Линейные крейсеры типа "Измаил"

Линейные крейсера типа «Измаил», пожалуй, являются одним из самых неоднозначных проектов отечественных тяжелых боевых кораблей. А начиналось все так…

Первые броненосные крейсера послевоенной постройки создавались, в сущности, на довоенных концепциях, опыт Русско-японской войны в них был учтён минимально. Серия кораблей типа «Адмирал Макаров» строилась по образцу и подобию «Баяна» потому, что этот корабль хорошо себя проявил в боях, в то же время работы над недостатками проекта (а они имелись) не было проведено почти никакой. Что же касается «Рюрика II», то он, конечно, по конструкции кардинально отличался от довоенных броненосных крейсеров, но международный конкурс на лучший проект броненосного крейсера проводился еще в июле 1904 г., как раз тогда В.К. Витгефт повел свою эскадру на прорыв во Владивосток. А контракт на его строительства был подписан всего две недели спустя после Цусимской катастрофы. Таким образом, при создании «Рюрик II» военный опыт использовался в минимальной степени: он, конечно, уже был получен, но еще не был обобщен и проанализирован.




В 1906 г. Морской генеральный штаб (МГШ) провел опрос среди морских офицеров, каким должен быть броненосный крейсер будущего. Как это обычно происходило в таких случаях, были высказаны самые полярные мнения: от крайних, до пророческих. Так, например, капитан 2-го ранга К.И. Дефабр счел броненосный крейсер как класс корабля «совершенно бесполезным. Для эскадры он слаб, для разведок тяжел и дорог». А вот вице-адмирал К.К. Де-Ливрон уже тогда указывал, что «вероятно, тип броненосного крейсера поравняется с броненосцами, и тем и другим придется принимать участие в бою в линии совместно».

В основном же преобладало мнение, что броненосный крейсер Российскому императорскому флоту необходим. При этом большинство мнений сошлись на том, что артиллерия такого корабля должна быть максимально приближена к эскадренным броненосцам: так, в качестве главного калибра называлось 4-6 орудий 254-мм или 2-4 пушки 305-мм. При этом от броненосного крейсера ожидалась весьма высокая скорость – не ниже 23-24 узлов. Ряд офицеров, памятуя о «тихоокеанской концепции» крейсерской войны против Англии, отмечал также необходимость большой дальности хода.

Таким образом, мы можем констатировать, что в эти годы взгляды российских моряков на место и роль броненосного крейсера поразительным образом перекликались, и были очень схожи со взглядами английских моряков. Как и в Англии, в России желали получить корабль, способный действовать на океанских коммуникациях (только в Англии – с целью защиты, в России, соответственно, наоборот). Так же, как и в Англии, в России считали, что броненосный крейсер – слишком большой корабль, чтобы отказаться от его использования в генеральном сражении. Отсюда и сходное видение использования данного корабля в бою – так, лейтенант граф А.П. Капнист писал в своей записке:

«В бою броненосные крейсера образуют летучие отряды, которые стремятся усилить удар главных сил, направленный на часть эскадры противника. Они стремятся зайти ему во фланг, расположиться впереди его голов, позади его хвоста, одним словом, отряды эти играют ту роль, которую в сухопутных сражениях играет резерв».


Иными словами, броненосные крейсера виделись «быстроходным крылом» при главных силах эскадры, а для этого им требовались тяжелые пушки и высокая скорость. Уже только два этих требования вели к тому, что водоизмещение новых броненосных крейсеров должно было приблизиться к броненосцам, и понятно, что обеспечить еще и сходный с последними уровень защиты не представлялось возможным. Поэтому сильного бронирования никто и не требовал, а на вопрос, что будет, если на корабли «быстроходного крыла» «обратят свое внимание» броненосцы неприятеля отвечали (опять же, чрезвычайно сходные с британскими) рассуждениями о том, что: «Благодаря преимуществу в скорости броненосные крейсера смогут принять или не принять бой с броненосцами, и если принять, то для выгодных для себя позиции и дистанции». Вероятно, Джон Фишер сильно удивился бы, узнав, насколько широко его представления о роли броненосных крейсеров популярны в рядах российских офицеров флота.

Разумеется, после появления «Дредноута» все проекты пришлось зачеркнуть и начинать с нуля: и вот, 18 марта 1907 г. были определены ТТХ броненосного крейсера дредноутной эпохи. Глядя на них, мы увидим очень большое сходство с британским «Инвинсиблом», но не следует видеть в этом «обезьянничание», потому что сходные взгляды на концепцию броненосных крейсеров и должны были породить сходные проекты.

Строго говоря, русский броненосный крейсер должен был стать чуть лучше британских «Инвинсиблов» и «Индефатигеблов». Его вооружение должны были составить те же 8 305-мм орудий, но речь шла об отечественных 52-калиберных «обуховках», превосходивших по своим боевым качествам британские 45 и 50-калиберные двенадцатидюймовые пушки. Противоминный калибр, как и у англичан, был представлен 16*102-мм орудиями. Скорость должна была составить 25 узлов, то есть на пол-узла ниже, чем у англичан, а вот защита оказалась несколько сильнее.

Правда, главный броневой пояс имел толщину всего 152 мм, как и у английских линейных крейсеров, но кроме него предполагались также второй и третий бронепояса толщиной 76,2 мм (у британцев не было никаких). Кроме того, хотя это в источниках не говорится прямо, но в отечественном кораблестроении после русско-японской войны возобладало мнение о необходимости полного бронирования ватерлинии: скорее всего, оконечности русского броненосного крейсера предполагалось защитить броней, в то время как у «Инвинсиблов» корма за цитаделью защищалась только карапасной бронепалубой. Горизонтальное бронирование у русского корабля было почти одинаковым: главная бронепалуба составляла те же скосы 50,8 мм, в горизонтальной части имела только 31,7 мм (у британцев – 38 мм), но верхняя палуба достигала 44,1 мм (у англичан — 25,4 мм). Таким образом совокупная горизонтальная защита должна была составить у русского крейсера 75,8 мм, а у английского была 64 мм. Главная броневая палуба русского корабля была тоньше, но вражеский снаряд, поразивший борт под верхней палубой должен был пробить сперва 76,2 мм пояс, а у английского корабля – ничего. Защита артиллерии у русского броненосного крейсера предполагалась сильнее – 254 мм башни и барбеты против 178 мм брони англичан, боевая рубка 305 мм против 254 мм.

Таким образом мы видим, что для русского корабля предполагалась несколько лучшая защита, чем была у британского, но в целом и она не могла сколько-то уверенно противостоять снарядам 280-305 мм (за исключением рубки и башен/барбетов главного калибра). Что до скорости, то она определялась 25 узлов – на пол-узла меньше, чем у англичан.

Впрочем, все эти достоинства и недостатки остались на бумаге: нехватка денежных средств в Российской империи препятствовала даже закладке дредноутов, основной силы флота, что уж там мечтать о линейных крейсерах (линейными их в отечественном флоте стали называть только в 1915 г, но, поскольку по сути своей начиная с 1907 г., мы проектировали и строили именно линейные крейсера, то в дальнейшем будем так их и называть). Шли годы, и, конечно, указанные выше ТТХ вскоре уже не выглядели достаточным, поэтому в 1909 г. подверглись существенной корректировке.

К этому времени назначением линейного крейсера уже считалась служба при эскадре, а основными задачами виделись «глубокая разведка» и «охват головы неприятеля». Как ни странно, но в России, буквально за какие-то пару лет, военно-морская мысль перешла от британской концепции строительства линейных крейсеров к германской, согласно которой корабли данного класса в первую очередь являлись "быстроходным крылом" при эскадре. Хотя правильнее, наверно, все же было бы говорить о некоем промежуточном варианте, потому что действия на коммуникациях продолжали ставиться «в задачник» русским линейным крейсерам: просто они уже не считались основными и ими, если что, можно было бы и пожертвовать. При этом, определив «эскадренную» роль линейных крейсеров, отечественная военная наука не замедлила с совершенно правильным выводом: раз кораблям данного класса придется сражаться с линкорами противника, то и защищать их следует на уровне линкоров. При этом, в отличие от германского флота, в 1909 г считалось возможным пожертвовать количеством орудий, но не их калибром, то есть линейные крейсера должны были получать такие же пушки, что и линкоры, только в меньшем количестве. Таким образом, отечественные адмиралы вплотную подошли к концепции быстроходного линейного корабля, и тем самым едва не оказались впереди планеты всей, если бы…


Если бы не одна крайне досадная ошибка, ставшая ключевой при определении защиты наших тяжелых артиллерийских кораблей.

Несмотря на то, что работы по созданию 305-мм/52 артсистемы шли вовсю, и несмотря на то, что ее мощь куда как превосходила возможности старых 305-мм/40 орудий времен русско-японской войны, похоже, что истинные возможности нового поколения двенадцатидюймовых артсистем ни в МГШ, ни в МТК не осознавались. Ничем иным невозможно объяснить того, что при проектировании линейного крейсера полагали необходимым защитить его от воздействия 305-мм снарядов на дистанциях 40-60 кабельтов, и... при этом полагали для этого достаточным броневой пояс всего лишь 190-мм толщины, при наличии 50 мм бронеперегородки за ним! Впрочем, приведенное выше условие являлось минимальным, а вообще было поставлено требование защитить линейные крейсера на уровне дредноутов – вот только толщина главного броневого пояса «Севастополей» должна была составить всего 225 мм.

В общем, следующая итерация проекта выглядела так – сперва МГШ решил поднять скорость до 28 узлов, разрешив увеличить водоизмещение до 25 000 т (больше, чем у линкора!), при этом убрав одну трехорудийную башню 305-мм орудий (то есть вооружение корабля должно было составить 9 305-мм пушек в трех трехорудийных башнях), при этом противоминная артиллерия и броневая защита должна была дублировать таковую у дредноутов типа «Севастополь». То есть фактически предлагалось русское понимание быстроходного линкора (увы, с его недостатком защиты), но МТК все же счел такое новаторство чрезмерным и снизил требуемую скорость до 25 узлов, а водоизмещение – до 23 000 т. Опять же, концептуально это было вполне достойное решение – строить линейный крейсер равного с линкором размера и бронезащиты, и с пушками того же калибра, но за счет уменьшения количества стволов увеличить скорость. Подобная концепция, пожалуй, даже превосходила собой ту, под влиянием которой создавался «Дерфлингер» (все-таки у него было уменьшено не только количество орудий главного калибра, но и толщина брони в сравнении с современными ему линкорами), но слабое бронирование отечественных линкоров, унаследованное линейными крейсерами, портило все.

В итоге мы пришли к кораблю, который при абсолютно правильной теоретической концепции… оказался чрезвычайно близок к британским линейным крейсерам типа «Лайон». Наиболее показательным в этом отношении являлся проект инженера И.А. Гаврилова.



Водоизмещение корабля должно было составить 26 100 т., энергетическая установка номинальной мощностью 72 500 л.с. должна была сообщить скорость – 28 узлов, на форсаже – 30 узлов. Главный калибр был представлен десятью 305-мм/52 орудиями, размещенных линейно-возвышенно в трех и двухорудийных башнях. При этом Гаврилов предпочел бы использовать 356-мм пушки, но не располагал их весовыми данными, однако, по его представлениям, была возможна замена 10*305-мм на 8*356-мм без увеличения водоизмещения. Толщина брони рубки, башен и барбетов, по всей видимости, составляла 254, 254 и 203 мм соответственно. Но бронепояс корабля имел всего 203 мм толщины, а дальность хода при экономической скорости 13 узлов составляла 4 100 миль. Обращает на себя внимание не слишком океанская дальность хода этого корабля, но тут уже было ничего не поделать – любые попытки увеличить ее влекли за собой серьезнейший рост водоизмещения.

В принципе, конкретно для 1910 г это был достаточно неплохой проект, особенно при замене двенадцатидюймовых пушек на 356-мм. На выходе получился бы эдакий русский «Конго», при том что сами англичане считали последний превосходящим «Лайоны», а «Лайоны», в свою очередь, все же имели определенное преимущество над германскими «280-мм» линейными крейсерами, включая даже «Зейдлиц». Но, конечно, слабая броневая защита оставалась серьезнейшим недостатком этого корабля.

Интерес представляют планы относительно энергетической установки будущих кораблей. В этом отношении МТК 10 января 1911 г рекомендовал проектантам выполнять ее в трех вариантах:

1. С паровыми турбинами;

2. Комбинированную, с паровыми турбинами и дизелями;

3. И, наконец, чисто дизельную.

Столь странный «дизельный оптимизм» происходил в том числе и в силу наличия у МТК информации, «что Коломенский завод заканчивает изготовление такового [двигателя] с мощностью по 1000 л.с. на цилиндр». Черный юмор ситуации заключается в том, что и сегодня, спустя почти 108 лет после описываемых событий, Коломенский завод так и не освоил производство надежных дизелей для надводных боевых кораблей (что, собственно, и стало причиной для заказа дизелей для кораблей, строящихся в рамках ГПВ 2011-2020 в Германии, фирме MTU). Впрочем, и тогда надежды на «дизелизацию» линейных крейсеров связывались не только с Коломной – по другим данным «Блом унд Фосс» способна была поставить двигатели с мощностью 2 500 л.с. на цилиндр. Здесь, надо сказать, пожелания моряков России совпадали с их германскими коллегами – тот же А. Тирпиц полагал, что оснащение немецких линейных крейсеров дизелями – дело самого ближайшего будущего.

Интересно, что, хотя международного конкурса не объявляли, тем не менее желаемые ТТХ линейного крейсера каким-то образом стали общеизвестны. Свои проекты предложили кампании: германская «Блом унд Фосс» и британская «Виккерс». Немцы предлагали корабль в 26 420 т с 8*305-мм и скоростью в 30 узлов при мощности ЭУ 95 000 л.с.. Англичане – водоизмещением в 29 000 т, 28 уз, при восьми 343-356-мм и бронепоясе 203 мм.

Однако решение о строительстве броненосных крейсеров еще не было принято: с учетом того, что «Программу усиленного судостроения Балтийского флота на 1911-1915 гг.» было необходимо согласовать не только с Государем, но и с Государственной думой (последнее было заведомо не быстро), 1911 г должен был уйти впустую – кораблей в этом году заложить уже не успевали. Соответственно, появилось время на совершенствование проекта.

18 июня 1911 г И.К. Григорович утвердил уточненное «Задание на проектирование броненосных крейсеров для Балтийского моря», согласно которому многие характеристики корабля получили существенное уточнение: так, например, главный калибр корабля был определен в 9*356-мм орудий в трех башнях, расположенных в диаметральной плоскости корабля. Противоминный калибр усилили до 24 130-мм орудий, которые требовалось разместить в казематах. Основу защиты составлял 250-254 мм бронепояс высотой не менее 5 м, в оконечностях (за пределами цитадели к форштевню и ахтерштевню) утоньшающийся до 125-127 мм, при этом за ним располагалась 50 мм бронепереборка и скосы той же толщины. Цитадель должна была замыкаться 250 мм траверзом. Над главным бронепоясом, которому следовало защищать машинные, котельные отделения, а также подбашенных отделений всех трех башен главного калибра, должен был располагаться верхний бронепояс, толщиной 125 мм, доходящий до верхней палубы, при этом в нос он мог идти до форштевня, а вот корму от цитадели разрешалось им не бронировать. Бронирование рубки – 305 мм, башен – 305 мм, а лоб башен должен был составить даже 356 мм, а крыш – 127 мм, толщина барбетов устанавливалась 275 мм. Последняя считалась «по совокупнсти», то есть над верхней палубой, где отсутствовала всякая дополнительная защита, толщина составляла 275 мм, ниже, за 125 мм верхним бронепоясом – 152 мм и т.д. Бронирование палуб было несколько необычным – горизонтальная часть нижней палубы (от которой отходили скосы к бронепоясу) не бронировалась вовсе и имела только 12,5 мм мм стальной настил, средняя палуба должна была иметь 25 мм, верхняя палуба – не менее 37,5 мм.

Требования к скорости несколько понизили – решено было удовольствоваться 26,5 уз., но не нужно забывать, что это скорость при номинальной мощности машин, то есть без их форсирования.

А затем был устроен международный конкурс проектов: указанное «Задание на проектирование броненосных крейсеров для Балтийского моря»» 11 августа 1911 г было разослано шести российским и семнадцати зарубежным судостроительным предприятиям. Отклик был очень оживленным: множество компаний проявило интерес к столь «вкусному» заказу. В итоге на конкурс было представлено столь большое количество проектов, что их детальное описание потребует от нас целого цикла статей, так что мы ограничимся самыми общими сведениями.

В целом фирмы-судостроители постарались честно уложиться в требования, хотя определенные отклонения от «Задания» в отдельных проектах все-таки были. Самым крупным оказался проект британской компании «Вильям Бэрдмор К» — в сопроводительном письме они сообщили, что корабль, желаемых русским Морским министерством характеристик будет иметь нормальное водоизмещение в 36 500 т., что заведомо нерационально, поскольку ни одна держава не строит и даже не собирается закладывать кораблей подобного водоизмещения. Фирма указала также, что британский линейный крейсер с 8 343-мм орудиями имеет только 27 500 т водоизмещения, и что нет смысла создавать корабль на одну пушку сильнее и на 9 000 т тяжелее, поэтому ограничилась отправкой эскизного проекта. И, одновременно, представила также облегченный вариант крейсера на 9*305-мм водоизмещением в 29 500 т. Самым маленьким (из реалистичных) вариантов был проект германской «Блом унд Фосс» — всего 27 311 т., но от него отказались, так как подобное могло быть достигнуто только при применении паровых котлов, использовавшихся в германском флоте. Кстати, «Блом унд Фосс» стала лидером и в номинации самой «плодовитой» фирмы – ее специалисты подготовили аж 11 вариантов линейного крейсера с вооружением из 9-10 356-мм орудий и водоизмещением до 34 098 т.

Разумеется, было много инициативных проектов. Так, например, Балтийский завод предложил чисто дизельный корабль, в этом случае, по мнению специалистов завода, водоизмещение линейного крейсера составило бы всего 24 140 т (надо сказать, просто феерический оптимизм).



А вот самым «всемогучим» из представленных проектов было творение инженера-механика А.Ф. Бушуева, который умудрился в корабль водоизмещением в 30 000 т впихнуть аж 15*356-мм орудий – опять же, за счет применения дизелей.



При отборе проектов, помимо обычных в подобных случаях критериев (проработанность, точность расчетов, реалистичность и т.д.) МТК учитывал также мореходность, которую измерял по наличию и высоте полубака, а также всенепременное расположение артиллерии в диаметральной плоскости. Надо сказать, что на конкурс было прислано достаточно проектов с линейно-возвышенным расположением артиллерии (хотя классического варианта – две линейно-возвышенных в носу и одна – в корме не представил никто). Но их отметали сразу по причине того, что согласно отечественным воззрениям подобное размещение снижает живучесть корабля. А ведь у тех же немцев был весьма интересный проект десятипушечного корабля с линейно-возвышенным расположением четырех башен (трехорудийные в оконечностях, двухорудийные – возвышены над ними).

По итогам конкурса наилучшим был признан проект №6 Адмиралтейского судостроительного завода водоизмещением 29 350 т. (впрочем, по мере проработки, его водоизмещение довольно быстро достигло 30 000 т). Данный корабль отвечал требованиям «Задания» практически полностью, как в части вооружения, так и по защите и скорости.



Вне всякого сомнения, вариант №6 для 1911 г следует считать весьма удачным для линейного крейсера. С точки зрения защиты этот корабль находился в промежуточном состоянии между британскими и германскими линейными крейсерами, при этом предполагаемая на нем броня вполне подходила для защиты против германских 305-мм орудий – защита не была абсолютной, но вспомним, что на реальных дистанциях боя германские снаряды этого калибра «через раз» справлялись даже с 229 мм бронеплитами британских линейных крейсеров. Тут же им противостояла 250 мм броня с 50 мм переборкой за ней. Кроме того, у британских кораблей 229 мм броней защищались только котельные и машинные отделения (и третья башня), а борт напротив прочих башен имел всего только 127-152 мм. Высота русского бронепояса также превосходила британский. Защита артиллерии (305-356 мм башни при 275 мм барбете) превзошли таковую даже у «Дерфлингера». (270 и 260 мм соответственно). Горизонтальная защита русского проекта была довольно слабой, ну так и у британских и германских линейных крейсеров она совершенно не поражала воображения, тут можно говорить о примерном паритете.

Таким образом, хотя проект №6 вовсе не был неуязвим для 305-мм снарядов, все же «расковырять» его ими было бы очень нелегко. Качественные бронебойные 343-мм снаряды достаточно легко справились бы с 250 мм бортовой броней, но они у англичан появились только к концу войны, а против полубронебойных 343-мм снарядов типа тех, что применялись в Ютланде, русская защита была вполне хороша. В то же время вооружение русского линейного крейсера – девять 356-мм пушек превосходило таковое не только у германских, но и у английских «собратьев», а разработке качественных бронебойных боеприпасов в русском флоте после Цусимы придавали особое внимание. Даже превосходная во всяком отношении защита «Дерфлингера» вполне могла быть ими пробита. При этом русский крейсер вовсе не был тихоходом, по скорости он вполне соответствовал бы если не британским, то германским линейным крейсерам.

Таким образом, Морское министерство действительно вплотную подошло к созданию «неимеющегоаналоговвмире» линейного крейсера – по совокупности боевых характеристик он опережал бы и британский «Конго», и «Дерфлингер», и «Тайгер», но… проектирование первых кораблей этого класса в России только начиналось.

Продолжение следует…
Автор:
Андрей из Челябинска
Статьи из этой серии:
Соперничество линейных крейсеров: "Фон-дер-Танн" против "Индефатигебл"
Соперничество линейных крейсеров: "Фон-дер-Танн" против "Индефатигебл". Ч.2
Соперничество линейных крейсеров: "Мольтке" против "Лайона"
Соперничество линейных крейсеров: "Мольтке" против "Лайона". Ч. 2
Соперничество линейных крейсеров: "Мольтке" против "Лайона". Ч. 3
Соперничество линейных крейсеров. "Зейдлиц" против "Куин Мэри"
Соперничество линейных крейсеров: "Дерфлингер" против "Тайгера"
Линейные крейсера типа "Конго"
Соперничество линейных крейсеров. "Дерфлингер" против "Тагера". Ч. 2
Соперничество линейных крейсеров. "Дерфлингер" против "Тайгера"? Ч. 3
Соперничество линейных крейсеров: "Ринаун" и "Макензен"
Соперничество линейных крейсеров: "Ринаун" и "Макензен"
Соперничество линейных крейсеров. Большие лёгкие крейсеры типа "Корейджес"
Соперничество линейных крейсеров. "Худ" и "Эрзац Йорк"
Соперничество линейных крейсеров. "Худ" и "Эрзац Йорк". Ч. 2
Соперничество линейных крейсеров. "Худ" и "Эрзац Йорк". Ч. 3
Соперничество линейных крейсеров. Нереализованные проекты
Соперничество линейных крейсеров. Нереализованные проекты. Ч. 2
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

55 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти