«Какая отвага!» Как армия Наполеона едва не потерпела поражение при Прейсиш-Эйлау

Начало сражения. Разгром корпуса Ожеро

Утром 27 января, выполняя указания Наполеона, французская армия начала движение. Русские заметили передвижение неприятельских войск, и артиллерия правого крыла открыла огонь. Французские войска ответили огнем артиллерии корпуса Сульта и гвардии. Наполеон двинул в атаку свое левое крыло. По мере развертывания войск для атаки артиллерийский огонь усиливался.

Дивизии Сульта, поддержанные огнем 150 орудий, нанесли отвлекающий удар по войскам Тучкова. Наполеон приказал овладеть несколькими опорными пунктами на правом фланге русских с целью отвлечь их внимание от движения корпуса Даву. Русские отбили атаки Сульта, затем генерал-майор Фок с пехотой и драгунами контратаковал и отбросил противника.


Огонь нескольких сотен орудий продолжался уже около трёх часов, когда около 10 часов французская ставка получила донесение о приближении войск Даву. Французский император Наполеон приказал Сульту удерживать свою позицию и Эйлау, его правое крыло — дивизия Сент-Иллера, передвигалась направо и должна была примкнуть к корпусу Даву, когда тот выйдет к Серпалену. Корпус Ожеро также должен был сдвинуться направо и затем несколько повернуть налево, удерживая сообщение с Сент-Иллером и отвлекая на себя русских, прикрывая фланговый маневр Даву. Конница смещалась за пехотой. Часть резервной кавалерии и гвардии занимали позиции, которые оставлял корпус Ожеро.

Однако движение войск проходило во время начавшейся метели. Войска Ожеро сбились с дороги и во время прояснения погоды появились, неожиданно для себя и нас, перед батареями русского центра. Как только Московский и Шлиссельбургский полки, прикрывавшие артиллерию, расступились, вся центральная батарея открыла в упор уничтожающий картечный огонь. Внезапный огневой удар ошеломил французов. Они понесли большие потери. Сам маршал Ожеро и два его дивизионных командира Дежарден и Геделе (Эдле), получили тяжелые ранения и были отнесены в тыл. За несколько минут французы потеряли несколько тысяч человек. Воспользовавшись замешательством врага, Московский гренадерский, Шлиссельбургский, Владимирские и другие полки бросились в штыковую атаку. Произошла удивительная и невиданная схватка. Как писал военный историк Михайловский-Данилевский: «Более 20 000 с обеих сторон вонзали трехгранное острие друг в друга, резались без пощады. Частями французы рвались вперёд, хватались за наши орудия, мгновенно овладевали ими, и испускали дух под штыками, прикладами и банниками. Груды тел падали, осыпаемые свежими грудами». В конце концов в ходе жесточайшей рукопашной резни французский корпус была фактически разгромлен, понёс огромные потери и стал отступать.

Дивизия Сент-Иллера также потерялась в метели и чуть не была разгромлена. Она вышла к самому Серпалену и когда повернула назад, была атакована нашей конницей под началом генерал-майора Каховского — Малороссийский кирасирский и Конно-Польский полки. Они смяли 55-й линейный полк.

Преследуя противника, русские развивали атаку. Победа воодушевила наши войска. Ставка Наполеона в этот день находилась на кладбище в Прейсиш-Эйлау. С командного пункта император видел, как полки русских солдат сплошной лавиной пошли вперед, опрокидывая французов. Русская кавалерия прорывалась к его ставке, гоня перед противника. Батальон русской пехоты был в ста шагах от штаба Наполеона, но французские гвардейцы и конница рассеяли его. Вокруг Наполеона ложились ядра и гранаты. Глядя на атаку русских, император произнес: «Какая отвага!» Наполеон всегда считал, что главнокомандующий не должен рисковать своей жизнью без самой крайней необходимости. Однако здесь, под Эйлау, он видел, что снова, как под Лоди или под Арколе, наступила именно эта крайняя необходимость. Наполеон остался на месте, чтобы заставить свою пехоту выдержать удар врага. Личное присутствие императора, которого французские солдаты любили, сдерживало их от бегства. У его ног лежали трупы солдат и офицеров, но он стоял, видя это, французская пехота держалась. Пехотные роты, вначале окружавшие императора, постепенно истреблялись русским огнем и заменялись подходившими егерями, гренадерами гвардии и кирасирами. Наполеон продолжал хладнокровно отдавать приказания, хотя русская конница была уже близко, и сам император мог быть убит или захвачен в плен.

Наполеон, чтобы выправить ситуацию и спасти корпус Ожеро от полного уничтожения, бросил в контрнаступление резервную конницу Мюрата, которую поддержала гвардейская кавалерия Бессьера. Мюрат направил драгунскую дивизию Клейна на правый фланг, на помощь дивизии Сент-Иллера, сам повёл две дивизии (драгуны Груши и кирасиры Гопульта). Кавалерия Мюрата обошла неудачно действовавшие войска Сент-Иллера и обрушилась на русскую конницу. Началось новое побоище, в котором никто не хотел уступать. Бой протекал с переменным успехом. Французы опрокинули русскую конницу, которая преследовала корпус Ожеро. Однако наша кавалерия перегруппировалась и ударила по флангам французских драгун, те повернули назад. В этой атаке особенно отличились Курляндский драгунский и Орденский кирасирский полки. Французским драгунам пришли на помощь кирасиры, которые смяли и преследовали нашу конницу до русской пехоты. Французов встретили оружейно-пушеным огнем, кирасиры бежали, их преследовала наша конница. Затем в бой вступил Бессьер с гвардейской конницей, и французы снова смяла русскую кавалерию. В пылу схватки несколько французских эскадронов прорвались через две линии нашей пехоты и добрались до резерва. Здесь их встретили мощным залпом. Елисаветградский гусарский полк Юрковского, несколько эскадронов Павлоградского гусарского полка и казаки окончательно разметали французов. Большая часть французских храбрецов, которые вторглись в середину русского войска, погибли. Лишь некоторые пробрались через тылы к своим.

В результате кавалерийский бой завершился с большими потерями для обеих сторон. В этих схватках погибли дивизионные генералы: командир кирасиров Гопульт, командир гвардейских конных егерей Далман, генерал-адъютант императора Корбино. Корпус Ожеро был разбит. Однако блестящая атака конницы Мюрата спасла положение французской армии. Противоборствующие стороны отвели свои силы на исходные позиции, производили перегруппировку, восстанавливали порядки. Беннигсен укрепил боевую линию большей частью резерва Дохтурова. Армии временно прекратили бой, только артиллерия продолжала перестрелку.



Атака корпуса Даву

В полдень корпус Даву наконец вступил в сражение. Он атаковал русский левый фланг. Впереди двигалась пехотная дивизия Фриана, которую поддерживала легкая конница; во второй линии находилась дивизия Морана, за ним — дивизия Гюдена. Увидев войска Даву, Наполеон приказал дивизии Сент-Иллера атаковать русских в Серпалене и образовать левое крыло войска Даву. Две драгунские дивизии следовали за Сент-Иллером. Все эти силы стали развивать наступление против левого фланга русских. Во время этого движения артиллерия русского левого крыла нанесла противнику большой урон.

Отряд Багговута, атакованный одновременно с трех сторон превосходящими силами противника, стал отступать к Саусгартену. Тем временем Беннигсен, понял, где противник ведёт главную атаку, и приказал корпусу Лестока идти на левый фланг, а не на правый, как раньше. Также русский главнокомандующий укрепил отряд Багговута на левом фланге 14-й дивизией Каменского из резерва левого крыла.

Завязался новый бой, который также проходил с переменным успехом. Сначала французы стали теснить русские войска. Ввод в бой резервных соединений русских не исправил положения. Войска Даву атаковали у Саусгартена отряды Багговута и Каменского. Французы ворвались в селение. Но Рязанский полк отбросил противника. Возле селения закипела упорная схватка. Саусгартен несколько раз переходил из рук в руки. Дивизии Гюдена и Морана пошли в наступление. Русская и французская артиллерия съезжалась на картечный выстрел. Русская конница атаковала дивизию Морана и заставила её попятиться. На выручку Морана подоспела драгунская дивизия Клейна и французы снова пошли вперёд.

Граф Остерман приказал оставить Саусгартен. Наши войска медленно отступали. Подполковник Ермолов в своих воспоминаниях так описывал этот момент: «Нападение на левый фланг было успешное. Не остановили его ни благоразумные распоряжения генерала барона Сакена, ни сопротивление неустрашимого генерал-майора графа Остермана-Толстого. Левый фланг отошел назад и составил почти прямой угол с линией армии». Дохтуров усилил левое крыло последним оставшимся у него резервом, но этого было мало, войска Остермана-Толстого ещё подались назад. Французы ворвались в Ауклапен, затем вышли и к Кушитену (Кучиттену).

Даву построил войска параллельно с графом Остерманом, и стремился охватить русских своим правым крылом. Он расположил артиллерию на Крейгской горе и она громила русские порядки. Наполеон подвинул вперёд и вправо оставшиеся войска Ожеро (корпус возглавил Компана), и часть резервной кавалерии. Наши войска попали почти под перекрестный огонь центра и правого фланга французской армии. При этом русская армия на некоторое время осталась без главнокомандующего. Беннигсен выехал к Лестоку, чтобы ускорить движение его корпуса и заблудился. Видя, что армию обошли с фланга, возникла угроза выхода врага в тыл и, что войска несут большие потери от перекрестного огня, Сакен был готов отдать приказ об отступлении, чтобы спасти армию.

Однако критическую ситуацию выправил начальник артиллерии правого крыла Кутайсов, который видя, что французы на его направлении не атакуют и ограничиваются артиллерийской стрельбой, заскучал. Он хотел активных действий. Генерал поехал в центр позиции и заметил, что войска Остермана находятся в опасном положении. Генерал Кутайсов направил со своего фланга к Ауклапену три конно-артиллерийские роты под командованием Яшвиля, Ермолова и Богданова. Всего 36 орудий. Прибыв на место, артиллеристы обнаружили русские войска истекающими кровью и держащимися из последних сил. Огнем 36 орудий подоспевшая батарея отбросила французскую пехоту и стала громить вражеские пушки. Французы дрогнули, поражаемые картечью и побежали. Приободрившиеся русские вновь овладели Ауклапеном и утвердились в нем. Это позволило Сакену и Остерману навести порядок в войсках.

Однако замешательство французов было коротким. Усилив артиллерию, Даву снова бросил войска в атаку. Французы атаковали Ауклапен, но взять не смогли, сдерживаемые огнем русской артиллерии. Битва по-прежнему была ожесточенной. Ее участник Денис Давыдов писал в своем очерке: «Черт знает, какие тучи ядер пролетали, сыпались, прыгали вокруг меня, рыли по всем направлениям сомкнутые громады войск наших, и какие тучи гранат лопались над головой моею и под ногами моими! То был широкий ураган смерти, вдребезги ломавший и стиравший с лица земли все, что ни попадало под его сокрушительное дыхание».

Русские войска крепко держались. Остерману необходимо было только свежее подкрепление, чтобы отбросить корпус Даву, который понес серьёзные потери и слишком сильно растянул свои порядки в сторону Кушитена. И подкрепление подошло. В 17 часов на поле боя показались передовые части прусского корпуса Лестока. Прусский корпус маршировал с утра и, прикрывшись заслоном от войск Нея, который должен был перехватить Лестока, смог выйти на соединение с русскими. Беннигсен встретился с союзниками и повёл их к Кушитену.

Подойдя на помощь войскам Остермана-Толстого, пруссаки (около 5,5 тыс. человек) перешли в атаку. В голове прусского отряда следовал наш Выборгский полк. Наши солдаты ворвались в Кушитен и почти полностью перебили французский 51-й линейный полк и четыре роты 108-го, и отбили три русских орудия, которые французы ранее захватили. Вслед за Выборгским полком в селение вошли прусские войска, Платов с казаками и Прусский легкоконный полк. Французы бежали, и казаки усилили их разгром. Затем пруссаки и русские выбили французов из рощи, в которой противник пытался удержаться. В результате французов обошли с их правого фланга. Даву бросил в контратаку дивизию Фриана. Но атаку русско-прусских войск уже поддержала русская кавалерия. Войска Багговута и Каменского воспряли духом и нашли силы пойти вперёд. Дивизию Фриана сбили, Даву начал отводить войска и поспешно расположил их у Саусгартена, укрепив артиллерией.

Таким образом, на всех пунктах русского левого крыла французы были отброшены; они удержались с трудом лишь у Саусгартена, откуда их не удалось выбить. На этом сражение при Прейсиш-Эйлау фактически закончилось. До 21 часа продолжалась артиллерийская перестрелка с обеих сторон, но обескровленные и утомленные армии уже не думали о возобновлении схватки. Быстро темнело. Наполеон ждал Нея, но его корпус подоспел лишь к 10 часам вечера. Французские войска отошли на исходный рубеж. Наполеон, с учётом прибытия к русским подкрепления и истощения боеприпасов, был готов отвести войска назад, чтобы соединиться с корпусами Нея и Бернадота. Он ждал действий русской армии, пойдёт ли Беннигсен вперёд или остановится.

Беннигсен же не решился на наступление, хотя правый фланг нашей армии сохранил боеспособность. Кроме того, его смутила стрельба в нашем тылу, у Шмодитена, где прусский заслон вступил в бой с авангардом Нея. Беннигсен направил в Шмодитен подкрепления, они выбили из селения французов, и узнали от пленных о приближении корпуса Нея. В результате Беннигсен отказался от идеи ночного удара по армии Наполеона, которая была на грани поражения. В 1813 году, разговаривая с нашими офицерами о сражении при Прейсиш-Эйлау, Бернадот сказал: «Никогда счастье более не благоприятствовало Наполеону, как под Эйлау. Ударь Беннигсен ввечеру, он взял бы по крайней мере 150 орудий, под которыми лошади были убиты».

Некоторые русские генералы требовали атаки. Но Беннигсен решил отходить к Кёнигсбергу. Ночью русские войска начали отход. Французы уже не имели сил, чтобы помешать этому. Всё поле сражения было усыпано убитыми. О тяжелом состоянии французской армии говорит тот факт, что Наполеон стоял на поле битвы 8 дней. Затем он начал поспешное отступление в противоположном направлении. Судя по всему, если бы на месте Беннигсена был более решительный и умелый полководец, вроде А. Суворова, то французы бы не избежали поражения.



Итоги

Битва при Прейсиш-Эйлау, стало одним из самых кровопролитных сражений XIX столетии, и превосходило в этом отношении почти все бои, данные прежде Наполеоном. При этом сражение завершилось вничью. Общие потери русской и французской армий составили около 50 тыс. человек. На снегу остались лежать до 20-26 тыс. русских и 22-29 тыс. французов. Корпус Ожеро понес такие потери, что его расформировали, распределив оставшихся солдат под другим корпусам. Свидетель этого страшного дня вспоминал: «Никогда прежде такое множество трупов не усеивало столь малое пространство. Все было залито кровью. Выпавший и продолжавший падать снег скрывал мало по малу тела от удрученного взгляда людей... Перейдя через одно поле, мы тут же оказались на другом, также усеянном трупами».

Французская армия во главе с Наполеоном утратила образ непобедимости. Наполеон непосредственно руководил сражением. Он тщательно обдумал и разработал план битвы, доказывавший, что его полководческий дар так же силен, как и раньше; с ним находились его лучшие полководцы — Даву, Сульт, Мюрат, Ожеро. Солдаты отважно и упорно сражались, веря в звезду своего императора. И все же, несмотря на все усилия Наполеона, старание маршалов и генералов, храбрость солдат, сражение не было выиграно французами. Ожеро был разгромлен, Ней не успел к сражению, атака Даву не принесла победы.

В битве при Прейсиш-Эйлау русская армия нанесла сильный удар по ранее непобедимой армии Наполеона. Беннигсен также не выиграл битву, как он поспешил доложить в Петербург (хотя и имел хорошие шансы на победу). Но уже то, что и французский император не вышел безоговорочным победителем, давало русским ощущение крупного успеха. На победную реляцию Беннигсена Александру I царь ответил: «На Вашу долю выпала слава победить того, кто еще никогда не был побежден», и вместе с письмом послал «победителю непобедимого» рескрипт о награждении его орденом Андрея Первозванного и пожизненной пенсией в 12 тыс. рублей. В честь битвы была учреждена офицерская медаль.

Все общественное мнение сходилось в одном: сражение при Прейсиш-Эйлау доказало, что Наполеон не всегда может одерживать победы. Он еще не был побежден, но он уже перестал быть непобедимым полководцем. Шлиффен, анализируя стратегическое искусство императора, писал: «День сражения у Прейсиш-Эйлау означает поворот в полководческой жизни Наполеона. Ряд успешных сражений на уничтожение, которыми были Маренго, Ульм, Аустерлиц, Йена, более не повторялся».

Французский император в своих бюллетенях тоже говорил о победе. Приукрасил её ложью о 15 тыс. русских пленных и 18 знаменах (русские не потеряли ни пушек, ни знамен, пленных с обеих сторон было несколько сотен человек). Но он, конечно, хорошо понимал, что хотя Беннигсен и потерял в сражении почти треть своей армии, русские войска сохранили боеспособность и готовы к новым сражениям. Если бы Наполеон в действительности победил русскую армию, он мог её легко добить, и взять Кёнигсберг, что довершало разгром Пруссии. Однако он отвёл армию назад, и после ожесточенных зимних боев наступило трехмесячное затишье, вызванное необходимостью перевести дух, пополнить и устроить войска, а также плохой погодой (весенняя распутица). Сам Наполеон в 1809 году в разговоре с русским посланником Чернышевым сказал: «Если я назвал себя победителем под Эйлау, то это потому только, что вам угодно было отступить».

По указанию Наполеона французская дипломатия повторила предложение о мирном договоре. Однако Беннигсен заявил генералу Бертрану, что он отказывается начать переговоры, так как «поставлен государем вести войну». Император Александр согласился с заявлением Беннигсена, и благоприятная возможность завершить войну, в которой Россия воевала за интересы Пруссии и Англии, была упущена. В значительной степени позиция России объяснялась надеждой на поддержку союзников. Швеция обещала активизировать свои действия в Померании, а Англия — высадить 20-тысячный десант между Эльбой и Одером.

«Какая отвага!» Как армия Наполеона едва не потерпела поражение при Прейсиш-Эйлау


Крест «За победу при Прейсиш-Эйлау»

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 33

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 30 января 2017 07:33
    В значительной степени позиция России объяснялась надеждой на поддержку союзников.
    ...Союзники кинули в очередной раз...
    1. Cartalon 30 января 2017 09:41
      Какие союзники кинули? Как кинули?
    2. Kenneth 30 января 2017 19:15
      А корпус Лестока.
  2. ukoft 30 января 2017 09:18
    то что бенисген не дал разбить себя уже говорит о нем как о хорошем генерале. а так легко говорить, что еслиб атаковал, то победил. незнали они что творилось во французской части. осторожность вполне оправдана. успей ней подойти раньше, или метель была бы потише.....
    а то что война с францией была не в интересах россии, тоже под большим вопросом. такой гегемон в европе , если бы еще какнибудь добил англичан, ничего хорошего для россии не принес бы. стандартная политика, не давать усилиться одному из игроков. будь то германия, россия, франция или англия. другие сразу сдерживали.
    1. Микадо 30 января 2017 10:09
      Беннигсен был очень неоднозначной личностью. Его взлет начался с того, что он участвовал в убийстве Павла I (немаловажный факт: Павел к этому моменту перестал с ним даже разговаривать, а государь был человеком прямолинейным). Фактически Беннигсен вел колонну цареубийц к замку. Павел начал препираться с Зубовым насчет отречения, в момент, когда среди заговорщиков началось смятение (просто кучка пьяных обгадившихся мажоров), именно Бенигсен говорит фразу: "Дело идет о нас, ежели он спасется, мы пропали", которая толкает заговорщиков на дальнейшие действия. Дальше еще интереснее: он, по собственным словам, идет в соседнюю комнату, чтобы принести свечи, в момент его отсутствия Павла убивают. То есть, он, как бы, и не при делах! Удобно, не правда ли?
      Подозреваю, Беннигсен был крайне хитропопым человеком, преследовавшим собственный интерес. Постараюсь дать определение: ландскнехт, наемный генерал. Безусловно, он был достаточно хорошим военачальником, но.. не Суворов. Фридланд он профукал с треском, насколько я читал, неудачной была уже диспозиция перед битвой.
      1. ukoft 30 января 2017 11:45
        не кажется ли вам, что делить все на белое и черное не правильно. восхвалять одних (не замечая проколов) и гасить других. в действительно в нашей жизни много серого. намного больше чем черного и белого. часто замечал, что риски на которые шли одни генералы (если получалось) восхваляли как талант. в то время если у других соответственные риски (при неблагополучном исходе событий) показывались как глупость или еще что этого генерала. были ошибки и у суворова. нашли ключ и к победам наполеона.

        не растерялся, кутузов тоже осторожничал и не зря. может упускал моменты да кто знал как они могли закончится эти риски.

        и надо незабывать суворов все же больше тактик, когда наполеон и кутузов стратеги.
        1. Микадо 30 января 2017 14:52
          и надо незабывать суворов все же больше тактик, когда наполеон и кутузов стратеги.

          не сказал бы, что только тактик. У него была целая теория по вождению войск. Суворов был гением своего времени, просто судьба и история распорядились, что он должен был умереть до встречи с Наполеоном. Поэтому мы и воспринимаем начало 19-го века именно через наполеоновские войны.
          Кстати, и Кутузов был больше дипломатом, если уж по большому счету брать. Но то, что он сделал - гениально. И про замирение с Турцией, и про то, что сделал все, чтобы "Великая армия" погибла сама под собственной тяжестью. Нашу армию надо было беречь, ибо Наполеон уже к кампании 1813-го года смог снова набрать огромную армию - плотность заселения Европы выше.
          Почему-то у меня сложилось мнение, что Беннигсен просто был нам чужд по духу, и не пылал любовью к России. Поэтому Кутузова и Барклая мы помним, а его - нет. с уважением, hi
          1. ukoft 30 января 2017 19:33
            теория была много у кого. пуля дура штык не . могли плохо кончится для него при встрече с наполеоновскими частями, которых на главном ударе было бы больше (наполеон как стратег постарался бы). да и с кутузовым бы он не совладал (хотя и кутузов проигрывал, как бы не списывали это на императоров и австрийцев - как никак он тоже человек). против турецкой нерегулярной армии да. генералов герантофилов линейщиков с семилетней войны, живущих штампами линейной тактики тоже.
            просто мне кажется, что в национальном характере и в воспитании культирируется такая вот безбашенность и геройство (посмотрите на сказки) рационализма нет. только в большинстве случаев побеждают кутузовы, которые все продумывают, снабжение войском, без всякого геройства. они выигрывают уже до начала сражения. или как наполеон маршами. по суньцзы побкдить не вступив в битву есть высший пилотаж.
            тут интересна философия казаков: казак не тот кто победил, казак тот кто выкрутился. они не считали зазорным отступить или даже побежать когда надо. но проблем создать могли достаточно.

            вот и вы пишите "чужд по духу". выйграй бы он пару битв, также был бы героем.
            а когда наполеон собрал новую армию. эта уже была не та армия. много новобранцев, хотя в испании у него немало войск было хороших. не всех положил в снегах россии. но главное как мне кажется, поражение воодушевило всех его врагов. неоднократно битых им. реформы в армии пруссаков. с выдвижением блюхеров на командные посты. австрийцы на горьком опыте пересмотрели свои подходы.
            1. Микадо 30 января 2017 21:43
              пуля дура штык не . могли плохо кончится для него при встрече с наполеоновскими частями, которых на главном ударе было бы больше (наполеон как стратег постарался бы).

              так и было до середины 19-го века, до появления винтовок в армиях в большом количестве. Другого средства выигрывать войны - не было. Правда, массирование артиллерии приносило свои плоды в критические моменты битвы. Например, в битве под Лейпцигом французская кавалерия была сметена огнем огнем русской артиллерии под командованием И.А. Сухозанета (100 орудий!)
              против турецкой нерегулярной армии да.

              и против регулярной тоже. И против поляков. И против французских генералов Моро, Макдональда, Массена, которые до этого изгалялись над австрийцами, как хотели (именно Моро вывел Австрию из войны в 1800-м победой в битве при Гогенлиндене. И Моро же называл марш Суворова к Треббии вершиной военного искусства). В общей сложности, ни одного проигранного сражения.
              Мне кажется, Вы несправедливы к Суворову. Он был более, чем рационален. Неумные люди битвы не выигрывают. Лучшая похвала ему - слова битого им Массена: "Я бы отдал все свои победы за один Швейцарский поход Суворова".
              австрийцы на горьком опыте пересмотрели свои подходы.

              смотря что считать подходом. Австрия за последующие сто лет не выиграла ни одной войны, исключая войн с итальянцами - эти вообще были сказочно безрукими.
              с уважением, hi
              1. ukoft 31 января 2017 06:54
                вопрос не в справедливости. вопрос в том, что принято одних боготворить, других принижать. это касается не только суворова и бенисгена.
                что нового в военном деле дал суворов? колонны пехоты на прорыве. быстрые удары. неожиданность. он безусловно талантливый полководец. но для россии кутузов сделал больше. получается вопрос в таланте а не заслугах.

                кстати швейцарский поход, это никакая не стратегия. вынужденные действия. а почему все так думают? потомучто принято его боготворить.
                1. Микадо 31 января 2017 10:24
                  но для россии кутузов сделал больше.

                  Ну, не скажите. Окончательно турецкую военную мощь в 18-м веке сломали именно Суворов и Ушаков - убрали угрозу с юга, хотя бы на время. Решали насущные вопросы, в Европе до Французской революции было относительно спокойно.
                  просто Наполеон напал на Россию именно во время Кутузова. История не имеет сослагательного наклонения, все случилось в свой момент истории. Каждый гений решает свои задачи в свое время.
                  что нового в военном деле дал суворов? колонны пехоты на прорыве. быстрые удары. неожиданность.

                  многие другие и этого не могли дать. Плюс система подготовки войск. Марши Наполеон у него же и позаимствовал.
                  1. ukoft 31 января 2017 11:52
                    мощь турецкой армии. не думаю что турки были так сильны в то время, их и в 30-х годах били, просто с логистикой проблемы были у миниха. и не угрожали россии. и другие не столь выдающиеся генералы могли сломать их, что кстати и было сделано кутузовым и прочими позже. армия турции более менее регулярной стала только к крымской войне и даже позже 1877 годам. а так сипахов гонять и янычар, которые к тому времени стали аналогом стрельцов 17 века (полуторговцы, полувоенные) большого ума ненадо. да и военноначальники поизвелись у османов. наверх шли те кто ближе к телу так сказать. вообщем блистательная порта уже не совсем блистала, с пассионарностью проблемы пошли у ребят.
                    там вопрос расширения за счет турции шел.

                    а наполеон в россию зашел, москву сжег. кутузов и другие генералы его времени смогли более сильного противника сломать. хотя недумаю, что наполеон уничтожил бы россию, не смог бы. просто контрибуцию взял, польское государство основал, ну в общем ослабил бы конкретно.

                    наполеон был настоящим стратегом. он мог концентрировать в нужном ему направлении превосходящие силы. даже при меньшем общем кол-ве. он тоже делал ошибки. а вот ошибки суворова никто не описывает. называют величайшим и прочее. а они были.
                    1. Микадо 31 января 2017 12:20
                      хотя недумаю, что наполеон уничтожил бы россию, не смог бы.

                      Наполеон и не собирался уничтожать Россию. Ему нужно было уничтожить русскую армию, после чего навязать свои условия мира. Для того, чтобы собрать, вооружить, обучить новую армию, у нас ушли бы годы - Наполеон всего лишь устранял сильного конкурента. Именно разгрома нашей армии более сильной армией, к тому же, управляемой искусным полководцем, и стремился избежать сначала Барклай, потом Кутузов. В сражении при Бородино "Великой армии" были нанесены потери, после которых на территории России она не оправилась, следовательно, не могла вести более-менее успешные наступательные действия. Что и было доказано последующими событиями.
        2. Котище 30 января 2017 17:35
          А.Суворов - тактик?
          Интресесное мнение, которое рпровергается одной только Итальянской компанией светлейшего!
          М.Кутузов дипломат? В первую очередь военный!
          А.Суворов также себя зарекомендовал на дипломатической ниве. К примеру договор с ногаями!
          Оба наше все! Не отнять не прибавить!
          По поводу интриг, тот же Барклай де Толли так же был не любим Кутузовым, но истории не помешало ребиалитировать его имя!
      2. Котище 30 января 2017 11:47
        Николай, поддерживаю Вас всеми лапами!
        От себя дополню, как начальник главного штаба Беннигсен "обмишурился" не первый и не последний раз.
        Сторонник стояния на Немане, Дрисвенский лагерь и деление русской армии на две в 1812, как раз его затея! Выбор полем боя Бородино! Ряд исследователей считает именно его виновником того, что мы не победили.
        И еще одного около деревушки Фили. Благо Кутузов проигнорировал нападки Репина и Беннигсена и отвел армию на юг.
        Последний гвоздь в компании 1812 было сражение у Торутьино. Кутузов окончательно в нем разочаровался ии к себе более не пускал.
        1. Микадо 30 января 2017 12:05
          Ряд исследователей считает именно его виновником того, что мы не победили.

          читал мнение, что Кутузов отводил части войск роль резерва, для того, чтобы в разгаре сражения совершить какой-то хитрый маневр. Беннигсен, не зная об этом, поставил эти подразделения в общую линию, благодаря чему возможность "хитрого удара" была сорвана.
          Последний гвоздь в компании 1812 было сражение у Торутьино. Кутузов окончательно в нем разочаровался ии к себе более не пускал.

          там были какие-то интриги и подковерные бои. Беннигсен о Кутузове (чем-то напоминает тандем "Козлов-Мехлис", нет, не по дарованию, а по отношению друг к другу) после этого сражения тоже ушат помоев вылил. Оба "не пылали любовью друг к другу". В таких условиях оставлять их вместе - значило загубить общее дело, и Александр, сам тонкий интриган, правильно поступил.
        2. Kenneth 30 января 2017 19:24
          От интриг Кутузова пострадал и Бврклай
        3. moskowit 30 января 2017 20:30
          Цитата: Котище
          Дрисвенский лагерь ..


          Дрисский лагерь, Уважаемый коллега...
          1. Котище 30 января 2017 21:17
            Прошу прощения писал лапами в метро, немного окарнался.
            1. Kenneth 30 января 2017 23:09
              Вы бы своими лапами лучше вообще не лезли. Вот что он писал лично."Эта позиция была загромождена всякими полевыми укреплениями, худо поставленными и худо исполненными. Тут были эполементы <…>, редуты и батареи, расположенные одни подле других, уступами, несмотря на то, соответствуют ли они местности или нет <…>. И могло ли быть иначе, если на плане этой позиции, привезенном генералу Пфулю из Петербурга, он набросал по своей фантазии различные укрепления, не осмотрев лично самой местности"
      3. Kenneth 30 января 2017 19:17
        Забодали уже темой убийства Павла. Мы тут о его руководстве в битве говорим.
        1. Микадо 30 января 2017 20:49
          правы, признаю hi
  3. роман66 30 января 2017 09:27
    не здесь ли родилась фраза, что русского солдата мало убить - его еще надо повалить
    1. V.ic 30 января 2017 10:48
      Цитата: роман66
      не здесь ли родилась фраза, что русского солдата мало убить - его еще надо повалить

      На пол-века раньше, в Семилетнюю войну. Якобы сказал "дер гроссе Фридрих".
      1. роман66 30 января 2017 11:04
        а в какой-то книжке приписывали Наполеону. писатели...
        1. Rastas 30 января 2017 13:40
          Большим личностям много чего приписывают.
        2. V.ic 30 января 2017 16:46
          Цитата: роман66
          а в какой-то книжке приписывали Наполеону. писатели..

          ...на их совести.
          1. роман66 30 января 2017 17:39
            ну мысль-то верная , почаще даже повторять надо
      2. Vladislav 73 1 февраля 2017 23:12
        Цитата: V.ic
        Якобы сказал "дер гроссе Фридрих".

        "Фридрих дер Гроссе",прям как дредноут времён 1МВ laughing good Мемуаристы и в частности,личный секретарь "Фридриха дер Гроссе" Анри де Катт сообщают,что эти слова Фридрих произнёс в сражении при Цорндорфе,необычайно жестоком и кровопролитном с обеих сторон.Есть мнение,что русский командующий генерал Фермор вместе с австрийским представителем бежали в начале боя,и русская армия фактически сражалась без главнокомандующего! belay У этой фразы есть продолжение.Полностью звучит так:"«Русского мало убить, русского надо ещё и повалить. Я вижу убитых русских, но я не вижу побеждённых русских». Как то так hi
  4. Роман 11 30 января 2017 19:14
    с ним находились его лучшие полководцы — Даву, Сульт, Мюрат, Ожеро. Солдаты отважно и упорно сражались, веря в звезду своего императора. И все же, несмотря на все усилия Наполеона, старание маршалов и генералов, храбрость солдат, сражение не было выиграно французами. Ожеро был разгромлен, Ней не успел к сражению, атака Даву не принесла победы.
    Спешил Наполеон как всегда, но здесь его солдаты уже не поспевали, зима наверное...
    Не сказать что он загнал в усмерть свою армию, но истощены они были по-больше нашей и вообще у них непрерывные войны почти без пауз, наши были свежее ----отсюда вывод, император устал от войны, начал допускать грубейшие ошибки, такие как контроль за физическим и моральным состоянием своих войск. Нам так же подфартило с метелью. В целом у французов лучше были силы, у нас тоже хорошие, многие прошедшие ещё суворовские войны, и командиры - Платов тот же, но армией командовал малокомпетентный генерал, скорее средней руки. Личностные качества играли в том бою большую роль.. у Бенигсена просто не было времени "притереться"..... хотя всё равно бы потом проиграл, как потом случилось. А здесь действительно из-за ошибок императора могли опрокинуть французов.
  5. moskowit 30 января 2017 19:59
    "... В честь битвы была учреждена офицерская медаль...."

    Был учреждён золотой крест на георгиевской ленте... Отнюдь не медаль...
  6. moskowit 30 января 2017 20:13
    "...В России известие о Прейсиш-Эйлауском сражении вызвало огромное воодушевление. Беннигсен доложил о нем как о полной победе, в результате которой "неприятель был совершенно разбит" 10. Трофейные французские знамена возились по улицам Петербурга кавалергардами "при трубных звуках" 11. Участникам сражения, особенно генералам и офицерам, были пожалованы невиданно щедрые награды. Беннигсен получил орден св.Андрея Первозванного и ежегодную пожизненную пенсию в 12 тыс. рублей. Орден св.Георгия 3-й степени получили 18 человек - на 4 человека больше, чем впоследствии за Бородинское сражение, а св.Георгия 4-й степени 33 офицера - лишь на два меньше, чем за Бородино 12. Однако число отличившихся офицеров оказалось столь велико, что всем дать ордена было немыслимо. Поэтому для тех из них, которые не получили орденов св.Георгия или св.Владимира, решено было учредить особый золотой крест на георгиевской ленте. Для награждения отличившихся нижних чинов 13 февраля 1807 г., то есть через несколько дней после получения в столице известия о сражении, был учрежден Знак отличия Военного ордена 13, ставший затем более чем на столетие основной боевой наградой нижних чинов армии и флота (рис. 2). Хотя необходимость его создания вызывалась не только Прейсиш-Эйлауским сражением, непосредственным побудительным мотивом послужило, бесспорно, оно. Всем участвовавшим в сражении унтер-офицерам и рядовым была выдана в награду одна треть получаемого ими годового жалованья. Учреждение офицерского золотого креста за сражение при Прейсиш-Эйлау не явилось чем-то необычным в русской наградной практике, поскольку ранее с аналогичным предназначением создавались кресты за взятие Очакова (учрежден в 1789 г.), Измаила (в 1792 г.), Праги (в 1795 г.), а позже за взятие Базарджика (в 1810 г.). Каждый из них отличался конфигурацией и надписями, но все носились на георгиевской ленте и давали схожие льготы..."
    http://medalirus.ru/stati/bartoshevich-krest-sraz
    henie-preisishjeilau.php
  7. Никкола Мак 30 января 2017 20:15
    Все общественное мнение сходилось в одном: сражение при Прейсиш-Эйлау доказало, что Наполеон не всегда может одерживать победы.

    Ну вот бывают же моменты - протяни руку и возьми победу, Суворов бы так и сделал - я уверен.
    Тонкая грань отделяет гениального полководца от просто полководца.
    Захватывающее описание - гордость за русскую армию.
    Император Александр согласился с заявлением Беннигсена, и благоприятная возможность завершить войну, в которой Россия воевала за интересы Пруссии и Англии, была упущена.

    Вот ещё прекрасный пример убогости мышления - Екатерина бы не задумываясь из этой ситуации выдрала бы России все преференции без оглядки на союзников.
Картина дня