Как белые прорывались к Петрограду

Смута. 1919 год. В конце мая – начале июня 1919 г. Северный корпус вышел к Ропше, Гатчине и Луге. Белым понадобилось 10 дней, чтобы установить свой контроль над площадью 160 тысяч квадратных километров. Однако белые не стали развивать наступление. Причин тут несколько.


Поражение красных в Прибалтике. Потеря Риги


Как уже выше отмечалось, к весне 1919 года ситуация в Прибалтике для Красной Армии значительно ухудшилась. Красные заняли почти всю Латвию, кроме района Либавы. Однако антисоветские силы удержались в Эстонии и Литве. Красные войска в Латвии должны были выделить дополнительные части для укрепления флангов, фронт был сильно растянут и слаб, особенно на курляндском направлении.

Кроме того, из-за проблем с кадрами, плохим материальным снабжением, с учётом того, что всё внимание красной Ставки было приковано к Южному и Восточному фронтам, началось разложение красных в Прибалтике. Падение дисциплины, массовые дезертирства. В непосредственном тылу Красной Армии постоянным явлением стали крестьянские восстания, которые часто возглавляли дезертиры. Красный террор, насильственная коллективизация и продразверстка вызвали недовольство широких слоев населения, которое раньше симпатизировало большевикам. При этом политика приоритета «национальных кадров» вызвала развал систему управления. Немцев (наиболее грамотный и культурный слой населения в Прибалтике) повсюду изгоняли, заменяли безграмотными латышами. Выгоняли из жилья, устроили террор.

При этом противника красных наоборот укрепили свои ряды. В Эстонии антисоветский фронт был усилен за счёт Северного корпуса полковника Дзерожинского (с мая 1919 года корпус возглавил генерал-майор Родзянко). Латвийское правительство заручилось поддержкой Германии. Второй рейх проиграл мировую войну, утратил все завоевания на Востоке, был уничтожен, однако Берлин хотел сохранить хотя бы минимальное влияние в новых прибалтийских государствах, чтобы иметь буфер для защиты Восточной Пруссии. Скованная своим поражением и Антантой, Германия не могла уже напрямую вмешиваться в события в регионе. Однако немцы опирались на местные прогерманские силы и оказали содействие в формировании русских белогвардейских отрядов на территории Курляндии и Латвии, поставляя им оружие, боеприпасы и снаряжение. Благо после завершения войны ненужными оказались огромные горы вооружения и военного имущества. Так, в Латвии с помощью немцев формировалась два русских добровольческих отряда — «Отряд имени графа Келлера» под командованием Авалова и «Бригада полковника Вырголича». Первоначально отряды входили в состав добровольческого корпуса светлейшего князя Ливена. Эти подразделения стал ядром прогерманской Русской Западной добровольческой армии под командованием П. Р. Бермондт-Авалова.

Также при помощи Германии формировался балтийский ландсвер. Его создавали из немецких добровольцев из числа военнослужащих Германии, которым обещали латвийское гражданство и землю, солдат бывшей 8-й дивизии (они составили ядро Железной дивизии Бишофа), балтийских немцев. Добровольцев набирали и в Германии, где было много демобилизованных солдат и офицеров, не имеющих дела и заработка. Из них была сформирована 1-я гвардейская резервная дивизия, которая в феврале 1919 года прибыла в Либаву. Финансировала, вооружала и снабжала балтийский ландсвер Германия. Германские силы возглавил граф Рюдигер фон дер Гольц, который до этого отметился тем, что командовал германским экспедиционным корпусом в Финляндии, где немцы помогли белофиннам создать свою армию и разгромить красных финнов. Непосредственным командиром ландсвера был майор Флетчер.

Немцы железной рукой смогли сформировать из ранее довольно аморфных добровольческих подразделений сильные части. Среди них были немецко-балтийский ударный батальон лейтенанта Мантейфеля, отряд графа Эйленбурга, латышский отряд полковника Баллода, русская рота капитана Дыдерова, кавалеристы Гана, Драхенфельса и Энгельгарда. Их поддерживал русский Либавский добровольческий стрелковый отряд Ливена. Ландсвер в начале марта 1919 года отбил у красных Виндаву. После этого началось общее наступление антибольшевистских сил. В апреле ландсвер вытеснил красных из западной части Латвии, захватил столицу Курляндии Митаву (Елгава).

После этого наступила двухмесячная пауза, фронт на некоторое время стабилизировался. Началась позиционная борьба. Фон дер Гольц воевал по правилам, и не решился с ходу атаковать Ригу, где стоял большой красный гарнизон, превосходивший наступающих почти вдвое (7-8 тыс. немецких, латышских и белых русских против около 15 тыс. красных). Германцы воевали по уставу, поэтому подтягивали тылы и пополнения, зачищали занятые территории от ещё оставшихся там красных (сплошного фронта при наступлении не было, наступали по главным направлениям, оставались обширные бреши, территории, которые не «зачистили»), подвозили артиллерию, боеприпасы, налаживали линии снабжения. Также командование опасалось, что пока море не вскроется ото льда, нельзя будет наладить снабжение Риги продовольствием. Начинались противоречия между Германией и Англией, которая старалась занять место немцев в Прибалтике. Кроме того, в Латвии начался внутренний конфликт. Балтийский ландесвер попытался установить прогерманский режим — правительство Ниедры, который бы представлял интересы прежде всего остзейских немцев. Правительство Улманиса свергли, но за него вступились Англия и Франция. В итоге немцы вынуждены были уступить Антанте, и летом – осенью 1919 года немецкие подразделения и добровольцы эвакуировались в Германию.

18 мая 1919 года красные попытались перейти в контрнаступление в районе Риги. Три дня продолжались тяжелые бои, красные части понесли большие потери. 21 мая наступило затишье, красные производили перегруппировку, подтягивали резервы, чтобы продолжить наступление. Командир ландсвера майор Флетчер решил опередить противника и сам атаковал. Атака стала неожиданной для противника и ландсвер прорвал оборону красных. Форсированным маршем ландсвер рванул к Риге и застал красный гарнизон врасплох. Ударный отряд Мантейфеля и Железная дивизия Бишова ворвалась в город.

В результате 22 мая 1919 г. Рига была захвачена ландсвером и белыми. Красные латышские стрелки отступили и заняли оборону на фронте Себеж — Дрисса. Вместе с приданными к ним русскими частями они сформировали 15-ю армию, которая осталась в составе Западного фронта. На приморском направлении войска 7-й красной армии отступили в исходное положение на линию р. Наровы и Чудского озера. После этого наступило затишье в боевых действиях. Противнику удалось овладеть лишь Нарвой и небольшой полосой местности по правому берегу р. Наровы.

Как белые прорывались к Петрограду

Офицеры Западной добровольческой армии и германские добровольцы. В центре — П. М. Бермондт-Авалов


Особенности положения белых в регионе


Северный корпус в силу своей малочисленности (около 3 тыс. человек) мог играть только вспомогательную роль. При этом белые понимали, что необходимо образовать новый фронт, чтобы помочь армии Колчака. Белые на северо-западе страны могли своей атакой отвлечь Красную Армию, оттянуть красных от колчаковского фронта. Таким фронтом должен был стать финско-эстонский с задачей наступления на Петроград. На этом фронте у Юденича (в годы мировой войны он был командующим Кавказского фронта), который находился в Финляндии и считался главой Белого движения на Северо-Западе России (правда, его признавали не все белые), было около 5 тыс. человек, и Северный корпус в Эстонии. При этом в Финляндии формирование белых частей тормозилось из-за политических и материальных трудностей. Финны требовали, что белые официально признали независимость Финляндии, а также присоединение к Финляндии Восточной Карелии и части Кольского полуострова. А Антанта не спешила поддержать белых на Северо-Западе России, предпочитая здесь делать ставку на новые правительства Финляндии и прибалтийских республик.

Колчак утвердил Юденича в качестве командующего новым фронтом. При этом его малочисленные силы были рассыпаны по Балтике. Белые организации беженцев в Финляндии, где местные власти не разрешили формировать части из русских добровольцев, и мешали офицерам, желавшим попасть в Северный корпус, отплыть легально из Финляндии в Эстонию; корпус Родзянко в Эстонии в оперативном подчинении у эстонского главнокомандующего Лайдонера, эстонцы приняли помощь белых, но относились к ним с подозрением, вдруг они выступят против их независимости; отряд князя Ливена в Латвии и прогерманская Западная добровольческая армия Авалова, которая не желала подчинять Юденичу и планировала сама взять власть в Прибалтике, подавив местных националистов.

При этом положение разрозненных белых отрядов и организаций в Прибалтике осложнялось тем, что здесь только что возникло несколько «самостийных» государств – Финляндия, Эстония, Латвия, Литва и Польша, в которых процветала русофобия и шовинизм. Также на ситуацию в Прибалтике старались повлиять Германия, Франция, Англия и США. Так, в Ревеле (Таллине) сидел глава всех союзных миссий в Прибалтике английский генерал Гоф, который хотел выступать в качестве единовластного хозяина всего региона. Причём интересы русских белых, Юденича стояли у него на последнем месте. Британцы перекраивали карту региона под себя и не собирались помогать русским воссоздавать «единую и неделимую» Россию. И Юденич вынужден был признавать верховную роль Антанты в регионе. При этом британцы пытались уничтожить ещё оставшиеся силы Балтийского флота, по старой традиции стараясь обеспечить себе на будущее полное господство на Балтийском море. В мае англичане атаковали Кронштадт торпедными катерами. Операция в целом провалилась. При этом моряки Балтфлота озлобились, подтянулись и уже не пытались перейти на сторону белых.

До того момента как Красная Армия брала верх, все многочисленные противоречия сглаживались необходимостью противостояния сильному общему врагу. Как только красных потеснили, так все противоречия и спорные вопросы сразу выплыли наружу. Белогвардейцы неожиданно для себя оказались на «чужбине» и на положении «бедных родственников», просителей.


Командир Северного корпуса в мае — июле 1919 года Александр Родзянко



Булак-Балахович (крайний слева) в Пскове с командующим эстонской армией Йоханом Лайдонером. 31 мая 1919 года



Конный отряд Булак-Балаховича


Подготовка наступления Северного корпуса


В январе – апреле 1919 года белые подразделения совершали набеги на территорию Советской России из Эстонии. Они были успешны. Это подвигло часть командования корпуса разработать план крупной наступательной операции. Коме того, к наступлению белых побуждало их положение в Эстонии. Необходимо было доказать эстонским властям целесообразность существования белогвардейских частей за счет Эстонии и их боеспособность. Эстонская пресса постоянно подозревала белых в стремлении ликвидировать независимость Эстонии, требовала их разоружения. Северному корпусу необходимо было захватить плацдарм на территории России, чтобы получить возможность увеличить свои силы и выйти из зависимого положения.

Непосредственной разработкой плана операции занимались командир 2-й бригады корпуса генерал Родзянко, полковник Ветренко — командир одного из отрядов и поручик Видякин — начальник штаба 2-й бригады. В апреле план летнего наступления корпуса утвердил эстонский главнокомандующий Лайдонер. Сначала наступление не имело решительной задачи по захвату Петрограда. Белые планировали взять Гдов, форсировать реки Плюсса и Луга, обхватить Ямбург с тыла, перерезать Петроградское шоссе и железную дорогу Ямбург — Гатчина, окружая ямбургскую группу противника.

Таким образом, белые должны были захватить достаточный плацдарм на русских землях, для того чтобы выйти из зависимости от Эстонии и расширить ряды белых формирований. При этом псковское направление продолжения операции считалось более перспективным, чем петроградское, так как население Псковской и Новгородской губерний, видимо, могло питать к белогвардейцам больше симпатий, чем питерский пролетариат. Однако эстонцы сами собирались наступать на псковском направлении и перебросили 2-ю бригаду Северного корпуса с юрьвского направление к Нарве, где уже стояла 1-я бригада. Поэтому почти все силы Северного корпуса (за исключение одного батальона Талабского полка, который остался в месте прежнего расположения) к началу наступления были сосредоточены южнее Нарвы. Всего около 3 тыс. штыков и сабель при 6 орудиях и 30 пулеметах.

Также в наступлении участвовала 1-я эстонская дивизия генерала Тениссона, которая располагалась на побережье Финского залива севернее Нарвы. Эстонцы не планировали углубляться в Россию, шли за белыми, обеспечивая тыл и фланг в прибрежной зоне. Они собирались создать оборонительный рубеж на р. Луга. 2-я эстонская дивизия полковника Пускара располагалась на псковском направлении (около 4 тыс. солдат).



Общее положение красных


При этом ситуация была довольно благоприятной для наступления белоэстонских войск. 7-я красная армия имела три дивизии общей численностью около 23 тыс. человек. Общее состояние красной 7-й армии было неудовлетворительным из-за перебоев со снабжением и голода, неудач на фронте, недостаточного внимания со стороны центрального командования и партии. Дисциплина в войсках упала, было много дезертиров. Протяженность фронта 7-й армии составляла 600 километров. Советское командование полагало, что именно с финской территории последует главный удар по Петрограду. В апреле белофинны начали сильное наступление в Восточной Карелии на олонецком направлении. В районе Петрозаводска шли тяжелые бои, внимание красных было отвлечено на Финляндию («Как "Великая Финляндия" планировала захватить Петроград»). На севере располагалось два боевых участка 7-й армии: между Онежским и Ладожским озёрами — Междуозёрный участок; на перешейке между Ладожским озером и Финским заливом — Карельский участок. Нарвский участок прикрывался силами только одной 6-й стрелковой дивизией и 2-й и частью 3-й бригад 19-й стрелковой дивизии. На общую протяженность фронта примерно в 100 километров красные располагали силами около 2 700 бойцов, при 18 орудиях.

Таким образом, участок фронта на линии Нарва — Ямбург оказался наиболее уязвимым. Здесь Северный корпус имел трехкратный перевес сил над Красной Армией. Однако при затягивании операции материальные и людские ресурсы Красной Армии были конечно намного больше, чем у белых. Например, численность едоков (действующие части, мобилизованные и проходящие обучение, тыл, отведённые на восстановление и пополнение части и т. д.) Петроградского военного округа в июне 1919 года составляла 192 тыс. человек. А с учётом развитых железных коммуникаций Москва – Петроград советское командование могло быстро усилить гарнизон Петрограда.

Во всём северо-западном регионе (особенно в Псковской губернии) в непосредственном тылу Красной Армии полыхали крестьянские восстания. В самом Петрограде ситуация также была неблагоприятной для красных. В городе был голод, люди массово бежали в деревню, чтобы прокормиться и зимой не замерзнуть. Население старой столицы сократилось в 3 раза, по сравнению с предреволюционным (до 722 тыс. человек). Это привело к росту сочувствующих к Белому движению и эсерам, в том числе и среди военных. К тому же к началу наступления Северного корпуса рабочий Петроград был обескровлен массовыми мобилизациями рабочих и большевиков на Южный и Восточный фронта, и массовой отправкой зимой 1918 — 1919 гг. голодающих питерских рабочих «на корма» в Малороссию и на Дон.

Однако ресурсы ещё были, так с конца мая и до середины июня мобилизация рабочих и коммунистов дала Петроградскому военному округу около 15 тыс. новых бойцов. Ещё 2 мая город был объявлен на военном положении в связи с боевыми действиями с белофиннами в Карелии. Создан «Район внутренней обороны г. Петрограда» (летом образован Петроградский укреплённый район), формировались рабочие полки и рабочие бригады для строительства укреплений.

19 мая в Петроград прибыл представитель Реввоенсовета республики Сталин. Было выявлено, что в городе подготовлен контрреволюционный заговор, которым руководил антибольшевистский Национальный центр и иностранные посольства. 14 июня, после начала восстания на форте «Красная Горка», когда в руки чекистов попали некоторые из заговорщиков и стало очевидно, что медлить уже нельзя. В Петрограде началась «зачистка». В частности, были произведены обыски иностранных посольств. В них были найдены документы, свидетельствующие о причастности иностранных дипломатов к заговору, а также большое количество оружия и боеприпасов. Во время обыска кварталов города изъяли тысячи винтовок, сотни револьверов, боеприпасы и даже пулеметы. Эти мероприятия укрепили тыл Красной Армии.


Группа бойцов отряда финских железнодорожников-коммунистов, защищавших Петроград в период первого похода Юденича



Отряд красных моряков в Петрограде



Бронеотряд в Петрограде. Весна 1919 года


«Славное майское»


13 мая 1919 года отряды Родзянко прорвали оборону красных под Нарвой и вошли в Петроградскую губернию. Белогвардейцы стал обходить Ямбург. Одна бригада красных была разбита и отступала. 15 мая белые вошли в Гдов, 17-го – в Ямбург. 25 мая отряд Балаховича ворвался в Псков, за ним шла эстонская дивизия Пускара.

Таким образом, красный фронт затрещал. Красные части отступали на Лугу или сдавались в плен. В конце мая – начале июня 1919 г. Северный корпус вышел на подступы к Ропше, Гатчине, Красного Села и Луге. Белым понадобилось 10 дней, чтобы установить свой контроль над площадью 160 тысяч квадратных километров.

Однако белые не стали развивать наступление. Причин тут несколько. Во-первых, Северный корпус были слишком малочислен, чтобы штурмовать такой огромный город как Петроград. А эстонцы участвовать в такой операции не собирались. При этом белое командование не имело припасов для снабжения города. Свои запасы были практически исчерпаны. Эстонские правительство, как только белые вошли на территорию России, сняли их со снабжения.

Белый корпус уже был истощен в первых боях. Белые получили плацдарм-базу, свою значительную территорию с городами Псков, Гдов и Ямбург. Однако белое командование не смогло сформировать здесь значительную армию. Это не были богатые земли Дона, Кубани или Малороссии, бедные псковские деревни, по которым уже дважды прокатилась война. То есть существенного изменения к лучшему с области людских и материальных ресурсов не произошло. Эстония снабжение перекрыла, а британцы пока только давали обещания. Не удалось захватить и богатых трофеев. На Псковщине не было таких богатых складов старой армии, как, к примеру, в Малороссии и Северном Кавказе.

Во-вторых, командование корпуса было уверено, что время играет на них. И основания для этого были. 13 июня 1919 года антибольшевистские силы захватили форт «Красная Горка» и батарею «Серая Лошадь». А это было ядро кронштадтской системы обороны Петрограда со стороны Балтийского моря. Однако британцы не использовали этот благоприятный момент и не поддержали восставших. Вскоре корабли из Кронштадта мощным обстрелом вынудили восставших оставить форты.

В-третьих, белые надеялись на более существенную поддержку британского флота и наступление финской армии на Петроград. Но с финским правительством договориться не удалось. А на прошедших вскоре в Финляндии выборах победил соперник Маннергейма – Стольберг, он стал первым президентом финского государства. В результате партия войны во главе с Маннергеймом проиграла.

Тем временем советское командование, партийное и военное руководство предпринимало экстренные меры для наведения порядка. Из Москвы примчалась комиссия во главе со Сталиным и председателем ВЧК Петерсом, в городе быстро навели порядок. Чекисты подавили вражеское подполье, готовившее восстание. В Петрограде проводились дополнительные партийные, советские и рабочие мобилизации, формировались новые части. Подтягивались подкрепления из Центральной России. Силы 7-й армии были перегруппированы, созданы резервы, накоплены материальные ресурсы. Улучшена работа разведки. Красноармейцы и моряки подавили восстание «Красной Горки» и «Серой Лошади». К концу июня 1919 года Красная Армия была готова к контрнаступлению. В августе 1919 года красные отбили Ямбург и Псков.


Крест «13-го мая 1919». Учреждён 10 июля 1919 года для награждения участников Наступления Северного корпуса генерала Родзянко. Источник: https://ru.wikipedia.org
Автор:
Статьи из этой серии:
Смута. 1919 год

Как англичане создали Вооружённые силы Юга России
Как восстановили советскую власть на Украине
Как петлюровцы привели Малороссию к полной катастрофе
Как разгромили петлюровщину
Даёшь границы 1772 года!
Битва за Северный Кавказ. Как подавили Терское восстание
Битва за Северный Кавказ. Ч. 2. Декабрьское сражение
Битва за Северный Кавказ. Ч. 3. Январская катастрофа 11-й армии
Битва за Северный Кавказ. Ч. 4. Как погибла 11-я армия
Битва за Северный Кавказ. Ч. 5. Взятие Кизляра и Грозного
Битва за Северный Кавказ. Ч. 6. Яростный штурм Владикавказа
Как Грузия пыталась захватить Сочи
Как белогвардейцы разгромили грузинских оккупантов
Война Февраля с Октябрём как противостояние между двумя цивилизационными проектами
Как начался "Полёт к Волге"
Как армия Колчака прорывалась к Волге
Катастрофа донского казачества
Верхнедонское восстание
Как "Великая Финляндия" планировала захватить Петроград
«Все на борьбу с Колчаком!»
Фрунзе. Красный Наполеон
Упущенные возможности армии Колчака
Майское наступление Северного корпуса
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. Albatroz 17 мая 2019 07:42 Новый
    • 10
    • 2
    +8
    Прибалтика - ключ к Петрограду, именно поэтому повышенное внимание
    единовластие бы белым, и порядка побольше, тогда и удар бы был не в растопыру а как следует
    а националы в тылу - это беда
  2. Февральск.Морев 17 мая 2019 08:16 Новый
    • 8
    • 2
    +6
    У руководителей Белого движения не было политической гибкости. Они находились в Прибалтике, видели и знали, что местная элита хочет ВЛАСТЬ и не горит желанием восстанавливать "единую и неделимую Россию". Власть и ни чего личного. Но Белые с маниакальным упорством продвигали свою идею. Потому что другой у них не было. Должны быть смысл и цель борьбы, так как психология солдата требует, а за что жизнь отдавать будем. Большевисткий режим, имея общее руководство, попытался удержать Прибалтику, но особого рвения не проявил, четко расставляя приоритеты. Ленин был умным и дальновидным руководителем и действовал по правилу "сегодня уступим, но завтра непременно заберем". Что и произошло. Уступили Прибалтику, отстояли Петроград, удержались у власти. А Прибалтику потом забрали.
    1. Alexey RA 17 мая 2019 13:01 Новый
      • 3
      • 1
      +2
      Цитата: Февральск.Морев
      У руководителей Белого движения не было политической гибкости. Они находились в Прибалтике, видели и знали, что местная элита хочет ВЛАСТЬ и не горит желанием восстанавливать "единую и неделимую Россию". Власть и ни чего личного. Но Белые с маниакальным упорством продвигали свою идею. Потому что другой у них не было.

      У руководителей Белого движения не было выбора. Потому что отказ от "Единой и Неделимой" в отношении национальных окраин в итоге вёл к распаду самой России. И первым в очереди на раздел русских земель стоял автор "письма к Вильгельму" генерал Краснов с его Войском Донским от Таганрога до Царицына.
      1. Февральск.Морев 17 мая 2019 14:42 Новый
        • 5
        • 1
        +4
        Выбор всегда есть. Даже у проглоченного есть два выхода. Но в итоге большевики сохранили национальные окраины. Я имею ввиду Среднюю Азию и Закавказье. Да, была потеряна Прибалтика, Западные Украина и Беларуссия, Молдавия. Потеряли, но потом вернули. У Белых идея : единая и неделимая и тут же сепаратизм казаков (защитников земли русской). Белые неучитывали появившееся самосознание народов, населяющих Россию. Ленин нашел выход - Федеративная Республика. Ограниченный сепаратизм. Вроде как и государство - флаг, герб, гимн. НО. В составе России. Белые тянули назад, в прошлое, от куда народ хотел вырваться. Я про то, что все меняется и перемены надо вовремя проводить. Сверху. А не ждать, когда их проведут снизу. Закон революции ни кто не отменял. А книгу Краснова я читал, про сепаратизм казаков. Казаки не хотели возращения прежних, царских порядков. Цитата из книги Краснова "... если бы спросили казаков, хотят ли они вполне вернуться к старому, более половины, решительно ответили бы :НЕТ !"
  3. Major48 17 мая 2019 08:28 Новый
    • 6
    • 0
    +6
    Над помнить, что Эстония до сих пор не понесла ответственности за террор против русских (пусть белых, но русских). Наплевав на честь и совесть, чухонцы ограбили Северную армию, сгноили в концлагерях солдат и офицеров, подняли руку даже на выдающегося полководца Первой мировой. генерала Юденича.
    1. Сергей Орешин 17 мая 2019 09:34 Новый
      • 2
      • 1
      +1
      Политика - грязное дело. Так что чему удивляться-то?? Или Юденич всерьез думал, что в Эстонии его воинов, проигравших войну, встретят как героев, дадут всем добротные дома, выделят пенсию и еще власть ему передадут, как представителю "Единой-Неделимой"? В таком случае, он был весьма наивен. Ибо слабых - всегда добивают
    2. Ланнан Ши 17 мая 2019 11:39 Новый
      • 3
      • 1
      +2
      Цитата: Major48
      чухонцы ограбили Северную армию, сгноили в концлагерях солдат и офицеров, подняли руку даже на выдающегося полководца Первой мировой. генерала Юденича.

      "Насаждающий же и поливающий суть одно; но каждый получит свою награду по своему труду. " Апостол Павел.
      Пошли вкупе с чухонцами, против своего народа, ну и получили заслуженную награду. Как там в народе говорят порой - бог не тимошка, видит немножко. Так что... Всё абсолютно закономерно и заслужено.
  4. Сергей Орешин 17 мая 2019 09:36 Новый
    • 2
    • 0
    +2
    Вообще, Западный поход, начатый РККА в ноябре 1918 г. в условиях, когда на Востоке укреплялся Колчак, а на Юге Деникин добивал Советскую власть на Кавказе был чистейшей авантюрой. Которая в 1919 г. чуть не обернулась для красных серьезной трагедией
  5. Seal 17 мая 2019 12:06 Новый
    • 2
    • 0
    +2
    Цитата: Сергей Орешин
    Вообще, Западный поход, начатый РККА в ноябре 1918 г. в условиях, когда на Востоке укреплялся Колчак, а на Юге Деникин добивал Советскую власть на Кавказе был чистейшей авантюрой.
    Дело в том, что в 1918 году никто из вождей большевизма ещё не ставил под сомнение идею грядущей всемирной (или мировой) революции. Без которой тогда возможность существования Советской России вождями большевизма даже не мыслилось.
    В начале ноября 1918 года в Германии началась революция. Само собой, что в полном соответствии с доктриной о Мировой Революции, революционные массы России должны немедленно бросить все и дружно идти на помощь революционным массам Германии. Так как Германия - это куда как более развитая в промышленном отношении страна, где более многочисленный, более организованный, более сознательный и идейно-крепкий рабочий класс.
    Полагаю, что некоторыми вождями большевиков рассматривался вопрос и в такой плоскости, что ну ее, сейчас, эту лапотную Россию, собираем наиболее боеспособные наши войска, идем на помощь Германской Революции, побеждаем, Германия становится социалистической и уже оттуда распространяем Мировую революцию на весь мир. В том числе и на Россию. В которой может быть революционные силы где-то сумеют удержаться до подхода Мировой революционной армии из Германии.
    1. Сергей Орешин 17 мая 2019 12:14 Новый
      • 0
      • 0
      0
      Да, именно так и думали лидеры большевиков. Потому и старались так сильно прорваться в Германию и Венгрию.
      Но ладно политики - но что же им офицеры и генералы, служившие в РККА не объяснили простой истины: идти на Берлин и Будапешт, оставляя в тылу Колчака и Деникина по меньшей мере глупо??!
      1. Февральск.Морев 17 мая 2019 14:56 Новый
        • 2
        • 1
        +1
        Всё делалось впервые. Впервые произошли такие перемены. Не знали что и как делать. Вспомните, какие были идеи, фантазии. Что не будет денег, бедных, преступности. Все будут работать там, где нравиться. Все будет общее и т.д. Была атмосфера перемен, энтузиазма, движения, все успеть. Люди старались и делали. Вспомните Павку Корчагина. Можете сейчас повторить этот подвиг ? При капитализме нет. Ошибались. Что то не получилось. Но коммунизм в Восточной Европе все равно наступил. Чуть позже и благодаря Гитлеру. Разве не так ?
  6. kiril1246 17 мая 2019 17:05 Новый
    • 2
    • 2
    0
    Вопрос который нередко всплывает, почему народ предпочел евреев-комиссаров, а не своих родных белых генералов.
    1. acetophenon 17 мая 2019 19:02 Новый
      • 2
      • 1
      +1
      Опыт I МВ показал цену "родных" генералов, министров, чиновников и капиталистов.
    2. Сергей Орешин 18 мая 2019 10:51 Новый
      • 1
      • 0
      +1
      Большая часть народа тогда сидела по своим родным деревням и упорно "косила" от всяческих мобилизаций, не желая воевать ни за белых, ни за красных.
      Вы посмотрите на численность что советских армий, что белогвардейских - они же равняются дивизиям Императорской армии времен ПМВ!! То есть воевало и с той, и с другой стороны меньшинство населения страны
  7. faterdom 18 мая 2019 22:15 Новый
    • 0
    • 0
    0
    Во всех событиях просматривается двойственная, а то и тройтственная политика Анатанты, и Братании особенно.
    Они всем охотно сулили помощь, и старательно раздували конфликты по всем линиям: красные белые-зеленые-монархисты-националисты. Попутно грабя и воруя (непоставленное оплаченное ранее РИ оружие, увод кораблей из Крыма после падения Врангеля). Прямое оказание помощи Польше, Финляндии, закавказским сепаратистам.
    13 мая 1010 года отряды Родзянко

    А тут, Александр, дату откорректируйте, чтобы не перекликалась с соседней статьей о Харальде Хадароде и Вильгельме Конкуерере.