Как Керенский стал разрушителем России и русской армии

Как Керенский стал разрушителем России и русской армии

100 лет назад, 21 июля 1917 года, Александр Керенский стал главой Временного правительства. Один из активных февралистов-западников, разрушителей Российской империи и самодержавия, он окончательно дестабилизировал ситуацию в России. В частности, он своими действиями полностью деморализовал вооруженные силы России, что привело к тому, что власть смогли захватить более радикальные левые силы. По сути, масон Керенский выполнял задачу по последовательному сносу русской государственности и русской цивилизации, которую ставили перед масонами-западниками и представителями «пятой колонны» «архитекторы» с Запада.

Выполнив свою разрушительную миссию, Керенский спокойно уехал на Запад. Пользуясь покровительством хозяев Англии и США, прожил спокойную и долгую жизнь (умер в 1970 году). В 1920-1930-е годы выступал с резкими антисоветскими лекциями, призывал Западную Европу к крестовому походу против Советской России. Будучи человеком весьма информированным, он предвидел новый виток конфликта Запада и России. Действительно, вскоре новый «крестовый поход» объединенного «Евросоюза» во главе с Германией против России-СССР возглавил Адольф Гитлер.


Александр Фёдорович учился на юридическом факультете Петербургского университета и начал свою карьеру как политический защитник во время Первой революции. Небольшое время пробыл в ссылке как член террористической организации эсеров. Защищал крестьян, грабивших помещичьи имения, левых радикалов, эсеров-террористов, армянских боевиков-националистов. Был избран депутатом IV Государственной думы от города Вольска Саратовской губернии, так как партия эсеров приняла решение бойкотировать выборы, формально вышел из этой партии и вступил во фракцию «трудовиков», которую возглавил с 1915 года. В думе выступал с критическими речами в адрес правительства и приобрёл славу одного из лучших ораторов левых фракций.

Также Керенский стал видным масоном: в 1915-1917 гг. — генеральный секретарь Верховного совета Великого востока народов России — парамасонской организации, члены-основатели которой в 1910-1912 годах вышли из ложи «Возрождение» Великого востока Франции. Великий восток народов России приоритетной задачей для себя ставил политическую активность. Кроме Керенского, в Верховный совет ложи входили такие политические деятели, как Н. С. Чхеидзе, Н. Д. Соколов (будущий автор «Приказа № 1», положившему начало распаду русской имперской армии), А. И. Браудо, С. Д. Масловский-Мстиславский, Н. В. Некрасов, С. Д. Урусов и другие.

В 1916 году началось восстание в Туркестане, поводом к которому стала мобилизация местного населения. Для расследования событий Государственная дума создала комиссию, которую возглавил Керенский. Изучив события на месте, он возложил вину за происшедшее на правительство, обвинил министра внутренних дел в превышении полномочий, потребовал привлечения к суду коррумпированных местных чиновников. В своей думской речи 16 (29) декабря 1916 года он фактически призывал к свержению самодержавия, после чего императрица Александра Фёдоровна заявила, что «Керенского следует повесить». Защита террористов, преступников и радикалов и популистские выступления создали Керенскому имидж бескомпромиссного обличителя пороков царского режима, принесли популярность в среде либералов, создали репутацию одного из лидеров думской оппозиции. При этом он был умён, хорошо образован, имел талант оратора и актера. Таким образом, к 1917 году он уже был довольно известным политиком.

Взлёт Керенского к вершинам власти начался во время Февральской революции, которую он принял восторженно и стал активным февралистом. Керенский 14 (27) февраля 1917 года в своей речи в Думе заявил: «Исторической задачей русского народа в настоящий момент является задача уничтожения средневекового режима немедленно, во что бы то ни стало… Как можно законными средствами бороться с теми, кто сам закон превратил в оружие издевательства над народом? С нарушителями закона есть только один путь борьбы — физического их устранения». Председатель Родзянко прервал выступление Керенского вопросом, что он имеет в виду. Ответ последовал незамедлительно: «Я имею в виду то, что совершил Брут во времена Древнего Рима». В итоге Керенский оказался одним из наиболее деятельных и наиболее решительных организаторов нового режима.

После того как в полночь с 26 на 27 февраля (12 марта) 1917 сессия Думы была прервана указом царя Николая II, Керенский на Совете старейшин Думы 27 февраля призвал не подчиняться царской воле. В тот же день он вошёл в состав сформированного Советом старейшин Временного комитета Государственной думы и в состав Военной комиссии, руководившей действиями революционных сил против полиции. При этом Керенский активно выступал перед митингующими, солдатами, завоевывая их уважение. Керенский снова вступает в партию эсеров и был назначен представителем Петросовета в созданном в Думе революционном Временном комитете. 3 марта в составе думских представителей содействует отказу от власти великого князя Михаила Александровича. Таким образом, в ходе февральско-мартовского переворота Керенский внедряется в группу ведущих февралистов-революционеров сразу в двух центрах власти: в качестве товарища (заместителя) председателя исполкома в первом составе Петросовета и в первом составе Временного правительства, сформированного на основе Временного комитета, в качестве министра юстиции.

На публике Керенский появлялся во френче военного образца, хотя сам никогда не служил в армии. Поддерживал аскетический имидж «народного вождя». Как министр юстиции он инициировал такие решения Временного правительства, как амнистия политических заключённых, признание независимости Польши, восстановление конституции Финляндии. По распоряжению Керенского из ссылки были возвращены все революционные активисты. При Керенском началось разрушение прежней судебной системы. Уже 3 марта был реорганизован институт мировых судей — суды стали формироваться из трёх членов: судьи и двух заседателей. 4 марта были упразднены Верховный уголовный суд, особые присутствия Правительствующего сената, судебные палаты и окружные суды с участием сословных представителей. Прекращено следствие по убийству Григория Распутина. Когда 2 (15) марта был опубликован Приказ № 1 о «демократизации армии», исходивший от Петросовета, военный министр Гучков и министр иностранных дел Милюков выступили против его легализации. Керенский же поддержал идею (Как февралисты уничтожили армию).

Таким образом, масон Керенский активно способствовал разрушению прежней правовой системы, порядка в России, криминальной революции, усилению революционного, радикального крыла февралистов. Также он поддерживал этносепаратистов, отделение национальных окраин. При его поддержке начался и активный развал вооруженных сил (Приказ № 1).

В апреле 1917 года министр иностранных дел П. Н. Милюков заверил союзные державы, что Россия безусловно продолжит войну до победного конца. Милюков был западником, который считал, что революция победила, основная задача реализована (уничтожено самодержавие) и нужна стабилизация, чтобы вести Россию по западному пути. При этом он надеялся, что «Запад поможет» и активно выслуживался перед западными «партнерами-союзниками». Но в реальности хозяевам Запада нужна была дальнейшая дестабилизация Россия, её распад и полное решение «русского вопроса» с последующей оккупацией наиболее важных областей. В Лондоне, Вашингтоне и Париже никто не собирался отдавать «демократической» России проливы, Константинополь и поддерживать «единую и неделимую Россию».

Поэтому ставка делалась на дальнейшую дестабилизацию и радикализацию ситуацию в Петрограде, а через столицу и по всей России. Одним из агентов влияния, который должен был решить эту задачу и был Керенский. 24 апреля Керенский пригрозил выходом из состава правительства и переходом Советов в оппозицию, если Милюков не будет снят со своего поста и не будет создано коалиционное правительство, включающее представителей социалистических партий. 5 (18) мая 1917 года князь Львов был вынужден выполнить это требование и пойти на создание первого коалиционного правительства. Милюков и Гучков подали в отставку, в состав правительства вошли социалисты, а Керенский получил важнейший портфель военного и морского министра, что позволило ему довершить развал последнего института, который сдерживал полный провал России в смуту — армию.

Став военным министром, Керенский провёл «чистку» армии. Новый военный министр назначил на ключевые должности в армии малоизвестных, но приближённых к нему генералов, получивших прозвище «младотурки». На должность начальника кабинета военного министра Керенский назначил своего шурина В. Л. Барановского, которого произвёл в полковники, а уже через месяц в генерал-майоры. Помощниками военного министра Керенский назначил полковников генерального штаба Г. А. Якубовича и Г. Н. Туманова, людей недостаточно опытных в военных делах, но зато активных участников февральского переворота. 22 мая (4 июня) 1917 года Керенский назначает на должность Верховного Главнокомандующего «либерального» генерала А. Брусилова вместо более консервативно настроенного генерала М. В. Алексеева. Сам Брусилов скептически отнесся к своему назначению: «Я понимал, что, в сущности, война кончена для нас, ибо не было, безусловно, никаких средств заставить войска воевать».

В свою очередь Брусилов пытался угождать революционным солдатам, играл в «революционную демократию», эта тактика была ошибочной и не дала положительных результатов. Брусилов заменил командовавшего 8-й армией генерала Каледина за отсутствие поддержки «демократизации армии» и заменил его популярным среди офицеров и солдат генералом Корниловым. По этой же причине был уволен герой штурма Эрзерума главнокомандующий Кавказской армией Юденич, один из самых решительных и успешных генералов царской армии.

Испытывая недоверие к генералитету, который ещё имел силу — штыки и сабли, Керенский учредил институт правительственных стукачей-соглядатаев — комиссаров. Они находились при Ставке, штабах фронтов и армий для согласования их работы с солдатскими комитетами и слежки за полководцами. 9 мая 1917 года Керенский обнародовал «Декларацию прав солдата», который близок к содержанию к Приказу № 1. Впоследствии генерал А. И. Деникин писал, что «эта «декларация прав»… окончательно подорвала все устои армии». Русский генерал откровенно говорил, что «Развалило армию военное законодательство» последних месяцев». А главными военными законодателями тогда были масоны Соколов и Керенский.


Стоит отметить, что на короткое время в сумасшедшем доме, в который тогда превратилась Россия, Керенский приобрёл популярность практически равную Наполеону Бонапарту в годы его славы. Керенского в газетах, которые в основном контролировали либералы, масоны, называли: «рыцарь революции», «львиное сердце», «первая любовь революции», «народный трибун», «гений русской свободы», «солнце свободы России», «народный вождь», «спаситель Отечества», «пророк и герой революции», «добрый гений русской революции», «первый народный главнокомандующий» и т. д. Правда, как вскоре стало ясно — это была обманка, миф. Керенский был «петрушкой», которым управляли хозяева Франции, Англии и США. Он должен был подготовить Россию к новому этапу смуты — приходу к власти радикальных сил, националистов-сепаратистов, и Гражданской войне. А после этого опустошенная страшной братоубийственной войной, расчлененная на национальные и «самостийные» бантустаны Россия становилась легкой добычей Запада.

На должности военного министра Керенский нанёс ещё один страшный удар по русской армии — он стал главным организатором (по инициативе западных «партнеров») июньско-июльского наступления — т. н. «Наступления Керенского». В армии уже был полный развал: катастрофическое падение дисциплины, «митинги», массовое дезертирство, отказ частей воевать, развал тыла и т. д. В обороне войска ещё держались, сами себя защищали, тем самым своим существованием связывая большие силы австро-германской и турецкой армий, помогая союзникам. Но наступать такая армия не могла, максимум — локальные, кратковременные наступательные операции, с помощью ударных частей, готовых идти на верную смерть. Но при большом наступлении хлипкое равновесие, сохранявшееся ещё в армии нарушалось. Солдаты массово отказывались воевать, бежали с передовой, пока одни полки и дивизии бились, соседние митинговали и уходили в тыл. Да и вообще после провала наступления Нивеля на Западном фронте («Мясорубка Нивеля») наступление русской армии теряло всякий смысл. Но западные державы надавили на полуколониальное, прозападное Временное правительство и русские солдаты снова послужили в качестве «пушечного мяса».

Военный историк А Зайончковский так описал картину развала царившего в русской армии в те дни: «В начале мая (по старому стилю, по новому — во второй половине мая — Автор), когда портфель военного и морского министра получил Керенский, началась лихорадочная подготовка к активным действиям на фронте. Керенский переезжает из одной армии в другую, из одного корпуса в другой и ведет бешеную агитацию за общее наступление. Эсеро-меньшевистские Советы и фронтовые комитеты всемерно помогали Керенскому. Для того, чтобы приостановить продолжавшийся развал армии, Керенский приступил к формированию добровольческих ударных частей. «Наступать, наступать!» — истерически кричал, где это только можно, Керенский, и ему вторило офицерство и фронтовые, армейские полковые комитеты, особенно Юго-западного фронта. Солдаты же, находившиеся в окопах, к приезжающим на фронт «орателям», призывавшим к войне и наступлению, относились не только безразлично и равнодушно, но и враждебно. Громадное большинство солдатской массы было, как и прежде, против всяких наступательных действий. … Настроение же этих масс иллюстрируется одним из типичных писем солдат того времени: «Если война эта скоро не кончится, то, кажется, будет плохая история. Когда же досыта напьются наши кровожадные, толстопузые буржуи? И только пусть они посмеют еще войну затянуть на несколько времени, то мы уже пойдем на них с оружием в руках и тогда уже никому не дадим пощады. У нас вся армия просит и ждет мира, но вся проклятая буржуазия не хочет нам дать и ждет того, чтобы их поголовно вырезали». Таково было грозное настроение солдатской массы на фронте. В тылу же дела обстояли ещё хуже.

Керенский приехал на фронт, что привело к тому что наступление отложили ещё на несколько дней, чтобы дать речистому министру поговорить с солдатами. Керенский объезжал фронтовые части, выступал на многочисленных митингах, стремясь воодушевить войска, после чего получает прозвище «главноуговаривающего». Историк Ричард Пайпс так описывает эффект, который производили выступления военного министра: «Слова «триумфальное шествие» недостаточно сильны, чтобы описать поездку Керенского по фронтам. По силе возбуждения, которое она оставляла после себя, ее можно было сравнить со смерчем. Толпы выжидали часами, чтобы бросить на него один взгляд. Повсеместно путь его был усыпан цветами. Солдаты бежали мили за его автомобилем, стараясь пожать ему руку и поцеловать край его одежды». Правда, современники событий и другие историки отмечали, что солдаты многих частей, находящихся на передовой, к приезду Керенского и прочих агитаторов за войну относились равнодушно или даже с презрением.

«Наступление Керенского» вполне закономерно закончилось полным провалом (Провал «наступления Керенского»; Ч. 2). Ударные части были выбиты, остальные войска после первых дней наступления, когда ещё имелись успехи, быстро выдохлись и не хотели воевать, началось массовое дезертирство, отказ целых частей идти на передовую, самовольных уход войск в тыл. Австро-германские войска перешли в контрнаступление и заняли Галицию. Все предыдущие успехи русской армии в кампании 1916 года, за которые заплатили жизнями и кровью сотни тысяч русских солдат, были перечёркнуты. А русская армия, потерпев тяжелое поражение, уже не подлежала восстановлению. Ей на смену шли формирования националистов и сепаратистов, казаков, будущих «белых», Красная гвардия, организованные преступные группировки.

Июньское наступление привело к июльскому выступлению революционных масс в Петрограде (3-5 июля 1917 года) во главе с большевиками и анархистами. Что бвызвало очередной кризис Временного правительства. С 8 (21) июля 1917 г. Керенский сменил Львова на посту министра-председателя, сохранив пост военного и морского министра, то есть получил всю полноту власти в России. Временно, с помощью Корнилова, ставшего Верховным главнокомандующим, в Петрограде и армии восстановили порядок. Затем Керенский с помощью новой провокации — т. н. «мятеж Корнилова», добил армию и генералитет.

Далее страна ушла пошла в разнос. Масоны-западники уничтожили империю Романовых, самодержавие, и разрушили русскую государственность, армию. Последняя скрепа, которая ещё держала всё здание русского государства — армия, была полностью разложена и деморализована. Смута охватила всю Россию, на поверхность вышли все те социально-экономические, политические и национальные разломы, которые столетиями копились в России Романовых. И только русские коммунисты смогли предложить цивилизации и народу новый проект развития и государства, который был в интересах трудового большинства.

В русской же истории Александр Керенский является одной из самых отрицательных фигур — ставленник прозападного масонства, хозяев Запада, человек, внёсший огромный вклад в развитие смуты и начала Гражданской войны в России. Политик, добивший остатки русской имперской армии. Этот разрушитель в XX столетии стоит в одном ряду с Троцким, Хрущёвым, Горбачёвым и Ельциным, с великими врагами русской цивилизации и народа.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

72 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти