«Сталинский праздник»: операция «Уран»

19—20 ноября 1942 года советские войска осуществили прорыв на обоих флангах, на Дону и южнее Сталинграда, и начали охват немецких армий. Немецкое командование не ожидало такого масштабного наступления, и все попытки противника помешать окружению оказались запоздалыми и слабыми.

Замысел операции

Замысел наступательной операции в районе Сталинграда обсуждался в Ставке Верховного Главнокомандования уже в первой половине сентября 1942 года. «В это время, — пишет маршал А. М. Василевский, — у нас заканчивались формирование и подготовка стратегических резервов, в значительной части состоявших танковых и механизированных частей и соединений, вооруженных в большинстве своем средними и тяжелыми танками; были созданы запасы другой боевой техники и боеприпасов. Всё это позволяло Ставке уже в сентябре 1942 г. сделать вывод о возможности и целесообразности нанесения решительного удара по врагу в ближайшее же время… При обсуждении этих вопросов в Ставке, в котором принимали участие генерал Г. К. Жуков и я, было обусловлено, что намечаемое контрнаступление должно включать в себя две основные оперативные задачи: одну — по окружению и изоляции действующей непосредственно в районе города основной группировки немецких войск и другую — по уничтожению этой группировки».


После войны у Сталинградской наступательной операции, как у любой победы, появилось много отцов. Н. Хрущев утверждал, что вместе с командующим Сталинградским фронтом А. И. Еременко представил в Ставку в конце сентября план будущего контрнаступления. Сам Еременко рассказал в мемуарах, что он выдвинул идею о сталинградских контрударах прямо в день своего назначения командующим фронтом. Можно сказать, что во второй половине сентября идея контрнаступления носилась в воздухе. Адмирал флота Н. Г. Кузнецов указал настоящего автора, который взял на себя ответственность за реализацию плана: «Нужно прямо сказать, что при огромном, а иногда и решающем значении роли полководцев, проводивших планы операции в жизнь, зарождение идеи в Ставке и воля Верховного Главнокомандующего определили успех сражения».

План контрнаступления, получивший условное название «Уран», отличался смелость замысла. Наступление Юго-Западного. Донского и Сталинградского фронтов должно было развернуться на территории площадью в 400 кв. км. Войска, совершающие маневр по окружению противника, должны были с боями преодолеть расстояние до 120 — 140 км с севера и до 100 км — с юга. Планировали создать два фронта окружения вражеской группировки — внутренний и внешний.

«Направления ударов русских, — пишет немецкий генерал и военный историк Курт Типпельскирх, — определялись самим начертанием линии фронта: левый фланг немецкой группировки тянулся почти на 300 км от Сталинграда до излучины Дона в районе Новой Калитвы, а короткий правый фланг, где располагались особенно слабые силы, начинался у Сталинграда и терялся в калмыцкой степи».

На сталинградском направлении сконцентрировали большие силы. Юго-Западный фронт был усилен: двумя танковыми (1-м и 26-м) и одним кавалерийским (8-м) корпусами, а также рядом танковых и артиллерийских соединений и частей. Сталинградский фронт был усилен 4-м механизированным и 4-м кавалерийским корпусами, тремя механизированными и тремя танковыми бригадами. Донской фронт получил на усиление три стрелковые дивизии. Всего за сравнительно короткий срок (с 1 октября по 18 ноября) из резерва Ставки на усиление фронтов сталинградского направления было переброшено четыре танковых, два механизированных и два кавалерийских корпуса, 17 отдельных танковых бригад и полков, 10 стрелковых дивизий и 6 бригад, 230 артиллерийских и минометных полков. Советские войска имели в своем составе около 1135 тыс. человек, около 15 тыс. орудий и минометов, свыше 1,5 тыс. танков и самоходных артиллерийских орудий. Состав ВВС фронтов был доведен до 25 авиационных дивизий, имевших свыше 1,9 тыс. боевых самолетов. Общее количество расчетных дивизий в трех фронтах доходило до 75. Однако эта мощная группировка советских войск имела особенность — около 60% личного состава войск было молодое пополнение, не имевшее еще боевого опыта.

В результате массирования сил и средств на направлениях главных ударов Юго-Западного и Сталинградского фронтов было создано значительное превосходство советских войск над противником: в людях — в 2-2,5 раза, артиллерии и танках — в 4-5 раз и более. Решающая роль в нанесении ударов отводилась 4 танковым и 2 механизированным корпусам.

«Сталинский праздник»: операция «Уран»

Немецкая зенитная батарея, захваченная бойцами советской 21-й армии под Сталинградом

В начале ноября в район Сталинграда вновь прибыли генерал армии Г. К. Жуков, генерал-полковник А. М. Василевский, генерал-полковник артиллерии Н. Н. Воронов и другие представители Ставки. Они должны были совместно с командованием фронтов и армий провести непосредственно на местности подготовительную работу по осуществлению плана «Уран». 3 ноября Жуков провел итоговое совещание в войсках 5-й танковой армии Юго-Западного фронта. Помимо командования фронта и армии, в нем участвовали командиры корпусов и дивизий, войска которых предназначались для наступления на направлении главного удара. 4 ноября такое же совещание проходило в 21-й армии Юго-Западного фронта с участием командующего Донским фронтом. 9 и 10 ноября совещания проводились с командующими армиями, командирами соединений и командованием Сталинградского фронта.

На северном участке 5-я танковая и 21-я армии Юго-Западного фронта под началом Н. Ф. Ватутина, наносившие главный удар, должны были наступать с плацдарма юго-западнее Серафимовича и из района Клетской, должны были прорвать оборону 3-й румынской армии и развивать наступление на юго-восток в общем направлении на Калач. Войска Донского фронта под командованием К. К. Рокоссовского — часть 65-й (бывшей 4-й танковой) и 24-й армий — наносили вспомогательные удары в общем направлении на хутор Вертячий с целью окружения сил противника в малой излучине Дона и отсечения их от главной немецкой группировки в районе Сталинграда. Перед ударной группировкой Сталинградского фронта под началом А. И. Ерёменко (51-я, 57-я и 64-я армии) ставилась задача развертывания наступления из района озер Сарпа, Цаца, Барманцак в северо-западном направлении для соединения с войсками Юго-Западного фронта.

Поддержку наступающих войск обеспечивали: на Юго-Западном фронте — 2-я и 17-я воздушные армии, на Сталинградском — 8-я воздушная армия, на Донском — 16-я воздушная армия. Сталин придавал авиаподготовке операции особое значение. 12 ноября Верховный передал Жукову, что если авиаподготовка операции на Сталинградском и Юго-Западном фронтах неудовлетворительная, то операция кончится провалом. Опыт войны показывает, отмечал он, что успех операции зависит от превосходства в воздухе. Советская авиация должна выполнить три задачи: 1) сосредоточить свои действия в районе наступления ударных частей, подавить авиацию немцев и прочно прикрыть свои войска; 2) пробить дорогу наступающим частям путем систематической бомбежки стоящих против них немецких войск; 3) преследовать отступающие войска противника путем систематической бомбежки и штурмовых действий, чтобы окончательно расстроить их и не дать им закрепиться на ближайших рубежах обороны. Большое внимание было уделено усилению воздушных армий фронтов. В ноябре из резерва Ставки в состав 17-й воздушной армии прибыл 1-й смешанный авиационный корпус, в состав 8-й воздушной армии — 2-й смешанный авиационный корпус. Было решено также использовать в ходе контрнаступления крупные силы авиации дальнего действия.

Ударные группировки советских войск, сосредоточенные севернее и южнее Сталинграда, должны были разгромить фланги сталинградской группировки врага и охватывающим движением замкнуть вокруг неё кольцо окружение в районе Советский, Калач. После уничтожения сталинградской группировки противника, наши войска должны были развить успех к Ростову, разбить немецкие войска на Северном Кавказе, развернуть наступление в Донбасс, на курском, брянском, харьковском направлениях.

Советскому командованию, широко применившему методы маскировки и дезинформации, на этот раз удалось ввести противника в заблуждение относительно места, времени удара и сил, которыми предполагалось его нанести, Так, только для того чтобы обмануть немецкую авиаразведку, в различных местах через Дон построили 17 мостов, но лишь 5 из них предполагалось реально использовать. Как уже ранее отмечалось, противник не ждал масштабного наступления русских в районе Сталинграда. Наибольшую угрозу видели против группы армий «Центр». Верховное командование сухопутных войск (ОКХ) обсуждала возможность зимнего наступления русских войск против ржевского выступа; также вероятность наступление русских против северного фланга группы армий «Б» с выходом к Ростову и Азовскому морю. Командование 6-й армии и группы армий «Б» отслеживало концентрацию советских сил на плацдармах у Клетской и Серафимовича, прогнозировало скорое наступление противника в своей полосе, но недооценивало его масштабы. Так, несмотря на донесения о подготовке русских к наступлению, ОКХ приказало продолжать наступление для захвата Сталинграда вопреки возражениям командующего 6-й армией. Большинство штабных генералов сходились во мнении, что у русских нет сил для нанесения достаточно мощных ударов, что противник обескровлен боями в Сталинграде, и в этом они очень крупно просчитались.


Колонна румынских солдат, захваченных под Сталинградом, движется мимо грузовика с красноармейцами

Таким образом, если даже командование противника под Сталинградом осенью 1942 г. стало замечать признаки готовящегося наступления советских войск, то ни о масштабах его, ни о времени, ни о составе ударных группировок, ни о направлении главных ударов оно не имело ясного представления. Находящееся далеко от фронта верховное командование немецких войск оказалось еще менее способным правильно оценить истинные размеры опасности, угрожавшей его сталинградской группировке.

Генерал-полковник Иодль, начальник штаба оперативного руководства ОКВ (Верховное главнокомандование вермахта), впоследствии признал полную неожиданность советского наступления для верховного командования: «Мы полностью просмотрели сосредоточение крупных русских сил на фланге 6-й армии (на Дону). Мы абсолютно не имели представления о силе русских войск в этом районе. Раньше здесь ничего не было, и внезапно был нанесен удар большой силы, имевший решающее значение». Фактор внезапности стал важным преимуществом Красной Армии.

Делая ставку на взятие Сталинграда во что бы то ни стало и, назначая все новые и новые сроки для этого, верховное командование, израсходовало в этих попытках свои резервы, практически лишилось возможности радикально упрочить положение своих войск на южном стратегическом фланге. В середине ноября противник имел на сталинградском направлении в качестве оперативных резервов всего шесть дивизий, которые были разбросаны на широком фронте. Командование группы армий «Б» стало выводить некоторые дивизии в резерв, планировало перегруппировать войска 6-й и 4-й танковой армий, чтобы создать более глубокое оперативное построение и укрепить фланги своей группировки. В резерв были выведены и подчинены 48-му танковому корпусу 22-я немецкая танковая дивизия в районе Перелазовского и 1-я румынская танковая дивизия — за 3-й румынской армией на рубеже р. Чир в районе Чернышевская. Южнее Сталинграда в район восточнее Котельниково еще в начале октября была переброшена 4-я румынская армия (первоначально её дивизии входили в состав немецкой 4-й танковой армии) с целью укрепить правый фланг сталинградской группировки. Но эти меры были запоздалыми и недостаточными, чтобы изменить ситуацию коренным образом.



Прорыв вражеской обороны

19 ноября. 19 ноября 1942 г. перешли в наступление войска Юго-Западного и правого крыла Донского фронтов. Прорыв обороны противника производился одновременно на нескольких участках. Погода была туманная, нелетная. Поэтому пришлось отказаться от применения авиации. В 7 часов 30 минут залпом реактивных установок — «катюш» — началась артиллерийская подготовка. 3500 орудий и минометов громили оборону врага. Один час велся огонь на разрушение и двадцать минут — на подавление. Артподготовка нанесла большой урон врагу.

В 8 часов 50 минут стрелковые дивизии 5-й танковой армии П. Л. Романенко и 21-й армии И. М. Чистякова вместе с танками непосредственной поддержки пехоты пошли в атаку. В первом эшелоне 5-й танковой армии находились 14-я и 47-я гвардейские, 119-я и 124-я стрелковые дивизии. Несмотря на мощную артиллерийскую подготовку, сначала румыны упорно сопротивлялись. Оставшиеся неподавленными огневые точки врага серьёзно замедляли движение наших войск. К 12 часам, преодолев первую позицию главной полосы обороны противника, советские дивизии продвинулись всего на 2 — 3 км. Тогда командующий армией решил ввести в бой эшелон развития успеха — 1-й и 26-й танковые корпуса. Оборона противника все еще не была прорвана, и брешь для вхождения в прорыв подвижных соединений отсутствовала. Танковые соединения обогнали пехоту и мощным ударом прорвали оборону врага. Румынские войска побежали, стали сдаваться в плен. Сходу был преодолен тыловой рубеж противника.

Таким образом, подвижная группа 5-й танковой армии — 1-й и 26-й танковые корпуса — к середине первого дня наступления завершила прорыв тактической обороны противника и развивали дальнейшие действия в оперативной глубине, прокладывая путь пехоте. В образовавшуюся брешь (16 км по фронту и в глубину) во вторую половину дня был введен 8-й кавалерийский корпус.


Артиллеристы — гвардейцы осматривают захваченные немецкие 150-мм шестиствольные реактивные минометы «Небельверфер» 41 (15 cm Nebelwerfer 41) на Сталинградском фронте

Советский легкий танк Т-70 с десантом на броне на Сталинградском фронте

Советские солдаты у танка Т-26 на окраине освобожденной станицы под Сталинградом

Противник оказывал сопротивление, вводя в бой оперативные резервы. 1-я румынская танковая дивизия (она располагала только легкими чехословацкими и французскими трофейными танками) из района Перелазовский была выдвинута на фронт, на помощь своим пехотным дивизиям. Кроме того, вражеское командование направило в район Пронина, Усть-Медведецкого, Нижне-Фомихинского 7-ю кавалерийскую, 1-ю моторизованную и 15-ю пехотную дивизии, чем временно задержало продвижение здесь советских частей. Упорное сопротивление противника перед фронтом 14-й гвардейской стрелковой дивизии создавало угрозу правому флангу 5-й танковой армии и задерживало продвижение левого фланга 1-й гвардейской армии.

21-я армия, наступала из района Клетской на фронте 14 км. В первом эшелоне армии наступали 96-я, 63-я, 293-я и 76-я стрелковые дивизии. Противник и здесь оказывал упорное сопротивление: 96-я и 63-я стрелковые дивизии продвигались медленно. Более успешно действовали на направлении главного удара 293-я и 76-я стрелковые дивизии. Командующий 21-й армией Чистяков также использовал для завершения прорыва вражеской обороны свои подвижные соединения. В атаку была брошена подвижная группа в составе 4-го танкового и 3-го гвардейского кавалерийского корпусов.

4-й танковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск А. Г. Кравченко двигался в двух эшелонах, по двум маршрутам и задачу по прорыву вражеской обороны решил. Правая колонна 4-го танкового корпуса в составе 69-й и 45-й танковых бригад в ночь на 20 ноября вышла в район совхоз «Первомайский», Манойлин и прорвалась на 30-35 км. Левая колонна корпуса в составе 102-й танковой и 4-й мотострелковой бригад к исходу 19 ноября, продвинувшись на глубину 10-12 км, вышла в район Захарова, Власова, где встретила упорное сопротивление противника.

3-й гвардейский кавалерийский корпус под командованием генерал-майора И. А. Плиева, ведя бои с отходящим противником, продвигался в направлении Верхне-Бузиновка, Евлампиевский, Большенабатовский. В своих воспоминаниях бывший комиссар 3-го кавалерийского корпуса гвардии полковник Д. С. Добрушин пишет: «32-я и 5-я кавдивизии шли в первом эшелоне, 6-я гвардейская — во втором. Приказ командира корпуса был такой: очаги сопротивления противника обходить — они либо сами прекратят свое существование, либо будут уничтожены идущей следом за кавалерией пехотой. На линии сел Нижняя и Верхняя Бузиновка противник, пытаясь сдержать продвижение наших частей, открыл сильный артиллерийский и минометный огонь. Артиллерия наступающих частей, развернувшись, заняла огневые позиции. Началась артиллерийская дуэль». Генерал Плиев принял решение обойти Нижне-Бузиновку с юга частями 6-й гвардейской кавдивизии и атаковать противника с тыла. «Полки на рысях вышли по заданным направлениям. В это время части 5-й и 32-й кавдивизии вместе с танками Т-34 продвигались с фронта к линии траншей противника. Бой длился уже два часа. Подъехал командарм соседней армии генерал Кузнецов и стал высказывать недовольство тем, что корпус топчется на месте. В это время из траншей противника солдаты стали выскакивать в беспорядке. Это конники ударили с тыла. Вскоре оборона противника была пробита на всю глубину».

В результате подвижные соединения ударной группировки Юго-Западного фронта завершили прорыв вражеской обороны и стали продвигаться на юг в оперативную глубину противника, громя его резервы, штабы и отходящие части. В то же время стрелковые дивизии, продвигаясь за подвижными соединениями, завершали очищение населенных пунктов и захватывали в плен остатки разбитых вражеских войск. Наши войска продвинулись на 25 — 35 км, прорвали оборону румынской 3-й армии на двух участках: юго-западнее Серафимовича и в районе Клетской. Румынские 2-й и 4-й армейские корпуса были разгромлены, а их остатки с 5-м армейским корпусом охвачены с флангов.



Румынские военнопленные, взятые в плен в районе станицы Распопинской под городом Калачом

Донской фронт. Войска Донского фронта 19 ноября также перешли в наступление. Главный удар наносили соединения 65-й армии под началом П. И. Батова. В 7 час. 30 мин. полки тяжелых гвардейских минометов дали первый залп. В 8 час. 50 мин. пошла в атаку пехота. Противник оказывал упорное сопротивление, контратаковал. Нашим войскам пришлось преодолевать сильное сопротивление врага в малодоступной для наступающих местности. «Пусть читатель представит себе эту местность: извилистые глубокие овраги упираются в меловой обрыв, крутые его стены поднимаются на 20-25 метров. Рукой почти не за что уцепиться. Ноги скользят по размокшему мелу. … Было видно, как солдаты подбегали к обрыву и карабкались вверх. Вскоре вся стена была усыпана людьми. Срывались, падали, поддерживали друг друга и упорно ползли вверх».

К исходу дня войска 65-й армии своим правым флангом продвинулись в глубину расположения противника до 4 — 5 км, не преодолев главной полосы его обороны. 304-я стрелковая дивизия этой армии после упорного боя заняла Мело-Клетский.


Советские солдаты в бою за завод «Красный Октябрь» во время Сталинградской битвы. Ноябрь 1942 г.

Штурмовая группа 13-й гвардейской дивизии проводит очистку домов в Сталинграде

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Статьи из этой серии:

Кампания 1942 года

Третий рейх вновь переходит в наступление
«Весь русский фронт разваливался…» Прорыв вермахта на южном стратегическом направлении
Сталинградская крепость
1942 год. «Операция на юге развивается безостановочно»
Как немецкая армия прорывалась к Сталинграду
Ожидания взять Сталинград внезапным ударом потерпели крах
Прорыв 6-й немецкой армии к северной окраине Сталинграда
Разгром Крымского фронта
«Дух оптимизма... витал на командном пункте фронта». Харьковская катастрофа Красной Армии
Хрущёв свалил всю вину за Харьковскую катастрофу на Сталина
Как вермахт штурмовал Кавказ
Битва за Кавказ: вторжения с суши не ждали
Битва за «чёрное золото» Кавказа
Как потерпела провал операция «Эдельвейс»
«Советские войска сражались за каждую пядь земли...»
«Верден Второй мировой войны...»
«Это поистине был ад». Как отразили первый удар по Сталинграду
"Мы штурмуем Сталинград и возьмем его...". Второй штурм твердыни на Волге
Второй штурм Сталинграда. Ч. 2
Третий штурм Сталинграда
«Танки ездят по людям, как по дровам». Третий штурм Сталинграда. Ч. 2
«Мы сражаемся, как одержимые, а к реке пробиться не можем...»
Сталинградская битва изменила ход «Большой игры»
Немецкое командование дело упор на "крайне активную" оборону и "чувство превосходства немецкого солдата над русским"

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 11

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Тот же ЛЕХА 20 ноября 2017 15:06
    Советские солдаты в бою за завод «Красный Октябрь» во время Сталинградской битвы. Ноябрь 1942 г.


    В таких минусовых температурах вести бой длительно можно было только ватниках...великолепное обмундирование спасавшее жизнь и здоровье наших бойцов от обморожения.
    Немчура в своих еврошинелях явно проигрывало в этом отношении...обморожения у немцев было обычным явлением.
    1. Orel 20 ноября 2017 15:25
      После войны у Сталинградской наступательной операции, как у любой победы, появилось много отцов. Н. Хрущев утверждал, что вместе с командующим Сталинградским фронтом А. И. Еременко представил в Ставку в конце сентября план будущего контрнаступления. Сам Еременко рассказал в мемуарах, что он выдвинул идею о сталинградских контрударах прямо в день своего назначения командующим фронтом. Можно сказать, что во второй половине сентября идея контрнаступления носилась в воздухе. Адмирал флота Н. Г. Кузнецов указал настоящего автора, который взял на себя ответственность за реализацию плана: «Нужно прямо сказать, что при огромном, а иногда и решающем значении роли полководцев, проводивших планы операции в жизнь, зарождение идеи в Ставке и воля Верховного Главнокомандующего определили успех сражения».


      У победы много отцов, а поражение - сирота. Сколько читал об этом, но пришел к выводу, что не план Рокосовского, ни план Еременко - не были в итоге заготовками для операции "Уран". Все эти планы не предусматривали ударов по задонской части 6-й армии и главной изюминки операции "Уран" - разнесения обоих охватывающих ударов по разным берегам Дона. Поэтому я склоняюсь к тому, что авторами плана в итоге были все работники Генерального штаба, которые как никто знали о состоянии резервов, возможности коммуникаций и прочего, что командующие на местах знать не могли. Например "Южная клешня" Канн состояла из механизированных корпусов, так как снабжать большие силы не позволяла местная транспортная сеть и поэтому ставку решили сделать на относительно меньшее число танков, в сравнении с танковыми корпусами, но с большим количеством мотопехоты.
  2. Семенов 20 ноября 2017 15:30
    Довольно интересно. Про "Большой" и "Малый Сатурны" тоже будет? Хотелось бы гипотетические последствия в случае успеха посмотреть.
  3. Клебер 20 ноября 2017 15:33
    В начале ноября в район Сталинграда вновь прибыли генерал армии Г. К. Жуков
    3 ноября Жуков провел итоговое совещание в войсках 5-й танковой армии Юго-Западного фронта.


    А у самого более масштабная операция "Марс" приближалась, которую он успешно провалил.
  4. verner1967 20 ноября 2017 15:39
    Тщательно продуманная, хорошо подготовленная и скрытно проведённая операция принесла свои плоды. Так бы в 41-м воевать кадровой армией
    1. Оператор 20 ноября 2017 19:40
      Не было в СССР в 1941 году кадровой армии (очередной миф) - была наспех сформированная мобилизационная армия из несколько миллионов необученных призывников при небольшом ядре кадровиков из бывшей милиционной армии.

      Только через полтора года по факту сформировалась полукадровая армия из вернувшихся из госпиталей обстрелянных фронтовиков и нового пополнения.

      Отсюда и перелом в войне.
      1. verner1967 20 ноября 2017 19:48
        Цитата: Оператор
        при небольшом ядре кадровиков из бывшей милиционной армии.

        вы посмотрите численность РККА на 39-й год, посчитайте мобресурс к 40-му и увидите какое это было ядро
        1. Оператор 20 ноября 2017 19:51
          Чему могли научить призывников за 1940 год и первую половину 1941 года командиры милиционной армии образца 1939 года - ходить строем?
          1. verner1967 23 ноября 2017 18:47
            Цитата: Оператор
            Чему могли научить призывников за 1940 год и первую половину 1941

            они что, эти призывники совсем тупые? У нас бойцов достаточно качественно обучали за три месяца перед чеченской кампанией. Да и вообще супер-пупер специалиста в СА готовили за 6 месяцев, но это для технических специальностей.
            1. Оператор 23 ноября 2017 19:22
              Я не о призывниках 1940-41 годов, я об их учителях/милиционерах с уровнем ЦПШ 1939 и более ранних годов.
              1. verner1967 24 ноября 2017 21:31
                Цитата: Оператор
                я об их учителях/милиционерах с уровнем ЦПШ 1939 и более ранних годов.

                это было в 20-е начале 30-х, потом заработали военные училища и академии, какие ЦПШ? И потом, а кто же тогда учил новое пополнение в начале войны, новые командиры с Марса прилетели?
Картина дня