Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Ещё чуть-чуть о крейсерах

В данном цикле статей мы описали состояние дел в области подводного кораблестроения, морской авиации, Береговых войск, единой государственной системы освещения надводной и подводной обстановки (ЕГСОНПО). Коснулись минно-тральных сил, «москитного» флота и других надводных кораблей по ракетные крейсера включительно. Сделали большой экскурс в историю проектирования, строительства и службы нашего единственного ТАВКР «Кузнецов». Однако, ни в материалах, посвященных ТАВКР, ни в статье об отечественных ракетных крейсерах мы не сказали ничего о перспективах авианосной компоненты нашего флота. Кроме того, за прошедшее время появились кое-какие новости относительно наших РКР и атомных эсминцах проекта «Лидер», что и повлекло за собой необходимость этой статьи, посвященной отечественным крейсерам всех классов. Так что мы еще раз коротко повторим их описание, дополнив дополнительными данными об их ТТХ и последними новостями.

Тяжелый авианесущий крейсер (ТАВКР) проекта 1143.5 «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» — 1 ед.




Стандартное водоизмещение (данные в источниках различаются) 45 900 — 46 540 т, полное – 58 500 — 59 100 т., но кроме того, упоминается также «наибольшее» водоизмещение – 61 390 т. Скорость (теоретически) 29 уз. при мощности котлотурбинной энергетической установки 200 000 л.с. Дальность хода на скорости 18 узлов должна была составить 8 000 миль. Автономность по запасам, провизии и питьевой воде – 45 суток. Вооружение – до 50 самолетов и вертолетов, 12 ПКР «Гранит», 192 ЗУР «Кинжал», 8 ЗРАК «Кортик» и 8 30-мм установок АК-630М, реактивный комплекс противоторпедной защиты «Удав». Численность экипажа – 2 600 чел., в том числе 500 чел. авиагруппы.

Подробно особенности этого корабля рассматривались нами в трех циклах, посвященных палубной авиации этого корабля, истории его строительства и службы, а также сравнению его с авианосцами НАТО (последняя статья, где имеются ссылки на все предыдущие), так что здесь мы не будем повторяться, а сразу перейдем к перспективам этого класса кораблей в отечественном ВМФ.

Наш единственный ТАВКР был введен в эксплуатацию в 1991 г., таким образом, в 2018 г ему «исполнилось» 27 лет. Это не слишком большой возраст для больших кораблей, предназначенных для базирования авиации горизонтального взлета и посадки. Так, например, атомный авианосец США «Энтерпрайз», будучи введен в состав флота в 1961 г., покинул строй только в 2012 г., то есть он служил 51 год. Среди неатомных авианосцев тоже есть долгожители. Возьмем, к примеру, CV-41 «Мидуэй» — сопоставление его сроков службы с ТАВКР «Кузнецов» тем более интересно, что корабли имеют сходные размеры – стандартное водоизмещение «Мидуэя» составляло 47 219 т, полное – 59 901 т. Так вот, «Мидуэй» вошел в состав флота США в 1945 г. и был снят с вооружения только в 1992 г., тем самым его срок службы достиг 47 лет. Значительно меньший по размерам авианосец «Фош» пополнил состав французского флота в 1963 г., а покинул его только спустя 37 лет, в 2000 г. Но на этом его история, можно сказать, еще только начиналась, так как корабль вовсе не ушел на утилизацию, а, соответствующим образом отремонтированный, был передан Бразилии, во флоте которой пребывал следующие 17 лет.

Разумеется, наш отечественный ТАВКР эксплуатируется в куда более сложных условиях чем американские или французские авианосцы. Север — это не шутка, да и качество эксплуатации (особенно в период 90-х и начала 2000-х годов) было крайне далеко от американских стандартов. Но все же, при проведении соответствующих ремонтов, ТАВКР «Кузнецов» вполне способен прослужить как минимум 45 лет, то есть не менее чем до 2036 г., а может даже больше.

Тем не менее, это, конечно, не означает, что у нас есть основания махнуть рукой на ТАВКР и отложить решение о строительстве нового корабля этого типа еще лет на 10. И на это есть, как минимум, три причины.

Первая из них заключается в том, что авианесущий корабль на сегодняшний день является одним из важнейших факторов, обеспечивающих прикрытие районов развертывания наших РПКСН — морского компонента ядерной триады. Палубная авиация ТАВКР способна обеспечить наилучшее время реагирования на попытки натовских самолетов патрульной авиации приблизиться и войти в эти районы. Но в своем существующем виде ТАВКР имеет достаточно ограниченные возможности освещения воздушной и надводной обстановки. Фактически, он может полагаться только на разведку, осуществляемую при помощи своего радиотехнического комплекса и палубных истребителей, из которых Су-33 обладают хорошей дальностью полета, но устаревшим БРЭО, а МиГ-29К все же ограничены в дальности. И во всяком случае использование для разведки многофункциональных истребителей не только ослабляет возможности ТАВКР, «раздергивая» боевые самолеты на выполнение не свойственных им задач, но и не обеспечивает качества разведки, которое могут обеспечить палубные самолеты ДРЛО и РЭБ. Иными словами, одна из важнейших функций современного авианосца – информационная, но вот как раз в этом вопросе возможности ТАВКР «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» очень слабы. А отсутствие катапультного старта, к сожалению, не позволяет базировать на нем летательные аппараты, способные эффективно контролировать морское и воздушное пространство.

Вторая причина заключается в том, что, располагая всего одним авианесущим кораблем, практически невозможно вести систематическую подготовку пилотов палубной авиации. Да, в РФ существует весьма качественный «симулятор авиапалубы» НИТКА, но он, при всех своих плюсах (и если его отремонтировать, конечно) авианосца заменить не может. Он обеспечивает лишь начальную подготовку пилотов, облегчая им адаптацию к палубе и снижая для них риски возникновения аварийных ситуаций, но это, в общем, и все. И получается, что любой, сколько-то длительный ремонт корабля приводит к растренированности его авиакрыла, так что по возвращении в строй ТАВКР на восстановление его боеспособности уходят долгие месяцы, в результате чего периоды времени, в которые ТАВКР по-настоящему боеспособен, значительно сокращаются.



Третья причина во многом вытекает из второй. Авианесущий корабль в мирное время обладает значением, едва ли не большим, чем в военное, являясь превосходным политическим аргументом и средством проекции силы в удаленных от наших границ районах. С этим тезисом можно долго спорить, можно игнорировать его, но его истинность от этого совершенно не меняется. Можно долго рассуждать о том, что один или два ТАВКР совершенно не ровня десятку американских суперавианосцев, что наш флот не способен сегодня на равных противостоять ВМС США даже у наших границ, не говоря уже об удаленных районах. Но даже малые силы могут иметь большое значение, будучи развернуты в нужном месте в нужное время. Так, например, в начале 70-х годов ВМФ СССР также сильно уступал американскому, не говоря уже о совокупной мощи флотов НАТО, и наш отряд кораблей в Индийском океане не мог представлять особой угрозы для американских сил. Но, тем не менее, когда начался очередной индо-пакистанских конфликт, деятельная поддержка боевых кораблей СССР принесла нам большие политические дивиденды. Вице адмирал в отставке В.С. Кругляков вспоминал впоследствии:

«Мне потом рассказывал атташе А. Попов, что, когда американское соединение во главе с "Энтерпрайзом" появилось вблизи Индии, министр обороны Индии попросил его связать с министром обороны СССР и высказал озабоченность присутствием американцев. А.А. Гречко сразу пригласил к себе Главнокомандующего ВМФ. Тот по карте рассказал о силах и действиях. После этого Гречко передал министру обороны Индии через нашего атташе Попова: "Энтерпрайз" — это наше дело, а индусы пусть занимаются своим". Это, конечно, тогда было для Индии большой поддержкой. Последствия столь благородного шага навстречу были для нас очень благоприятны. Наш авторитет в Индии очень вырос».


Конечно, кто-то может сказать, что в тот раз, в Индийском океане ВМФ СССР неплохо обошелся и без авианесущих кораблей, и, конечно, будет прав. Но нужно учитывать, что современный авианесущий корабль с многофункциональными истребителями на борту способен оказывать проекцию силы не только на флот «потенциальных друзей», но и на сушу, что на сегодняшний день чрезвычайно важно. Поэтому для РФ крайне желательно иметь возможность в любой момент времени сформировать отряд кораблей (пусть даже совсем небольшой), возглавляемых ТАВКР, несущего в том числе и самолеты, способные работать в роли ударных, и направить получившуюся авианосную многоцелевую группу туда, где ее присутствие необходимо. Но сегодня, имея в составе флота всего один ТАВКР, мы не можем рассчитывать на это – слишком велика вероятность того, что к моменту возникновения подобных обстоятельств или сам ТАВКР будет находиться в ремонте, или же его авиакрыло еще не будет полностью боеготовым. Это, собственно, и произошло во время последнего похода «Кузнецова» в Сирию, когда «на ровном месте» оказались потеряны два самолета. Не то, чтобы событие совсем уж из ряда вон (у тех же американцев случались аварии и похлеще), но этого можно было бы избежать, будь у нас полностью готовая к полетам авиагруппа.


В общем, строительство второго ТАВКР могло бы в значительной мере решить указанные проблемы и минимизировать время, когда в распоряжении ВМФ нет ни одного авианосца. А в идеале (вряд ли достижимом при сегодняшней экономической ситуации) РФ следовало бы иметь в составе флота 3 ТАВКР, из которых один будет находиться в ремонте, один – боеготов, и еще один – либо в процессе восстановления боеготовности после ремонта, либо в боеготовом состоянии. Собственно говоря, именно эти соображения когда-то использовались для обоснования необходимости 6 таких кораблей в составе флота, что гарантировало бы нахождение как минимум одного (а по больше части времени – двух) полностью боеготовых ТАВКР в составе ТОФ и СФ, но, конечно, сегодня флот подобной численности выглядит совершеннейшей фантастикой.

Во избежание разговоров о чрезвычайно высокой стоимости строительства авианосца: нет никаких оснований считать, что создание ТАВКР как-то сверх разорительно для отечественного бюджета. Приведем пару цифр: 2014 г. генеральный директор ОАО «Невское ПКБ» Сергей Власов оценил стоимость строительства авианосца (в зависимости от ТТХ) в 100-250 млрд. руб., а максимальная оценка реализации авианосной программы (именно всей программы, непосредственно строительство авианосца должно было быть много дешевле) в открытых источниках оценивалось в 400 млрд. руб. максимум. В пересчете на цены конца 2018 г. даже 400 млрд. превращаются в 559 млрд. руб. Как известно, ГПВ 2011-2027 предусматривает выделение 19 трлн. руб. Доля флота, по некоторым данным, составит 3,8 трлн. руб. Но эти средства, конечно, будут выделены не единомоментно в 2018 г., а в течение всех 10 лет действия программы. Если предположить, что инфляция в период 2018-2027 гг. останется на уровне 4% в год (в 2017 г. официально составила 2,72%, с января по ноябрь 2018 г. – 2,89%) и деньги флоту будут выдаваться равномерно, то 3,8 трлн. руб. в ценах 2018 г составят примерно 3,16 трлн. руб. и финансирование половины авианосной программы (а целиком ее финансировать в ГПВ 2018-2027 точно никто не собирается) составит всего 8,83% от общих затрат на перевооружение флота в том числе на строительство авианосца (точнее – его половины) – 5,5%. Еще раз обратим внимание – не общих затрат на содержание флота, а только тех, что выделены на закупку новой боевой техники и поддержание ее в боевой готовности.

Тем не менее, перспективы строительства авианесущего корабля на сегодняшний день весьма туманны, а Минобороны продолжает «держать интригу». Еще в 2014 г. стали появляться сообщения о возобновлении работ по электромагнитной катапульте: надо сказать, что в СССР эти работы продвинулись настолько далеко, что на полном серьезе ставился вопрос о замене паровых катапульт на строящемся «Ульяновске» на электромагнитные. Вроде бы сторонникам строительства российского авианосца следовало радоваться, но увы – данные новости не сопровождались известиями о разработке летательных аппаратов, которые могли бы стартовать с этих катапульт.

Наши адмиралы больше не отзываются об авианосцах как об «оружии агрессии», наоборот, упоминается их необходимость для сбалансированного флота. О строительстве корабля данного класса говорится как о деле решенном. Так, например, заместитель главкома ВМФ РФ по вооружению Виктор Бурсук сообщил в конце ноября 2017 г, что: "К созданию авианосца нового поколения мы приступим во втором программном периоде госпрограммы вооружения". И уточнил, что второй программный период — это с 2023 по 2028 годы. Можно также вспомнить и слова заместителя Минобороны РФ Юрия Борисова: "Если говорить конкретно про авианесущие крейсера, то (их разработка и закладка намечены на) конец программы". Увы, подобные обещания звучат уже не первый десяток лет, и, если бы они все были выполнены, сегодня авианосцев у России было бы намного больше, чем танков.

На самом же деле пока нет никакой ясности в том, включены ли какие-то работы по данному кораблю (хотя бы – подготовительные) в новую ГПВ 2018-2027 гг. Правда, 16 мая сего года ТАСС со ссылкой на неназванный источник в ОПК сообщил, что: "ОСК дано поручение до конца года представить свои доработанные предложения (по авианосцу — прим. ТАСС) на рассмотрение в Минобороны РФ. Один из вариантов, в частности, предполагает постройку авианесущего корабля водоизмещением 75 тыс. тонн". При этом, если по одному из этих проектов будет принято положительное решение, то в 2019 г начнется техническое проектирование корабля, при этом закладка может состояться в 2021-2022 гг. Также источник подтвердил, что в ГПВ 2018-2027 гг. заложено "начальное финансирование" программы создания нового авианосца.

Вроде бы неназванный источник вполне подтверждает слова В. Бурсука, но конкретики очень мало: «если понравится… то… может быть», а на прямой вопрос об авианосцах ОСК ответило молчанием, не подтверждая, но и не опровергая эту информацию. Также совершенно неизвестен тип нового авианесущего корабля, а слухи ходят самые дикие – от монструозного суперавианосца «Шторм» в 90-100 тыс. тонн водоизмещением, до носителя самолетов вертикального взлета и посадки, разработка которого якобы тоже будет финансироваться в рамках ГПВ 2018-2027 гг. Есть мнение, что корабль все-таки будет атомным, а основывается оно на том, что раз уж эскизный проект линкора «Ямато»… Простите, эсминца «Лидер» утвержден именно с атомной ЭУ, то и авианосец будут строить с ней же. Но это всего лишь соображение, основанное на логическом анализе, а не твердый факт.

Таким образом, получиться может очень по-всякому. С одной стороны, авианосец – это статусная вещь, а наш президент любит статусные вещи, и это внушает определенный оптимизм. С другой стороны, запросто может получиться так, что в период с 2018 по 2023 гг. работы по авианосцу не выйдут за рамки предэскизного проектирования, или даже и выйдут, но потом либо ГПВ будет пересмотрена, либо президент уйдет на заслуженный отдых (В.В. Путин может и не пойти на 5-ый срок, так как в 2024 г. ему исполнится 72 года), а уж что будет происходить в стране после смены власти в Кремле, не смог бы предсказать даже Нострадамус.

Тяжелые атомные ракетные крейсера (ТАРКР) проекта 1144.2 – 3 ед. (и 1 проекта 1144)



В статье, посвященной ракетным крейсерам, мы уже представляли характеристики кораблей этого типа, но все же кратко напомним ТТХ наиболее современного ТАРКР «Петр Великий»: стандартное водоизмещение 24 300 т, полное – 26 190 т (по другим данным – до 28 000 т), максимальная скорость 31 уз. при мощности машин 140 000 л.с., дальность плавания 14 000 миль на 30 уз. (лимитируется запасами провизии, так как крейсер оснащен ядерной энергетической установкой). Вооружение – 20 ПКР «Гранит», 96 тяжелых ЗУР (48 в составе ЗРК С-300Ф «Форт» и 46 в составе ЗРК С-300ФМ), 16 ПУ ЗРК «Кинжал» (128 ЗУР), двухорудийная установка АК-130, 6 ЗРАК «Кортик», 10*533-мм ТА (20 торпед или ракето-торпед «Водопад»), 1 РБУ-12000, 2 РБУ-1000, 3 вертолета Ка-27. Экипаж насчитывает 744 человека включая 18 чел. в составе авиагруппы.

Остальные два корабля незначительно отличаются по водоизмещению (предположительно они меньше на 200-300 т) и составу вооружения. Так, на «Адмирале Нахимове» количество тяжелых ЗУР составляло не 94, а 96 ракет, поскольку корабль комплектовался двумя ЗРК С-300Ф, кроме того, вместо 12 пусковых установок «Кинжалов» устанавливались 2*2 ЗРК «Оса-М» (40 ракет). Еще более пожилой «Адмирал Лазарев», в дополнение к вышесказанному, имел 8*30-мм скорострельных установок АК-630 вместо 6 ЗРАК «Кортик» и РБУ-6000 вместо РБУ-12000.

В отличие от подавляющего большинства современных боевых кораблей вообще, и от всех ракетно-артиллерийских кораблей, на ТАРКР, помимо мощного вооружения, имеется и конструктивная защита от воздействия вражеских боеприпасов. Увы, сведения о ней слишком скудны, чтобы составить представление, что именно и насколько она защищает. По некоторым данным (возможно – неполным) броней защищены:

1. Пусковая установка ПКР «Гранит» — стенки 100 мм (ниже ватерлинии – 70 мм) крыша – 70 мм;

2. ГКП и БИП – боковые стенки 100 мм, траверзы 75 мм, крыша 75 мм;

3. Вертолетные ангар, топливохранилище, погреба боезапаса – стенки 70 мм, крыша 50 мм.

Всего в состав отечественного флота входили четыре ТАРКР. При этом головной «Киров» вступил в строй в 1980 г. и покинул его сравнительно молодым – в 2002 г., после чего его стали готовить к утилизации. Потом, правда, спохватились, вернули в состав флота (корабль находился в небоеспособном состоянии, но все-таки) и собирались модернизировать. Увы, как это часто случается, одних благих намерений оказалось недостаточно, и в 2015 г. было принято окончательное решение об утилизации крейсера.

Второй и третий ТАРКР – «Фрунзе» (впоследствии – «Адмирал Лазарев») и «Калинин» («Адмирал Нахимов») вошли в строй, соответственно, в 1984 и 1988 г. Увы, в эпоху «диких 90-х» денег на их содержание и своевременный ремонт не нашлось, и корабли замерли у причалов. При этом «Адмирала Лазарева» ближе к 2000-м годам хотели и вовсе утилизовать, а «Адмирала Нахимова» в 1999 г формально отправили на модернизацию, фактически же – в отстой. Примерно в это же самое время (1998 г.) удалось, наконец-то, достроить четвертый ТАРКР, «Петр Великий» — вот он то и стал единственным представителем атомных крейсеров в ВМФ РФ и «визитной карточкой» нашего Северного флота.


Подводная лодка в степях Украины, говорите? (На самом деле "Петр Великий" идет Суэцким каналом, но ракурс фото таков, что самого канала не видно)


В первом десятилетии 2000-х годов сохранялось описанное выше статус-кво, но затем наступила эпоха ГПВ 2011-2020 гг. Политическая потребность в крупных кораблях, способных демонстрировать флаг и представлять интересы РФ в Мировом океане, осознавалась очень хорошо, а вот количество крейсеров, эсминцев и БПК, способных выйти в море, сокращалось не по дням, а по часам. Поэтому неудивительно, что на повестку дня оказался поставлен вопрос о модернизации на тот момент не столь уж и старых ТАРКР. Несмотря на то, что формально рассматривалось возвращение всех четырех ТАРКР в состав действующего флота, принятие решения о том, что первым модернизацию пройдет третий корабль серии «Адмирал Нахимов», говорило весьма о многом. Когда в 2013 г. появились сообщения о заключении контракта на модернизацию «Адмирала Нахимова», было объявлено также о том, что ремонт и модернизация займут 5 лет, и что «Нахимов» вернется в состав действующего флота в 2018 г. Однако к этому времени четвертый ТАРКР, «Петр Великий», уже отслужил бы 20 лет, и, очевидно, требовал бы серьезного ремонта, который имело бы смысл совместить с модернизацией по образу и подобию «Адмирала Нахимова».

Поскольку представить себе, что страна сможет одновременно вести глубокую модернизацию двух ТАРКР было решительно невозможно, по всему получалось так, что даже в случае строгого соблюдения пятилетнего срока модернизации к работам на «Адмирале Лазареве» могли приступить никак не ранее 2023 г. А это, прямо скажем, уже не могло иметь особого смысла.

Дело в том, что вооружение, установленное на ТАРКР по изначальному проекту, стремительно устаревает как морально, так и физически. Те же ПКР «Гранит» до сих пор остаются достаточно грозным оружием, но они давно уже не производятся, а у тех, что остались на складах, сроки годности отнюдь не бесконечны. ЗРК С-300Ф был очень хорош в прошлом веке и не потерял актуальности и сегодня, но все-таки это – аналоги сухопутного С-300ПМУ-1, который существенно уступает новым, более современным модификациям С-300, а на вооружении уже принят С-400… Иными словами, заниматься после 2020 г. простым восстановлением технической готовности ТАРКР, без кардинального обновления состава вооружения совершенно не имеет смысла. А модернизировать его по типу «Нахимова» (с установкой не менее 64, а вероятнее всего — 80 ПУ для ракет семейств «Оникс», «Калибр», «Циркон», модернизацией С-300Ф и с заменой «Кинжалов» на «Полимент-Редут») обойдется очень дорого. Стоимость модернизации «Нахимова» озвучивалась в 2012 г. в размере 50 млрд. руб., и эта сумма превышала (ненамного, но тем не менее) стоимость постройки новейшей атомной подводной лодки проекта 885М «Ясень-М».

Так вот, если оценивать по шкале «стоимость/эффективность в сферическом вакууме», то, вместо модернизации ТАРКР-ов лучше было бы построить подводные атомоходы – уже хотя бы потому, что и «Адмирал Нахимов», и «Петр Великий» прослужат после ее прохождения лет 20-25, вряд ли больше, а вот тот же «Ясень-М» вполне может «отходить» под водой лет 40. Но нужно понимать, что флоту требуются не только подводные, но и надводные корабли – носители дальнобойных противокорабельных и зенитных ракет и мощных средств радиотехнической разведки. Таким образом, в рамках концепции сбалансированного флота и в условиях крайнего дефицита надводных кораблей 1-го ранга модернизация двух-трех ТАРКР все-таки выглядела вполне обоснованным решением.

Однако, по последним данным, модернизация «Нахимова» «уехала» вправо аж до 2022 г – эту «радостную» новость сообщил генеральный директор предприятия Михаил Будниченко на форуме "Армия-2018". Таким образом, вместо первоначальных 5 лет крейсер будет модернизироваться в течение по меньшей мере 9 – с 2013 по 2022 гг. И даже если корабелы, «набив руку» на «Нахимове», смогут модернизировать «Петра Великого» лет за 6-7, то и в этом случае возможность приступить к «Лазареву» появится не ранее, чем 2028-2029 гг., а к этому времени его возраст достигнет уже 44-45 лет! Конечно, есть свои плюсы в том, что подавляющую часть этого времени корабль стоял законсервированным, но даже в случае, если его модернизация и будет технически возможна (корпус не развалится в процессе демонтажа старого вооружения), то в ней уже не будет никакого смысла.

А это означает, что сведения о поддержании «Адмирала Лазарева» в более-менее приличном состоянии (доковый ремонт 2014 г) свидетельствует не о том, что корабль когда-либо вернется в строй, а лишь о стремлении не допустить его затопления до начала утилизации (которая сама по себе дело не простое, требующее отдельного проекта и немалых денег). Сегодня, к сожалению, никаких других вариантов для «Лазарева» уже не осталось.

Ракетные крейсера (РКР) проекта 1164 – 3 ед.



Водоизмещение (стандартное/полное) 9 300/11 300 т., скорость – 32 уз., вооружение: 16 ПКР «Базальт», 8*8 ЗРК С-300Ф «Форт» (64 ЗР), 2*2 ПУ ЗРК «Оса-МА» (48 ЗУР), 1*2 130-мм АК-130, 6 30-мм АК-630, 2*5 533-м торпедных аппарата, 2 РБУ-6000, ангар для вертолета Ка-27.

В предыдущей статье, посвященной ракетным крейсерам, мы выражали уверенность, что при должном уходе все корабли этого типа останутся в строю до своего 45-летия. С учетом того, что Москва» вошла в состав флота в 1983 г., «Маршал Устинов» — в 1986 г., а «Варяг» — в 1989 г., мы предположили, что эти крейсера будут бороздить морские просторы до 2028, 2031 и 2034 гг. соответственно. Увы, последние новости говорят о том, что наши прогнозы оказались чрезмерно оптимистичными.

Первое, о чем нужно сказать – очевидно, что оборудование кораблей, переданных флоту в 80-х годах прошлого столетия, в значительной мере устарело и не отвечает сегодняшним требованиям морского боя. Соответственно, РКР проекта 1164 для поддержания боеспособности нужна серьезнейшая модернизация – и не для того, чтобы менять С-300Ф на «Редуты», а «Вулканы» на «Калибры» (они и ПКР «Вулкан» так вдарят – мало не покажется), а для замены радиолокационной и радиотехнической аппаратуры, связи, РЭБ и т.д. Так вот, на сегодняшний день такую модернизацию прошел только «Маршал Устинов» — и не слишком удивительно, что она затянулась аж на пять лет (2011-2016 гг.).



Самый старый из тройки «Атлантов», как называют РКР проекта 1164, крейсер «Москва», сейчас находится в очень плохом состоянии, практически без хода. По-хорошему, кораблю нужна модернизация в объемах, которые получил «Маршал Устинов», но тут вышла заминка.

Дело в том, что такую модернизацию можно провести только на севере, туда своим ходом «Москва» дойти не может, а буксировать ее туда из Черного моря через полмира никому не хочется. Конечно, можно взять и «подлатать» корабль на Севастопольском СРЗ, вернув ему ход, на что потребуется времени от полугода до года, и очень много денег, так как 13-ый СРЗ попросту не готов к столь масштабным для него ремонтам – придется доводить до ума сам завод, и, конечно, все это обойдется дороже, а потом еще идти на «Звездочку», и… что? Если даже крейсер сможет прибыть туда в 2019 г. и его модернизация займет, по аналогии с «Маршалом Устиновым», 5 лет, то, получается, что закончит он ее в 2024 г, когда ему исполнится 41 год!

В общем, проведение масштабной модернизации «Москвы» под большим вопросом. А вероятнее всего дела будут обстоять так – восстановление технической готовности «Москвы» на крымских предприятиях затянется года на три, после чего о какой-то модернизации уже говорить будет бессмысленно, а подлатают корабль средне, то есть очень скоро он опять потребует ремонта. И либо все это превратится в очередную «ремонтоэпопею», из которой корабль уйдет в утиль, либо же его сразу, не мучая перед смертью, пустят на иголки. Тем более, что в модернизации по схеме «Маршала Устинова» сегодня крайне нуждается другой и более новый крейсер этого проекта – «Варяг».

Таким образом, если в 2015 году мы располагали 7 ракетными крейсерами, из которых по ТАРКР («Киров») уже было принято решение об утилизации, еще 1 ТАРКР («Лазарев») находился в отстое, один ТАРКР («Нахимов») и один РКР («Маршал Устинов») находились в ремонте, а боевую службу несли три ракетных крейсера – ТАРКР «Петр Великий», «Варяг» и «Москва», то уже в 2016 г ситуация стала ухудшаться – «Устинов» вышел из ремонта, но вот «Москва», уже фактически небоеспособный, на ремонт не встал. А теперь судьба «Москвы» не определена, «Варяг», по-хорошему, надо ставить на модернизацию, и очень вероятно, что из 3 РКР проекта 1164 в строю останется только один. А с ТАРКР ситуация не улучшится, так как по мере введения в строй «Адмирала Нахимова», на модернизацию немедленно встанет «Петр Великий», то есть мы, как и ранее, будем располагать только одним ТАРКР в составе действующего флота. То есть вполне реальна ситуация, при которой, формально имея 6 ракетных крейсеров («Киров» все же считать не стоит), мы будем иметь вместо трех только два таких корабля в строю.

Но на самом деле, возможны еще даже более худшие варианты. Так, например, в новостях неоднократно говорилось о стремлении наших адмиралов поставить "Петра Великого" на ремонт даже раньше, чем из него выйдет "Адмирал Нахимов" — в 2020 г. Эта идея в целом как будто имела смысл, потому что, вообще говоря, ремонт "Петру Великому" ой как нужен и к нему собирались приступать не позднее 2018 г., когда по первоначальным прикидкам "Нахимов" должен был вернуться в состав флота. Однако же сроки его передачи флоту уехали сперва до 2020-2021 гг. — даже в этом случае постановка "Петра Великого" в 2020 г. все еще имела бы смысл, потому что значительную часть подготовительных к ремонту работ он мог бы вести параллельно с доделкой "Нахимова". Но теперь выход "Адмирала Нахимова" перенесли на 2022 г, а может далее... Сможет ли "Петр Великий" нести службу до этого срока? Или же его техническое состояние таково, что он окажется на приколе в 2020 г вне зависимости от того, сколько еще продлится модернизация "Адмирала Нахимова"? И тогда в составе нашего флота на протяжении нескольких лет вообще не будет ни одного ТАРКР, а с учетом того, что "Москва" также будет в ремонте, на 4 флота у нас останется ровно 2 крейсера проекта 1164 — все остальные атомные и единственный авианесущий будут стоять в ремонтах или в отстое.

Может получиться и так, что «Москва» уйдет в долгосрочный ремонт, а денег на глубокую модернизацию «Варяга» не найдут (тем более, что в описанной выше ситуации отправить на модернизацию еще и его, сократив количество крейсеров в составе флота до одного-единственного "Маршала Устинова". Описанный выше сценарий хорош хотя бы тем, что при общем сокращении численности наших ракетных крейсеров, мы все-таки к 2030 г. будем располагать четырьмя прошедшими глубокую модернизацию и вполне боеспособными кораблями – двумя ТАРКР («Петр Великий» и «Адмирал Нахимов» и двумя РКР («Маршал Устинов» и «Варяг»), хотя последние два и будут уже близки к предельным срокам эксплуатации. А вот если денег на «Варяг» найдено не будет, то при том же количестве один из наших кораблей в составе флота будет представлять собой музейный раритет с радиоэлектронными системами полувековой давности.

Кстати, по последним данным, «Москву» все же взялись ремонтировать в Севастополе… А что касается денег, то надо понимать, что гибель плавучего дока ПД-50 пробила огромную дыру в нашем военном бюджете – это сооружение было крайне необходимо для ремонта кораблей всех классов (зачастую, туда одновременно «загоняли» несколько кораблей!) и теперь, оставшись без этого грандиозного инженерного сооружения, нам необходимо будет как-то компенсировать его отсутствие. Это, безусловно, не может не сказаться на прочих наших кораблестроительных и судоремонтных планах.

Что же до новых кораблей класса "ракетный крейсер", то сегодня в качестве таковых выступают эсминцы типа «Лидер». Предполагается, что корабли этого типа будут иметь водоизмещение, занимающее промежуточное положение между ТАРКР и РКР проекта 1164, а по составу вооружения лишь незначительно уступят модернизированному "Нахимову". Согласно недавним новостям, МО РФ окончательно определилось с типом энергетических установок для этих кораблей — они будут атомными.

По большому счету создание подобных кораблей для отечественного флота выглядит крайне сомнительным мероприятием, так как строительство серии подобных "линкоров "Ямато"" вполне сопоставимо по затратам с реализацией авианосной программы, в то время как их боевая эффективность будет значительно меньше. Поэтому, сведения о том, что создание технического проекта перенесено на 2019-2022 г., после чего возможна закладка первого корабля этого типа... Скажем так, если бы наши проектировщики сейчас в поте лица трудились бы над проектом 22350М, представляющим собой превращение фрегата 22350 в полноценный эсминец 8 000 т полного водоизмещения или даже больше, то новости об очередной сдвижке вправо по "Лидерам" могли бы только радовать. Строительство серии кораблей по проекту 22350М выглядит намного более эффективным вложением средств, и куда более полезным флоту, чем нескольких "Лидеров". Однако же по последним данным, все слухи о 22350М остаются слухами, заказа на разработку этого корабля так и не прозвучало, и "Лидеры" остаются единственными надводными кораблями 1-го ранга, по которым точно ведется какая-то работа. И хотя можно с уверенностью констатировать, что программа эсминцев типа "Лидер" закончится фиаско (будет заложено 2-3 корабля, которые превратятся в эпический и чрезвычайно дорогой долгострой), но... Ничего другого нам, увы, похоже ожидать не приходится.

Продолжение следует…
Автор:
Андрей из Челябинска
Статьи из этой серии:
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее (часть 2)
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 3. "Ясень" и "Хаски"
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 4. "Палтус" и "Лада"
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 5. Лодки спецназначения и это странное ЕГСОНПО
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 6. Корветы
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 7. Малые ракетные
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее: минно-тральная катастрофа
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее: отечественные эсминцы
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Фрегаты
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Ракетные крейсера
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Береговые войска
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Морская пехота
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Береговые войска. Выводы
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

189 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти