Штурм Шипко-Шейновских позиций турецкой армии

Шипко-Шейновское сражение стало выдающимся для своего времени образцом двустороннего обхода и окружения крупной группировки врага, оборонявшегося на заранее оборудованной и сильной позиции. Под Шейновом турки лишились второй из двух своих лучших полевых армий (первая была уничтожена при Плевне).

Силы сторон. Подготовка операции

Переход через Балканы Западного и Троянского отрядов открыл возможность для начала наступления отряда Ф. Ф. Радецкого. Шипкинское направление обороняла отборная турецкая армия Весселя-паши, насчитывавшая 35 тыс. человек при 103 орудиях. Передовые позиции турецких войск располагались севернее деревни Шипка, а главные силы располагались в укрепленном лагере Шейново. Непосредственно в районе Шипки- Шейново у турок было более 23 тыс. человек и 83 орудия.


Укрепления, опоясывавшие Шейново со всех сторон в радиусе около 1,5 км, состояли из 114 редутов и траншей. Кроме того, были подготовлены к обороне находившиеся у Шейново роща и многочисленные курганы. Наиболее сильно был укреплен восточный фас лагеря длиной в 2 км, где находились две линии укреплений: в первой линии было пять курганов, укрепленных траншеями в несколько ярусов, во второй — пять редутов с промежуточными траншеями. Почти за центром второй линии, несколько ближе к деревне Шипке, находился самый большой курган Косматка с сильной батареей — там был сам Вессель-паша со своим штабом и резервом. Левый фланг восточного фаса примыкал к д. Шипке, правый опирался на лес у Сикиричево. Перед всем восточным фасом укрепленного лагеря местность была ровная, как стол, и покрыта глубоким снегом.

Центральный отряд Радецкого занимал Шипкинский и соседний перевалы. Войска Радецкого были значительно усилены перед началом операции. Радецкому были посланы 16-я пехотная дивизия, 3 батальона 3-й стрелковой бригады, 4-й саперный батальон и 9-й казачий полк. Они сменили обескровленную 24-ю пехотную дивизию, отведённую в тыл. Затем были направлены ещё 30-я пехотная дивизия и три полка 1-й кавалерийской дивизии. В результате шипкинская группировка имела в своём составе 53,8 тыс. человек и 83 орудия.

К наступлению в лоб на турецкие позиции Радецкий относился отрицательно, считая его совершенно невозможным. Обход по горам зимой генерал также считал по меньшей мере рискованным. Поэтому, получив приказание о начале наступления, Радецкий попросил у главнокомандующего отложить наступление до прорыва войск Гурко через горы, что заставило бы турок очистить их позиции без боя. Но так как Гурко находился в значительном отдалении и не мог оказать скорого содействия Радецкому, то великий князь Николай Николаевич приказал начать движение. Кроме того, в Главной квартире (штабе) недооценивали силы армии Весселя-паши. В свою очередь Радецкий переоценивал возможности противника и был излишне осторожен.

В итоге Радецкому пришлось начать подготовку штурма вражеских позиций. При этом он требовал новых подкреплений. Николай Николаевич, видимо, согласился с доводами Радецкого, так как 25 декабря 1877 г. (6 января 1878 г.) двинул на Габрово гренадерский корпус. Гренадеры, не входя в состав Шипкинского отряда, составили своего рода резерв войск Радецкого и могли поддержать их в случае надобности.

Замысел Радецкого состоял в том, чтобы фронтальным наступлением частью сил сковать главные силы турецкой армии на занимаемых позициях, а основными силами охватить её с обоих флангов, окружить и разгромить. Для решения этой задачи были сформированы три колонны – средняя и две обходные. Правая колонна численностью 16 тыс. человек при 14 орудиях под командованием генерал-лейтенанта М. Д. Скобелева должна была преодолеть горы через Имитлийский перевал и к исходу 26 декабря 1877 г. (7 января 1878 г.) сосредоточиться в Имитли. В её состав входили 16-я пехотная дивизия, 3 стрелковых батальона 3-й бригады, полки 1-й кавдивизии, 2 саперных роты, дружины болгарского ополчения, 9-й Донской казачий полк, Уральская сотня, одна горная и одна полевая батареи.

Левой колонне численностью около 19 тыс. человек при 24 орудиях под командованием генерал-лейтенанта Н. И. Святополк-Мирского предстояло преодолеть Балканы через Травненский перевал и к исходу 26 декабря сосредоточиться в Гюсово. В её состав входили 9-я пехотная дивизия без Брянского полка, 4-я стрелковая бригада, 30-я пехотная дивизия, 23-й Донской казачий полк, одна саперная рота, болгарская дружина, одна горная и две полевых батареи. Так как маршрут движения через Травненский перевал (35 километров) был длиннее маршрута через Имитлийский перевал (20 километров), вступление войск Святополк-Мирского было назначено на утро 24 декабря 1877 г. (5 января 1878 г.), а Скобелева – на середину этого дня. С выходом обходных колонн в назначенные районы они должны были одновременно атаковать противников с флангов и отрезать пути отхода на юг.

Средняя колонна численностью около 12 тыс. человек при 24 орудиях под личным командованием генерал-лейтенанта Ф. Ф. Радецкого оставалась на Шипкинской позиции и имела задачу сковать главные силы Весселя-паши с фронта. В её составе были 14-я пехотная дивизия, Брянский полк и 2 саперные роты. За колонной Радецкого находился общий резерв.

Штурм Шипко-Шейновских позиций турецкой армии

Генерал Фёдор Фёдорович Радецкий (1820 — 1890)

Гравюра Николая Ивановича Святополк-Мирского (1833 — 1898) ) по рисунку Бореля

Наступление

Первой на рассвете 24 декабря 1877 г. (5 января 1878 г.) начала движение левая колонна. Двигались войска медленно. Путь приходилось прокладывать в глубоком снегу. Достигнув деревни Сельцы, колонна повернула на юго-запад и заняла Гюсово, а затем Янину. Находившийся в этом районе небольшой турецкий отряд после короткого сопротивления отступил к Шейново. Тем временем фланговый отряд генерала Шнитникова, выделенный Мирским для прикрытия основных сил с юга, выбил врага из Маглижа. Таким образом, левая колонна перешла Балканы в назначенный срок.

Более сложным оказался путь правой колонны Скобелева. Её авангард вступил в 17 часов 24 декабря 1877 г. (5 января 1878 г.) На рассвете 25 декабря начали поход основные силы. В отряд входили три бригады Болгарского ополчения. Генерал Скобелев обратился к солдатам с воззванием: «Нам предстоит трудный подвиг, достойный испытанной славы русских знамен: сегодня мы начнем переходить Балканы с артиллерией без дорог, пробивая себе путь в виду неприятеля через глубокие снеговые сугробы».

Путь был весьма сложным. «Трудно представить себе, — отмечалось в журнале военных действий 63-го пехотного Углицкого полка, — возможность движения в гористой местности без дорог, проваливаясь по пояс в снег, на каждом шагу падая, и при том идя не свободно, а навьюченным и таща на руках тяжесть в виде горной артиллерии». Об этом же писал и Скобелев: «Не говоря уже о том, что невозможно было двигаться иначе, как по одному, люди на каждом шагу проваливались в глубокий по пояс снег, местами же было так скользко, что приходилось с помощью рук карабкаться по крутым каменистым подъемам, часто делая шаг вперёд для того, чтобы скатиться обратно шага два…». В результате из-за большой сложности пути правая колонна Скобелева двигалась медленнее, чем левая колонна. Лишь к исходу 27 декабря 1877 г. (8 января 1878 г.) наши войска вышли в Имитли, то есть с опозданием на сутки.

В итоге наши войска не смогли одновременно атаковать Шейновский укрепленный лагерь противника – 27 декабря, как предусматривалось планом операции. Начать наступление вовремя смогла только колонна Святополк-Мирского, войска Скобелева ещё только сосредоточивались в Имитли и атаковать не могли. Точнее, Скобелев не захотел атаковать уже подошедшими силами, преувеличивая силы противника и опасаясь попасть в окружение. Как отмечал Скобелев в своем отчёте, наступать на Шейново в этот день он счёл невозможным: «1) вследствие позднего времени дня, 2) вследствие необходимости укрепиться на занятой позиции и, наконец, 3) главное – ввиду необходимости сосредоточить мои силы, так как от вашего высокопревосходительства (Радецкого) я получил личное приказание не начинать боя, не собрав весь отряд».

25 декабря (6 января) турки обнаружили обходное движение русских войск, возникла угроза окружения. Вессель-паша запросил главнокомандующего Сулеймана-пашу, что ему делать. Он надеялся получить разрешение на отход, однако отступление группировки Весселя-паши не входила в расчеты Сулеймана-паши. Пока Вессель-паша находился у Шипки, он прикрывал отход турецких войск от Филиппополя к Адрианополю. Если бы Вессель-паша отошел от Шипки, то отряд Радецкого мог бы отрезать путь отхода Сулеймана-паши на Адрианополь. Поэтому 26 декабря (7 января) Сулейман дал указание удерживать позиции и одновременно предпринять меры, чтобы сохранить возможность отхода. Основные силы он расположила на перевальных позициях, а остальные в укрепленном лагере.



Штурм

27 декабря. Наступление войск Святополк-Мирского 27 декабря развивалось вначале успешно. Русские солдаты вышли к восточному фасу укреплений противника под Шейново и начали атаку. В 12 час. 30 мин. первая линия турецких укреплений (курганы с траншеями) была занята. При этом захвачены три стальных орудия, расчеты которых были прикованы к пушкам цепями. Однако вскоре после этих успехов продвижение войск левой колонны приостановилось. Из редутов второй линии турецкие войска открыли сильный ружейный огонь. Стремясь удержать лагерь, турецкие войска пошли в контратаку. Свой основной удар турки направили против правого фланга русского отряда. Когда враг вышел на близкую дистанцию, русские открыли сильный огонь, а затем решительно пошли вперёд и отбросили противника.

Получив подкрепления наши войска в 14 час. атаковали редуты второй линии, но были отбиты. Турки подтянули резервы к центру и левому флангу восточного фаса своего укрепленного лагеря и снова перешли в контратаку. Русский правый фланг стал поддаваться, но подход шести батальонов севцев и орловцев из состава общего резерва дал возможность отразить турецкую контратаку. Правда, войска левой колонны понесли во время боя настолько серьёзные потери и были так измотаны, что не смогли вновь перейти в общую атаку. В резерве остались всего три батальона ярославцев, патроны были на исходе, шума боя со стороны правой колонны Скобелева слышно не было. В этих условиях Святополк-Мирский решил воздержаться от дальнейших атак. Кроме того, пленные сообщили, что на подходе 10-тыс. корпус турецких войск, что смутило Мирского. С юга основные силы Мирского прикрывал отряд Шнитникова, который выдвинулся от Маглижа к Казанлыку. Около 14 часов они заняли северо-восточную часть Сикиречево.

Турки ночью собрали основные силы против левой русской колонны. Вессель-паша снял с горных перевальных позиций четыре батальона и почти все свои войска, расположенные в Шейновском лагере, сосредоточил в восточных редутах, решив с утра контрударом отбросить левую колонну. Вессель-паша исходил из того, что правая колонна русских 27 декабря бездействовала и что главную угрозу представляют для него войска Мирского.

Положение отряда Святополк-Мирского было сложным. Части первой линии располагались в 500 — 1000 шагах от турецких укреплений и занимали позицию, протянувшуюся по фронту около 4 км. За день боя потери батальонов первой линии дошли до 1600 человек. Кроме того, свыше 3 тыс. человек ушло из боевых линий для относки вручную раненых к Янине, расположенной в тылу позиции на расстоянии 6 км от нее. Поэтому боевые порядки отряда поредели. С утра солдаты ничего не ели и сильно устали. Патроны в батальонах первой линии были на исходе. О действиях правой колонны ничего не было известно. Мирской собрал вечером военный совет и на нем поставил вопрос — не следует ли ночью отойти к Гюсово, укрепиться там и дожидаться там либо прибытия подкреплений от Радецкого, либо подхода колонны Скобелева. Решительно против выступил полковник Свищевский, командир 5-го саперного батальона. Он заявил, что отход к Гюсово совершенно не нужен и что он за ночь берется так укрепить занятые позиции, что им не будут страшны никакие контратаки турецких войск. Предложение Свищевского встретило одобрение других участников совета и было принято Святополк-Мирским. Решено было укрепить занятые позиции и упорно их оборонять.

Укрепления строились всю ночь. Саперы, руководившие их сооружением, проявили изобретательность в трудных условиях изнуренности войск, недостатка шанцевого инструмента и глубоко промерзшего грунта. К обороне приспосабливались различные местные предметы, переоборудовались занятые турецкие позиции из подручных материалов: камней, снега, поломанных повозок, сучьев, навоза, снятых с убитых шинелей и даже конских и людских трупов. Укрепления имели взаимное фланкирование и были хорошо замаскированы.

28 декабря. Все эти мероприятия прекрасно себя показали в начавшемся вскоре бою. Утром 28 декабря (9 января) до 20 турецких орудий открыли огонь, а через час турецкие войска перешли в контратаку на русский правый фланг. При этом турки не заметили новых русских укреплений и внезапно для себя попали под направленный на них с близкого расстояния огонь. Им пришлось быстро отойти, понеся большие потери.

После небольшого перерыва турки снова пошли в атаку. Первая контратака была направлена на русский центр, вторая — на русский левый фланг. Отбив турецкие контратаки, русские войска перешли в преследование и на плечах бежавших турок ворвались в лес у Сикиричево, а также в ближайший к лесу редут. Одновременно на правом фланге войска левой колонны к 11 час. захватили д. Шипку и ближайший к ней редут. Таким образом, оба фланга восточного фаса Шейновского укрепленного лагеря были охвачены войсками Мирского.

Ввод свежих сил мог довершить разгром противника, но пять батальонов Шнитникова стояли в Казанлыке, а три батальона, оставшиеся в общем резерве, Святополк-Мирский ввести в бой не решался. Мирской до самого последнего момента не верил в победу и даже хотел отвести войска назад, к Гюсово. Но войска уже слышали, что шум боя – наступала колонна Скобелева, и заметили, что турки оттягивают свои силы на запад, поэтому просто не выполнили приказа своего нерешительного командира.

Тем временем решил пойти в атаку Радецкий. К этому его подтолкнули тревожные донесения Мирского. Около 16 час. 27 декабря Святополк-Мирский отправил генералу Радецкому донесение: «Выступая на Шипку, я приказал бригаде Шнитникова сделать из Маглижа демонстрацию на Казанлык, который вследствие этого и был нами занят без выстрела. Оказывается, что там ожидают со вчерашнего дня прибытия десяти тысяч из Ени-Загры. Этим положение мое еще ухудшается, тем не менее решился не отступать от Шипки, дабы не расстроить общего плана действий». В другом донесении Святополк-Мирский писал: «Целый день дрались, атаковали Шипку, но никто не поддержал. Потери большие, отступать невозможно, решиться ночевать перед турецкими траншеями в нескольких стах шагах — положение крайнее! О генерале Скобелеве ничего не знаем. Выручайте. Патронов и пищи мало».

Удар 10-тыс. турецкого отряда по колонне Мирского с востока, при одновременно давлении войск Весселя-паши с запада, делал положение русского отряда критическим. Подкрепления к Мирскому уже не успевали. Оставалось только атаковать войсками центра в лоб турецкие перевальные позиции. Это сковывало войска Весселя-паши и они не могли всеми силами ударить по левой колонне. На штурм неприступных вражеский позиций пошли в 12 часов. Силами семи с половиной батальонов 14-й дивизии. Атаковать пришлось на крайне узком фронте, в сомкнутом строю. Расчет на внезапность (туман) не оправдался. Удалось захватить лишь передовые турецкие окопы, после чего лобовая атака захлебнулась. Русские потеряли 1500 человек.

Колонна Скобелева к утру ещё не сосредоточилась. Не подтянулись еще 1-я кавалерийская дивизия, Суздальский пехотный полк и две болгарские дружины. Несмотря на незаконченное сосредоточение войск колонны, Скобелев отдал приказ атаковать. Наступление велось без предварительной артиллерийской подготовки, так как артиллерии почти не было. Выстроив боевой порядок, войска правой колонны в 10 час. начали наступление на западный фас лагеря. Два батальона первой линии взяли штурмом передовые турецкие окопы, но затем отступили. Турки контратаковали и вели сильный огонь из расположенных в глубине укреплений. Кроме того, Вессель-паша смог перебросить войска с восточных укреплений, атаки колонны Мирского уже выдохлись.

Чтобы усилить свой правый фланг, Скобелев ввел в первую линию Углицкий полк. Наши войска штурмом взяли турецкие редуты, несмотря на упорное сопротивление противника. Около 14 часов отряд Скобелева занял основные вражеские позиции. Правый фланг колонны Скобелева соединился с левым флангом колонны Святополк-Мирского. Отряды совместно оттеснили турок к кургану Косматка. Турецкая армия была блокирована. Черкесы и часть турецкой регулярной конницы с небольшим количеством пехоты пытались прорвать сомкнувшееся кольцо окружения, но это удалось лишь небольшой группе черкесов.

Считая дальнейшее сопротивление бессмысленным, турецкое командование в 15 час. решило капитулировать. В плен сдалось около 23 тыс. человек с тремя генералами (9 тыс. человек в долине и 13 тыс. солдат – на горных позициях). Турки потеряли 1 тыс. человек убитыми и ранеными. Наши войска захватили богатые трофеи, включая 83 пушки, большое количество ружей, снарядов, патронов и различных запасов. Потери русских войск были очень велики и составили 5 тыс. человек убитыми и ранеными. Сказывался факт плохо согласованного штурма сильно укрепленных позиций врага. В левой колонне число потери составили свыше 2 тыс. человек. В правой колонне число убитых и раненых превышало 1500 человек. Войска центра потеряли 1500 человек.

Шипко-Шейновское сражение стало выдающимся для своего времени образцом двустороннего обхода и окружения крупной группировки врага, оборонявшегося на заранее оборудованной и сильной позиции. Под Шейновом турки лишились второй из двух своих лучших полевых армий (первая была уничтожена и пленена при Плевне). В русскую военную летопись была вписана ещё одна славная страница.

Итоги

Таким образом, русская армия преодолела Балканские горы – важнейший оборонительный рубеж врага. Фронт турецкой армии в левом фланге и в центре рухнул. Группировки Шакира-паши и Вессель-паши были разгромлены и пленены. Все оставшиеся турецкие отряды, занимавшие проходы в Балканах, поспешно отступили к Адрианополю, так же как и корпус, спешивший на усиление армии Весселя. Связь между группой войск Сулеймана-паши и Восточно-Дунайской армией была прервана и они были обречены на изолированное сопротивление. Русская армия открыла себе путь на Адрианополь и Константинополь.


Шипка-Шейново. Скобелев под Шипкой. 1878. Верещагин В. П.
Автор: Самсонов Александр


Статьи из этой серии:

Война 1877-1878 гг.

«Константинополь должен быть наш...» 140 лет назад Россия объявила войну Турции
«Турция должна прекратить существование»
Как Англия вела борьбу с Россией с помощью Австро-Венгрии и Турции
Как Россия спасла Сербию от разгрома
Русская армия накануне войны с Турцией
Русский Черноморский флот накануне войны с Турцией
Турецкие вооруженные силы
«Только на берегах Босфора можно действительно сломить владычество турок...»
Турецкое командование собиралось устроить русской армии «балканские Канны»
Как Англия в 1877 году попыталась повторить «крымский сценарий» по разгрому России
Выступление Черногории на стороне России отвлекло крупную группировку турецкой армии
Битва за Дунай
Битва за Дунай. Ч. 2
Штурм Ардагана
Драмдагское и Даярское сражения. Неудача русской армии у Зивина
140 лет героической обороны Баязета
Как рухнул план «русского блицкрига» на Балканах
Прорыв отряда Гурко в Забалканье
Как "Лев Плевны" дал русской армии кровавый урок
Переход Дунайской армии к стратегической обороне
140 лет героической обороне Шипки
«Будем стоять до последнего, ляжем костьми, но позиции не сдадим»
«На Шипке всё спокойно…»
Поражение турецкой армии при Ловче
Как Скобелев едва не взял Плевну
Блистательная победа русской армии в Авлияр-Аладжинском сражении
Ночной штурм Карса
Разгром турецкой армии Осман-паши и падение Плевны
Прорыв русской армии через Балканский хребет
"Здесь прошли русские войска и воскресили славу суворовских и румянцевских чудо-богатырей"

Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 6

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik (Алексей Богомазов) 29 декабря 2017 07:37
    До Сан-Стефанского мира осталось совсем не много....
  2. Ольгович (Андрей) 29 декабря 2017 09:08
    Генерал Фёдор Фёдорович Радецкий

    "Имя Радецкого, доблестного героя Кавказа, Дуная и Шипки, навсегда будет дорого каждому русскому сердцу»-указано в Высочайшем рескрипте, данном в день 50-летнего юбилея его службы в офицерских чинах.
    Так и было в России.
    При следующей власти было наоборот: огромный красивейший памятник русскому герою и могила в Одессе были снесены без следа в 1933 г, там был разбит....парк! На могилах...

    Памятник в Русской Одессе

    Памятник русскому герою стоит только в ..Болгарии.....
    1. Монархист (Лабинский Слава) 29 декабря 2017 16:56
      Ольговичь, к величайшему сожалению в нашей истории были такие эпизоды. Ладно русско- турецкая война,она с точки зрения идеологии была " неправильной": ни борьбы угнетенных рабов, ни борьбы с самодержавием как декабристы. Но даже с " правильной" гражданской войной было много пути: гибель Щерса тому подтверждение и его почему-то тайно похоронили на Урале. А то,чтоб чтили какого-то царского генерала
  3. Монархист (Лабинский Слава) 29 декабря 2017 17:14
    "Потери русских были очень велики" не согласованность действий и плохая разведка это извечные беды в во всех войнах. Аустерлиц в результате несогласованных действий полнейший разгром. Во время Ватерлоо несогласованность,а может измены(?),Наполеон терпит поражение. А ВОВ было множество примеров,когда несогласованность приводила к тяжёлым потерям
  4. Captain Nemo (Nemo) 30 декабря 2017 02:22
    Мой прапрадед, земской врач, польский еврей пошел в качестве русского добровольца на болгаро-турецкую войну. Чем он там отличился, неизвестно, но был награжден Станиславом, жалован личным дворянством (не передаваемое по наследству) и званием Почетный гражданин Российской империи (потомственное). Знаю что в то время жалование дворянство евреям было редчайшим случаем. Видать, отличился не только спасением раненых. Не знаю, где концы искать, в каких архивах. А интересно узнать подробности. Если кто может подсказать, напишите мне на [email protected]
  5. Костадинов (Костадинов) 4 января 2018 13:11
    В плен сдалось около 23 тыс. человек с тремя генералами (9 тыс. человек в долине и 13 тыс. солдат – на горных позициях). Турки потеряли 1 тыс. человек убитыми и ранеными.

    Только 5 % потери и сдались не сделав даже попитку пробится?
Картина дня