Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Береговые войска

Возобновляя наш цикл о современном состоянии ВМФ РФ, мы не можем пройти мимо такой важной его компоненты, как его Береговые войска (БВ ВМФ). В данной статье мы не ставим себе целью сделать комплексный анализ развития Береговых войск СССР и РФ, так как, к сожалению, для этого у автора настоящей статьи отсутствует необходимый статистический материал. Мы лишь обратим внимание на некоторые аспекты текущих задач, состояния и перспектив развития БВ ВМФ РФ.

Коротко перечень основных задач этих войск можно охарактеризовать как:


1. Защита военно-морских баз и других важных объектов, сил флота, войск, а также гражданского населения от воздействия военно-морских сил противника, в первую очередь путем уничтожения его надводных кораблей и десантных средств, а также противодесантной обороны.

2. Оборона ключевых приморских объектов от атак с суши.

3. Высадка и действия в морских, воздушно-морских десантах.

4. Противодиверсионная борьба.

БВ ВМФ включают в себя:

1. Береговые ракетно-артиллерийские войска (БРАВ).

2. Морскую пехоту.

Начнем, пожалуй, с БРАВ. В годы СССР ее основу составляли ракетные, и ракетно-артиллерийские бригады, и отдельные дивизионы и полки, на вооружении которых состояли как ракетные, так и артиллерийские системы.

Первым ракетным комплексом, поступившим на вооружение отечественных БРАВ стала 4К87 «Сопка».



Для своего времени (а комплекс был принят на вооружение 19 декабря 1958 г) он представлял собой достаточно грозное оружие, но все-таки в качестве береговой ракетной системы имел существенные недостатки, основным из которых следует признать полуактивную систему наведения. Теоретически дальность стрельбы ракетой этого комплекса достигала 95 км, но, разумеется, только при условии, что РЛС подсветки цели сможет обеспечить наведение на таком расстоянии. Стартовая масса ракеты составляла 3 419 кг, вес боевой части – 860 кг, скорость - 0,9М, маршевая высота полета – 400 м. Хотелось бы отметить, что ракета «Сопки» представляла собой вариант первой советской противокорабельной ракеты «Комета», предназначенных для пуска с самолетов-ракетоносцев и была попытка превратить ее в универсальную, то есть используемую и авиацией, и кораблями, и береговыми частями. Начинание, вне всякого сомнения, благое, но тогда это не удалось. Все же, невзирая на значительные недостатки, «Сопка» находилась на вооружении БРАВ до начала 80-х годов.

Разумеется, руководству СССР было совершенно ясно, что береговым войскам требуется куда более совершенное оружие, и они его получили. В 1966 г БРАВ СССР принял на вооружение береговой ракетный комплекс (БРК) 4К44Б «Редут».




Можно сказать, что именно тогда в первый (и, увы, в последний) раз БРАВ СССР получили на вооружение современный, и полностью отвечающий задачам БРК. Для конца 60-х годов это была настоящая вершина подобной техники.

БРК «Редут» строился на основе противокорабельной ракеты П-35, которой вооружались первые советские ракетные крейсера проектов 58 (типа «Грозный») и 1134 («Адмирал Зозуля»). Длина ее сухопутной модификации П-35Б достигала 9,5 м, стартовая масса – 4 400 кг, маршевая скорость – 1,5М, то есть она была сверхзвуковой. Дальность стрельбы БРК, по различным данным, составляла 270-300 км, масса боевой части, опять же, по различным данным 800-1000 кг или 350-килотонный «спецбоеприпас».

Весьма интересно работала ГСН ракеты. На маршевом участке использовалась инерциальная система наведения, а после выхода ракеты в район местонахождения цели включался радиолокационный визир. Последний передавал оператору ракеты радиолокационную «картинку», и тот назначал каждой ракете ее цель для атаки, после чего ПКР, используя радиолокационную ГСН атаковала назначенный ей корабль. Другой интересной особенностью комплекса являлась возможность использовать П-35Б не только в ударном, но и в разведывательном варианте – детализированного описания у автора настоящей статьи нет, но можно предположить, что такая ракета представляла собой, по сути, одноразовый БПЛА, у которого за счет снятия боевой части существенно увеличивалась дальность полета. Насколько можно понять, существовало три профиля полета ракеты, однако указания дальности на них различаются. Вероятно, цифры были близки к следующим – 55 км на высоте 400 м, 200 км на высоте 4 000 м, и 300 км на высоте 7 000 км. В разведывательном варианте дальность ракеты доведена до 450 км. При этом на последнем участке траектории ракета снижалась на высоту 100 м и атаковала с нее.

Впоследствии, в конце 70-х годов, БРК получил на вооружение модернизированную ракету 3М44 «Прогресс», у которой дальность (в ударном варианте) достигла 460 км, при этом ГСН ракеты стала более помехозащищенной. Также высота на конечном участке снижена со 100 м до 25 м, при том что сам этот участок увеличен с 20 до 50 км.

Масса самоходной пусковой установки (СПУ-35Б) достигла 21 т., при этом на автомобиле размещалась только одна ракета. В составе комплекса, кроме пусковых и машин с системой управления («Скала») имелась также мобильная РЛС, но, конечно, основным средством наведения ракет БРК «Редут» являлось внешнее целеуказание, которое комплекс мог получать со специализированных самолетов и вертолетов-разведчиков Ту-95Д, Ту-16Д и Ка-25Ц.

Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Береговые войска


На сегодняшний день комплекс, безусловно, устарел, но все еще представляет собой определенную угрозу и полезность (хотя бы за счет отвлечения ПВО при использовании совместно с более современными ПКР) и все еще состоит на вооружении Береговых войск ВМФ РФ. Точное количество сохранившихся пусковых неизвестно, возможно – 18 ед. (штатная численность одного дивизиона, 18 ракет в залпе).

Как мы уже говорили выше, для своего времени БРК 4К44Б «Редут» представлял собой весьма совершенный комплекс, в основном отвечающий задачам, стоявшим перед БРАВ СССР, то о следующем (и, увы, последним) советском БРК этого сказать нельзя. БРК 4К51 «Рубеж»



создавался на замену «Сопке», и считался не оперативно-тактическим (как «Редут») а тактическим комплексом. Кроме того, предполагались (и фактически осуществлялись) экспортные поставки этого комплекса странам-союзницам по ОВД – экспорт «Рубежа» был запрещен.

В сущности, можно выделить 2 ключевых недостатка «Рубежа». Первый – он создавался на основе заведомо устаревшей ракеты П-15 «Термит», принятой на вооружение в 1960 г., что для комплекса, который начали разрабатывать десятью годами позже, является тем еще нонсенсом. Конечно, ракету модернизировали – «Рубеж» получил П-15М, на которой стояли усовершенствованные ГСН (активная радиолокационная «ДС-М» вместо «ДС» или тепловая «Снегирь-М» вместо «Кондор»), максимальная дальность выросла с 40 до 80 км, высота полета, наоборот, снизилась со 100-200 до 25-50 м (хотя, по всей видимости, это сильно зависело от дальности стрельбы), масса боевой части увеличилась с 480 до 513 кг, при этом П-15М могла нести тактическую ядерную боевую часть мощностью 15 килотонн.

Тем не менее, это была большая (2 523 кг) дозвуковая (0,9М) ракета с системой самонаведения, которой трудно назвать адекватной для 70-х годов, а ведь БРК «Рубеж» был принят на вооружение 22 октября 1978 г., то есть уже в преддверии 80-х. По мнению автора настоящей статьи, создание такого комплекса могло быть оправдано разве что принципом «На тебе, Боже, что нам негоже» - то есть реализации сугубо экспортной системой вооружения, у которой боевая эффективность принесена в жертву стоимости и простоте обслуживания, однако БРК «Рубеж» поступил на вооружение БРАВ СССР и находится на вооружении по настоящее время.

Вторым недостатком комплекса стала концепция «сухопутного ракетного катера» - пользуясь тем, что масса ПКР П-15М была едва не вдвое меньше П-35Б, и что данный комплекс, по большому счету, предназначался для атаки целей в пределах радиогоризонта, решено было установить на автомобильное шасси не только 2 пусковых установки, но и РЛС управления огнем. Это удалось сделать, но масса самоходной пусковой установки 3С51М составила 41 тонну, со всеми вытекающими последствиями для мобильности и проходимости БРК. Справедливости ради все же отметим, что танка «Тигр» из «Рубежа» все-таки не получилось – со слов тех, кто на нем служил, пусковая установка все-таки могла передвигаться не только по асфальтовым, но и по грунтовым дорогам, и даже в лесу (хотя там уже были существенные ограничения).

Но, во всяком случае, БРК «Рубеж» невозможно отнести к удачам отечественного ракетостроения. Тем не менее, он и сегодня стоит на вооружении БРАВ ВМФ. Точных данных о количестве нет, предположительно – 16-24 пусковых установки по 2 ракеты на каждом, более-менее равномерно распределенные между четырьмя флотами.

Обращает на себя внимание, что оснащение БРАВ современными ракетами, похоже, в 70-80 гг. не было приоритетом руководства ВС СССР. Так, например, в 1975 г. на вооружение была принята ПКР П-500 «Базальт», по своим возможностям значительно превосходившая и П-35Б и будущую 3М44 «Прогресс», но на вооружении БРАВ она не попала, хотя по своим габаритам ненамного превосходила ПКР БРК «Редут». То же касается и весьма совершенной для своего времени ПКР «Москит».

С другой стороны, по некоторым данным, в СССР специально для БРАВ проектировалась «длинная рука» - ПКР с дальностью полета до 1 500 км. Но очевидно, что ее проектирование было свернуто после подписания договора по РСМД в 1987 г, когда США и СССР приняли на себя обязательства полностью отказаться от баллистических и крылатых ракет сухопутного базирования в ядерном и неядерном исполнении. В дальнейшем работы по созданию новых комплексов не предполагали использования ПКР с дальнобойностью 500 км или выше. И следующие БРК поступили в БВ ВМФ уже в Российской Федерации.

Первым на вооружение был принят БРК «Бал»



Это радостное для Береговых войск событие произошло в 2008 г. Комплекс строится «вокруг» противокорабельной ракеты Х-35, и ее более дальнобойного варианта Х-35У. Судя по всему, «Бал» является не советским заделом, а был разработан уже в РФ.

Дело обстояло так – работы по Х-35 начались в 80-х годах прошлого столетия, и, хотя саму ракету удалось создать в 1987 г, выявленные проблемы с ее ГСН удалось устранить только к 1992 г. Но в «дикие 90-е» работы по Х-35 остановились и были реанимированы благодаря экспортному предложению Х-35Э, которое заинтересовало индусов (в период 2000-2007 г им было поставлено 222 таких ракеты). Только после этого началась разработка берегового комплекса для этой ракеты, и, как мы уже говорили ранее, БРК «Бал» в 2008 г был принят на вооружение.

Этот БРК можно охарактеризовать двумя словами: "дешево" и "сердито". Масса «береговой» Х-35 достигает 670 кг, что в разы меньше всего, что до этого получали отечественные БРАВ. Дальность полета – 120 км у Х-35 и 260 км у Х-35У. Масса боевой части – 145 кг. Самонаведение ракеты осуществляется при помощи инерциальной системы наведения (плюс спутниковая коррекция) на маршевом участке и активно-пассивная радиолокационная ГСН (то есть способная наводиться как по «засвету» бортовой РЛС, так и на источник радиолокационного излучения). Дальность захвата цели у первоначального варианта ГСН «Грань-К» составляла 20 км, у более современного – 50 км. К достоинствам ракеты также следует отнести малую ЭПР (к сожалению, данные не разглашаются), а также маловысотный профиль полета: 10-15 м на маршевом участке, и 3-4 м на участке атаки.

Недостатком Х-35 обычно считается дозвуковая скорость ее полета (0,8-0,85М), но справедливости ради отметим, что «по Сеньке и шапка» - нет никакого смысла садить дорогущими и тяжелыми сверхзвуковыми ПКР по малым, или относительно слабозащищенным надводным боевым кораблям противника. Что касается крупных и хорошо защищенных, например, таких, как американские эсминцы типа «Арли Берк», то и здесь массированная атака дозвуковых ПКР имеет весьма неплохие шансы на успех. Несмотря, на, казалось бы, малую скорость, вынырнувшая из-под радиогоризонта (то есть в 25-30 км от эсминца) ракета Х-35 поразит цель всего через 1,5-2 минуты – а это очень немного даже по меркам современных боевых информационных систем. Конечно, одну, или несколько таких ракет «Иджис» вполне способен перехватить, но два-три десятка…

В состав дивизиона БРК «Бал» входит до 4 мобильных пусковых установок, при этом на каждой установлено 8 контейнеров для ракет, что позволяет произвести 32-ракетный залп в течении 21 секунды или менее (интервал между пусками ракет – до 3 секунд). Некоторое удивление, правда, вызывают фотографии четырехракетных установок.



Но тут уже одно из двух – или же наше МО РФ в который уже раз сэкономило на родных вооруженных силах, или же (что по мнению автора ближе к истине) пусковая установка является модульной, состоящей из двух блоков по 4 ракеты в каждой, и понятно, что в повседневной эксплуатации (включая учения с фактическим применением оружия) одного блока вполне достаточно.

Кроме пусковых установок, в штатный состав дивизиона входит также до двух машин управления, и до 4 транспортно-перегрузочных машин (очевидно, их количество соответствует количеству пусковых установок) позволяющих при необходимости сформировать повторный залп.

В целом же можно констатировать, что БРК «Бал» представляет собой весьма удачный ракетный комплекс тактического (а с ПКР Х-35У – и оперативно-тактического) назначения, который, конечно, не решает всех задач, стоящих перед БРАВ РФ, но удачно дополняет возможности своих более мощных и дальнобойных «собратьев» в ближней морской зоне.

К сожалению, точного количества БРК «Бал», состоящих на сегодняшний день на вооружении БРАВ РФ автор настоящей статьи не знает, но еще несколько лет тому назад ими были оснащены как минимум 4 соединения на Тихоокеанском, Черноморском и Балтийском флотах, а также Каспийской флотилии, что позволяет предположить, что не позднее 2015 г в cоставе ВМФ РФ имелось по меньшей мере 4 таких дивизиона (то есть 16 ПУ по 8 ракет). Есть также сведения (возможно – завышенные, источник – «The Military Balance 2017»), то по состоянию на прошлый год количество пусковых мобильных установок достигло 44 ед.

Следующий БРК - «Бастион», по всей видимости, начал разрабатываться еще в СССР, но поступил на вооружение позднее «Бала» - в 2010 г.



Его создание началось в конце 70-х, начала 80-х годов, потому что, судя по некоторым данным, ракета П-800 «Оникс» (экспортное наименование – «Яхонт») изначально предполагалась в том числе для использования БРАВ СССР, с тем чтобы заменить постепенно устаревающий «Редут».

В целом ракета П-800 представляет собой значительно более грозное оружие, чем Х-35 или Х-35У. Масса боевой части достигает 200 кг, при этом ракета является сверхзвуковой – те же 120 км она способна преодолеть, следуя по низковысотному профилю полета, то есть на высоте 10-15 м, при этом развивая скорость, вдвое превосходящую скорость звука. Но, в отличие от Х-35, П-800 доступна комбинированная траектория, когда значительную часть пути ракета преодолеет на большой высоте (до 14 000 м) и лишь после захвата активной радиолокационной ГСН цели скорректирует направление полета и уйдет на низкие высоты. ГСН «Оникса» считается помехозащищенной, то есть предназначена для действия в условиях постановки активных и пассивных помех, при этом, со слов разработчиков, дальность захвата цели составляет не менее 50 км. Это очень важная оговорка – обычно в рекламных целях указывается наибольшая дальность захвата ГСН, каковая, само собой, достигается при идеальных погодных условиях и в отсутствии радиоэлектронного противодействия. Судя по всему, концерн «Гранит-электрон», являющийся создателем и производителем указанной ГСН, указывает значительно более реалистичную величину. И потом – что значит 50 км без указания ЭПР цели? По некоторым данным, цель размером с ракетный крейсер «ловится» детищем «Гранит-электрон» на дальности в 80 км… Кстати, ГСН является активно-пассивной, то есть вполне способна наводиться на излучающий объект. Судя по всему – в том числе на постановщика помех, по крайней мере в авиации этот вопрос решен достаточно давно, а ведь на ракетах класса «воздух-воздух» габариты ГСН существенно скромнее.

«В интернетах» бытует мнение, что благодаря своему высотному участку траектории, ПКР П-800 «Оникс» является легкой целью для новейших средств ПВО, таких, например, как американская ЗУР SM-6. На самом деле это достаточно спорное утверждение, поскольку мы, к сожалению, не знаем многих параметров работы американской системы «Иджис», и ЭПР «Оникса» при полете на большой высоте. Другими словами, на «бытовом» уровне, невозможно даже определить, на каком расстоянии радиолокационная станция того же «Арли Берка» сможет обнаружить атакующие «Ониксы». Тем не менее, оценивая сегодняшний уровень технологий в целом, можно предположить, что у подобных опасений есть определенные основания. Дело в том, что американцы изначально «затачивали» свое морское ПВО именно для отражения высотных угроз, каковыми для них являлись полки Ту-16, Ту-22 и Ту-22М3 с их противокорабельными ракетами по Х-22 включительно, и странно было бы ожидать, что они здесь не добились никакого успеха. Тем не менее, массированная атака ракет, летящих со скоростью 750 метров в секунду, пусть даже и на большой высоте, вполне способна «проломить» практически любую оборону, вопрос лишь в плотности залпа, то есть в количестве одновременно запущенных ракет.

Отдельно хотелось бы сказать о дальности стрельбы БРК «Бастион». Как известно, экспортная модификация ракет «Оникс» - «Яхонт» имеет «конвенционную» дальность стрельбы в 300 км, а вот какую дальность имеют сами «Ониксы» - к сожалению, неизвестно. Некоторые аналитики предполагают, что таковая может достигать 800 км, однако, по мнению автора настоящей статьи, дальность ракет П-800, по крайней мере – в их «сухопутном» варианте не превосходит 500 км, так как крайне сомнительно, а точнее – практически невероятно чтобы Россия по собственной инициативе нарушила весьма выгодный для нее договор по РСМД и приступила к развертыванию крылатых ракет наземного базирования с дальностью свыше 500 км.

По всей видимости, состав дивизиона БРК «Бастион» имеет схожую с «Балом» структуру – 4 мобильных пусковых установки по 2 ракеты на каждой, одна-две машины управления и 4 транспортно-перегрузочных машины. Строго говоря, правильное название БРК – «Бастион-П», так как существует еще и его немобильная, шахтная «вариация» - «Бастион-С».

К сожалению, установить точное количество «Бастионов» на вооружении ВМФ РФ также не представляется возможным. Большую путаницу вносит использование официальными лицами «ненормативной» терминологии. Так, например, «Интефакс» в конце 2015 г. приводил слова министра обороны С. Шойгу о том, что: «До конца года два комплекса "Бастион" поступят на Северный и Тихоокеанский флоты», при этом он уточнил, что в 2016 году ВМФ получит пять таких комплексов, а «в дальнейшем на флоты будут поступать по четыре комплекса ежегодно», и «В результате до 2021 года мы сможем полностью переоснастить береговые ракетные части современным вооружением» Однако, что понимать под «комплексом» в данном случае?

Если под «комплексом» понимать дивизион описанного ранее состава (то есть 4 мобильных пусковых установки со средствами обеспечения) и с учетом того, что на момент объявления С. Шойгу от одного до трех дивизионов «Бастионов» уже находилось на вооружении Черноморского флота, то по 2020 г включительно флот должен был получить, ни много, ни мало, аж 23 дивизиона не считая 1-3 имеющихся. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой – даже в СССР БРАВ имели по 4-5 дивизионов на флот, причем как оперативно-тактических, так и тактических ракет. А тут – такое количество одних только «Бастионов»! Однако, если речь идет не о дивизионах, а о количестве мобильных установок, то, считая 4 пусковых за дивизион, получаем почти 6 дивизионов до 2020 г – с учетом необходимости перевооружения как минимум четырех бригад БРАВ (по одной на каждый флот), каждая из которых имеет в своем составе 3 дивизиона, получается как-то прискорбно мало, и не соответствует заявленным С. Шойгу срокам перевооружения.

Приводимые – «The Military Balance» данные о наличии по состоянию на 2017 г 48 пусковых установок (то есть 12 дивизионов) выглядят более-менее реалистичными.

Что можно сказать сегодня о ракетном оружии БРАВ в целом? С одной стороны, налицо самые позитивные тенденции – судя по информации, имеющейся в нашем распоряжении, перевооружение БРАВ идет полным ходом, причем новейшие комплексы «Бастион» и «Бал» по своим боевым возможностям существенно превосходят своих предшественников, и едва ли не впервые отечественные береговые войска получат номенклатуру ракетного вооружения, ничуть не уступающего тому, что размещается на наших боевых кораблях. Но с другой стороны необходимо признать, что возможности наших ракетных комплексов в известной мере ограничены.

Первое – это, собственно, технические ограничения, дальность действия наших ПКР не превышает 300, а если быть оптимистом, то 500 км. Подобная дальность обеспечивает очень хорошую, надежную защиту побережья от вражеских десантов. Но все же нам, в первую очередь, следует опасаться не десантов, а АУГ, и здесь дальности в 300 км, и даже в 500 км уже недостаточно, и было недостаточно даже в 80-х годах прошлого столетия. Кроме того, возникают вопросы к мощности типовых отечественных соединений БРАВ.

В настоящее время высшим соединением БРАВ является бригада, при этом в нее обычно входит 3 дивизиона. С учетом того, что в одном дивизионе «Бастиона» 4 пусковых установки (то есть 8 ракет в залпе) общий залп бригады составляет 24 ракеты, что, в принципе, эквивалентно удару одной ПЛАРК проекта 949А «Антей» (в варианте оснащения ПКР «Гранит», разумеется). Однако, залп подобной плотности мог считаться достаточным для прорыва ПВО АУГ и выведения из строя или уничтожения авианосца только в 80-х годах прошлого столетия, сегодня его, очевидно, уже не будет достаточно (хотя… автору настоящей статьи совершенно не хотелось бы оказаться на месте американского адмирала, соединение которого подверглось атаке 24 «Ониксов»). Иное дело, если бы по вражескому ордеру удалось бы скоординировать удары двух бригад, но где взять для этого 6 дивизионов «Бастионов» на каждый флот? С другой стороны, есть некоторое подозрение, основывающееся на том, что для гиперзвуковых ПКР «Циркон», над которыми вовсю трудятся наши ученые, объявлена полная совместимость с УКСК, способных стрелять «Ониксами» и «Калибрами». И не получится ли так, что спустя какое-то количество лет на вооружении дивизионов «Бастионов» появятся не сверхзвуковые «Ониксы», а гиперзвуковые «Цирконы»? Залп 24 гиперзвуковых ракет… не знаю, кто способен это остановить, даже будучи заранее предупрежденным о времени налета.

Так что, вполне возможно, что проблема мощности залпа в ближайшем будущем будет решена – что же касается слишком уж "короткой руки", то тут, увы, поделать ничего нельзя – по крайней мере до тех пор, пока всеми нами нежно любимый господин Трамп не разорвет окончательно договор о РСМД.

Но рассказ о главном вооружении БРАВ ВМФ РФ будет неполон без упоминания о его артиллерийской составляющей – 130-мм береговой самоходный артиллерийский комплекс А-222 «Берег»



Возможно, кто-то сейчас ехидно ухмыльнется – ну надо же, в век ракет кто-то еще вспоминает о ствольной артиллерии! И будет категорически неправ: потому что и сегодня, и завтра и еще очень долго, в полном соответствии с выражением Наполеона, именно пушки будут убивать людей. Возможно когда-нибудь, в эпоху космических бластеров и «Звезд Смерти», ствольная артиллерия и утратит свои ключевые позиции в вооруженных силах, но это явно произойдет еще очень и очень нескоро.

А-222 «Берег» начали разрабатывать еще в конце 70-х годов, но ее ТТХ внушают уважение и сегодня. Установка является полуавтоматической и способна отправить в полет за минуту 14 снарядов калибром 130 мм на дальность до 23 км (при начальной скорости 850 м/сек). Насколько можно понять из описаний этой пушки, возможна стрельба усиленно-боевым зарядом, при котором начальная скорость повышается до 930 м/сек, а дальность – до 27 150 м. Кроме фугасных, в боекомплект А-222 входят также бронебойные и зенитные снаряды.

Шесть таких орудий образуют дивизион, способный обрушить на врага за минуту более чем 2,8 тонн снарядов, содержащих почти 300 кг взрывчатого вещества. Но главным преимуществом этой артсистемы является система управления огнем, во многом унифицированная с той, что используется на корабельных установках АК-130. Система управления огнем использует два канала – радиолокационный и оптико-электронный, позволяющий обнаруживать противника на дальности до 35 км и способные действовать в сложной помеховой обстановке. СУО обеспечивает выдачу целеуказания по малоразмерным морским целям (вплоть до танка или бронетранспортера), двигающимся со скоростью до 200 узлов (таких, в общем, еще не придумали) и обеспечивает сопровождение четырех целей, при одновременном обстреле двух из них и мгновенном перемещении огня на остальные две.

Масса самоходной артиллерийской установки составляет 43,7 тонн с полным боекомплектом, насчитывающим 40 выстрелов.

Разумеется, по своим противокорабельным возможностям А-222 значительно проигрывает ракетным комплексам «Бастион» и «Бал», но при этом «Берег» намного более универсален. Он представляет собой крайне грозное противодесантное средство, способное «работать» не только по кораблям и плавсредствам, но и непосредственно по высадившемуся десанту, по которому использование ПКР нерационально (при том что ракеты БРК «Бал» вообще не предназначены для атаки наземных целей). Но ведь угроза для отечественных военно-морских (и не только) объектов у побережья может исходить не только с моря, но и с суши, а против сухопутных войск неприятеля «Берег» способен «отработать» ничуть не хуже, а возможно даже и лучше армейской крупнокалиберной артиллерии. Поэтому А-222 следует считать крайне важным дополнением БРАВ и можно только надеяться, что в будущем разработчики отечественных САУ не забудут о специфических потребностях Береговых войск.

На сегодняшний день в БРАВ ВМФ РФ, вероятно, числится 36 артсистем А-223, то есть шесть дивизионов.

Продолжение следует...
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

94 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти