Второй штурм Сталинграда. Ч. 2

В начале октября 1942 г. 62-я армия держала оборону на фронте протяженностью 25 км и глубиной от 200 м до 2,5 км. На этой узкой прибрежной полосе, целиком простреливаемой противником, передвижения частей и подразделений могли осуществляться лишь ночью. Маневр из глубины практически был невозможен из-за отсутствия постоянных переправ через Волгу. Когда противник занял часть районов города к югу от р. Царицы до Купоросное, а севернее ее вышел на вершину Мамаева кургана, он стал просматривать и простреливать всю территорию, удерживаемую защитниками Сталинграда, а также переправы через Волгу. В «чертовых куполах» — водонапорных баках на вершине кургана — надолго засели немецкие наблюдатели и корректировщики артиллерийского огня.

В руках немецкой армии оказалась также территория северной и центральной частей города: Ерманского, Дзержинского, Краснооктябрьского, Баррикадного и Тракторозаводского районов. В ходе боев за северную часть Сталинграда, развернувшихся с конца сентября, противник срезал орловский выступ и овладел Орловкой. Немецкие войска подошли также к окраинам Рынка и Спартановки, но захватить эти поселки не смогли. С первых чисел октября начались бои за заводы «Красный Октябрь», «Баррикады» и СТЗ, расположенные к северу от Мамаева кургана. Однако и в ходе второго штурма немцы так и не смогли взять Сталинград.


Завершение второго штурма

Направлением главного удара противника стал район Тракторного завода. Ещё во второй половине дня 29 сентября враг бросил на Тракторозаводской район значительные силы авиации. Вскоре вся огромная территория завода была охвачена пожарами. Продолжая наносить удары с воздуха, немецкое командование, подтянув резервы, усилило атаки своих наземных войск на Тракторозаводской район. 3 октября немецко-фашистские соединения прилагали большие усилия, стремясь прорваться к СТЗ, но всякий раз встречали отпор наших войск. С севера и северо-запада его стойко обороняла группа полковника С. Ф. Горохова в составе 124-й, 149-й стрелковых бригад и 282-го стрелкового полка 10-й дивизии. С запада подступы к Тракторному заводу защищала ослабленная в предшествующих тяжелых боях 112-я стрелковая дивизия. Однако противнику не удалось одним ударом сломить сопротивление советских воинов. В районе пос. Баррикады и завода «Силикат» 308-я стрелковая дивизия полковника Гуртьева, отражая атаки противника, до 18 часов сдерживала его наступление. К исходу дня дивизия вынуждена была отойти за железную дорогу, южнее Нижнеудинской улицы, а левым флангом — на Винницкую улицу.

193-я стрелковая дивизия в течение всего дня 3 октября сражалась в пос. Красный Октябрь. Особенно ожесточенные бои шли за здания бани и фабрики-кухни. В полках дивизии оставалось всего по 100-150 бойцов. 39-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Гурьева продолжала отбивать атаки противника на завод «Красный Октябрь».

Стоит отметить, что большое значение в создании стойкой обороны советской армии имели опорные пункты на территории завода СТЗ, «Баррикады» и «Красный Октябрь». Здесь к обороне приспособили заводские здания, производственное оборудование (крупногабаритные станки, мартеновские печи, бензобаки) и подземные коммуникации. Устраивались также баррикады, противотанковые заграждения. Крупные цеха заводов с мощными металлическими, железобетонными конструкциями покрытий и подкрановых путей, сложным оборудованием и развитой сетью подземных коммуникаций давали хорошие возможности для организации длительной и прочной обороны. Бои внутри таких опорных пунктов шли днями. Выкурить автоматчиков и пулеметчиков, засевших в металлических конструкциях и в производственном оборудовании (к примеру, в мартенах), было весьма трудным делом. Также в ходе боев выяснилось, что даже интенсивная и многодневная бомбардировка таких цехов с воздуха не вызывала их серьёзного разрушения, что объяснялось конструктивными особенностями производственных зданий.

Ещё одной особенностью боев в Сталинграде была малая глубина обороны 62-й армии: от берега Волги до переднего края она составляла 200-250 метров на участке обороны 13-й гвардейской дивизии, до 1,5 км в полосе обороны 284-й стрелковой дивизии. Это привело к большим трудностям в деле размещения штабов частей, соединений и армии. Опыт вскоре показал, что блиндажи котлованного типа хорошо поражаются авиабомбами и все находящиеся в убежище люди погибают. В результате командные пункты возводились на склонах правого берега Волги и пересекающих его многочисленных оврагов и балок. Их возводили «минным» способом. Высота и крутизна склонов при наличии плотного, местами скалистого грунта позволяли строить блиндажи с наличием над ними большой толщины нетронутой земли (до 10-12 м). Против выхода устраивали защитный земляной вал, во внутренней части ставили рамы. Такой блиндаж был надежным укрытием от снарядов, мин и авиабомб. Саперы быстро освоили минный способ возведения блиндажей. При этом укрытия снабжались запасными выходами, на случай завала при бомбежке основного, и оборудовали трубами, для подачи чистого воздуха. За период октябрь — 20 ноября только для штаба 62-й армии было построено четыре основных и один запасной командный пункт, каждый из которых насчитывал 15-20 блиндажей.

Второй штурм Сталинграда. Ч. 2

Солдаты 577-го пехотного полка 305-й пехотной дивизии вермахта на позиции у цеха №5 завода «Баррикады» в Сталинграде. На фото справа — фрагмент немецкого самоходного штурмового орудия StuG III

Пехота вермахта у разрушенного завода «Баррикады» в Сталинграде

Пехота вермахта в разрушенном заводе «Баррикады»

Солдаты 389-й пехотной дивизии вермахта укрываются в руинах завода «Красный Октябрь»

Советское командование видя, что противник наносит главный удар по заводам, решило быстрее переправить через Волгу в Сталинград 37-ю гвардейскую стрелковую дивизию под началом генерал-майора В. Г. Желудева и поставить ее за правым флангом 308-й стрелковой дивизии — на оборону Тракторного завода. Одновременно в 62-ю армию передавалась 84-я танковая бригада полковника Д. Н. Белого. Полки 37-й гвардейской стрелковой дивизии переправились через Волгу в ночь на 4 октября, но без противотанковой артиллерии, так как не хватило переправочных средств. Гвардейцы сразу же вступили в бой с немецкой пехотой и танками, прорвавшимися через боевые порядки обескровленных 112-й и 308-й стрелковых дивизий. Продвигаясь вперед от здания к зданию, гвардейцы потеснили противника.

Ставка Верховного Главнокомандования 5 октября указала командующему Сталинградским фронтом А. И. Еременко, что противник, заняв центр города и выдвинувшись к Волге севернее Сталинграда, планирует захватить переправы, окружить и взять в плен войска 62-й, 64-й и других армий. Ставка потребовала: «… оттеснить противника от Волги и вновь захватить те улицы и дома Сталинграда, которые противник отобрал у Вас. Для этого необходимо превратить каждый дом и каждую улицу Сталинграда в крепость». И далее: «...требую, чтобы Вы приняли все меры для защиты Сталинграда. Сталинград не должен быть сдан противнику, а та часть Сталинграда, которая занята противником, должна быть освобождена». Командующий Сталинградским фронтом потребовал начать контратаку 62-й армии с утра 5 октября.

Чтобы выполнить этот приказ и сохранить за собой оставшуюся часть города, необходимы были новые подкрепления. Необходимо было привести в порядок оставшиеся войска, подвезти артиллерию и боеприпасы. Как отмечал сам Чуйков: «… сделать это армия была не в состоянии: у нас кончились боеприпасы» (В. И. Чуйков «Начало пути».). В ночь на 5 октября на помощь 62-й армии стала переправляться 84-я танковая бригада. Но её материальная часть — артиллерия и танки — ещё оставалась на левом берегу. Сначала удалось переправить лишь легкие танки, которые использовались в 37-й гвардейской и 308-й стрелковых дивизиях как огневые точки.


Для усиления обороны заводов «Красный Октябрь», «Баррикады» и СТЗ Военный совет 62-й армии принял постановление о включении в состав армии вооруженных отрядов рабочих сталинградских заводов, которые до этого действовали как самостоятельные единицы. В состав дивизий включили рабочие вооруженные отряды Краснооктябрьского, Баррикадного и Тракторозаводского районов, Особый вооруженный отряд рабочих СТЗ и Истребительный отряд Тракторозаводского района.

Весь день 5 октября немецкие войска продолжали атаковать позиции армии Чуйкова в районе поселка СТЗ. Наступательные действия противника сопровождались почти непрерывной бомбардировкой авиации. Только на боевые порядки 37-й гвардейской стрелковой дивизии за 5 октября противник совершил до 700 самолето-вылетов. Гвардейцы стойко отражали все удары врага. Гвардейская дивизия даже продолжала теснить врага. В целом, однако, немцы сохраняли инициативу и продолжали наступать. Так, ожесточенные бои с противником шли на окраинах и отдельных улицах поселков Красный Октябрь и Баррикады. Враг потеснил 42-ю, 92-ю стрелковые, 6-ю гвардейскую танковую бригады и занял завод «Силикат», в районе вели бои подразделения 339-го стрелкового полка 308-й стрелковой дивизии. На других участках атаки немцев отбили.


Солдаты 9-й роты под командой лейтенанта Клауса Фогта 578-го пехотного полка 305-й пехотной дивизии вермахта у развалин Сталинградского тракторного завода

Немецкая САУ StuG III у развалин Сталинградского тракторного завода

Вид на разрушенный цех Сталинградского Тракторного завода

Солдаты немецкой 389-й пехотной дивизии среди развалин завода «Красный Октябрь»

Чтобы сдержать натиск врага 5 октября была организована артиллерийская подготовка. К ней была привлечена артиллерия пяти стрелковых дивизий и двух стрелковых бригад 62-й армии, а также северная подгруппа фронтовой артиллерийской группы (всего свыше 300 орудий и минометов). Артиллерийская контрподготовка была осуществлена на участке в 3 км продолжительностью 40 минут. Противник, готовивший прорыв к Волге между заводами Тракторный и «Баррикады», понес серьёзные потери и на пять суток прекратил на этом участке наступательные действия.

Артиллерия имела огромное значение в обороне города. Фронтовая артиллерийская группа была разделена на четыре подгруппы, всего в ней было 250 орудий и минометов. Управляемая из одного центра, она могла быстро сосредоточивать свою огневую силу полностью или частично на любом участке фронта в пределах дальности огня орудий. На отдельных участках обороны 62-й армии плотность артиллерии была доведена до 110 стволов на километр фронта. Эффективность действий сталинградской фронтовой артиллерии, состоящей в основном из тяжёлых гаубичных и пушечных полков, признавали и сами немцы. Они отмечали, что «у русских на восточном берегу Волги внезапно появилась масса тяжелой артиллерии, задерживающей окончательное взятие Сталинграда». В середине октября на восточный берег прибыли новые тяжелые артиллерийские полки. Это позволило сформировать, помимо фронтовой артиллерии, также армейские группы 62-й и 64-й армий с включением в их состав и гвардейских минометных частей.

Орудия малого и среднего калибра действовали в боевых порядках пехоты, разрушая в ходе уличных боев опорные пункты противника, его огневые позиции, уничтожая танки. Артиллерия, начиная с 82-мм минометов до 122-мм гаубиц, использовалось в зависимости от обстановки централизованно или децентрализованно. Артиллерийские полки в ряде случаев распределялись подивизионно, составляя группы поддержки пехоты. Из-за малой глубины обороны полковая батарея часто использовалась побатарейно для стрельбы с закрытых позиций. Но часть орудий находилась непосредственно у передового края, ведя огонь прямой наводкой для разрушения зданий, захваченных противником, подавления огневых средств и поражения немецкой пехоты. 45-мм орудия использовались в основном как противотанковые средства и вместе с ПТР составляли противотанковые районы. Так, на участке 13-й гвардейской стрелковой дивизии таких районов было 7. При создании противотанковых районов большое внимание уделялось маскировке и тщательности оборудования позиций. Позиции отдельных орудий оборудовались в каменных и кирпичных строениях, орудия входили в состав гарнизона опорных пунктов. Каждое орудие имело 2-3 запасные позиции, что давало возможность маневрировать. Орудия открывали огонь по танкам врага с 300-400 м, чтобы преждевременно не обнаружить себя и обеспечить внезапность удара.

6 октября действовала главным образом немецкая авиация, которая в течение всего дня бомбила боевые порядки армии Чуйкова. 7 октября в 11 час. 20 мин. немецкая армия возобновила наступление крупными силами. Гитлеровцы атаковали советские укрепления в поселке СТЗ силами двух пехотных дивизий и бронетанковой группы. Бойцы 37-й гвардейской стрелковой дивизии отбили первые атаки. Однако немцы, подтянув резервы, продолжали давление, организуя одну атаку за другой. К исходу дня, после упорных боев, враг вклинился в боевые порядки советских войск. Ему удалось захватить один квартал рабочего поселка СТЗ и вплотную подойти к стадиону. Обе стороны несли большие потери. В пос. Красный Октябрь особенно ожесточенные бои велись за здание бани, которое несколько раз переходило из рук в руки.

В итоге 37-я гвардейская, 308, 95, 193-я стрелковые дивизии, а также группа полковника Горохова остановили атакующие немецкие войска у стен Тракторного завода, в поселках Красный Октябрь и Баррикады, что позволило 62-й армии привести в порядок свои силы и подготовиться к дальнейшей борьбе.



Ополченцы Сталинградского тракторного завода идут мимо полуразрушенного цеха к месту боев

Итоги

Таким образом, немецкая армия не смогла взять город и в ходе второго штурма. Армия Чуйкова продолжала удерживать рубеж: рынок — пос. Тракторный завод — заводы «Баррикады» и «Красный Октябрь» — северо-восточные склоны Мамаева кургана — вокзал. Армия Паулюса имела только местные успехи, с тяжелыми и кровопролитными боями занимая руины города. Причём местами жестокие бои с переменным успехом шли за метры территории. Советские войска постоянно контратаковали. Вермахт полностью увяз в тяжелых боях на улицах Сталинграда и в прилегающих к нему районах. Потери 6-й армии принимали катастрофические размеры: в 94-й пехотной дивизии осталось 535 человек, 76-я дивизия была выбита практически полностью. Атаки немецких войск на некоторое время ослабели.

Немецкая армия утратила маневренность, остановила наступление на других участках советско-германского фронта, полностью сосредоточившись на Сталинграде. Бойня в городе поглощала немецкие резервы. Только за один октябрь сюда прибыло около 200 тыс. обученного пополнения, а также 90 артиллерийских дивизионов (50 тыс. человек, более 1000 орудий) и переброшенных воздушным транспортом 40 саперных батальонов, специально подготовленных для штурма города (30 тыс. человек). Одновременно противник произвел значительную перегруппировку своих сил и вывел ряд соединений в оперативный резерв. Это говорило о том, что Паулюс и его штаб были встревожены обстановкой, сложившейся на флангах, и общим оперативным положением своей главной группировки. 29-я моторизованная и 14-я танковая немецкие дивизии были выведены в резерв. Однако немецкое верховное командование, несмотря на все жертвы и ухудшение общей обстановки, продолжало требовать взять Сталинград. Новый решительный штурм был назначен на 14 октября 1942 г.

Оставшееся в Сталинграде население переживало свой ад. В превращенном в руины городе оставалось более 200 тыс. человек. В захваченных районах немцы организовали две комендатуры и приступили к массовому выселению гражданских лиц из Сталинграда в Калач, Гумрак и станицу Нижне-Чирскую. Около 60 тыс. человек, по советским данным, были вывезены на принудительные работы в Третий рейх и на Украину, более 3 тыс. казнены. Примерно 12-15 тыс. человек остались на оккупированной территории для обслуживания нужд немецкой армии.

Кроме того, тысячи стариков, женщин и детей прятались в развалинах домов, подвалах, в системе канализации, в землянках, выкопанных на волжских склонах. К примеру, в подвалах знаменитого «дома Павлова» проживало около 35 местных жителей, которые помогали гарнизону крепить оборону, а иногда и сами воевали. Добыть еду и питьевую воду было практически невозможно. По ночам дети, ставшие основными кормильцами, пробирались к реке за водой или к сожженным зернохранилищам, где можно было разжиться обгоревшим зерном. Многие из них стали жертвами немецких часовых, снайперов, или подорвались на минах. «Основной пищей ограбленного до предела населения в этот период было мясо и кожа убитых и павших животных, — говорится в докладной записке на имя Л. Берии, — что привело к массовым смертным случаям, заболеваниям и опуханию на почве голода и истощения». Понятно, что в такой обстановке люди умирали сотнями.


Немецкие солдаты у замаскированной 50-мм противотанковой пушки PaK 38 в Сталинграде

Бронебойщики Г. С. Баренник и Я. В. Шептицкий с противотанковым однозарядным ружьем образца 1941 г. системы Дегтярева (ПТРД-41) на боевой позиции в окопе в ходе боев за Сталинград
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Кампания 1942 года

Третий рейх вновь переходит в наступление
«Весь русский фронт разваливался…» Прорыв вермахта на южном стратегическом направлении
Сталинградская крепость
1942 год. «Операция на юге развивается безостановочно»
Как немецкая армия прорывалась к Сталинграду
Ожидания взять Сталинград внезапным ударом потерпели крах
Прорыв 6-й немецкой армии к северной окраине Сталинграда
Разгром Крымского фронта
«Дух оптимизма... витал на командном пункте фронта». Харьковская катастрофа Красной Армии
Хрущёв свалил всю вину за Харьковскую катастрофу на Сталина
Как вермахт штурмовал Кавказ
Битва за Кавказ: вторжения с суши не ждали
Битва за «чёрное золото» Кавказа
Как потерпела провал операция «Эдельвейс»
«Советские войска сражались за каждую пядь земли...»
«Верден Второй мировой войны...»
«Это поистине был ад». Как отразили первый удар по Сталинграду
"Мы штурмуем Сталинград и возьмем его...". Второй штурм твердыни на Волге
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти