Верхнедонское восстание

Три месяца восставшие казаки под началом Павла Кудинова отбивали атаки 8-й и 9-й армий красного Южного фронта. Восставшее донское казачество сковало значительные силы Красной Армии, способствуя наступлению белоказаков. Это позволило армии Деникина занять Донскую область и создать угрозу выхода в центральные губернии России.

Раскол казаков. Расказачивание

Отношение большевиков к казачеству было двойственным. С одной стороны, негативным, так как казаки считались «палачами, опричниками, нагаечниками» павшего царского режима. Казачество было привилегированным сословием, имело землю и привилегии. При этом казаки были профессиональными военными, хорошо подготовленными, организованными и со своим оружием, то есть представляли угрозу. С другой стороны, казаков хотели привлечь на свою сторону, так как они были особой частью крестьянства. Их можно было использовать в борьбе с врагами советской власти.


Сами казаки также колебались, в их рядах произошел раскол по отношению к советской власти. Первоначально основная масса казаков, особенно молодые, фронтовики, были на стороне большевиков. Они поддержали первые декреты, вернулись к мирной жизни, их земли никто не трогал. Казаки считали, что смогут сохранить нейтралитет, не будут вмешиваться в войну между белыми и красными. Что репрессивная политика большевиков направлена только против богатых классов – буржуазии, помещиков и т. д. При этом у части казаков были сильны самостийные настроения, что можно жить отдельно и богато, избежать общего развала и хаоса, войны. Они плевать хотели на «единую и неделимую» Россию, стали активными сепаратистами. Понятно, что в условиях общей русской смуты это была утопия, которая стоила казакам очень дорого.

В итоге казаки стали «травой на поле боя». Каледин, Алексеев и Деникины выступили против большевиков, при нейтралитете основной массы казаков на Дону. Белые и белоказаки были биты. Добровольцы отступили на Кубань. Каледин погиб. Донскую область заняли красные. Среди них было много красных казаков под началом войскового старшины Голубова.

Стоит помнить, что во время смуты наверх выходят различные тёмные, асоциальные и криминальные личности. Они пользуются общим хаосом, анархией, развалом, чтобы грабить, убивать, удовлетворять свои тёмные потребности. Происходит криминальная революция. Бандиты и уголовники «перекрашиваются» в красных, белых, националистов, чтобы получить власть, пользоваться ею в своих интересах. Кроме того, многие революционеры, красногвардейцы искренне ненавидели казаков, «царских опричников».

Поэтому, когда красные заняли Донскую область, она автоматически считалась враждебной, вражеской территорией. Стали происходить различные негативные эксцессы – красный террор, репрессии, убийства, необоснованные аресты, грабежи, реквизиции, захват пришлым элементов системы управления, земли. Карательные экспедиции.

Всё это вызвало активное сопротивление казаков, которые были военным сословием, то есть воевать умели. На этой волне была создана казачья республика Краснова. При этом она была враждебна русской цивилизации, народу, так как ориентировалась на Запад, Германию. Краснов просил германского императора помочь в расчленении России и создании отдельного государства – «Всевеликого войска Донского». Также Краснов претендовал на соседние города и области – Таганрог, Камышин, Царицын и Воронеж. Краснов поддерживал и «самостийность» других частей России – Украины-Малороссии, Астраханского, Кубанского и Терского казачьих войск, Северного Кавказа. Курс на «самостийность» вёл к развалу России. Красновцы объявили себя «отдельным» от русских этносом. То есть половина населения Донской области (русских, но не казаков) отстранялась от управления, ущемлялась в правах, были людьми «второго сорта».

Неудивительно, что казачество также раскололось. Не было единого фронта казаков против большевиков. Так, несмотря на все эксцессы, на стороне Красной Армии в середине 1918 года воевало 14 казачьих полков и среди казаков были такие талантливые красные командиры как Миронов, Блинов, Думенко (из донских крестьян). А правительство Краснова устроило своё расказачивание – красного казачества, с целью ликвидации сторонников красной власти на Дону. Сочувствующих советской власти исключали из казачества, лишали всех прав и льгот, отбирали землю и имущество, высылали за пределы Донской области, или отправляли на каторгу. Всех красных казаков, который вступили в Красную Армию и попадали в плен, казнили. Политике «белого» расказачивания подверглись до 30 тыс. красных казаков с семьями. Всего во время политики красновщины с мая 1918 по февраль 1919 года, по разным оценкам было уничтожено от 25 до 45 тыс. казаков, сторонников советской власти на Дону.

Также стоит помнить, что сами белоказаки, воевавшие в армии Краснова, а затем Деникина, вели себя на территории соседних губерний, в частности, в Саратовской и Воронежской губерниях, как иноземные враги. Белые и казаки не были рыцарями без страха и упрека. Они были «продуктами» разложения, гибели Российской империи. Казаки были участниками белого террора. Казачьи части грабили, насиловали, убивали, вешали и пороли. За казачьими полками шли огромные обозы, казаки грабили русские деревни так, как будто шли не по России, а по чужой земле. В воспоминаниях Деникина они выглядят как банда мародеров, а не «воинов Святой Руси». Русских горожан и крестьян, которых «освобождали» от советской власти, грабили, насиловали и убивали. Казаки также действовали и против своих же крестьян, «иногородних» на территории Донской области. Понятно, что всё это вызвало жесткий ответ, когда маховик страшной гражданской войны повернул обратно и Донская армия развалилась, стала отступать. Ответная стихийная реакция красногвардейцев, красноармейцев вылилась в месть тоже ко всем казакам, без разбора.

Также необходимо знать, что в руководстве партии большевиков было крыло интернационалистов-космополитов, агентов влияния Запада. Они вели к дело к развалу, уничтожению русской цивилизации, «мировой революции» на основе гибели России. Казачество, олицетворявшее древние русские традиции воинов-землепашцев, вызывало их ненависть. Троцкий и Свердлов инициировали процесс расказачивания. Троцкий писал о казаках:
«Это своего рода зоологическая среда… Очистительное пламя должно пройти по всему Дону, и на всех них навести страх и почти религиозный ужас. Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции… Пусть последние их остатки… будут сброшены в Чёрное море…»


Троцкий же требовал устроить казакам «Карфаген».

В январе 1919 года председатель ВЦИК Яков Свердлов подписал директиву о расказачивании. Верхи казачества, богатые казаки подлежали поголовному уничтожению, террор применялся в отношении тех, кто принимал какое-либо участие в борьбе с советской властью; вводилась политика продразверстки; в казачьей области расселяли пришлую бедноту; проводили полное разоружение, расстреливая каждого, кто не сдавал оружие; для предотвращения новых восстаний брали заложников из видных представителей станиц. Когда началось Вёшенское восстание, эти указания были дополнены требованиями массового террора, с сожжением восставших станиц, беспощадными расстрелами восставших и их соучастников, массовым взятием заложников; массовым переселением казачества внутрь России, заменой его на пришлый элемент и т. д. Немногим позднее, когда началось восстание, советское руководство признало ошибочность ряда революционных мероприятий. Так, 16 марта 1919 года с состоялся пленум ЦК РКП(б) с участием Ленина, который принял решение о приостановке намеченных мер беспощадного террора «по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью».

Верхнедонское восстание



Верхнедонское восстание

Первая волна террора и грабежей прошла по Дону, когда казаки сами открыли фронт и разошлись по домам. На Дон вступили красные войска, они реквизировали лошадей, продовольствие, стихийно пускали врагов советской власти (или кто казался таковым) «в расход». Убивали в первую очередь офицеров. Затем регулярные красные войска осели на берегу Северского Донца, фронт стабилизировался.

Организованное расказачивание было намного страшнее. Поднявшего восстание против Краснова комиссара Фомина в феврале 1919 года заменили. Среди представителей новых властей было много революционеров-интернационалистов. Перешедшие на сторону красных казачьи полки отправили на Восточный фронт. Начали мобилизацию, теперь казаков гнали воевать за красных. Убрали подальше красного казачьего полководца Миронова (позднее он выступил против политики расказачивания и Троцкого). После этого началось полномасштабное расказачивание. Запрещалось само слово «казак», казачья форма, изымалось оружие, за несдачу — расстрел. Станицы переименовывались в волости, хутора в села. Верхне-Донской округ был ликвидирован, вместо него создавался Вёшенский район. Имущество «богачей и буржуев» изымалось. Населенные пункты обкладывали контрибуцией. Часть донских земель планировали вычленить в состав Воронежской и Саратовской областей, их собирались заселить новоприбывшими. Кое-где начали освобождать землю для переселенцев из центральных губерний.

Террор и репрессии стали не стихийными, а хорошо организованными, систематическими. Под удар мог попасть любой «соучастник», а не только офицеры, жандармы, атаманы, священники и т. д. А раскол прошёл по многим семьям, один сын, брат мог воевать за белых, другой – за красных. Но выходило, что семья «контрреволюционная».

Казаки не выдержали и снова восстали. Стихийное восстание началось в марте 1919 года. Сразу восстали в нескольких местах. Казаки трёх хуторов прогнали красных из Вёшенской. Мятеж подняли пять станиц – Казанская, Еланская, Вёшенская, Мигулинская и Шумилинская. Хутора формировали сотни, выбирали командиров. Провели полную мобилизацию всех, кто мог носить оружие. Лозунгом восставших сначала стал этот: «За советскую власть, но без коммунистов!» Это было похоже на программу Махно. Председателем исполкома выбрали военного чиновника Данилова, командующим – хорунжего Кудинова. Павел Кудинов в годы мировой войны был награжден четырьмя Георгиевскими крестами, в 1918 году был начальником пулеметной команды 1-го Вёшенского конного полка Донской армии. После восстания против Краснова стал помощником Фомина.


Источник карты: А. И. Егоров. Гражданская война в России: Разгром Деникина

20 марта 1919 года, разгромив карательный отряд, Вёшенский полк захватил несколько орудий и взял Каргинскую. Затем казаки разбили ещё один красный отряд и заняли Боковскую. Красные сначала не придали восстанию серьёзного значения. Оружие у казаков в основном уже отобрали. Схожих восстаний было по стране множество. Обычно их быстро давили, или восставшие сами расходились. Однако казаки были военным сословием, быстро самоорганизовались. Восстали новые станицы, практически весь Верхне-Донской округ. Началось брожение в соседних округах – Усть-Медведицком, Хопёрском. В начале восстания казаков было около 15 тыс. человек. Кудинов реорганизовал повстанческую армию, объединив станичные сотни в 5 регулярных конных дивизий и одну бригаду и полк. К маю армия Кудинова насчитывала уже около 30 тыс. человек.

Повстанцам приходилось отбивать оружие в бою. Сначала дрались холодным оружием, шашками и пиками. Затем в ходе боев из трофейных пушек создали 6 батарей, захватили 150 пулеметов. Боеприпасов не было, их захватывали, изготавливали кустарным образом, но их катастрофически не хватало. Красное командование, осознав угрозу, стало снимать с фронта регулярные полки, обкладывать область со всех сторон. Подтягивали заградотряды, отряды интернационалистов, моряков, курсантов, коммунистов, резервные части. Всего против казаков выставили 25 тыс. человек при подавляющем огневом превосходстве (в мае восстание пытались подавить уже 40 тыс. солдат). Спасало казаков то, что их недооценили, красные войска подтягивались и вводились в бой частями, на разных участках, что позволяло повстанцам отбивать атаки.

Верхнедонское восстание было обречено на поражение. Повстанцы попросили помощи у белого командования. Однако Донская и Добровольческая армии были связаны тяжелыми боями на флангах – царицынском и донбасском направлениях, поэтому сразу помочь не смогли. В марте рухнул Восточный фронт Донской армии, казаки бежали в степь, за Маныч. Пала Великокняжеская. Красные форсировали Маныч и к началу апреля заняли Торговую, Атаманскую, передовыми частями выходили к Мечетинской. Между Доном и Кубанью сталась узкая, в 100 км, полоса с единственной веткой железной дороги. Чтобы стабилизировать фронт на востоке, белому командованию пришлось перебрасывать войска с западного участка фронта, хотя на Донбассе ситуация также была тяжелой. Только в мае Донская армия установила связь с повстанческой армией с помощью аэропланов. Самолеты по мере своих слабых возможностей стали привозить боеприпасы.

В мае Красная Армия, сконцентрировав сильную ударную группировку, начали решительное наступление. Казаки отчаянно отбивались, но боеприпасов было крайне мало. 22 мая повстанцы стали отступать по всему правобережью Дона. Население также бежало за Дон. На левом берегу Дона казаки устроили последнюю линию обороны. Только наступление армии Деникина спасло повстанцев от полного уничтожения.

Три месяца восставшие казаки под началом Павла Кудинова отбивали атаки 8-й и 9-й армий красного Южного фронта. 25 мая (7 июня) повстанцы объединились с Донской армией. В течение следующих двух недель совместными усилиями Донской и повстанческой армий вся территория Донской области была освобождена от Красной армии. 29 мая войска Донской армии взяли Миллеров, 1 июня – Луганск. После этого Кудинов сложил с себя командование. 8-я красная армия была оттеснена на север, на воронежском направлении, 9-я красная армия – на северо-восток, на балашовское направление. Повстанческая армия была расформирована, части её влиты в Донскую армию. Белое командование относилось к повстанцам с недоверием, как к бывшим красным, поэтому серьёзных постов в ней повстанческие командиры не получили.

Таким образом, восставшее донское казачество сковало значительные силы Красной Армии, способствуя наступлению белоказаков. Это позволило армии Деникина занять Донскую область и создать угрозу выхода в центральные губернии России, удара на Орёл и Тулу.


Павел Назарьевич Кудинов, командующий повстанческими войсками Верхне-Донского округа в 1919 г.
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Смута. 1919 год

Как англичане создали Вооружённые силы Юга России
Как восстановили советскую власть на Украине
Как петлюровцы привели Малороссию к полной катастрофе
Как разгромили петлюровщину
Даёшь границы 1772 года!
Битва за Северный Кавказ. Как подавили Терское восстание
Битва за Северный Кавказ. Ч. 2. Декабрьское сражение
Битва за Северный Кавказ. Ч. 3. Январская катастрофа 11-й армии
Битва за Северный Кавказ. Ч. 4. Как погибла 11-я армия
Битва за Северный Кавказ. Ч. 5. Взятие Кизляра и Грозного
Битва за Северный Кавказ. Ч. 6. Яростный штурм Владикавказа
Как Грузия пыталась захватить Сочи
Как белогвардейцы разгромили грузинских оккупантов
Война Февраля с Октябрём как противостояние между двумя цивилизационными проектами
Как начался "Полёт к Волге"
Как армия Колчака прорывалась к Волге
Катастрофа донского казачества
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

49 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти