Закат ядерной триады. ПРО США: настоящее и ближайшее будущее


Фото: Lockheed Martin/Getty Images, архив

Для начала озвучим несколько тезисов:

1. В настоящий момент ни одна система противоракетной обороны (ПРО) не способна полностью парировать удар, нанесённый великой державой – Россией, США, КНР, Великобританией, Францией, осуществлённый одновременно несколькими сотнями носителей с сотней-тысячей боеголовок.



2. Пункт №1 актуален только при условии отсутствия международных договоров, ограничивающих количество ядерных зарядов и их носителей.

3. Несмотря на озвученные тезисы №1 и №2, США будут наращивать эффективность системы ПРО с целью увеличения вероятности и количества перехватываемых целей.

Национальная ПРО США


Новый этап создания системы ПРО начался 23 июля 1999 года, когда президент США Билл Клинтон подписал законопроект о создании Национальной ПРО (НПРО), в рамках которой планировалось обеспечить защиту не ограниченного района, как это предписывалось договором о противоракетной обороне, а всей территории североамериканских штатов. Официальным поводом для создания НПРО стало распространение ракетного оружия у «стран-изгоев». Из всего американского перечня «изгоев» на тот момент угрозой можно с натяжкой считать лишь Северную Корею. У остальных не было ни межконтинентальных баллистических ракет (МБР), способных достичь территории США, ни ядерных боеголовок, которые могут быть на них размещены. Да и способность Северной Кореи поразить континентальные штаты находится под большим вопросом даже сейчас.

В том-же 1999 году США провели испытания прототипа НПРО, поразив МБР «Минитмен» с учебной боеголовкой, а 13 декабря 2001 года президент Джордж Буш официально объявил об одностороннем выходе США из Договора о противоракетной обороне 1972 года.

Как и в случае с программой СОИ, в новой системе НПРО предполагалось обеспечить поражение баллистических ракет на всех участках полёта, о чём было сказано в меморандуме министра обороны США Дональда Рамсфелда от 2 января 2002 года, но в отличии от программы СОИ количество перехватываемых ракет должно быть ограниченным.

Создаваемую НПРО США можно разделить на ПРО театра военных действий (ПРО ТВД) и стратегическую ПРО.


Элементы НПРО США

ЗРК Patriot PAC-3


В ПРО ТВД входят мобильные зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) наземного базирования Patriot PAC-3, способные осуществлять перехват баллистических ракет оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК). Как показала практика военных конфликтов, эффективность ЗРК Patriot предыдущих версий PAC-1 и PAC-2 оказалась невысока даже по устаревшим советским ракетам типа «Скад» Приемлемой вероятности поражения удалось добиться лишь в версии PAC-3, впрочем, это относится лишь к ракетам относительно старых ОТРК, как закончится встреча ракеты ОТРК типа «Искандер» и противоракеты комплекса Patriot PAC-3, пока предсказать невозможно.

Дальность и высота поражения баллистических целей ЗРК Patriot PAC-3 составляют порядка двадцати километров. Максимальная скорость поражаемых целей не более 1800 метров в секунду. К недостаткам ЗРК Patriot PAC-3 можно отнести необходимость ориентирования пусковых установок в сторону, с которой ожидается ракетный удар противника.


Фото: livemint.com
Пусковые установки Patriot PAC-3

Закат ядерной триады. ПРО США: настоящее и ближайшее будущее
Возможность перехвата ракет ОТРК «Искандер» комплексом Patriot PAC-3 можно поставить под сомнение

Комплекс ПРО THAAD


Значительно более совершенным оружием ПРО ТВД является комплекс ПРО THAAD, разрабатываемый компанией «Локхид» с 1992 года. С 2006 года вооружённые силы США начали серийные закупки ПРО THAAD. Ракета комплекса ПРО THAAD оснащена инфракрасной головкой самонаведения (ИК ГСН) с неохлаждаемой матрицей, работающей диапазонах 3,3 — 3,8 мкм и 7 — 10 мкм. Поражение цели осуществляется прямым попаданием – кинетическим перехватом, боевая часть отсутствует.

Максимальная дальность и высота поражения целей составляют около 200 километров. Комплекс ПРО THAAD способен поражать баллистические ракеты средней дальности, с дальностью полёта до 3500 километров, летящие на скорости до 3,5 километров в секунду.


Фото: U.S. Department of Defense/Reuters
Запуск противоракеты с пусковой установки комплекса ПРО THAAD

Поиск целей осуществляется РЛС X-диапазона комплекса AN/TPY-2 с максимальной дальностью обнаружения порядка 1000 километров.




РЛС AN/TPY-2 комплекса ПРО THAAD

Недостатком комплекса ПРО THAAD является его высокая стоимость, по некоторым данным составляющая порядка трёх миллиардов долларов за комплекс, из которых свыше пятисот миллионов приходится на стоимость РЛС AN/TPY-2. Помимо поставки собственным вооружёнными силам, США активно вооружают комплексами ПРО THAAD своих союзников.

Система ПРО «Иджис»


Наиболее совершенным элементом ПРО ТВД можно считать корабельный ЗРК, созданный на базе модифицированной для перехвата баллистических и крылатых ракет многофункциональной системы управления оружием Aegis («Иджис») с противоракетами вертикального старта семейства Standard.

Изначально разработанная как средство противовоздушной обороны (ПВО) для кораблей военно-морских сил (ВМС) США, система «Иджис» была доработана для обеспечения возможности поражения баллистических ракет малой и средней дальности. Также система «Иджис» обеспечивает поражение объектов в ближнем космосе.

Ядром системы ПРО «Иджис» является одноимённая корабельная боевая информационно-управляющая система (БИУС), используемая на крейсерах управляемого ракетного оружия (УРО) типа «Тикондерога» и эсминцах УРО типа «Арли Берк». Всего в составе ВМС США находится примерно 67 эсминцев УРО типа «Арли Берк» и 22 крейсера УРО типа «Тикондерога», оснащенных БИУС «Иджис». Всего планируется построить 87 эсминцев УРО типа «Арли Берк», при этом крейсера УРО типа «Тикондерога» постепенно будут выводиться из боевого состава, как возможно и эсминцы УРО типа «Арли Берк» ранней постройки. Следует отметить, что именно ракеты перехватчики SM-3 могут нести не все корабли УРО, но все они могут быть модернизированы для решения этой задачи.

Предполагалось что к 2020 году на кораблях американских ВМФ может быть развёрнуто порядка 500-700 противоракет типа SM-3, всего же количество ячеек в универсальных пусковых установках вертикального пуска (УВП) американских кораблей УРО теоретически позволяет разместить порядка 8000-9000 противоракет (при условии отказа от загрузки других типов зенитных ракет, ракет корабль-корабль и корабль-земля).


Крейсер УРО типа «Тикондерога», эсминец УРО типа «Арли Берк» и ракета типа Standard Missile (SM-1/2/3), стартующая из УВП

Из всех систем ПРО ТВД систему ПРО «Иджис» можно считать наиболее эффективной, перспективной и опасной. Её эффективность обусловлена высочайшими для оружия такого класса характеристиками.

В систему ПРО «Иджис» входит многофункциональная трёхкоординатная РЛС с фазированной антенной решёткой (ФАР) AN/SPY-1 с дальностью обнаружения свыше 500 километров, возможностью сопровождение 250—300 целей и наведения на них до 18 ракет (характеристики могут изменяться в зависимости от модификации РЛС).

В качестве противоракеты применяются трёхступенчатые ракеты-перехватчики SM-3 разных модификаций. Максимальная дальность поражения цели для последней модификации SM-3 Block IIA составляет 2500 километров, высота поражения цели 1500 километров (скорее всего требуется внешнее целеуказание). Скорость противоракеты составляет порядка 4,5-5 километров в секунду.

Поражение цели осуществляется экзоатмосферным кинетическим перехватчиком, оснащённым собственными двигателями коррекции, обеспечивающими корректировку курса в пределах пяти километров. Захват цели осуществляется матричной неохлаждаемой инфракрасной головкой самонаведения с расстояния до 300 километров.


Эволюция ракет-перехватчиков SM-3

Система ПРО «Иджис» непрерывно совершенствуется как в части «железа», так и в части программного обеспечения. Если система ПРО «Иджис» версии BMD 3.6.1 от 2008 года была способна сбивать баллистические ракеты с дальностью до 3500 километров, то в версии BMD 4.0.1 2014 года и BMD 5.0.1 2016 года могут поражаться уже баллистические ракеты с дальностью до 5500 километров, а в версии BMD 5.1.1 2020-2022 года планируется обеспечить возможность поражения МБР на отдельных участках траектории.

Впечатляет и список целей, пусть и учебных, поражённых системой ПРО «Иджис»: в 2007 году выполнен успешный перехват групповой (2 единицы) баллистической цели на высоте около 180 километров, в 2008 году на высоте 247 километров сбит аварийный разведывательный спутник USA-193, в 2011 году осуществлён успешный перехват баллистической ракеты промежуточной дальности, в 2014 году осуществлён одновременный перехват двух крылатых и одной баллистической ракеты над Тихим океаном.

Перспективность системы ПРО «Иджис» обусловлена возможностью дальнейшего совершенствования её характеристик и развёртывания большого количества этих систем в сухопутном варианте, на территории американских база за рубежом и территории стран-союзников, в том числе за их же счёт. В частности, появление наземной версии системы ПРО Aegis Ashore сразу увеличило географию размещения ПРО этого типа, создало новые точки напряжённости между государствами и блоками. Не стоит забывать, что, как и корабельная система, ПРО Aegis Ashore может быть использована для размещения малозаметных крылатых ракет, которые в свою очередь могут быть использованы для нанесения внезапного обезоруживающего удара в комплексе с другими средствами нападения.


Наземная система ПРО Aegis Ashore обладает значительно более высокими характеристиками по сравнению с ЗРК Patriot PAC-3 и комплекс ПРО THAAD

Европейская ПРО вообще создана как в грамотном бизнес-плане. Сначала создаётся потребность, например, выходом из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), а затем страны Евросоюза насыщаются системами ПРО, что решает сразу две задачи: американский военно-промышленный комплекс зарабатывает и совершенствуется за счёт европейцев, заодно они становятся мишенью №1 для СЯС РФ в случае конфликта. Подобное США провернули и в Азии, например, в Южной Кореи и Японии.

Опасность системы ПРО «Иджис» обусловлена большим боекомплектом противоракет на борту корабля, дальностью действия противоракет и мобильностью самих носителей, что в случае вскрытия даже примерных маршрутов патрулирования российских ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН) позволяет не только охотиться на них подводными лодками-охотниками, но и держать в предполагаемом районе патрулирования РПКСН надводные корабли с системой ПРО «Иджис», способные перехватить стартующие МБР вдогон (скорость ракет ПРО «Иджис» до пяти километров в секунду!).


Возможные зоны размещения американской ПРО ТВД

Учитывая тотальное превосходство американского флота по количеству и качеству надводных кораблей, задача решения ПРО в части поражения вдогон баллистических ракет, запускаемых с американских ПЛАРБ (атомных подводных лодок с баллистическими ракетами), теоретически может быть решена только с помощью сложных и специфичных типов вооружения, рассмотренных в статьях Атомный многофункциональный подводный крейсер: асимметричный ответ Западу и Атомный многофункциональный подводный крейсер: смена парадигмы.

Стратегическая ПРО GBMD


Наземная система противоракетной обороны на маршевом участке полета – Ground-Based Midcourse Defense (GBMD) была введена в строй в 2005 году, и по сей день является единственной системой ПРО, способной обеспечивать поражение МБР.

Система ПРО GBMD включает три РЛС PAVE PAWS с активной фазированной антенной решёткой и дальностью обнаружения целей порядка 2000 километров, а также мобильную РЛС SBX X-диапазона, размещённую на буксируемой морской платформе (бывшая нефтяная платформа CS-50), с дальностью обнаружения целей, с эффективной поверхностью рассеивания 1 квадратный метр, до 4900 километров. С учётом мобильности РЛС SBX, система ПРО GBMD может поражать МБР фактически в любой точке планеты.


РЛС PAVE PAWS и зоны обзора РЛС системы ПРО GBMD


РЛС SBX на буксируемой морской платформе

Ударным средством системы ПРО GBMD является трёхступенчатая твердотопливная ракета-перехватчик наземного базирования – Ground-Based Interceptor (GBI), предназначенная для вывода в околоземное пространство заатмосферного кинетического перехватчика EKV. Дальность ракеты составляет от 2000 до 5500 километров, максимальная высота запуска – 2000 километров. При этом фактически скорость заатмосферного кинетического перехватчика EKV может быть выше первой космической, то есть фактически он выводится на орбиту Земли и может поразить цель в любой точке над планетой. В настоящее время в США развёрнуто 44 противоракеты на Аляске и в Калифорнии, планируется развёртывание дополнительно 20 противоракет на Аляске.


Ракета-перехватчик наземного базирования GBI


Заатмосферный кинетический перехватчик EKV

Текущие возможности системы ПРО GBMD позволяют поражать только МБР с моноблочной боевой частью. Разработка кластерного перехватчика Multi Object Kill Vehicle (MKV) была заморожена в 2009 году, предположительно из-за возникших технических сложностей, но предположительно была возобновлена в 2015 году. Концепция MKV предполагает установку нескольких перехватчиков на один носитель, для чего их массу предполагается существенно уменьшить. Рассматривается два варианта: MKV-L (Lockheed Martin Space Systems Company) и MKV-R (Raytheon Company). В варианте MKV-L наведение перехватчиков обеспечивает единый носитель, который сам не осуществляет поражение цели. В варианте MKV-R все перехватчики оснащены единым набором оборудования, но в процессе атаки один из них становится «ведущим» и распределяет цели между «ведомыми» (напоминает принцип «волчьей стаи», заявляемый для российских противокорабельных ракет «Гранит»).


Наземные испытания кластерного перехватчика MKV-L

В случае успешной разработки перехватчики MKV планируется установить не только на ракеты GBI стратегической ПРО GBMD, но и на ракеты SM-3 блок IIA ПРО «Иджис», а также разрабатываемой мобильной системы ПРО KEI наземного базирования.

Для чего строится настолько сложная и эшелонированная система ПРО? Для того, чтобы Северная Корея повторила участь Ирака и Югославии? Вряд ли, слишком дорого такая система ПРО обходится. За эти деньги три раза можно устроить в Северной Корее «перестройку» по образу и подобию реализованной в СССР или разложить её «на атомы» если попытается сопротивляться. Но «Ведь если звезды зажигают – значит – это кому-нибудь нужно?», так возможно, что развёртываемая США система ПРО нужна для охоты на дичь покрупнее, чем Северная Корея?

Правдоруб Дональд


Президент США Дональд Трамп 17 января 2019 года обнародовал в Пентагоне аналитический доклад о национальной противоракетной обороне (Missile Defence Review). Документ включает новую стратегию США в космосе, которая названа оборонной и предусматривает расширение арсенала ПРО. В частности, стратегия предлагает разместить в космосе новое поколение спутников раннего оповещения о ракетной атаке. Согласно документу, наиболее серьезную угрозу для Соединенных Штатов составляют Северная Корея, Иран, Россия и Китай. В отчете говорится, что США не будут ограничивать себя в разработке противоракетной обороны против стран, которые не признают международные нормы.

Итак, маски сброшены. Теперь уже не говорится, что американская ПРО нацелена только против Ирана или Северной Кореи. Теперь в качестве целей явно указаны Россия и Китай, и это не смогут отрицать даже самые упёртые либералы. Нет, формально не придерёшься, говорили, что ПРО создаётся против «стран-изгоев», так слова никто и не нарушал, просто к «изгоям» причислили и Россию с КНР.

Для излишне оптимистичных «ура-патриотов», считающих что ПРО США против России бесполезна, можно привести слова первого заместителя начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенанта Виктора Познихира, произнесённые 24 апреля 2019 года на VIII Московской конференции по международной безопасности.

Комплексы противоракетной обороны (ПРО) близ границ России размещаются США с целью получения возможности нанесения ядерного удара по нашей стране. Генерал пояснил, что США пытаются выстроить такую систему ПРО, при которой Россия не сможет нанести ответный ядерный удар по США. Генерал отметил, что уже сейчас американские эсминцы, оснащенные системой «Иджис», несут боевое дежурство в Японском и Южно-Китайских морях и регулярно появляются в Балтийском и Черном морях. Помимо этого, Познихир сообщил, что Вашингтон планирует разработку космических установок ПРО, которые смогут перехватывать российские баллистические ракеты на ранних стадиях полета, а также наносить превентивные удары по территории России. «Американцы намерены добиться стратегического превосходства за счет реализации так называемого достартового перехвата», — подытожил свой анализ представитель Генштаба.

Вывод


Применительно к противостоянию США и России систему ПРО категорически нельзя рассматривать отдельно от средств нанесения внезапного обезоруживающего удара. Насколько бессмысленна ПРО США сейчас и в ближайшей перспективе в случае применения Россией всех имеющихся в наличии средств для нанесения ядерного удара, настолько же система ПРО опасна в случае, если большая часть российского потенциала ядерного сдерживания уничтожена внезапным обезоруживающим ударом.

Вопросы для дальнейшего рассмотрения. Как эволюционирует ПРО США в среднесрочной перспективе? Насколько опасна она будет в контексте нанесения внезапного обезоруживающего удара? Каким средствами такой удар может быть нанесён в среднесрочной перспективе и к каким последствиям приведёт?
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти