"Константинополь должен быть наш!"

140 лет назад, 2 (14) января — 7 (19) января 1878 года, турецкая армия Сулеймана-паши была разгромлена русскими войсками И. В. Гурко в битве при Пловдиве. 8 (20) января 1878 г. передовой отряд Струкова взял Адрианополь. Турция потерпела полное поражение в войне и пошла на заключение перемирия.

Общая ситуация

После успешного преодоления Балканского горного хребта русской армией ситуация Турции стала критической. В сражении под Шипкой и Шейновом турки лишились армии Вессель-паши, второй из двух своих лучших полевых армий (первая была уничтожена при Плевне). В общем оборонительном фронте турок на Балканах образовалась широкая брешь. Связь между группой войск Сулеймана-паши и Восточно-Дунайской армией была прервана и они были обречены на изолированное сопротивление. Образовавшийся между обеими этими уцелевшими группами турецких войск промежуток, давал возможность русской армии наступать на Адрианополь, который не был прикрыт и позволял идти и далее к Константинополю.


Русское командование решило использовать благоприятную ситуацию и продолжить стратегическое наступление. Западный отряд под началом И. В. Гурко (65 тыс. человек при 312 орудиях) должен был из района Софии наступать на Филиппополь (Пловдив) и Адрианополь. Троянскому отряду П. П. Карцева (13 тыс. человек при 36 орудиях) поручили идти от Карлово на Филиппополь, угрожая тылам турецкой группировки, находившейся восточнее Софии. Центральному отряду Ф. Ф. Радецкого (48 тыс. человек при 218 орудиях) дали указание идти из района Шипки к Адрианополю. Отряд Э. К. Деллинсгаузена (18 тыс. человек при 70 орудиях) составлял левый фланг войск, которые должны были действовать в долине р. Марица на адрианопольском направлении. Резерв (21 тыс. человек при 96 орудиях) концентрировался севернее Шипкинского перевала, и должен был следовать за Центральным отрядом Радецкого. Всего в четырех русских отрядах и общем резерве было около 165 тыс. человек и 732 орудия.

Нашим войскам противостояла турецкая армия под командованием Сулеймана-паши, которая включала в себя отряд Османа Нури-паши отошедший от Софии и юго-восток и занявший оборону на Ихтиманских горах (часть софийской группировки отошла на Радомир и Дубницу), и отряд Шакира-паши, который после поражения на перевалах направлялся к Татар-Пазарджику. Также небольшой отряд турецких войск располагался в районе Адрианополя. Всего турецкая группировка насчитывала около 70 тыс. человек. Турецкие войска, после прорыва русских за Балканский рубеж, должны были как можно быстрее отойти на позиции у Адрианополя и держать там оборону, затягивая время. Однако Сулейман-паша не решился принять на себя ответственность за отвод войск к Адрианополю и упустил время, когда можно было спокойно отойти и занять оборону. Только 29 декабря 1877 г. (10 января 1878 г.) Сулейман-паша получил приказ об отходе к Адрианополю.

Таким образом, двух-, трехкратное превосходство в живой силе, значительное качественное превосходство русских войск и надежное обеспечение флангов давали русскому верховному командованию полную возможность принимать самые смелые решения для наступления на константинопольском направлении. Общий замысел русского командования сводился к тому, чтобы разбить вражескую армию, взять Адрианополь и выйти к Константинополю.

Наступательные задачи ставились и остальным войскам русской Дунайской армии. Восточный отряд под командованием наследника престола Александра Александровича (92 тыс. человек и 386 орудий) занимал участок предгорий Балкан до Рущука фронтом на восток и продолжал блокировать турецкую армию в четырехугольнике крепостей (Силистрия, Рущук, Шумла и Варна). Ближайшей задачей Восточного отряда (по сути, армии) было овладение Осман-Базаром, после чего он должен был взять Разград и прервать сообщение между Варной и Рущуком. На левом фланге, по Дунаю и в Добрудже, тремя группами были расположены войска общей численностью 53 тыс. человек при 212 орудиях. Вместе с Восточным отрядом они обеспечивали с левого фланга коммуникации главной ударной группировки русской армии, действовавшей в долине Марицы на адрианопольско-константинопольском направлении. Нашим войскам противостояла турецкая Восточно-Дунайская армия (до 57 тыс. человек).


Русский план действий в январе 1878 г. после перехода Балкан

Наступление отряда Гурко

Русские войска развернули активное наступление. Первым начал движение Западный отряд Гурко, ранее других преодолевший Балканские горы. Иосиф Гурко собирался обходным маневром принудить противника оставить укрепленные позиции на Ихтиманских горах, отойти в долину реки Марицы, а затем постараться быстрым преследованием совершенно разгромить войска Шакира-паши. Для решения этой задачи было сформированы четыре колонны: Вельяминова, Шувалова, Шильдер-Шульднера и Криденера. С учётом неясности обстановки, плохой связью и разобщенностью отрядов при наступлении в горах командирам предоставлялась широкая инициатива. Главный удар планировали нанести с запада сильными колоннами Вельяминова и Шувалова. Колонны Шильдера-Шульднера и Криденера наступали с севера, угрожая правому флангу врага, и в случае необходимости должны были выйти в тыл турецкой группировке, отрезая им путь к отступлению.

Наступление русских войск развивалось медленно. Глубокий снег сковывал маневр колонн. Турки, избегая окружения, к 31 декабря 1877 г. (12 января 1878 г.) отошли с Ихтиманских позиций и сосредоточились у Татар-Пазарджика. Вечером 1 (13) января 1878 г. Гурко приказал 2 января всеми колоннами вести наступление с целью окружить войска противника в Татар-Пазарджике и принудить их к капитуляции. Однако армия Сулеймана-паши после присоединения к ней отходящего от Софии отряда Османа Нури-паши сумела ускользнуть от охвата, который пытался устроить генерал Гурко. Турки перешли реку Марица, уничтожив за собой мост, и вечером 2 (14) января 1878 года сосредоточились возле Филиппополя. Сулейман-паша решил дать здесь отдых своим войскам, привести их в порядок.

Стоит отметить, что отступление тяжело далось турецкой армии. Оно стоило как тяжелое поражение в битве. Тысячи турецких солдат дезертировали, бежали на юг, или разошлись по домам. В результате армия сильно уменьшилась, в сильных батальонах-таборах осталось по 60 — 90 бойцов, в других – одни офицеры. По приходе в Филиппополь армия сократилась до 90 — 96 батальонов. Дивизии были весьма разного состава: в одних было по 25 — 27 батальонов, в других — по 7 – 8. 3 (15) января турецкая армия была разделена на пять дивизий по две — три бригады в каждой (в бригаде было по 6 — 10 батальонов). Дивизиями командовали Фуад-паша, Шакир-паша, Бекер-паша, Осман Нури-паша и Савфет-паша.

Таким образом, несмотря на то что войскам Гурко не удалось окружить и уничтожить турецкую армию, результат был огромен. Противник бежал, оставляя стратегические позиции, часть армии Сулеймана-паши была деморализована и разбежалась без боя. Под Филиппополем (Пловдив) в трехдневном сражении 3 – 5 (15 – 17) января 1878 г. войска Сулеймана-паши были окончательно разгромлены.


Общая панорама Софии 1878 года с русскими воинами на переднем плане. В глубине — церковь Святой Софии

Битва при Пловдиве

Турецкий командующий считал, что время отхода на Адрианополь уже упущено, поэтому необходимо привести войска в порядок и дать бой. Сразу же после реорганизации войск армия Сулеймана заняла оборону. Кадикиой обороняли три бригады дивизии Османа Нури-паши, Каратаир — три другие бригады, а у Филиппополя и вдоль реки Марицы расположились бригады Савфет-паши. Эти войска составляли первую линию обороны. В резерве за ними стояли дивизии Фуада-паши и Шакира-паши. Дивизия Бекера-паши под прикрытием всех этих войск должна была подготовить в тылу вторую линию обороны.

2 (14) января русская конница своими передовыми разъездами проникла в незанятую турками северную часть Филиппополя. Колонна Шувалова, следуя по шоссе северным берегом Марицы, перешла вброд реку у Адакиоя и к вечеру заняла эту деревню. Южнее Марицы в этот день была направлена лишь Кавказская казачья бригада, которая и установила там соприкосновение с противником. Прочие войска отряда Гурко заночевали в Татар-Пазарджике и его окрестностях, а гвардейская конница генерала Клодта — в 8 — 12 км севернее Филиппополя.

Гурко располагал весьма смутными сведениями о противнике. Наиболее вероятным было то, что 3 (15) января Сулейман-паша будет продолжать отход к Адрианополю. На основе этой идеи Гурко и отдал распоряжения в ночь на 3 января. Согласно этим распоряжениям конница Клодта должна была обойти Филиппополь с севера, перейти реку Марицу восточнее города и стать на пути отступления турок. Войскам Криденера, объединившего командование конницей и колоннами генералов Дандевиля и Шильдер-Шульднера, приказывалось «идти на Филиппополь по дороге параллельно шоссе и, обогнув город с севера, перейти реку Марицу восточнее города». Колонна Шувалова нацеливалась на наступление к Филиппополю по обоим берегам Марицы, вдоль железнодорожного полотна и шоссе. Колонне Вельяминова ставилась наступать южным берегом Марицы до Мечкюра (Ивермелика), впереди этой колонны должна была двигаться Кавказская казачья бригада.

Таким образом, план Гурко сводился к тому, чтобы отрезать армии Сулеймана-паши пути отхода на Адрианополь и, при благоприятном стечении обстоятельств, окружить ее. Для успеха операции быстро и энергично должны были наступать кавалерия Клодта и обходные колонны Криденера и Вельяминова, они должны были отрезать врагу пути отхода к Адрианополю, на запад, и в горы, на юг.

3 января. 3 (15) января Марицу форсировали войска колонны Шувалова. Шувалов не решился один перейти в наступление, так как позиция турок была очень сильной с фронта. Он решил выжидать подхода колонны Вельяминова и ждать содействия у Криденера. В результате переправившиеся через реку русские войска весь день вели нерешительный бой, ожидая подхода и развёртывания главных сил. Только под вечер, когда ясно обозначились движения войск генералов Вельяминова и Шильдер-Шульднера, Шувалов перешел в наступление, атаковал и взял Каратаир.

Остальные войска в этот день фактически в битве не участвовали. Колонна Вельяминова запоздала с выступлением, при этом двигалась медленно (на прохождение 21 км затратила 9 часов), поэтому не успела принять участие в бою и стала на ночлег у Каратаира. Колонна Шильдер-Шульднера также значительно запоздала с выступлением — не менее чем на 6 часов. К Айранли колонна подошла в 17 час. и здесь приказом Гурко была повернута на юг для оказания помощи войскам Шувалова. Однако переправа через Марицу затянулась до ночи 16 января (брод доходил до пояса, и людям приходилось раздеваться на морозе). Поэтому и эта колонна также не приняла в этот день участия в бою. Не был выполнен приказ Гурко и конницей Клодта, и колонной Дандевиля, которые должны были перерезать туркам пути отхода к востоку от Филиппополя. Конница Клодта вместо ночи выступила лишь около полудня. Главные силы Клодта к вечеру все-таки вышли к востоку от Филиппополя, но Клодт, вопреки прямому приказу Гурко, решил, что переход Марицы одной конницей без пехоты невозможен, отошел от реки на север и остановился на ночёвку. Колонна Дандевиля, дойдя до Филиппополя, заняла северную окраину города и завязала бесцельную перестрелку с турками через реку. На это было потеряно так много времени, что переправиться через Марицу восточнее Филиппополя колонне в этот день не удалось.

Тем временем Сулейман-паша приказал немедленно отступать. Отход врага обнаружил эскадрон гвардейских драгун (численностью всего в 63 человека) под командой капитана Бураго. Выполняя разведывательную задачу, поставленную ему лично Гурко, капитан Бураго ночью проник в южную часть Филиппополя, и там обнаружил, что турки покидают уже город. Во время этого налета капитан Бураго захватил пленных и две пушки, фактически заняв город и не потеряв при этом ни одного человека. Обо всем случившемся капитан Бураго вечером 3 января и ночью 4 января донес Гурко.

Таким образом, действия конной разведки показали, каких успехов могли добиться войска Криденера, если бы они ещё днем вошли в Филиппополь, обойдя его с севера и став на пути отхода турок. Из-за ошибок, медлительности и вялости действий командиров русских отрядов турецкая армия избежала полного окружения и гибели в сражении.

"Константинополь должен быть наш!"

Памятник А. П. Бураго в городском саду, Пловдив. Александр Петрович Бураго — капитан, командир 2-го эскадрона лейб-гвардейского Драгунского полка, который первым вошёл в Пловдив

Пока русские войска топтались на месте, турки решали свои задачи. Осману Нури-паше без особого труда удалось сдержать слабое наступление русских войск. Бекеру-паше без помех удалось подготовить тыловые позиции у Марково. Под прикрытием этих позиций вечером начал свой отход на Станимаку Осман Нури-паша, а вслед за ним отошел из Филиппополя и Савфет-паша. Шакир-паша должен был начать отход на Станимаку вечером и ночью, а Фуад-паша имел задачу остаться со своей дивизией в арьергарде и прикрыть отход всей армии.

Проблема была в плохой организации и дисциплине турецких войск. Части Османа Нури-паши запоздали с отходом. Войска Шакир-паша ещё больше опоздали с прохождением тыловых позиций Бекера-паши. Он попросил Бекера-пашу не очищать тыловых позиций ранее подхода главных сил его колонны к Марково. Бекер-паша согласился и для лучшего обеспечения отхода войск Шакира-паши даже растянул свою позицию. Для этого задержалась и дивизия Фуада-паши. К рассвету голова колонны Шакира-паши подошла к Марково, хвост же находился ещё у Дермендере. Дивизии Савфета-паши и Османа Нури-паши к рассвету уже втянулись в предгорья Родоп, и пехота подходила к Станимаке, но артиллерия и обозы на тяжелых горных дорогах отстали и плотно забили вход в предгорья. В итоге отступление в горы дивизий Шакира-паши, Фуада-паши и Бекера-паши затормозилось, и днем 4 (16) января они вынуждены были еще остаться севернее Родоп. Вот эти войска и могли окружить силы Гурко после неудачи окружения всей армии Сулеймана в районе Филиппополя.


Монумент освободителям Пловдива — эскадрону из 63-х лейб-драгунов под командованием капитана Бураго

4 января. Гурко посчитав, что основные силы врага уже ушли на Станимаку, приказал войскам генералов Вельяминова, Шильдер-Шульднера и Шувалова под общий командованием последнего идти на Дермендере. В обход правого турецкого арьергарда в направлении на Станимаку пошла лишь 1-я бригада 3-й гвардейской пехотной дивизии и сводная драгунская бригада генерала Краснова. Гурко решил, что севернее Родоп, в районе Дермендере, остался лишь небольшой турецкий арьергард, который с приближением к нему с фронта русских колонн сразу отступит и будет затем перехвачен отрядом Краснова.

Однако ход боя 4 (16) января показал ошибку в расчётах. Филиппополь русские войска заняли. Войска Шувалова вели бой с дивизией Фуада-паши у Дермендере и он не мог выполнить приказ о выводе 2-й гвардейской пехотной дивизии в Филиппополь. Колонна Вельяминова начала наступление на Дермендере и также завязала бой с противником. Колонна Шильдер-Шульднера весь день топталась не месте, не решаясь идти в тыл к противнику и оставить ведущие бой войска Вельяминова без поддержки, но и не оказывая ей прямой помощи. Таким образом, в течение 4 января войска генерала Шувалова, ориентированные Гурко на встречу с незначительным турецким арьергардом, вели бой с дивизией Фуада-паши. Неожиданность этой встречи, полное незнание сил и расположения врага, отсутствие личного командования колонн со стороны Гурко привели к бесцельному топтанию наших войск перед фронтом турецкой позиции и потере времени.

Тем временем войска Шакира-паши и Бекера-паши начали отход на Станимаку. На пути их отхода оказался только небольшой отряд Краснова. Обнаружив турецкую колонну, следовавшую на Станимаку, Краснов развернул драгун и гвардейцев и приказал пехоте атаковать селение Карагач. В первой линии находились 2-й и 3-й батальоны гвардейского Литовского полка; за ними в резерве 1-й, 2-й и 4-й батальоны гвардейского Кексгольмского и 4-й батальон Литовского полков. В 1000 м от турецких позиций они были встречены сильным ружейным и артиллерийским огнем. Гвардейцы стали отвечать, но вскоре прекратили огонь и лишь ускорили шаг. В темноте турки лишились возможности вести прицельный огонь по вспышкам выстрелов, и большинство турецких пуль и снарядов давало перелеты. Кроме того, по вспышкам турецких выстрелов русские командиры получили возможность определить расположение турецких позиций и окончательно нацелить батальоны на них. 2-й батальон литовцев подошел к деревне и атаковал 12-орудийную батарее. Русские солдаты захватили её, переколов прислугу и прикрытие. Турецкие контратаки были отбиты огнем с коротких дистанций. Одновременно 3-й батальон Литовского полка атаковал трех- и пятиорудийную батареи, захватил их и также отбил последовавшие вслед за тем вражеские контратаки. Кексгольмские батальоны подошли к деревне, когда все три батареи уже были захвачены, и приняли участие только в захвате остальной части деревни и в отражении новых вражеских атак. Однако у утру 5 (17) января боеприпасы у наших солдат практически закончились, несмотря на то, что ночные турецкие контратаки отбивались в основном штыками. Кроме того, позиции были неудобны для дневного боя. Это вынудило Краснова очистить селение.

Таким образом, несмотря на проявленный русскими в бою под Карагачем героизм, задача, поставленная отряду Краснова, осталась невыполненной и пути отхода турецких войск на Станимаку перерезаны не были. У отряда Краснова просто не было сил, чтобы перехватить отступающие вражеские войска. Эту задачу, хотя бы частично могла решить конница Клодта, но командир отряда плохо организовал разведку и переоценивал силы противника, ошибочно считал, что турки ещё стоят в Филиппополе. В результате конница простояла весь день в бездействии, опасаясь попасть под удар крупных сил противника, если пойдёт вперёд без поддержки других отрядов. Поэтому 4 (16) января возможное окружение значительной части армии Сулеймана севернее предгорий Родоп вновь сорвалось.


Трехдневное сражение под Филиппополем. Источник карты: Н.И. Беляев. Русско-турецкая война 1877—1878 гг.

Завершение сражения. К утру 5 (17) января Сулейман-паша с большей частью своих войск находился в Станимаке. По шоссе из Филиппополя в Станимаку отходили ещё лишь две тыловые бригады армии, да в предгорьях севернее Родоп дивизия Фуада-паши вела арьергардные бои. Турецкий командующий задержал главные силы армии в Станимаке, не желая бросать дивизию Фуада-паши, которая была задержана боем с отрядом Краснова. Фуад-паша в ночь на 6 (18) января успешно отвёл свои войска, избежав окружения. Сулейман-паша получив донесение Фуада-паши об отходе на Исмилан и сразу же после этого приказал начать отход главных сил армии. Отход Сулейман решил направить не на Адрианополь, а на юг, так как считал, что пути на Адрианополь уже отрезаны ему русскими войсками. Русская конница преследовала отступавших турок, и утром 7 (19) января захватила оставшиеся турецкие орудия.

Таким образом, остатки турецких войск, бросив всю артиллерию (около 180 орудий), бежали через Родопские горы к Эгейскому морю. Армия Сулеймана-паши, понесшая большие потери, ослабленная массовым дезертирством, расчлененная, лишенная в боях и во время бегства артиллерии и обозов, фактически перестала существовать. Русская армия открыла себе дорогу на Константинополь. Потерпевший поражение Сулейман-паша был арестован и отдан под суд. Сулейман был приговорён к лишению чинов, наград и 15 годам заключения в крепости. Однако вскоре он был помилован султаном и заключение заменено на ссылку.

На Царьград

В то время как войска Гурко, наступая долиной Марицы, завязали сражение у Пловдива, войска Центрального отряда несколькими колоннами шли к Адрианополю. В авангарде был отряд М. Д. Скобелева. Успех операции во многом зависел от быстроты действий. Поэтому отряд выступил без лишних тяжестей и колесного обоза, с одними вьючными лошадьми. Из состава авангарда выделили передовой конный отряд под командованием генерала А. П. Струкова, энергичного командира. Скобелева говорил о нём: «Он обладает высшим качеством начальника в военное время – способностью к ответственной инициативе».

Русский художник и литератор В. В. Верещагин в своих записках о русско-турецкой войне уделил немало места Струкову (он находился во время этой операции в его отряде), в частности дал ему такую характеристику: «Я не знаю офицера более исполнительного, дисциплинированного, чем Струков. Это тип образцового, методичного кавалериста: с маленькою головой, сухощавый, так что кожа обтягивает прямо кости и мускулы… С огромными усами, меланхолическим взором, он постоянно подергивается, но хорошо владеет собой и почти никогда не теряет ровного расположения духа. Я положительно дивился выносливости и подвижности этого человека».

3 (15) января 1877 г. авангард выступил. В этот же день передовой отряд захватил узел железных дорог Семенли. Струков доносил: «Турки в панике побежали из редута и зажгли мост, что не дало возможности преследовать. Драгуны спешены и пущены были на мост и тотчас потушили. Набег был так быстр, что станция захвачена неиспорченной». В 5 часов 4 (16) января отряд Струкова занял Германлы, став на перекрестке шоссе Филиппополь – Адрианополь. 5 (17) января там уже была вся пехота авангарда.

Скобелев дал приказ срочно построить у Германлы укрепление фронтом на запад и восток. Была проведена разведка на всех направлениях. Укрепленную позицию возводили с целью перекрыть армии Сулеймана-паши путь отступления из Филиппополя и одновременно не дать врагу выдвинуть на помощь ей резервы из Адрианополя. После победы у Пловдива необходимость в сохранении этой позиции отпала, и авангард получил новую задачу. 7 (19) января начальник штаба Западного отряда генерал Д. С. Нагловский сообщил Скобелеву, что он подчинен генералу Гурко и должен идти как можно быстрее к Адрианополю и постараться взять его до подхода сил врага.

Наступление войск Скобелева было стремительным. Организованного сопротивления турецких войск не было. Лишь кое-где происходили стычки с башибузуками (нерегулярными оманскими войсками). 8 (20) января 1878 г. передовой отряд Струкова, за 40 часов пройдя 88-килеметровый путь, неожиданно для врага появился у Адрианополя. Захваченный врасплох 2-тыс. турецкий гарнизон оставил крепость без боя. В Адрианопольском арсенале было захвачено 22 орудия Круппа и 4 орудия большого калибра. Верещагин, находившийся в отряде Струкова, отмечал: «Сулейман присылал телеграмму за телеграммой о заготовке вагонов для немедленной доставке его армии в Адрианополь. Его депеши достались Струкову в руки, и можно было видеть по ним, что турки, гонимые Гурко от Филиппополя, ждали нас и с этой стороны, но, конечно, не воображали, что мы перережем им дорогу».

10 (22) января главные силы отряда Скобелева вошли в город с развёрнутыми знаменами и музыкой. В своём приказе Скобелев писал: «Поздравляю вверенные мне храбрые войска с взятием второй столицы Турции. Вышей выносливостью, терпением и храбростью приобретен этот успех».

Западный отряд Гурко после сражения при Пловдиве четыре дня отдыхал. 10 (22) января он продолжил движение. Часть войск была направлена на юг для преследования остатков войск Сулеймана-паши, часть – к Адрианополю, куда стала прибывать 14 (26) января. Наступление продолжалось. Передовой отряд Струкова 14 (26) января занял Люле-Бургас, и 16 (28) января продолжил движение. 17 (29) января наши войска штурмом взяли железнодорожную станцию Чорлу, 20 января (1 февраля) заняли Чаталджа. На следующий день русская конница вступила в Родосто и Деде-Агач.


Генерал Александр Петрович Струков (1840—1911)

Перемирие

Таким образом, военная катастрофа Турции стала фактом. Турецкие войска, закрывавшие путь на столицу были разгромлены и их остатки в панике бежали, все основные рубежи обороны пали. Турция имела еще Восточно-Дунайскую армию, но она не могла преградить русским дорогу к Константинополю — для этого не было времени. Кроме того, сделать это ей не позволяла слабость личного состава и материального оснащения.

Русские могли взять Константинополь-Царьград. Главнокомандующий русской армией великий князь Николай Николаевич запросил императора Александра Второго о возможности наступления на Константинополь и захвате его. Однако этот шаг был опасен с точки зрения осложнения международных отношений. Главнокомандующий получил предписание продвигаться в направлении турецкой столицы до тех пор, пока противник не примет условий мира, но не занимать Константинополь и Галлиполи.

Петербург не решился взять Царьград и сделать его русским. Хотя был в шаге от осуществления вековечной русской стратегической задачи на Чёрном (Русском) море. Правительство Александра II не набралось смелости бросить вызов Англии и тогдашнему «мировому сообществу», несмотря на то, что русский солдат уже сделал всё, чтобы поставить точку в тысячелетней борьбе за Царьград. При этом Англия сама по себе не могла противостоять России (не было сильной сухопутной армии, британцы привыкли использовать чужое «пушечное мясо»). Франция была разгромлена в пух и прах в войне 1870-1871 гг. и ещё не восстановилась, ей самой нужна была Россия, чтобы сдерживать Германию, которая стремилась ещё раз избить французов. При нежелательных движениях Франции и Англии, Петербург мог найти общий язык с Бисмарком (при котором Германия не стала бы воевать с Россией) и дать возможность тевтонам ещё раз поколотить Францию. Австрия при таком раскладе не могла бы препятствовать России, опасаясь Германской империи и активизации русских на Балканах с натравливанием южных славян против империи Габсбургов и поддержке венгров и их стремлении к независимости. То есть Англия оставалась одна, и её флот не мог помешать русским занять Константинополь-Царьград и проливы. Однако либеральное правительство Александра Второго не осмелилось пойти против «мирового сообщества» и подняться на уровень решения глобальных задач русской цивилизации.

Порта была вынуждена просить о заключении перемирия. 7 (19) января в русскую Главную квартиру (штаб) в Казанлыке прибыли турецкие уполномоченные – министры Сервер-паша и Намык-паша. Им сообщили, что военные действия будут прекращены только после подписания предварительных условий мира. Ознакомившись с ними, турки отказались подписывать «Основания мира». Особенно им не понравился пункт о самостоятельности Болгарии, так как это, по их мнению, означало гибель Турецкой империи, прекращение её владычества в Европе. Однако угроза падения уже Константинополя вынудила турок принять «Основания мира» и согласиться со сдачей крепостей Видин, Рущук, Силистрия и Эрзерум.

19 (31) января 1878 г. в Адрианополе, где теперь располагалась ставка главнокомандующего русской армией, была заключено перемирие. Обе стороны прекращали боевые действия, между их армиями на Балканах и в Малой Азии устанавливалась демаркационная линия. Одновременно прекращались военные действия между Турцией и союзниками России – Румынией, Сербией и Черногорией. Кровопролитная война, длившаяся девять месяцев, завершилась полным военным поражением Османской империи.

В последующие дни русская армия продолжила движение, выходя на рубеж установленной демаркационной линии. Отряд Деллинсгаузена 29 января (10 февраля) занял Бургас. Восточный отряд 8 (20) февраля вступил в Рущук, 14-й корпус генерала Циммермана 11 (23) февраля вошёл в Силистрию.



Итоги

Зимнее наступление 1877 – 1878 гг. завершилось решительной победой русской армии. Русские войска успешно решили крайне сложную задачу по преодолению Балканского горного хребта в условиях зимы и блистательно провели стратегическое преследование врага, не дав ему возможности опомниться и закрепиться на новых рубежах обороны.

Сначала русские войска успешно преодолели Балканы, преодолев сопротивление войск Шакира-паши и Вессель-паши в левом фланге и в центре турецкой линии фронта. Войска Гурко прорвались через горные перевалы и взяли Софию, а отряд Радецкого разгромил и пленил группировку Вессель-паши. При этом часть сил турецкой армии на левом крыле отвлекла вступившая в войну в декабре 1877 года Сербия. В турецкой обороне образовалась огромная брешь. Русская армия продолжила движение, отбросила армию Сулеймана-паши с позиций на Ихтиманских горах и у Татар-Пазарджика, и разгромила у Филиппополя (Пловдива). Авангард Скобелева стремительным рывком занял Адрианополь. Россия одержала полную военную победу над Османской империей. Турция утратила возможность оборонять Константинополь и заключила перемирие.

Военные действия русской армии на этом этапе в целом характеризовались быстротой, смелостью и решительностью, несмотря на ошибки и пассивность отдельных генералов. Войска, одушевлённые победами, с новой силой проявили свои высокие морально-боевые качества, смелость и настойчивость в достижении окончательной победы.

Успеху зимнего стратегического наступления русской армии способствовали союзники. Войска румынской, сербской и черногорской армий своими активными действиями сковали значительные силы Турции и тем самым помогли русской армии нанести поражение главной группировке противника. Также совместно с русскими храбро сражались болгарские ополченцы и партизаны (четники). Россия выступила как главный освободитель балканских славянских и христианских народов от длительного османского ига.


Вид с Адрианополя
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Война 1877-1878 гг.

«Константинополь должен быть наш...» 140 лет назад Россия объявила войну Турции
«Турция должна прекратить существование»
Как Англия вела борьбу с Россией с помощью Австро-Венгрии и Турции
Как Россия спасла Сербию от разгрома
Русская армия накануне войны с Турцией
Русский Черноморский флот накануне войны с Турцией
Турецкие вооруженные силы
«Только на берегах Босфора можно действительно сломить владычество турок...»
Турецкое командование собиралось устроить русской армии «балканские Канны»
Как Англия в 1877 году попыталась повторить «крымский сценарий» по разгрому России
Выступление Черногории на стороне России отвлекло крупную группировку турецкой армии
Битва за Дунай
Битва за Дунай. Ч. 2
Штурм Ардагана
Драмдагское и Даярское сражения. Неудача русской армии у Зивина
140 лет героической обороны Баязета
Как рухнул план «русского блицкрига» на Балканах
Прорыв отряда Гурко в Забалканье
Как "Лев Плевны" дал русской армии кровавый урок
Переход Дунайской армии к стратегической обороне
140 лет героической обороне Шипки
«Будем стоять до последнего, ляжем костьми, но позиции не сдадим»
«На Шипке всё спокойно…»
Поражение турецкой армии при Ловче
Как Скобелев едва не взял Плевну
Блистательная победа русской армии в Авлияр-Аладжинском сражении
Ночной штурм Карса
Разгром турецкой армии Осман-паши и падение Плевны
Прорыв русской армии через Балканский хребет
"Здесь прошли русские войска и воскресили славу суворовских и румянцевских чудо-богатырей"
Штурм Шипко-Шейновских позиций турецкой армии
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. parusnik Офлайн
    parusnik (Алексей Богомазов) 9 января 2018 12:11
    +3
    Блестящая компания, закончившиеся бездарным Берлинским конгрессом..
  2. максим1987 Офлайн
    максим1987 (Немчинов Максим Сергеевич) 9 января 2018 12:36
    +2
    через 30 лет Ленин наверняка бы прокакал Константинополь
  3. антивирус Офлайн
    антивирус 9 января 2018 13:40
    +1
    гладко было на бумаге--в статье. да забыли про "партнеров"
    сейчас в Сирии победили и нет мира
    Троцкий -" ни мира ни войны" в Сирии рулит.
    а Османская имп тогда больше чем современная САР
  4. К0щей Офлайн
    К0щей 9 января 2018 13:52
    +3
    даже если бы взяли Константинополь:
    1. не факт, что "мировое сообщество" опять бы не объединилось для второй Крымской. тем же немцам выход России в Средиземное море был на не нужен.
    2. не факт, что большевики не отдали бы эти земли каким-нибудь "братским пролетариям" или предоставили независимость, примеры чего есть.
    и думается мне, что в случае присоединения Константинополя к России, турки бы точно ввязались в ВОВ.
    мало что-то захватить. самое сложное это удержать.
    за статью спасибо, не очень интересуюсь этим периодом истории, но было интересно.
    1. единокровец Офлайн
      единокровец 10 января 2018 05:23
      +5
      Цитата: К0щей
      даже если бы взяли Константинополь:

      1.вполне могли, но не факт . Такие ситуации бывают раз за многие столетия и их нужно использовать.

      2.Не было бы тогда никаких большевиков.
      Во первых не было бы балканских войн 13-14 года .Значит был бы сербо-болгарский военный блок .
      Во-вторых Босфор был бы всю войну открыт, что улучшило снабжение и не позволило обвалится торговли.
      В третьих при контроле проливов ПМВ вообще могло бы не быть.

      3.Константинополь не нужно было включать в состав РИ . Например его и округу можно было сделать вольным городом под покровительством РИ.


      Так что как не крути не взятие Константинополя во мНогом решило судьбу РИ.
      1. К0щей Офлайн
        К0щей 10 января 2018 05:33
        +2
        Цитата: единокровец
        2.Не было бы тогда никаких большевиков.

        по большевикам: Первая Мировая конечно стала мощным катализатором для революционных движений в России, но далеко не единственным. не смотря на все хвалебные оды Николашке 2, которые поются у нас с начала 90-ых, рабочие и особенно крестьяне по стране в целом влачили довольно жалкое существование, произошедший в 17-ом взрыв назревал очень давно. поэтому, на мой взгляд конечно, революция все равно бы случилась. вопрос только была бы она менее или более кровавой.
        1. единокровец Офлайн
          единокровец 10 января 2018 05:41
          +2
          Цитата: К0щей
          произошедший в 17-ом взрыв назревал очень давно. поэтому, на мой взгляд конечно, революция все равно бы случилась.

          Так революция и случилась в 1905 году . После этого пошли преобразования , если бы не ПМВ то даже такая бездарность как Николаша никакой Февральской революции не допустил . Были бы забастовки, стачки , может даже бунты но не более.
      2. антивирус Офлайн
        антивирус 10 января 2018 09:43
        0
        3.Константинополь не нужно было включать в состав РИ . Например его и округу можно было сделать вольным городом под покровительством РИ.
        все имеет цену и кровь чудо-богатырей.
        вместо покровительства РИ --продали бы в " консорциум цивилизованных держав".
        если нельзя завоевать --платить могли сколько князья запросят и более их жадности
  5. солдатъ Офлайн
    солдатъ (Федор Иванович) 9 января 2018 15:25
    +18
    Константинополь должен быть наш

    Еще будет наш!
    Испугались нескольких английских броненосцев.
    А такая возможность была!
    1. Curious Офлайн
      Curious (Victor) 9 января 2018 18:35
      +1
      "Еще будет наш!"
      Раньше у Вас склонности к юмору не наблюдалось. Это положительный сдвиг.
      1. солдатъ Офлайн
        солдатъ (Федор Иванович) 9 января 2018 18:59
        +18
        Надежды стараюсь не терять даже в период "дружбы" с нашим вековым противником)
  6. Ilya77 Офлайн
    Ilya77 9 января 2018 19:46
    +1
    И кому был нужен Константинополь? Нищим крестьянам? Игры в защиту Балканского народа в итоге Романовых и привела в подвал дома Ипатьева.
    1. солдатъ Офлайн
      солдатъ (Федор Иванович) 9 января 2018 20:08
      +17
      80% хлебного экспорта России в то время шло через Турецкие Проливы.
      Крестьянам в конечном итоге это и было нужно. В том числе чтобы в перспективе не быть такими "нищими" (хотя, если разобраться и кое-что сравнить год на 1913-й, то некоторые были не такими уж и нищими).
      1. антивирус Офлайн
        антивирус 9 января 2018 21:33
        +2
        нет
        только купцам
        строить ж\д в Европу и в Сибирь -вот развитие страны, а не баржами мимо нищих деревень
        1. солдатъ Офлайн
          солдатъ (Федор Иванович) 9 января 2018 21:46
          +18
          Ну а купцам хлеб продавали крестьянские общины и имения.
          Так что так или иначе - вопрос касался всей российской экономики
        2. единокровец Офлайн
          единокровец 10 января 2018 05:26
          +2
          Цитата: антивирус
          нет
          только купцам
          строить ж\д в Европу и в Сибирь -вот развитие страны, а не баржами мимо нищих деревень

          Ну и много можно было паровозами того времени вывести хлеб через Сибирь в ПМВ? Сколько бы стоил этот хлеб для Европы ? Черноморские проливы позволяли им торговать напрямую. а на эти деньги не только крестьян кормить, но промышленность строить.
          1. антивирус Офлайн
            антивирус 10 января 2018 09:46
            +1
            развитие внутр рынка , без "все продадим" за СКВ
            см потребление на душу / мяса. пшена, ткани, книжек,врачей-учителей,дров-угля.
      2. Ilya77 Офлайн
        Ilya77 10 января 2018 08:00
        +1
        Цитата: солдатъ
        80% хлебного экспорта России в то время шло через Турецкие Проливы.
        Крестьянам в конечном итоге это и было нужно. В том числе чтобы в перспективе не быть такими "нищими" (хотя, если разобраться и кое-что сравнить год на 1913-й, то некоторые были не такими уж и нищими).

        А что крестьяне с этого экспорта получали? Они как были нищими так и остались, никто с ними делиться не собирался. Аналогично сейчас - цены на газ нефть растут, объемы растут а народу не тепло не холодно.
        1. солдатъ Офлайн
          солдатъ (Федор Иванович) 10 января 2018 10:00
          +16
          Так нефтяные доходы влияют на весь бюджет России
          Так и тогда - зерновой экспорт, когда основное население крестьянское очень важен
          Я ж говорю об опосредованном влиянии
        2. ando_bor Офлайн
          ando_bor (Анатолий) 10 января 2018 10:45
          +1
          Цитата: Ilya77
          цены на газ нефть растут, объемы растут а народу не тепло не холодно
          Не не тепло не холодно тому кто под забором валяется, - остальных всех касается, пенсии зарплаты у бюджетников повышаются, у остальных возможности открываются.
  7. Korsar4 Офлайн
    Korsar4 (Сергей ) 10 января 2018 04:41
    +2
    Ещё в детстве читал у Гайдара в "Школе" устами большевика - " А кому нужен Константинополь? Крестьянину или купцу?"

    Вся сакральность хороша. Но успех Третьего Рима будет, если все хорошо будет в Костромской да Смоленской областях. А тогда и все потянутся.
    1. единокровец Офлайн
      единокровец 10 января 2018 05:29
      +2
      Цитата: Korsar4
      Ещё в детстве читал у Гайдара в "Школе" устами большевика - " А кому нужен Константинополь? Крестьянину или купцу?"

      Вся сакральность хороша. Но успех Третьего Рима будет, если все хорошо будет в Костромской да Смоленской областях. А тогда и все потянутся.

      Так-то Громыко ещё говорил, что если Турция перекроет Босфор то тогда Турции не будет. Вот и получается в книжках одно, а в реальности большевикам даже в во второй половине 20 века проливы были жизненно необходимы.
  8. Metallurg_2 Офлайн
    Metallurg_2 (Михаил) 21 января 2018 16:30
    0
    Насчет пересмотра Сан-Стефанского мира на Берлинском конгрессе можно сделать вывод, что по части "иностранных дел" светлейший князь Горчаков существенно переплюнул ельцинского министра Козырева...
Картина дня