Зачем чехословацким убийцам и мародёрам ставят памятники в России

Выступление Чехословацкого корпуса, организованное западными державами, железным валом прошло по огромной территории и привело к новому этапу Гражданской войны, уже почти было затухшей. Чехословацкие легионеры сыграли крупную роль в свержении власти большевиков на Дальнем Востоке, в Сибири, на Урале и в Поволжье, серьёзно способствовали возникновению и укреплению там антибольшевистских режимов.

По решению Антанты чехи и словаки остались в России, превратившись из союзников в интервентов. А в наши дни чехословацким убийцам и мародерам, оставившим недобрую память во многих городах и селениях России, ставят памятники и монументы.


Интервенция. Чехословацкий корпус

Военно-политическая работа представителей Антанты в России после заключения Брестского мира велась в двух основных направлениях. С одной стороны, западники пытались под прикрытием создания нового антигерманского фронта с согласия советского правительства создать интернациональную армию для оккупации России и последующей «мировой революции» и создания нового мирового порядка. Для этого с Троцким активно работали иностранные советники и сотрудники спецслужб. Для укрепления интернациональной Красной Армии предполагалось высадить японские корпуса во Владивостоке, десанты Антанты в Архангельске и Мурманске, использовать Чехословацкий корпус, китайцев и т.д. С другой стороны, западные державы оказывали по мере возможности помощь различным контрреволюционным, антибольшевистским силам: белым, белоказакам, националистам и т. д. Братоубийственная бойня должна была как можно сильнее обескровить, обессилить Россию и русский народ, чтобы русские не смогли помешать планам западников.

Однако антибольшевистские силы, слабые, разрозненные, не пользующиеся поддержкой народа, терпели поражение. А план создания интернациональной Красной армии как ядра будущей «мировой армии» единого «мирового правительства» (после победы «мировой революции), провалился. Со своей стороны Ленин пресёк политику «балансирования» между двумя империалистическими лагерями, которую проводил Троцкий, решая в России задачи хозяев Запада. Ленин увидел, что западные державы опаснее Германии, которая уже проигрывает войну, и пошёл на дальнейшее сближение с немцами. Западники ответили выступлением Чехословацкого корпуса, убийством германского посла Мирбаха, восстанием левых эсеров и покушением на Ленина. В итоге власть в Советской России должен был перехватить Троцкий и реализовать грандиозный план «мировой революции» в интересах хозяев Запада. Но все эти замыслы были разрушены русскими коммунистами, которые бились за народные интересы.

С другой стороны, мировые хищники не были едины. В частности, Японская империя во время мировой войны решала свои собственные стратегические задачи – захватила владения Германии в Китае, укрепила свои позиции на китайской земле. А после революции в России захотела овладеть русским Дальним Востоком, всем Сахалином и Камчаткой. Посылать войска в глубь России вплоть до Волги и там схлестнуться с немцами и русскими японцы не хотели. Они в этой войне умудрились отказаться от «счастья» быть пушечным мясом Запада. Понятно, что это раздражало США. Вашингтон сам желал контролировать русскую Сибирь, Дальний Восток (с помощью Транссиба) и чувствовал в Японии опасного конкурента на Тихом океане. Американцы не желали серьёзного усиления Японской империи за счёт России.

Поэтому западники активизировали свою деятельность по помощи антибольшевистским силам. Необходимо было организовать и объединить контрреволюционные силы, которые терпели поражение под натиском красных. Как показал первый этап Гражданской войны в России, советская власть оказалась крепкой в центре и могла подавить очаги контрреволюции и сепаратистов на окраинах. Антибольшевистские силы были разбросаны на огромном пространстве, не имели серьёзной поддержки в народе. Нужен был стержень, ядро, с помощью и под прикрытием которого можно будет организовать и наращивать контрреволюционные (белые) силы. Кроме того, в будущем это боевое ядро может стать основой нового Восточного фронта, направленного против германского блока, если мировая война ещё будет продолжаться.

Таким становых хребтом для новой организации контрреволюционных, белых сил и стал Чехословацкий корпус. Таким образом, вспыхнувший весной — летом 1918 года вооруженный мятеж Чехословацкого корпуса изменил всю картину начавшейся Гражданской войны в России, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке. Он был сформирован по инициативе Союза чехословацких обществ в России осенью 1917 года из военнопленных чехов и словаков австро-венгерской армии и дислоцировался в тылу Юго-Западного фронта. Корпус состоял из двух пехотных дивизий и запасной бригады: командир — генерал В. Н. Шокоров, начальник штаба — генерал М. К. Дитерихс. Сначала — около 30 тыс. штыков. Корпус, сохранивший боеспособность был мощной ударной силой. Во время первого этапа Гражданской войны белые, казаки и красные вели борьбу отрядами и эшелонами силой в несколько сотен или тысяч штыков и сабель (период «эшелонной» войны).

После Октября корпус подчинился Киеву. В связи с Брест-Литовскими переговорами 1918 года, по согласованию с державами Антанты, 15 января Чехословацкий корпус был объявлен автономной частью французской армии. Когда Киев и Москва заключили соглашение с германцами, корпус обрекался на изоляцию и гибель. Австрийцы, взяв чехов в плен, вешали их как изменников. Через Киев чехи отошли к Пензе, создав проблему для советского правительства. В состав Красной армии чехи входить не хотели. А расформировать весной 1918 года 40 тыс. человек, сплочённых и боеспособных было крайне сложно и опасно. Да и нападать на бывших союзников было позором. Французы, которые в это время едва сдерживали последнее стратегическое наступление германской армии, просили, что корпус перебросили во Францию. Встал вопрос о переброске корпуса в Западную Европу. 26 марта в Пензе представители Совета Народных Комиссаров в лице наркома по делам национальностей Иосифа Сталина, Чехословацкого национального совета в России и чехословацкого корпуса подписали соглашение, по которому большевики пообещали оказать содействие в переброске чешских частей во Владивосток, откуда они могли бы морем эвакуироваться в продолжающую воевать Францию. В обмен чехи передавали советскому правительству большую часть оружия, оставляя лишь необходимое для охраны военных эшелонов. Отправка эшелонов с бойцами Чехословацкого корпуса шла крайне медленно — первый эшелон, вышедший из Пензы 27 марта, добрался до Владивостока лишь через месяц. Последующие эшелоны растянулись по всему Транссибу. В результате к концу мая 63 эшелона с чехословацкими войсками (численностью более 40 тыс. человек) растянулись по железной дороге от станции Ртищево (в районе Пензы) до Владивостока, то есть на протяжении около 7000 километров.

Чехословацкое командование враждебно относилось к большевикам, попытки советских властей разоружить корпус наталкивались на желание чехословаков вывезти с собой как можно больше оружия. Задержки эшелонов и изменение маршрута части из них привели к взаимному недоверию советского правительства и корпусного командования. 21 апреля нарком иностранных дел Георгий Чичерин направил телеграмму в Красноярск с требованием приостановить дальнейшее передвижение эшелонов с солдатами Чехословацкого корпуса. Это было сделано под давлением германского посла Вильгельма фон Мирбаха, так как Германия не хотела усиления армий Антанты на Западном фронте. Германия оказывала давление на Советскую Россию, чтобы чехи ехали во Францию как можно дольше, в идеале не доехали и вовсе. Также Мирбах потребовал от Чичерина скорейшей эвакуации из Сибири германских и австро-венгерских военнопленных, опасаясь, что они могут пострадать как от чехословаков, ехавших воевать на стороне Антанты, так и от вступивших во Владивосток японцев и англичан.

27 апреля Троцкий по просьбе Антанты приказал приостановить отправку чехов на Дальний Восток. Их эшелоны остановились от Волги до Байкала. 11 мая в Лондоне в резиденции Ллойд Джорджа состоялось заседание, на котором было решено «рекомендовать правительствам стран Антанты не выводить чехов из России», а использовать в качестве «интервенционистских войск». Формальным поводом для восстания Чехословацкого корпуса стало столкновение чехословацких легионеров и венгров на вокзале Челябинска, где 14 мая поблизости друг от друга оказались эшелон корпуса и поезд с военнопленными австро-венгерской армии. Бывшие подданные Австро-Венгерской империи, ставшие теперь врагами, всячески выражали неприязнь к друг другу, ругались и дрались. После того как чех Франтишек Духачек был ранен брошенным в него металлическим предметом, легионеры избили нескольких венгерских военнопленных, а метнувшего железяку Иогана Малика закололи штыком. 17 мая Челябинский Совет арестовал нескольких легионеров, подозреваемых в убийстве Малика. Их сослуживцы бросились в центр города, где захватили арсенал, перерезали телефонные линии и освободили арестованных легионеров. Чехи разоружили местный отряд Красной гвардии, захватив при этом 2800 винтовок и артиллерийскую батарею.

Спустя два дня в Челябинске, который полностью контролировался войсками Чехословацкого корпуса, открылся съезд чехословацких военных делегатов. 20 мая совещание делегатов Чехословацкого корпуса постановило не сдавать оружия и продолжать движение на Владивосток. Были образованы новые руководящие органы: Временный исполнительный комитет чехословацкой армии (председатель Б. Павлу), военная коллегия и военный совет (подполковник С. Н. Войцеховский, капитаны Р. Гайда и С. Чечек). «Безусловно, чехам ничто не угрожало до тех пор, пока они стремились к достижению объявленной ими цели, т.е. добраться до Владивостока по Сибирской железной дороге. Чехи были нападающей стороной», —отмечал хорошо информированный генерал Уильям Сидней Грейвс, командовавший во время Гражданской войны американскими оккупационными силами в Сибири и на Дальнем Востоке.

Вопреки формальному решению двигаться на восток капитан Радола Гайда приказал 25 мая начальнику штаба 7-го Татранского полка капитану Э. Кадлецу захватить Мариинск, а командиру 1-го батальона 6-го полка захватить станцию Чулимская. 25 мая чехословаки захватили Мариинск. Тут Троцкий снова помог интервентам, не дав погасить начавшийся конфликт. 25 мая чехи перехватили приказ председателя Реввоенсовета Троцкого о разоружении корпуса, расстреле на месте каждого вооруженного чехословака и о заключении в лагеря для военнопленных всего состава «мариинского» эшелона. Это стало прямым поводом к немедленному выступлению Чехословацкого корпуса против советской власти.

Операция началась четырьмя оперативными группами: Поволжской, Челябинской, Сибирской и Владивостокской. Последней командовал подполковник старой русской армии С. Н. Войцеховский (получивший в колчаковской армии в 1919 году звание генерал-лейтенанта). Чехословаками при поддержке местных сил белых была захвачена вся Сибирская железнодорожная магистраль, от Волги до Владивостока. В Казани был захвачен золотой запас России, переданный позже «всероссийскому» правительству адмирала А. В. Колчака. После этого основные силы Чехословацкого корпуса были повернуты на Запад.

Зачем чехословацким убийцам и мародёрам ставят памятники в России

Чехословацкие пулеметчики

Вагон-казарма Чехословацкого корпуса

Убийцы и мародеры

Выступление корпуса сопровождалось массовыми убийствами и повальным грабежом. В ночь на 27 мая 1918 года чехословаки захватили Челябинск и Новониколаевск. На следующий день они вошли на Миасский завод. Очевидец этих событий Александр Кузнецов так описывал их действия: «28 мая на ст. Миасс прибыли чехословаки. После двухчасового боя части РККА отступили. Взятых в плен в бою рабочих напилочного завода Яунзема и Бродиса чехи увели в лес и убили. Повешен попавший в плен Горелов Федор Яковлевич (17 лет), он казнен взводом чехов за грубость обращения с конвоем, грозил отомстить за убитых в бою товарищей». В тот же день легионеры взяли Нижнеудинск. Ими были арестованы военный комиссар и председатель ревтрибунала В. А. Какоулин и почти весь состав Нижнеудинского Совета (А. С. Горенский, Р. Я. Шнеерсон, П. В. Лабеев, А. Г. Страус, К. М. Петрашкевич, Д. А. Кашик, Н. Ф. Яманов, Лебедев и другие). Утром 18 июня после 20 дней пыток и издевательств их расстреляли.

29 мая после двухдневного кровопролитного сражения легионеры захватили Пензу, а также Канск и Сызрань. «После боя Пенза стала «рябой», особенно верхние этажи домов, — свидетельствовал очевидец. — Следы пуль пестрели в зданиях. Многие были как решето. Улицы казались опутанными металлической паутиной. Пучки порванных телеграфных и телефонных проводов волочились по тротуарам, свисая с накренившихся или совершенно припавших к земле столбов. У развороченной ограды Лермонтовского сквера, против окружного суда, любопытные разглядывали неубранные трупы, кровавые брызги на разрушенных столбах». После победы легионеры безжалостно расправились с бойцами 1-го Чехословацкого революционного полка. Попавшие в плен бывшие однополчане и земляки были избиты и расстреляны. Также грабили городские военные и продовольственные склады, магазины, дома обывателей до вечера.

31 мая легионеры захватили Петропавловск, где расстреляли 20 членов местного Совета и четверых чехов-интернационалистов. В тот же день чехи взяли Томск и Тайгу, а 2 июня — Курган. 8 июня легионеры захватили Самару. За несколько дней в городе и окрестностях расстреляли несколько сотен красноармейцев и рабочих. Тут же началось формирование контрреволюционных центров власти и силы. 8 июня в освобожденной от большевиков Самаре, было создано первое после октябрьского переворота альтернативное коммунистическому правительство — Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания (КомУч). В него вошли пять эсеров, не признавших январский декрет ВЦИКа о разгоне собрания и оказавшихся на тот момент в Самаре: Владимир Вольский, ставший председателем комитета, Иван Брушвит, Прокопий Климушкин, Борис Фортунатов и Иван Нестеров. Комитет от имени Всероссийского учредительного собрания провозгласил себя временной высшей властью в стране до тех пор пока не будет созвано собрание новое и для борьбы с большевиками в сотрудничестве с Чехословацким легионом приступил к формированию собственной армии, названной «Народной». Уже 9 июня была сформирована 1-я добровольческая Самарская дружина численностью 350 человек. В состав дружины входили две пехотные роты, эскадрон конницы, конная батарея и подрывная команда. Командиром дружины стал подполковник Генерального штаба Владимир Каппель.

9 июня чехословаки захватили Омск, 14 июня — Барнаул, 17 июня — Ачинск, 18 июня — Троицк. Меньшевик С. Моравский вспоминал: «Около пяти часов утра 18 июня 1918 года город Троицк был в руках чехословаков. Тотчас же начались массовые убийства оставшихся коммунистов, красноармейцев и сочувствующих Советской власти. Толпа торговцев, интеллигентов и попов ходила с чехословаками по улицам и указывала на коммунистов и совработников, которых чехи тут же убивали. Около 7 часов утра в день занятия города я был в городе и от мельницы к гостинице Башкирова, не далее чем в одной версте, насчитал около 50 трупов замученных, изуродованных и ограбленных. Убийства продолжались два дня, и, по данным штабс-капитана Москвичева, офицера гарнизона, число замученных насчитывало не менее тысячи человек».

20 июня чехи захватили власть во Владивостоке. К этому времени их находилось здесь около 15 тысяч человек. Председатель исполнительного комитета Владивостокского совета К. А. Суханов и другие члены совета — большевики — были расстреляны. К власти пришла городская дума, в которой большинство мест имели правые социалисты-революционеры (эсеры) и меньшевики. 6 июля интервенты объявили город-порт, где обосновалось «Временное правительство автономной Сибири», а затем так называемый Деловой кабинет (был создан летом 1918 года в китайском городе Харбине управляющим КВЖД генералом Д. Л. Хорватом) под протекторатом союзных держав Антанты. Владивостокские войска Чехословацкого корпуса начали наступление на север Приморья, но неожиданно для себя столкнулись с сильным сопротивлением Красной Гвардии и партизанских отрядов. Под городом Никольск-Уссурийский образовался так называемый Уссурийский фронт.

Это только несколько историй. Таких свидетельств и фактов масса. Интервенты организовали новую волну убийств, террора, насилия и мародерства в России. При этом чехословацкие легионеры не стеснялись грабить бывших своих освободителей из плена и союзников. О легионерах с возмущением и ненавистью отзывались не только простые люди и красные, но и белые. В частности, управляющий военным министерством в правительстве Александра Колчака генерал-лейтенант Алексей Будберг писал: «Сейчас чехи таскают за собой около 600 груженых вагонов, очень тщательно охраняемых… по данным контрразведки, эти вагоны наполнены машинами, станками, ценными металлами, картинами, разной ценной мебелью и утварью и прочим добром, собранным на Урале и в Сибири».

Другой колчаковский генерал Константин Сахаров процитировал газету «Дело России», писавшую в 1920 году: «Отойдя в тыл, чехи стали стягивать туда же свою военную добычу. Последняя поражала не только своим количеством, но и разнообразием. Чего, чего только не было у чехов. Склады их ломились от огромного количества русского обмундирования, вооружения, сукна, продовольственных запасов и обуви. Не довольствуясь реквизицией казенных складов и казенного имущества, чехи стали забирать все, что попадало под руку, совершенно не считаясь с тем, кому имущество принадлежало. Металлы, разного рода сырье, ценные машины, породистые лошади объявлялись чехами военной добычей. Одних медикаментов ими было забрано на сумму свыше трех миллионов золотых рублей, резины на 40 миллионов рублей, из Тюменского округа вывезено огромное количество меди и т.д. Чехи не постеснялись объявить своим призом даже библиотеку и лабораторию Пермского университета. Точное количество награбленного чехами не поддается даже учету. По самому скромному подсчету эта своеобразная контрибуция обошлась русскому народу во многие сотни миллионов рублей и значительно превышала контрибуцию, наложенную пруссаками на Францию в 1871 г. Часть этой добычи стала предметом открытой купли-продажи и выпускалась на рынок по взвинченным ценам, часть была погружена в вагоны и предназначена к отправке в Чехию».

В результате награбленное в России золото, серебро, различные ценности, оборудование и добро позволили чехам создать основу для их государства – Чехословакии.


Бронепоезд «Орлик». Пензенская группировка чехословаков. Уфа, июль 1918 года

«Добрая» память о убийцах и грабителях в России

Удивительно, что с 1991 года в России чествуют не только военных преступников среди белых вроде адмирала Колчака, но и чехословацких легионеров, которые оставили в Советской России весьма недобрую память. Так, министерство обороны Чешской Республики реализует в России свой проект «Легион 100», возводя памятники бойцам Чехословацкого корпуса, погибшим в годы Гражданской войны. Всего на территории Российской Федерации запланирована установка 58 монументов. Некоторые из них уже возведены.

20 октября 2011 года в Челябинске на привокзальной площади при участии чрезвычайного и полномочного посла Чехии в России Петра Коларжа, других чешских, а также словацких и российских официальных лиц торжественно открыли памятник чешским легионерам. Через год памятник появился в Кунгуре на территории историко-ландшафтного комплекса «Вознесенский некрополь». Сегодня памятники легионерам возведены и в других городах. Причём если часть памятных знаков возведена на кладбищах, что ещё можно понять, то в Челябинске, Пензе, Пугачёве и Верхнем Услоне они находятся в общественных местах.

Интересны и надписи на памятниках. На монументе в Челябинске сказано: «Здесь покоятся чехословацкие солдаты, храбрые борцы за свободу и самостоятельность своей земли, России и всего славянства. В братской земле отдали жизни за возрождение человечества. Обнажите головы перед могилой героев». Сразу возникают вопросы к российским властям и чиновникам: почему «за свободу и самостоятельность своей земли, России» легионеры воевали под командованием западных держав, бывших врагами Руси и русского народа? Они были захватчиками, интервентами на русской земле, реализуя стратегические задачи наших врагов. И как быть с «подвигами» легионеров и других интервентов – массовым террором, убийствами пленных и восставших крестьян, грабежами и насилием?

Таким образом, после восстания Чехословацкого корпуса (начавшегося по указанию хозяев Запада) Гражданская война получила новый мощный импульс. В результате Россия понесла огромные людские и материальные потери. И героизация, прославление чешских легионеров в современной России – это предательство наших предков, которые умылись кровью в борьбе с внешними и внутренними врагами России и русского народа.


Центральный монумент пантеона легионеров во Владивостоке
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

113 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти