. Ф. Дерожинского.

Отряд Дерожинского 4 (16) июля небольшими силами (две роты пехоты и две сотни казаков) сбил три турецких батальона с горы Большой Бедек, расположенной к востоку от Шипкинского перевал. Чтобы отвлечь внимание Халюсси-паши от шоссе из Габрово в Казанлык, по нему Дерожинский был намерен повести основное наступление на турецкие позиции. Кроме того, Дерожинский собирался по горным тропам, проходившим через Балканы в районе горы Большой Бедек, связаться с Передовым отрядом. Дерожинский совершенно правильно рассчитывал, что без установления связи с Гурко нельзя будет организовать одновременную и решительную атаку Шипки с севера и юга. Однако приехавший в ночь с 4 на 5 (16-17) июля в Габровский отряд непосредственный его командир — начальник 9-й пехотной дивизии генерал-адъютант Святополк-Мирский — не согласился с предложением Дерожинского дожидаться установления связи с Гурко и назначил на 5 (17) июля решительный штурм Шипки.

5-6 (17-18) июля шли упорные бои за Шипку. 5 (17) июля отряд генерала Святополка-Мирского атаковал Шипку с северной стороны. Наступление Габровский отряд вёл тремя колоннами, средней в лоб, а фланговыми в обход. Взаимодействие колонн не было хорошо организовано, и в целом операция вылилась в ряд разрозненных и неудачных действий всех трёх колонн. Центральная колонна не смогла фронтально преодолеть мощное сопротивление основных турецких позиций и отошла. Обход фланговыми колоннами также не удался. В этом безрезультатном наступлении Габровский отряд потерял около 200 человек убитыми и ранеными. Мирский в своем донесении главнокомандующему главные причины неудачи видел в отсутствии наступления отряда Гурко, в большом превосходстве турецких сил и в мощи вражеских укреплений. В отряде Гурко был слышен шум боя на перевале, но пехота лишь к темноте подошла к Шипке, и потому Передовой отряд перейти в наступление 5 (17) июля не мог.


6 (18) июля генерал Гурко предпринял атаку перевала с юга и тоже потерпел неудачу. Гурко повторил ошибку Мирского: начал наступление, не договорившись о взаимодействии с Габровским отрядом. План наступления был следующим: двум пластунским казачьим сотням была поставлена задача привлечь к себе внимание противника движением прямо по шоссе с юга на север, а в это время 13-й и 15-й стрелковые батальоны должны были обойти турецкие позиции с востока и ударить им во фланг. Пластуны своим движением отвлекли внимание врага. В это время стрелки скрытно, по известным лишь проводникам-болгарам горным тропам, вышли к шоссе в промежутке между горой Николая и горой Шипка. Здесь располагалось только что построенное турецкое укрепление. Стрелки вышли из леса, развернулись и пошли в атаку. В этот момент турки внезапно прекратили огонь, выкинули белый флаг и выслали парламентеров с предложением о сдаче. После того как договоренность была достигнута и турецкие парламентеры удалились как бы для подготовки сдачи, турецкая пехота вдруг снова открыла огонь и начала обходить фланги русских стрелков. Полковник Климантович, командовавший стрелками, слишком понял, что противник пошёл на военную хитрость с высылкой парламентеров, что бы разведать силы русских и выиграть время для подтягивания подкреплений и организации контрмер. В ходе боя крепление у шоссе русские солдаты взяли, но удержаться в нём не смогли. Турки подтянули подкрепления и отбросили наши войска. Халюсси-паша сосредоточил свои силы на горе Николая и оттуда, из-за надежных укрытий, турки поражали наших солдат сосредоточенным огнем. Потеряв свыше 150 человек убитыми и ранеными, Климантович вынужден был отдать приказ об отходе. Сам Климантович погиб. Тут сказалась ещё одна ошибка Гурко — отсутствие сильного резерва. Гурко, из-за прежних легких успехов, недооценивал противника. Поэтому из пяти батальонов для наступления Гурко направил лишь два.

В результате первые атаки русских отрядов турецкий гарнизон Шипки успешно отразил. Однако турки, считая дальнейшее сопротивление невозможным, в ночь на 7 (19) июля оставили свои позиции, бросили своих раненых, пушки, все запасы и отступили к Филиппополю (Пловдиву). При этом османы прикрыли свой отход переговорами с Гурко о капитуляции всего гарнизона Шипки. В тот же день Шипкинский перевал был занят русскими войсками. Оборону Шипкинского прохода после его занятия принял на себя Орловский полк с батареей. Передовой отряд сосредоточился у Казанлыка.

Таким образом, Передовой отряд выполнил свою основную задачу. Захват Шипки имел большое значение для всего последующего хода войны. Как будет видно из дальнейших событий, занятый русскими войсками Шипкинский перевал на втором этапе войны прикроет Придунайскую Болгарию от вторжения в неё турецкой армии, а на третьем этапе облегчит русским войскам переход в наступление на Адрианополь.


Бой Передового и Габровского отрядов за Шипку. Источник: Н. И. Беляев. Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

Сражение под Стара Загорой

Наступление русских войск вызвало большую тревогу у турецкого командования. Чтоб прикрыть турецкую столицу, из Черногории спешно перебросили войска Сулеймана-паши. Этому полководцу поручили дали задачу отбить Шипку, а затем вместе с фланговыми турецкими группировками развить наступление с трёх сторон на Систово. Турецкие войска активизировали свои действия. Массовое нашествие турецких войск привело к новому разорению Болгарии. Тысячи болгарских семей бежали на север под защиту русских войск.

Перед отрядом Гурко встала задача закрыть путь противнику, не пустить его к горным перевалам. Было решено выдвинуться к Нова Загоре и Стара Загоре, занять оборону на этом рубеже, надежно прикрыв подступы к Шипкинскому и Хаинкиойскому перевалам. Решая эту задачу, наши войска 11 (23) июля освободили Стара Загору, а 18 (30) июля — Нова Загору. 19 (31) июля 1877 года противник нанёс удар с юга, одновременно охватывая позиции русских войск с обоих флангов. Около 9 часов началась артиллерийская подготовка, которая продолжалась два часа, затем турецкая пехота пошла в атаку.

Город защищал небольшой отряд русских и болгарских войск во главе с генерал-майором Н. Г. Столетовым. Оборонительная позиция была разделена на два участка: правым флангом командовал полковник Ф. М. Депрерадович, левым — полковник М. П. Толстой. Сам Столетов со штабом находился за центром позиции. Русско-болгарские войска ружейно-артиллерийским огнем отбивали атаки турецкой армии. Особенно сложная ситуация скалывалась на левом фланге, где турки непрерывно бросали в бой свежие подкрепления. Русские и болгарские воины неоднократно контратаковали и, героически отбиваясь, срывали турецкое наступление. Местное болгарское население активно поддерживало наши войска. По инициативе народного поэта П. Славейкова была организована народная милиция (600 бойцов). Вооруженные горожане пополняли ряды Болгарского ополчения. Команды из болгар собирали убитых и заботились о раненых. Бой длился более пяти часов. Турки имели превосходство в силах, наши войска таяли. Возникла угроза окружения. Столетов вынужден был отдать приказ оставить город и отступить. Ворвавшиеся в город башибузуки принялись за грабежи и устроили резню. Они истребили около 20 тыс. человек мирного населения.

Во время этого сражения основные силы Гурко не смогли оказать поддержки отряду Столетова. Заняв накануне Нова Загору, они в 6 часов 19 (31) июля двинулись к Стара Загоре, но столкнулись с отрядом Реуфа-паши, шедшего туда же. Турецкие войска были разбиты и бежали. Конница Передового отряда с одним стрелковым батальоном в 14 часов возобновила движение к Стара Загоре. Разведка обнаружила расположение севернее и южнее города крупных сил турецкой армии. Войск, которые имелись у Гурко, было недостаточно для атаки. После уточнения обстановки он решил, что дальнейшее движение вперёд опасно. Отряд отступил к перевалам, где вошёл в состав войск генерал-лейтенанта Ф. Ф. Радецкого, оборонявших южный участок фронта. Гурко отправился в Петербург, чтобы привести оттуда 2-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию.

Таким образом, бой под Стара Загорой позволил выявить замыслы противника и выиграть время для усиления обороны Шипки. Турецкая армия потеряла в этом сражении около 1,5 тыс. человек. Потери русских и болгарских войск составили 567 человек. Наступление группировки Сулеймана-паши было сорвано: он вынужден был остановить и заняться приведением в порядок своих войск. Почти три недели простояли турецкие войска в долине р. Тунджи.

Генерал Гурко высоко оценивал боевые качества болгарских войск. В приказе от 11 (23) августа 1877 года говорилось: «… это было первое дело, в котором вы сражались с врагом. И в этом деле вы сразу показали себя такими героями, что вся русская армия может гордиться вами и сказать, что она не ошиблась послать в ряды ваши лучших своих офицеров. Вы ядро будущей болгарской армии. Пройдут года, и эта будущая болгарская армия с гордостью скажет: «Мы потомки славных защитников Эски-Загры». Главнокомандующий Дунайской армией доносил государю, что «болгарское ополчение дралось с блистательной храбростью».

После отступления Передового отряда генерала Гурко из Забалканья, Шипка вошла в район южного фронта русской армии, вверенного обороне войск генерала Радецкого (8-й корпус, часть 2-го, 4-я стрелковая бригада и болгарское ополчение), которые пришлось растянуть более чем на 100 верст. Общий резерв расположился у Тырнова.
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Война 1877-1878 гг.

«Константинополь должен быть наш...» 140 лет назад Россия объявила войну Турции
«Турция должна прекратить существование»
Как Англия вела борьбу с Россией с помощью Австро-Венгрии и Турции
Как Россия спасла Сербию от разгрома
Русская армия накануне войны с Турцией
Русский Черноморский флот накануне войны с Турцией
Турецкие вооруженные силы
«Только на берегах Босфора можно действительно сломить владычество турок...»
Турецкое командование собиралось устроить русской армии «балканские Канны»
Как Англия в 1877 году попыталась повторить «крымский сценарий» по разгрому России
Выступление Черногории на стороне России отвлекло крупную группировку турецкой армии
Битва за Дунай
Битва за Дунай. Ч. 2
Штурм Ардагана
Драмдагское и Даярское сражения. Неудача русской армии у Зивина
140 лет героической обороны Баязета
Как рухнул план «русского блицкрига» на Балканах
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

7 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти