Самые дорогие шлемы. Часть одиннадцатая. Вендельские шлемы и шлем из Саттон-Ху

Вопрос о том, что послужило причиной переселения кочевых народов из Азии на Запад, до сих пор обсуждается учеными и единого мнения по этому вопросу нет до сих пор. Была ли это многолетняя катастрофическая засуха или, напротив, проливные дожди и снежные затяжные зимы сделали кочевое животноводство практически невозможным, сказать сейчас очень трудно. А что подвигло на свои походы «северных людей»? Было это как-то связано с естественно-географическими причинами или же их экспансия была вызвана увеличением рождаемости, а та, в свою очередь, улучшением обработки земли в условиях достаточно теплого для Скандинавии климата? Не было ли и в их истории какой-нибудь природной катастрофы, повлиявшей на их бытие и сознание? Что ж, если мы посмотрим на период с VIII по XI век, то… там «ничего такого» вроде бы не случалось. Однако, катастрофа, безусловно оказавшая сильное влияние на жителей полуострова, все же была, хотя и произошла много ранее, еще до начала так называемой «Вендельской эпохи» 550—793 гг. Но что это была за эпоха, и какая природная катастрофа ей предшествовала?

Самые дорогие шлемы. Часть одиннадцатая. Вендельские шлемы и шлем из Саттон-Ху

Современная реплика шлема из Саттон-Ху.


Речь идет о так называемой «катастрофе 535-536», когда в результате сильнейшего извержения одного или нескольких вулканов, таких, как Кракатау или Эль Чичон, в атмосферу Земли было выброшено так много вулканического пепла, что это привело к резкому похолоданию во всем средиземноморском бассейне. Прокопий Кесарийский отмечал, что в десятый год правления императора Юстиниана (536/537):

«… произошло величайшее чудо: весь год солнце испускало свет как луна, без лучей, как будто оно теряло свою силу, перестав, как прежде, чисто и ярко сиять. С того времени, как это началось, не прекращались среди людей ни война, ни моровая язва, ни какое-либо иное бедствие, несущее смерть». И действительно, годовые кольца на деревьях в Скандинавии и Западной Европе показывают остановку роста в 536–542 годах с восстановлением в 550-х, а данные с Британских островов свидетельствуют о неполноценном развитии растений в период с 535 по 536 год. То есть суровые зимы тянулись год за годом, а в результате должен был неизбежно начаться голод, следствием которого стала неизбежная миграция народов. То есть именно эта катастрофа привела в Европе к снижению уровня культуры и так называемым «темным векам». А вот к чему оно привело в Скандинавии?


Реконструкция погребения в выставочном центре Саттон-Ху

А здесь именно это событие, скорее всего, повлияло на военизацию жителей Скандинавии, в обществе которых до этой катастрофы важное место занимали жрецы. Однако «когда солнце затмилось», ни их обращения к богам, ни многочисленные жертвы ожидаемого эффекта так и не принесли, отчего вера в их могущество пала. При этом авторитет местного жречества сменился авторитетом военных вождей, так как в это время только с мечом в руке человек мог рассчитывать на выживание вопреки всем капризам природы. И, возможно, именно в событиях этого времени и следует искать корни того воинственного «перекоса» в культуре скандинавских народов, который уже впоследствии нашел себе выход в походах викингов…

Что же касается «вендельского времени», последовавшего сразу же за «катастрофой 535-536», то оно стало, по сути дела, временем полной подготовки скандинавов к последующей «эпохе викингов». Так, практика погребения военных вождей в кораблях сложилась именно в эту эпоху, а это, в первую очередь, свидетельствует о постепенной концентрации власти и богатства в их руках в течение двух столетий после катастрофы. Например, только в 80-ые годы XIX века археологи нашли 14 богатых на находки захоронений в округе Вендель к северу от Стокгольма, а затем уже в 20-х годах ХХ века еще 15 могил с кораблями в районе Вальсгарде.


Декоративная птица из погребения в Саттон-Ху

Среди находок просто потрясающе много предметов роскоши, мечей и шлемов с инкрустацией тончайшей работы, сделанных как из железа, так и бронзы, кольчуг и богато украшенной конской сбруи. То есть местные короли имели в своем распоряжении и оснащенные дорогостоящим оружием войска, и даже конницу, поскольку археологи обнаружили относящиеся к тому времени погребения конных воинов, в которых нашли стремена и украшения для седел из позолоченной бронзы с инкрустациями.

Раскопки в Вальсгарде показали, что корабли «вендельской эпохи» были очень похожи на корабли более поздней «эпохи викингов» и вполне могли использоваться для плаваний по Балтийскому морю. Причем, в корабле, найденном в одном из вальсгардских курганов (погребение №7), так же, как и в кораблях викингов из погребений в Гокстаде и Усерберге, находилось множество вещей, начиная от огромного чугунного котла для варки пищи, вертела, и сковороды, и вплоть до подушек, постельного белья, оружия и рога для питья. Там же нашли скелеты четырех лошадей в богатой сбруе, молодого бычка и крупного кабана, явно забитых на мясо.


Маска вендельского шлема «Вендель I» (Шведский государственный исторический музей, Стокгольм)

Но вот что сразу же бросается в глаза при сравнении артефактов из погребений «вендельской эпохи» и сменившей ее «эпохи викингов». Вендельские шлемы и мечи… более роскошны и сложнее по конструкции. И говорит это как раз о причинах, побудивших многих скандинавов отправиться в грабительские походы за моря. Мечи и шлемы викингов и более просты, и более функциональны, что свидетельствует в первую очередь об их массовости! То есть природная катастрофа, ставшая угрозой всему тогдашнему обществу, вызвала концентрацию власти в руках тогдашних скандинавских королей, поскольку в условиях любой внешней угрозы необходимость в единоличной власти обычно возрастает. Ну, а получив власть, они в первую очередь занялись стяжанием богатства. Разница в доходах, а, значит, и в богатстве оружия, доспехов, одежд и украшений, заметно возросла. Социальное расслоение стало слишком заметным, как и разница в погребениях рядовых общинников и знати. Ну, а добиться того же их рядовым подданным было попросту невозможно, поскольку никаких легальных путей для этого не существовало. Оставался один путь – отправиться за море и там добыть себе богатство и славу с мечом в руке. Поэтому недовольные своим положением начали со временем сбиваться в дружины и становились викингами, то есть теми, кто участвует в пиратских набегах! Что подтверждают и скандинавские письменные источники, в которых словом viking означается «пиратство или пиратский набег», а vikingr – человек, участвующий в таком набеге!


А теперь давайте посмотрим на те же самые шлемы из вендельских погребений и отметим их характерный внешний вид, очевидную их пышность и богатство оформления. Их конструкция восходит к поздним восточноримским образцам, а вот декор связан с сюжетами уже скандинавской мифологии. При этом изображенные на чеканных бронзовых позолоченных пластинах божества или герои выглядят точно так же, как (если судить об этом по инвентарю, найденном в погребениях) и сами обладатели этих шлемов – то есть вендельская знать. Причем все это слишком уж торжественное и явно парадное вооружение, и конская сбруя вряд ли служили для боя. Скорее всего, они предназначались для участия в регулярных сборах народного ополчения и народных собраниях – тингах, которые проходили одновременно с религиозными празднествами. Там надо было показаться во всем великолепии, поскольку тинги, как правило, имели не только законодательные функции, но и имели право избирать вождей или королей, вот почему значимость последних подчеркивалась всеми способами!


Шлем из Саттон-Ху в экспозиции Британского музея.

Впрочем, самый, можно так сказать, типичный «вендельский шлем» нашли не в Скандинавии, а в Англии, в местечке Саттон-Ху – курганном некрополе восточнее Вудбриджа в английском графстве Саффолк. Там в 1938 – 1939 гг. были сделаны, возможно, самые значительные археологические находки в истории Англии, поскольку там обнаружили нетронутый погребальный корабль, принадлежавший королю англосаксов где-то примерно VI – VII вв.

И самое забавное, что Британия обрела это сокровище (как, впрочем, и многое другое!) благодаря женщине по имени Эдит Мэри Притти, так уж получилось, что буквально в 500 ярдах от ее дома лежали сразу 18 курганов. Женщина она была состоятельная и увлекающаяся, в молодости участвовала в археологических раскопках, увлекалась спиритуализмом, и нет ничего удивительного, что ей пришло в голову заняться раскопками этих курганов. Она обратилась к сотрудникам местного Ипсвичского музея, но никак не могла решить, где начать – на большом кургане, который явно уже копали грабители, или на трех малых – не тронутых.


Раскопки 1939 года.

Для начала решили раскопать малый холм, но его погребение было давным-давно разграблено. Зато, когда в мае 1939 году она взялась копать большой холм, результаты раскопок превзошли все, даже самые смелые ожидания. Внутри холма оказался корабль, хотя и практически весь сгнивший. Далее выяснилось, что ближайшим аналогом такого захоронения являются могильники Венделя и Старой Упсалы в Швеции, однако находилось все это на территории Англии. По английским законам чья земля – того и находки, но Мэри оказалась столь великодушна, что заявила о том, что завещает их как свой посмертный дар Британскому музею. В качестве знака признательности премьер-министр Уинстон Черчилль предложил Притти крест Дамы-Командора Ордена Британской Империи, но она от него отказалась.

В Британском музее находки оценили «одно из самых важных археологических открытий всех времен», тем более, что многие из них по большей части не имели (и не имеют!) аналогов на Британских островах. Среди наиболее ценных предметов следует назвать следующие:
большой круглый щит и меч с золотой рукояткой, украшенные гранатами;
золотая пряжка в зверином стиле и некое подобие скипетра в форме оленя;
искореженная шестиструнная лира, завернутая в бобровую шкуру;
кошель с меровингскими золотыми монетами;
серебряная посуда византийского и египетского происхождения.


Реконструкция щита из Саттон-Ху. Вид спереди. (Британский музей)


Вид сзади. (Британский музей)

Отсутствие скелета навело специалистов на мысль, что погребение могло быть кенотафом, то есть ложным погребением. Хотя и не исключено, что он просто... растворился в саффолкской почве, отличающейся высокой кислотностью. На это, кстати, указывает и новейший анализ микроэлементов на месте находки. Кроме того, аналогичное явление наблюдалось и в вендельских погребениях в Швеции. Сделано предположение, что с умершим, возможно, долго прощались и тело его на протяжении длительного времени находилась на воздухе. Ведь кости только что убитых животных сохранились хорошо, а погребенные тела людей истлели полностью. Кстати, кто был погребен в Саттон-Ху так до конца не установлено. Хотя есть предположение, что могила принадлежит восточно-английскому королю Редвальду (около 599 – 624).


Меч из погребения в Саттон-Ху. (Британский музей)

После смерти кладоискательницы в 1942 г. сокровища большого кургана в соответствии с ее завещанием были переданы в собрание Британского музея, а предметы меньшей ценности, найденные в курганах и их окрестностях при последующих раскопках, были выставлены в музее города Ипсвича.

Наконец в 2002 г. в Саттон-Ху открыли национальный туристический центр. На церемонии открытия нобелевский лауреат Шеймас Хини прочитал отрывок из сделанного им перевода «Беовульфа». Выбор этой англосаксонской поэмы был не случаен, как неслучайно и то, что шлем из Саттон-Ху часто используется в качестве иллюстрации изданий именно этой поэмы. Ведь найденный могильник под Вудбриджем принадлежит неизвестному ранее миру англов и саксов VI—VII веков, а он как раз и получил свое отражение в этом эпическом англосаксонском произведении.


Выставочный зал национального туристического центра в Сакттон-Ху.

Отмечается связь «Беовульфа» со сказаниями о подвигах правителя из земли гётов, лежащей на территории современной Швеции. Кроме того, ближайшие археологические находки, аналогичные памятникам из Саттон-Ху, находятся именно там. А это может говорить о том, что правящая династия Восточной Англии происходила из Скандинавии.

«Шлем из Саттон-Ху» стал едва ли не самым культовым предметом, найденным на территории Британии результате археологических раскопок и представляет собой один из наиболее интересный и ценных артефактов, принадлежащих англосаксонской эпохи. Его защитная лицевая маска, декоративные надбровья, наносник и усы, которые образуют фигуру парящего дракона, стали своеобразным символом темных веков, да и в какой-то степени символом самой археологии. Ведь если маску Тутанхамона нашли, то этот шлем по-настоящему раскопали! Правда, вот археологам не слишком повезло. Шлем из земли извлекли в виде множества мелких деталей, поэтому затем три года пришлось работать над его реконструкцией, а впервые его выставили для обозрения в 1945 гг. А потом реконструировали еще раз, в 1970—1971 гг., так что свой теперешний вид этот шлем приобрел далеко не сразу!


Шлем из Саттон-Ху. На этом фото хорошо видно, как, в общем-то, немного от него осталось. (Британский музей)

Работа по реконструкции была очень трудоемкой и сложной, поскольку в удовлетворительном состоянии сохранилась только лишь маска, гребень и оба надбровия над отверстиями для глаз. Тем не менее шлем удалось восстановить практически полностью. В частности, форму купола шлема сумели определить по его изогнутому гребню.

Изучение фрагментов шлема показало, что скорее всего, купол его был цельнокованым. Но к нему на петлях были прикреплены пара нащечников и цельнокованый назатыльник. Отверстия для глаз – не такие глубокие, как у большинства вендельских шлемов. Спереди к нему была приклепана железная маска, представляющая лицо усатого мужчины. С куполом шлема она соединялась в трех местах – в самом центре и по краям. Ширина маски составляет 12 см. Нос и усы накладные, бронзовые. Нос сделан выступающим и в нем снизу сделаны два отверстия для дыхания. Вся маска покрыта пластинками, изготовленными из луженой бронзы, которые в нижней части маски образовывали бороду. Маска, включая и вырезы для глаз, имеет окаймление из U-образной в разрезе трубки, которая была приклепана поверх ее бронзовых декоративных пластинок.

Надбровья имеют в сечении треугольную форму и инкрустацию из серебряной проволоки, а в нижней части, и также в технике инкрустации, их украшала линия из гранатов прямоугольной формы. На концах надбровий - головы животных – считается, что это кабаны, сделанные из позолоченной бронзы.

Самое интересное, что маска шлема и его надбровья сделаны так, что вместе образуют фигуру летящего дракона. Нос маски служит его туловищем, крылья – это надбровья, хвостом служит верхняя губа. Голова дракона изготовлена из позолоченной бронзы.


Зато реконструкция шлема, выставленная сегодня в Британском музее, впечатляет. Интересно, что у него нет отверстия для рта. Поэтому голос из-за маски должен был звучать очень глухо и… страшно!

Гребень на шлеме был изготовлен из железной трубки полукруглого сечения длиной около 28,5 см с толщиной стенок 3 мм. В отличие от шлемов, найденных в Скандинавии, у него нет «хребта». Оба конца гребня украшают головы драконов из позолоченной бронзы, глаза которых сделаны из гранатов. Головы этих драконов очень похожи на дракона с маски, но немного длиннее. Гребень покрывает орнамент из чешуек и шевронов («галочек), который также инкрустирован серебряной проволокой.

Весь шлем, включая его защитные детали, частично покрывали штампованные декоративные пластинки из луженой бронзы пяти разных видов. Первые – узкие (1,3 см в ширину и до 5 см в длину), с плетеным орнаментом – украшают маску, которая в отличие от купола была покрыта такими декоративными пластинками полностью. Другая разновидность пластинок также с плетеным орнаментом имеет размеры 5 - 3,3 см. И сами эти пластинки, и то, как они закреплены, представляют полную аналогию вендельских шлемов. Правда, выяснить, где какие пластинки должны были точно находиться, так и не удалось.


Пластинки, украшающие шлем, практически идентичны по своему рисунку тем, что украшают вендельские шлемы. И вот вопрос: их делали с помощью одних и тех же штампов в разных местах, или заказывали одному мастеру. Или этими штампами торговали, как и мы сегодня торгуем прессами и токарными станками?

Бросается в глаза, что внешне шлем из Саттон Ху очень похож на многие шлемы из Вальсгарде и Венделя в Швеции. Он и украшен в типично вендельском стиле такими же накладными декоративными пластинками из бронзы, и в нем присутствуют такие схожие с ними детали, как выгнутый по форме купола гребень, украшенный головами животных; накладные надбровия, также заканчивающиеся звериными головами. Однако есть у него и отличия. Самое главное – то, что шлем цельнокованый, хотя и не все специалисты с этим согласны. Маска и тот же цельнокованый назатыльник аналогов в Скандинавии того времени не имеют, хотя, если судить по шлему из Торсбьёрга, в более раннее время такие маски там применялись. Все эти детали, несомненно, представляют собой наследие традиций военной культуры императорского Рима, дополненной местными, уже чисто «варварскими» мотивами.

Что же касается стоимости, то… вряд ли мы можем о ней говорить, потому как какое же государство решится продать такой исторически значимый артефакт?!

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

57 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти